При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Чапаев Василий Иванович

Как это часто бывает, в истории Гражданской войны в России к нашему дню подлинные и трагические факты оказались плотно перемешаны с мифами, домыслами, слухами, былинами, и, конечно же, с анекдотами. Особенно много их связано с легендарным красным комдивом. Почти все, что мы еще с детства знаем об этом герое, связано в основном с двумя источниками – с фильмом «Чапаев» (режиссеры Георгий и Сергей Васильевы) и с повестью «Чапаев» (автор Дмитрий Фурманов). Однако при этом мы забываем, что и книга, и фильм – это художественные произведения, в котором содержится и авторский вымысел, и прямые исторические неточности (рис. 1).

Начало пути

Он родился 28 января (по новому стилю 9 февраля) 1887 года в русской крестьянской семье в деревне Будайка Чебоксарского уезда Казанской губернии (ныне территория Ленинского района города Чебоксары). Василий был шестым ребёнком в семье Ивана Степановича Чапаева (1854—1921) (рис. 2).

Вскоре после рождения Василия семья Чапаевых переселилась в село Балаково Николаевского уезда Самарской губернии (ныне город Балаково Саратовской области). Иван Степанович определил сына в местную церковноприходскую школу, меценатом которой был его зажиточный двоюродный брат. До этого в семье Чапаевых уже были священники, и родители хотели, чтобы и Василий стал священнослужителем, но жизнь распорядилась иначе.

Осенью 1908 года Василий был призван на службу в армию и направлен в Киев. Но уже весной следующего года по болезни Чапаева уволили из армии в запас и перевели в ратники ополчения первого разряда. После этого до начала Первой мировой войны он в кадровой армии не служил, а работал плотником. C 1912 по 1914 год В.И. Чапаев с семьёй жил в городе Мелекесс (ныне Димитровград Ульяновской области). Здесь у него родился сын Аркадий.

С началом войны Чапаев был 20 сентября 1914 года призван на военную службу и направлен в 159-й запасной пехотный полк в город Аткарск. На фронт он попал в январе 1915 года. Будущий красный командир воевал в 326-м Белгорайском пехотном полку 82-й пехотной дивизии в 9 армии Юго-Западного фронта на Волыни и в Галиции, где был ранен. В июле 1915 года он окончил учебные курсы и получил звание младшего унтер-офицера, а в октябре — старшего. Войну В.И. Чапаев закончил в чине фельдфебеля, и за проявленную храбрость был награждён Георгиевской медалью и солдатскими Георгиевскими крестами трёх степеней (рис. 3,4).

Февральскую революцию он встретил в госпитале в Саратове, здесь же 28 сентября 1917 года вступил в ряды РСДРП (б). Вскоре его избрали командиром 138 пехотного запасного полка, стоявшего в Николаевске, а 18 декабря уездным съездом Советов он был назначен военным комиссаром Николаевского уезда. В этой должности В.И. Чапаев руководил разгоном Николаевского уездного земства, а затем организовал уездную Красную гвардию, состоявшую из 14 отрядов (рис. 5).

По инициативе В.И. Чапаева 25 мая 1918 года было принято решение о реорганизации отрядов Красной гвардии в два полка Красной Армии, которые получили названия «имени Степана Разина» и «имени Емельяна Пугачева». Под командованием В.И. Чапаева оба полка объединились в Пугачевскую бригаду, которая уже через несколько дней после своего создания приняла участие в боях с чехословаками и Народной Армией Комуча. Самой крупной победой этой бригады была сражение за город Николаевск, которое закончилось полным разгромом комучевцев и чехословаков.

 

Сражение за Николаевск

Как известно, Самара была захвачена подразделениями чехословацкого корпуса 8 июня 1918 года, после чего к власти в городе пришел Комитет членов Учредительного собрания (сокращенно Комуч). Затем в течение почти всего лета 1918 года на востоке страны продолжалось отступление частей Красной Армии. Лишь к концу этого лета правительству Ленина удалось остановить совместное наступление чехословаков и белогвардейцев в Среднем Поволжье.

В начале августа в составе Восточного фронта после широкой мобилизации были сформированы I, II, III и IV армии, а в конце месяца - V армия и Туркестанская армия. В направлении Казани и Симбирска с середины августа стала действовать I армия под командованием Михаила Тухачевского, которой был передан бронепоезд (рис. 6).

В это время на южный участок Восточного фронта красных в контрнаступление перешла группировка, состоявшая из частей Народной армии Комуча и чехословацких войск под командованием капитана Чечека. Красные полки, не выдержав их внезапного натиска, в середине дня 20 августа оставили Николаевск. Это было даже не отступление, а паническое бегство, из-за чего город даже не успели покинуть работники советских учреждений. В результате, по свидетельствам очевидцев, ворвавшиеся в Николаевск белогвардейцы тут же начали повальные обыски и расстрелы коммунистов и советских служащих.

О дальнейших событиях под Николаевском вспоминал ближайший соратник В.И. Чапаева Иван Семёнович Кутяков (рис. 7).

«В это время в село Порубёжку, где был расположен 1-й Пугачевский полк, прибыл на тройке с группой ординарцев Василий Иванович Чапаев… Он прибыл в свою бригаду, взволнованный последними неудачами.

Весть о прибытии Чапаева быстро облетела красные цепи. К штабу 1-го Пугачевского полка стали стекаться не только командиры и бойцы, но и крестьяне. Они хотели своими глазами увидеть Чапая, слава о котором разнеслась по всей заволжской степи, по всем селам, станицам и хуторам.

Чапаев принял доклад командира 1-го Пугачевского полка. Тов. Плясунков доложил Василию Ивановичу, что его полк вторые сутки ведет бой с отрядом белочехов, которые на рассвете захватили переправу через реку Большой Иргиз у села Порубёжки, и теперь настойчиво стремились занять Порубёжку…

Чапаев тут же наметил смелый план, который в случае успеха обещал привести не только к освобождению Николаевска, но и к полному разгрому противника. По плану Чапаева полки должны были перейти к энергичным действиям. 1-й Пугачевский получил приказ: от Порубёжки не отходить, а контратаковать белочехов и захватить обратно переправу через реку Большой Иргиз. А после выхода в тыл белочехам полка Степана Разина совместно с ним атаковать противника в селе Таволжанке.

Между тем полк Степана Разина уже находился на пути в Давыдовку. Гонец, посланный Чапаевым, застал полк на привале в селе Рахмановке. Здесь командир полка Кутяков и получил приказ Чапаева… Так как брода через реку нет, а правый берег господствует над левым, атаковать белочехов лобовым ударом едва ли представится возможным. Поэтому командиру 2-го Степана Разина полка предлагалось немедленно двинуться через село Гусиху в тыл белочехам, чтобы одновременно с 1-м полком атаковать противника с севера в районе занятого им села Таволжанки и далее наступать на Николаевск.

Решение Чапаева было чрезвычайно смелым. Многим, находившимся под влиянием побед белочехов, оно казалось невыполнимым. Но воля Чапаева к победе, его огромная уверенность в успехе и безграничная ненависть к врагам рабочих и крестьян зажгли боевым энтузиазмом всех бойцов и командиров. Полки дружно приступили к выполнению приказа.

21 августа Пугачевский полк под руководством Василия Ивановича произвел блестящую демонстрацию, оттянув на себя огонь и внимание противника. Благодаря этому разинцы успешно закончили свой марш-маневр и вышли с севера в тыл села Таволжанки, на расстоянии двух километров от тяжелой батареи противника, ведущей огонь по Пугачевскому полку. Командир 2-го Степана Разина полка решил воспользоваться удобным моментом и приказал командиру батареи т. Рапецкому открыть беглый огонь по противнику. Батарея разинцев на полном галопе вынеслась вперед, снялась с передков и прямой наводкой первым же залпом осыпала картечью чешские орудия. Тотчас же, не медля ни минуты, кавалерийский эскадрон и три батальона разинцев с криком «ура» бросились в атаку.

Внезапный обстрел и появление красных в тылу вызвали в рядах противника смятение. Артиллеристы противника покинули орудия и в паническом страхе побежали к частям прикрытия. Прикрытие не успело приготовиться к бою, и было уничтожено вместе с артиллеристами.

Чапаев, лично руководивший в этом бою Пугачевским полком, перешел в лобовую атаку на силы противника. В результате ни один солдат противника не спасся.

К вечеру, когда багровые лучи заходящего солнца озарили поле боя, покрытое трупами белочешских солдат, полки заняли Таволжанку. В этом бою было захвачено 60 пулеметов, 4 тяжелых орудия и много другой военной добычи.

Несмотря на сильную усталость бойцов, Чапаев приказал продолжать движение вперед на Николаевск. Около часа ночи полки достигли села Пузанихи, в нескольких километрах от Николаевска. Здесь ввиду полнейшей темноты пришлось задержаться. Бойцам было приказано не оставлять строя. Батальоны сошли с дороги и встали. Бойцы с трудом боролись с дремотой. Кругом — глубокая тишина. В это время неожиданно с тыла вплотную к цепям подъехал какой-то обоз. Передние подводы были задержаны лишь в пятидесяти метрах от места расположения артиллерии. К ним подошел командир 2-го батальона полка имени Степана Разина т. Бубенец. На его вопрос один из едущих на передней повозке объяснил на ломаном русском языке, что он — чехословацкий полковник, направляется с полком в Николаевск. Тов. Бубенец встал во фронт, приложил руку к козырьку и сообщил, что немедленно доложит о прибытии «союзников» своему полковнику — командиру добровольческого отряда.

Тов. Бубенец, бывший гвардейский офицер, с начала Великой Октябрьской революции перешел на сторону Советской власти и преданно служил делу пролетариата. Вместе с ним в ряды Красной гвардии добровольно вступили и его два брата. Они были взяты в плен учредиловцами и зверски убиты. Бубенец был одним из наиболее боевых, смелых, инициативных и решительных командиров. Чапаев, питавший острую ненависть к офицерам, доверял ему во всем.

Сообщение т. Бубенца подняло на ноги весь полк. В первую минуту никто не мог поверить этой встрече. Но в темноте на дороге, где стояла колонна противника, виднелись огоньки папирос и слышались недоумевающие голоса неприятельских бойцов, пытающихся найти объяснение неожиданной остановке. Сомнений быть не могло. Минут через двадцать вплотную к противнику были подведены два батальона. По сигналу они открыли огонь залпами. Послышались перепуганные голоса белочехов. Все смешалось…

К рассвету бой кончился. В утренних сумерках обрисовалось поле боя, тянувшееся вдоль дороги; оно было покрыто трупами белочехов, подводчиков и лошадей. Взятые в этом бою 40 пулеметов вместе с захваченными в дневном бою послужили основным запасом для чапаевских частей до конца гражданской войны.

Уничтожение полка противника, захваченного в пути, завершило разгром врага. Белочехи, занимавшие Николаевск, в ту же ночь оставили город и в панике отошли через Селезниху на Богородское. Около восьми часов утра 22 августа бригада Чапаева заняла с небольшим боем Николаевск, переименованный по предложению Чапаева в Пугачев» (рис. 8-10).

«Красная Армия всех сильней»

Самарцы регулярно вспоминают об этом красном комдиве в первую очередь потому, что с ноября 1932 года в нашем городе стоит хорошо всем известный памятник Василию Ивановичу Чапаеву работы скульптора Матвея Манизера, который наряду с немногими другими достопримечательностями уже давно стал символом Самары.

В частности, до сих пор можно услышать мнение, что 7 октября 1918 года Самару от чехословацких частей в числе прочих освобождало и возглавляемое Чапаевым воинское подразделение – 25-я Николаевская дивизия, которая в то время находилась в составе IV армии. При этом якобы и сам Василий Иванович, совсем как в сложенных о нем в народе легендах и анекдотах, первым ворвался в город на лихом коне, рубая шашкой налево и направо белогвардейцев и чехов. И если такие рассказы имеют место до сих пор, то навеяны они, безусловно, наличием в Самаре памятника Чапаеву (рис. 11).

Между тем события под Самарой во второй половине 1918 года складывалась совсем не так, как это мы слышали в легендах. Красная армия 10 сентября в результате успешных боевых действий выбила комучевцев из Казани, а 12 сентября – из Симбирска. Но 30 августа 1918 года в Москве на заводе Михельсона было совершено покушение на председателя Совнаркома Владимира Ильича Ленина, который был ранен двумя пистолетными пулями. Поэтому вскоре после того, как от чехословаков был освобожден Симбирск, от имени командования Восточного фронта в Совнарком полетела телеграмма следующего содержания: «Москва Кремль Ленину За первую вашу пулю Красной Армией взят Симбирск за вторую будет Самара».

Во исполнение этих планов после успешного завершения Симбирской операции командующий Восточным фронтом Иоаким Вацетис 20 сентября отдал приказ о широком наступлении на Сызрань и Самару. Красные войска подошли к Сызрани 28-29 сентября, и, несмотря на ожесточенное сопротивление осажденных, в течение пяти последующих дней сумели одно за другим уничтожить все главные узлы чешской обороны. Вот так к 12 часам 3 октября 1918 года территория города была полностью очищена от комучевцев и чехословаков, в основном силами Железной Дивизии под руководством Гайка Гая (рис. 12). Остатки чехословацких подразделений отошли к железнодорожному мосту, и после того, как в ночь на 4 октября через него на левый берег переправился последний чешский солдат, два пролета этого грандиозного сооружения были взорваны чехословацкими сапёрами. Железнодорожное сообщение между Сызранью и Самарой оказалось прервано на длительное время (рис. 13-15).

Утром 7 октября 1918 года с юга, со стороны станции Липяги, к Засамарской слободе подошли передовые части 1-й Самарской дивизии, входившей в IV армию, которые овладели этим пригородом практически без боя. При своем отступлении чехи подожгли существовавший в то время понтонный мост через реку Самару, не допуская к его тушению городскую пожарную команду. А после того, как со стороны станции Кряж в сторону Самары направился красный бронепоезд, чешские минеры при его подходе подорвали пролет железнодорожного моста через реку Самару. Это произошло около двух часов дня 7 октября 1918 года.

Лишь после того, как к продолжавшему гореть понтонному мосту подоспели рабочие отряды с самарских заводов, охранявшие мост чешские подразделения в панике покинули свои позиции на берегу реки и отступили к вокзалу. Последний эшелон с интервентами и их приспешниками ушел из нашего города на восток около 5 часов вечера. А еще через три часа в Самару с северной стороны вошла 24-я Железная Дивизия под командованием Гая. Части же I армии Тухачевского прорвались в наш город несколькими часами позже по потушенному понтонному мосту.

А что же легендарная чапаевская конница? Как свидетельствуют исторические документы, в начале октября 1918 года Николаевская дивизия под командованием Чапаева находилась примерно в 200 километрах южнее Самары, в районе Уральска. Но, несмотря на такую удаленность от нашего города, подразделение легендарного красного командира все же сыграло весьма заметную роль в Самарской военной операции. Оказывается, в те дни, когда IV армия начала наступление на Самару, комдив Чапаев получил приказ: отвлечь на себя основные силы уральских казаков, чтобы те не смогли ударить в тыл и во фланг красным войскам.

Вот что пишет об этом в своих воспоминаниях И.С. Кутяков: «…Чапаеву было приказано не просто обороняться со своими двумя полками, а наступать на Уральск. Эта задача, безусловно, являлась непосильной для слабой дивизии, но Василий Иванович, беспрекословно выполняя приказы штаба армии, решительно двинулся на восток… Его энергичные действия вынудили белое командