При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Челышёв Михаил Дмитриевич

В начале ХХ века этот самарский купец был известен на всю Россию как решительный противник потребления спиртных напитков и винокурения. В 1907 его избрали членом III Государственной думы от Самарской губернии, что дало ему возможность выступать на эту тему в Думе с яркими речами, обличавшими российское пьянство - давнюю проблему и беду нашего народа. Конечно же, Михаил Дмитриевич Челышёв входил в состав думской противоалкогольной комиссии и принимал в её работе самое активное участие. В большинстве статей в дореволюционной периодике и официальных журналах заседаний Самарской городской думы фамилия Михаила Дмитриевича пишется как «Челышёв», хотя сам он свои книги подписывал как «Челышов». В современной литературе используются оба варианта (рис. 1).

Он родился 26 сентября 1866 года в селе Ворынино Владимирской губернии в крестьянской старообрядческой семье. Когда Мише было 8 (по другим источникам – 12 лет), его отец Дмитрий Ермилович, имевший к тому времени некоторый опыт хлебной торговли, в поисках лучшей жизни со всей семьей переехал в Самару. Однако вскоре выяснилось, что пришельцам со стороны сколотить капитал на купле-продаже зерна в этом городе вряд ли удастся, так как здешний рынок уже давно занят сильными игроками. В итоге Челышёвы были вынуждены сменить род коммерции и заняться строительными, кровельными и малярными работами.

Что касается Михаила, то он, несмотря на своё скромное происхождение, получил неплохое по тем временам домашнее образование. Уже в юношеском возрасте он стал маляром в бригаде отца, затем работал подрядчиком по малярному делу, что позволило ему вскоре разбогатеть на удачных заказах.

Сегодня существует не менее пяти гипотез о том, как семейство владимирских крестьян Челышёвых смогло организовать в Самаре преуспевающую строительную и торговую артель «Торговый дом Д.Е. Челышёва с сыновьями».

Одной из самых известных является семейная история обогащения Челышёвых, связанная с купцом Аржановым. В 1882 году бригада главы семейства с сыновьями Михаилом, Дмитрием и Александром подрядилась делать ремонт в доме этого богатейшего самарского коммерсанта. Посещая свой дом для проверки работ, обычно в обеденное время, Аржанов не раз заставал спящих работников и молодого паренька Михаила Челышёва, читающего книги. Позже, умиленный тягой к знаниям крестьянского парня, купец вызвал мальчишку к себе в контору и подарил ему 10000 рублей. На эти деньги Челышёвы вскоре и открыли свой собственный торговый дом.

Другой версией стремительного взлета благосостояния Челышёвых считается одна почти что криминальная история. Рассказывают, что однажды бригада Дмитрия Ермиловича с сыновьями вела ремонт дома некоей престарелой дворянки. Но хозяйка умерла, а строители якобы нашли ее деньги и драгоценности, которые где-то припрятали. По этому случаю полиция вроде бы даже завела уголовное дело, но следствие так и не смогло доказать, что Челышёвы обобрали покойницу. Так или иначе, но вскоре после закрытия дела глава семьи смог открыть в Самаре свой торговый дом с солидным капиталом.

Но наиболее правдоподобной историей быстрого обогащения Челышёвых считается версия, выдвинутая исследователем В.Ю. Морозовым. Он пишет, что после того, как Челышёвы переехали в Самару и занялись здесь строительными работами, они при ремонте одного из домов нашли клад, а затем в расширении дела им помогли еврейские капиталы. Но, так или иначе, дело у семьи Челышёвых со временем наладилось.

В конце XIX века им по проектам архитектора Щербачева удалось выстроить несколько дешевых доходных домов, которые расположились на улицах Саратовской и Алексеевской (ныне улицы Фрунзе и Красноармейская) и имели секционно-коридорную планировку. Вскоре к этой недвижимости присоединились знаменитые Челышёвские бани, которые были возведены в 40-м квартале 1 части Самары. В довершение всего купцы построили собственный дом на той же улице Саратовской. Необходимо также отметить, что М.Д. Челышёв также возглавлял и постройку храма во имя Веры, Надежды, Любови и матери их Софии на улице Николаевской (ныне Чапаевская), где он был почетным старостой (рис. 2-5).

О строительстве доходных домов Челышёва до сих пор ходит немало легенд. Например, в то время обыватели говорили о том, что Михаил Дмитриевич проверял крепость оконных рам, которые должны были устанавливать в этих зданиях, весьма оригинальным методом – он сбрасывал их с крыши. Кроме того, по сведениям искусствоведа В. Вострикова, Челышёв строил свои дома исключительно из проверенного собственного кирпича. При этом известно, что на некоторых кирпичах Челышёвских домов стоят клейма заводчиков Летягиных, а само предприятие Челышёва не упоминается ни в одном известном списке самарских кирпичных заводов. И совсем уж занимательная история гласит, что Челышёв якобы предлагал бесплатно отдать одному знакомому купцу свой доходный дом на улице Алексеевской, если тот сможет ткнуть пальцем в каждый из нескольких миллионов кирпичей…

 

Борьба Челышёва с пьянством

В июне 1892 года Челышёв был избран гласным Самарской городской Думы и занимал этот пост вплоть до своей кончины в 1915 году. Как общественный деятель Михаил Дмитриевич полностью посвятил себя борьбе с пьянством. Прежде всего он предложил полностью ограничить в черте города продажу спиртных напитков. Но вместе с тем было известно, что продажа алкоголя приносила и без того дефицитному бюджету города основную массу налогов.

Предложение Челышёва признавалось многими гласными городской Думы «гуманным, но совершенно неоправданным, так как, помимо потери основных поступлений в городскую кассу, в Самаре с ещё большей силой начнет процветать «шинкарство» (незаконная продажа алкоголя). В связи с этим в 1907 году Челышёв издал книгу под названием «Главная причина нашего несчастья», где привел подробный и оригинальный рецепт безболезненного, по его мнению, запрета на продажу спиртных напитков. Чтобы покрыть потери бюджета от прекращения поступления «алкогольных денег», Михаил Дмитриевич ратовал, чтобы каждый самарец в обязательном порядке платил в год по 6 «антиалкогольных» рублей в городскую кассу. Ещё он предложил повысить налог на недвижимость на 4%, что в итоге, хоть и привело бы к увеличению квартплаты простых обывателей, но сразу же решило бы вопрос с дефицитом казны.

В 1911 году Челышёвым в Самаре была выпущена еще одна книга на антиалкогольную тему под заголовком «Пощадите Россию! Правда о кабаке, высказанная самим народом по поводу борьбы с пьянством». Кроме того, в 1912 году Михаил Дмитриевич издавал бесплатную беспартийную антиалкогольную газету «Самарский край».

Челышёв отмечал в одной из своих книг: «Никакие законы, никакие политические организации, никакие, наконец, заботы об образовании или материальном благосостоянии народа не могут помочь нашей истерзанной Родине, покуда не будет коренным образом решен вопрос о пьянстве». И сколько бы оппоненты Челышёва не указывали, что вопрос о борьбе с алкоголизацией населения нужно решать комплексно и осторожно, Михаил Дмитриевич оставался незыблемым в своем мнении: «Запретить - и точка!»

В 1905 году Челышёв возглавил местное отделение партии октябристов, а в период с 1907 по 1912 годы Челышёв являлся депутатом III Государственной думы от Самарской губернии, где выступил более чем со ста речами о борьбе с пьянством. Эти его выступления в 1912 году были изданы отдельной книгой. Ещё усилиями была отменена воскресная чарка водки в войсках. Именно по его инициативе в 1914 году «сухой закон» был введен сначала в Самаре, а с 1 января 1915 года – и во всей Российской Империи.

 

Инцидент с банями

Несмотря на активную борьбу с пьянством, Челышёв оказался вовлечён в неприятную историю, связанную с его банями. Всё началось 28 марта 1908 года, когда газета «Голос Самары» напечатала статью «Слово и дело», в которой говорилось следующее: «В банях Челышёва на Саратовской улице полиция обнаружила компанию с женщинами, распивавших вино и пиво, доставленное прислугой бань…» Перепуганный коридорный подтвердил, что за вино он берет с посетителей не дешевле 25 копеек за бутылку без посуды, а в данном случае «за женщин и спиртное принял 2 рубля 30 копеек, в том числе и на чай, как это заведено по обыкновению». Далее авторы писали: «М.Д. Челышёв не только перестал платить служащим бани жалованье, но и наоборот, стал взимать с них оброк из соображения, что «чаи» посетителей за услуги оплатят и этот оброк, и самую жизнь служащих».

В газете «Биржевые ведомости» от 3 июня 1908 года в статье «Интрига против Челышёва» утверждалось, что история с вином и девицами в банях домовладельца Челышёва была сфабрикована пивозаводчиком Вакано. К истории о фабрикации «примешали» даже сатирический журнал «Хулиган» и уважаемого художника В. Михайлова, работавшего над дизайном интерьеров кухмистерской на Алексеевской (ныне Красноармейской) улице.

В ответ в газете «Голос Самары», в номере от 12 июня, Альфред фон Вакано признавал, что его сыну Владимиру, управляющему пивоваренного завода, пожаловался служащий Коновалов, принимавший массу жалоб от оптовых покупателей пива, которым «все цены сбивало шинкарство», процветающее в банях Челышёва. В итоге Коновалову со стороны Вакано было дано предписание установить «сей позорный факт», и, если он подтвердится, вызвать полицию.

Далее Вакано резюмировал: «Разве, наконец, участие наших агентов в раскрытии совместно с полицией шинкарства в банях Челышёва – есть интрига против депутата Челышёва, ратующего против шинкарства?».

Хотя об этой истории вскоре и забыли, но неприятный осадок от неё на душе у Михаила Дмитриевича всё же остался.

Характер и привычки Челышёва иллюстрирует и еще один почти забытый занимательный «сюжет». Краеведом А.Н. Завальным была обнаружена заметка, помещённая в газете «Волжский день» за 1915 год, в которой освещалась идея самарского купечества собрать деньги на нужды раненых и голодающих. На митинге по этому вопросу, прошедшему у памятника Александру II, Михаил Дмитриевич сказал, что «ради такого дела мы все должны отдать последнюю рубашку», и прибавил, что пожертвует на эту акцию 500 рублей. Сказал - и забыл. А когда ему напомнили о 500 рублях, он написал в биржевой комитет: «Биржу красил, а деньги не получил. Жертвую неполученные деньги раненым и голодающим».

 

Работа Челышёва на посту городского головы и «заявление 21 гласного»

В ноябре 1909 года городская Дума избрала М.Д. Челышёва новым самарским градоначальником. В ходе торжественной церемонии 2 марта 1910 года Михаил Дмитриевич был приведен к присяге протоиереем Розовым (Розановым), и официально стал городским головой.

Его деятельность на этом посту оказалась не менее противоречивой, чем его предшественника Д.К. Мясникова, и воспринималась современниками далеко неоднозначно. Декларации Челышёва о борьбе с пьянством, о введении народного контроля в городском хозяйстве, «полная открытость работы Управы для печати» поначалу вызывали восторг и радость у думцев и обывателей. Но как это часто бывает, слова и реальные дела градоначальника имели мало общего…

В начале мая 1910 года Челышёв впервые в России ввел должность контролеров по использованию городского имущества, по расходу воды и электроэнергии, контролеров за поставками стройматериалов, за сдачей городских мест в аренду. Такой, казалось бы, прогрессивный шаг вызвал массу нареканий в городской Думе.

Во-первых, штат городских чиновников оказался еще более раздутым, чем раньше; во-вторых, на должность контролеров часто приходили люди, не имевшие специальной подготовки в той или иной области хозяйства.

Вот что гласный А.Я. Слободчиков отмечал на заседаниях думы: «Не может быть полезен городу контролер, когда он не может отличить, например, клейстер от клевера». Непродуктивная деятельность контролеров выявлялась в самых разных громких делах, например, в самовольном захвате муниципальной земли А. Соколовым, незаконной сдаче в аренду городской земли под склады Хамовнического пивзавода, фактическим захватом перевоза через реку Самару некими дельцами Чекановым и Севрюгиным.

Городских контролеров вспомнили и тогда, когда плохо обожженный кирпич, поставлявшийся на строительство казарм по подряду самим Челышёвым, рассыпался в руках мастеров. Причем ни Челышёв, ни контролеры не понесли наказания, а вот архитектор Ф.А. Черноморченко был отстранен от работ на этом объекте.

Исследователь А. Мартиновская отмечала, что в период деятельности Челышёва на посту городского головы доходы бюджета выросли в десять раз. В принципе, с этим утверждением можно согласиться, но стоит и учитывать, что расходы и долги городской кассы росли чуть ли ни в геометрической прогрессии. В журналах заседаний городской Думы за май 1911 года мы можем найти такие цифры: «К 1 апреля 1910 года городские долги составляют 2 100 000 рублей, а к маю 1911 года их сумма доходит уже до 3 423 000 рублей».

Работы по расширению канализации всячески тормозились Челышёвым. Например, памятен один случай, когда, не подписав решение о присоединении городской земской больницы к системе канализации, градоначальник выехал в Петербург, а сточные, зараженные воды еще полгода продолжали отравлять Волгу. Деструктивная деятельность Челышёва была отмечена и в перестройке электростанции, и в ремонте водопровода, и в утверждении проекта трамвая без привлечения Думы и технической комиссии, и в самовольном удалении представителей училищ из культурной комиссии и замене их некомпетентными лицами.

В итоге 5 мая 1911 года на суд общественности было представлено знаменитое официальное «заявление 21 гласного», в котором указывалось, что «городской голова, считая для себя более важными обязанности члена Государственной Думы, совершенно игнорирует свои прямые обязанности городского головы, проживая почти все время в Петербурге. В те, очень немногие дни, когда он пребывает в Самаре, он не может войти в курс тех дел, которые прошли или были налажены в его отсутствие, и вносит в эти дела только один хаос. Обладая крайней самоуверенностью, Челышёв начинает делать безапелляционные распоряжения, идущие вразрез тому направлению дел, которое создалось в его отсутствие, действует наперекор всем думским комиссиям… Расходы идут вне сметы и без рассмотрения Думой. Опасаясь бесплодности нашей работы и даже финансового краха, предлагаем снять М.Д. Челышёва с поста городского головы».

На заседании Самарской городской думы 21 мая 1911 года Михаил Дмитриевич в ответ на эти обвинения пытался оправдаться, но гласные остались недовольны объяснениями городского головы. Гласный А.Я. Слободчиков, ссылаясь «на произвольное и самоуправное ведение головой городского хозяйства», указывал, что характеристика такого общественного поведения градоначальника подтверждается даже им самим. М.Д. Челышёв в заключение своего «объяснительного доклада» говорил: «Если найду принятые решения Управы или комиссий невыгодными, я обдумаю их и приму собственное решение смело и решительно, таков уж мой характер».

Здесь же гласные во главе с М.В. Храповицким дали понять, что «отлучки головы – гастролера» возможны только с решения Губернатора. На это Челышёв неубедительно отвечал, «что из 1 года и 2 месяцев его работы градоначальником он отсутствовал в Самаре лишь 6 месяцев и 20 дней».

Правительствующий сенат, Губернатор и окружной суд не спешили решить дело в пользу группы «21 гласного». Тогда оппозиция Челышёву выбрала в управу его давнего недруга – бывшего городского голову Мясникова, но и это не помогло.

Многие современные исследователи указывали и на некоторые заслуги Челышёва. В частности, им были установлены новые правила по выделению ссуд, разработаны выгодные условия облигационного займа, проекты ремонта и благоустройства Запанского, а также проекты типовых школ. Был ужесточен контроль над городскими постройками, выделено место под постройку элеватора, шли разговоры о выделении Самары в отдельную земскую единицу.

Челышёв активно ратовал в Государственной Думе за открытие в Самаре политехникума (впоследствии Политехнический институт) и о постройке через реку Самару постоянного моста для пешеходов, гужевого и автомобильного транспорта взамен плашкоутного.

В 1912 году Михаил Дмитриевич ушел с поста городского головы по собственному желанию. Причин такого поступка было много. Но, по нашему мнению, последней каплей для городского головы стал акт отмены института народных контролеров-ревизоров, который инспирировала городская дума во время очередного отсутствия Челышёва в Самаре. Вернувшись в город и узнав об этом решении, Михаил Дмитриевич, как известно, снял с себя цепь – символ городского головы и вышел из зала Думы (рис. 6-8).

Вот какое стихотворение сатирического характера было опубликовано в журнале «Самарский горчишник» в 1912 году:

 

В канун 6 января

Я с удовольствием гадала,

И рай прекрасный на земле,

И небывалое видала.

Я видела, что Ветров (редактор газеты «Волжское слово» - Ред.) спит

Всего часов 12 в сутки,

Что Мясников в тюрьме сидит,

Всерьез, а вовсе не для шутки.

Что Челышёв открыл кабак,

А фон Вакано строит баню,

Что за Самаркой свистнул рак,

Что вновь стал сильным русский Ваня.

 

После ухода с поста городского головы Челышёв продолжал работу в городской думе в качестве гласного. Он скончался 13 сентября 1915 года, по-видимому, от перитонита (рис. 9-16).

После его скоропостижной кончины совершенно неожиданно для всех началась «страшная возня» по поводу сохранения в Самаре памяти об этом общественном деятеле. Городская дума, которая буквально накануне его смерти занималась чуть ли ни травлей Михаила Дмитриевича, теперь собралась поставить ему бронзовый памятник в одном из соборных садиков (невиданное по тем временам дело!). Вскоре вышло постановление Думы о переименовании улицы Саратовской в Челышёвскую, и она действительно носила это название с 1915 по 1918 годы.

Еще городская Дума учредила несколько стипендий имени Челышёва, и даже собиралась повесить его портрет в зале думских заседаний. Правда, последняя идея была реализована лишь в 1995 году, когда в малом зале Самарской городской думы поместили портрет Челышёва кисти художника Ю.И. Филиппова. Кроме того, в 1995 году в Самаре был открыт благотворительный «Челышёв-фонд», в создании которого активное участие приняли Михаил Кабатченко, потомок Челышёва, а также тогдашний мэр Олег Николаевич Сысуев. В довершение всего 1996 год в Самаре был объявлен годом Челышёва.

Если говорить о детях Челышёва, то почти все они в 1918 году примкнули к Комучу, за исключением Сергея Михайловича Челышёва, который сражался во время Гражданской войны на стороне большевиков. Вторая жена Челышёва – Деянова Елизавета Ивановна вместе с атаманом Дутовым пыталась бежать за границу, но сделать это ей так и не удалось.

Павел ПОПОВ, Тимофей КАРПИН.

 

При подготовке данного материала использованы источники:

1. Волжский день, 1915, 23 сентября, № 203.

2. Голос Самары, 1909, 11 июля, № 145.

3. Голос Самары, 1909, 13 августа, № 172.

4. Голос Самары, 1910, 10 января, № 7.

5. Голос Самары, 1910, 3 марта, № 48.

6. Городской вестник, 1911, 11 мая.

7. Городской вестник, 1911, 13 мая.

8. Городской вестник, 1911, 21 мая.

9. Городской вестник, 1911, 24 мая.

10. Жигули, 1912, № 1.

11. Журналы заседаний Самарской городской думы, Самара, 1909.

12. Журналы заседаний Самарской городской думы, Самара, 1910.

13. Журналы заседаний Самарской городской думы, Самара, 1911.

14. Интрига против Челышёва. //Биржевые ведомости, 1908, 3 июня.

15. Инцидент Челышёв-Черноморченко. //Самарский вестник, 1910, 1 сентября, № 1.

16. Наблюдатель. К городским выборам. // Голос Самары, 1909, 23 августа, № 180.

17. Пикард. Самарские негативы. //Голос Самары, 1910, 21 февраля, № 42.

18. Самарский горчишник, Самара, 1911 – 1912.

20. Семенов-Тян-Шанский А. Памяти М.Д. Челышёва //Волжское слово, 1915, 20 сентября.

21. Слобожанин. Мимоходом. //Голос Самары, 1908, 25 марта, № 69.

22. Слово и дело. //Голос Самары, 1908, 28 марта, № 88.

23. Челышов М.Д. Главные причины нашего несчастья. Самара, 1907.

24. Челышов М.Д. Положение России на мировом хлебном рынке. СПб, 1911.

 

Список литературы

Алексушин Г.В. Во главе Самары. Самара: Самарский дом печати, 1999.

Бажанов Е.А. Вольный город пионеров Дикого поля. Самара: Самарский дом печати, 1995.

Бажанов Е. Челышов (1866 – 1915). //Трезвость и культура, 1991, № 12.

Баянский Н. Почему М.Д. Челышов не попал в IV Государственную Думу. СПб, 1913.

Востриков В. Челышёвское творение. //Самара. Журнал столицы региона, 2008, октябрь.

Гусельникова Т. Миллионщик Челышёв. //Люди, 2007, № 1.

Демидов А. Челышёвы. //Самарские известия, 1996, 7 декабря.

Казарин В.Н. Возрожденные имена. Самара: Самарское отделение лит. фонда, 2004.

Конякина Т. Самарский депутат М. Челышов. //Дельта-информ, 2002, № 1.

Мартиновская А. Апостол трезвости / Имена и судьбы. Самара: Изд-во «Волжская коммуна», 2001.

Морозов В.Ю. Челышёвы. / Самарское купечество: вехи истории /Под ред. Е.П. Бариновой. Самара: Самарский университет, 2006.

Попов П., Карпин Т. Наши градоначальники 100 лет назад. (Продолжение). //Вечерняя Самара, 2010, № 22 (11088).

Речи М.Д. Челышёва, произнесенные в Третьей Государственной Думе о необходимости борьбы с пьянством и по другим вопросам: издание автора. СПб., 1912.

Челышёв М.Д. Главная причина нашего несчастия. 2 изд., испр. и доп. Самара: Земская тип., 1907.

Челышёв М.Д. О вреде народного пьянства. СПб., 1908.

Челышёв М.Д. Пощадите Россию! Самара: Изд. М.Д. Челышёва, 1911.

 

Оригиналы карикатур взяты из дореволюционных сатирических журналов «Самарский горчишник» и «Жигули».


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу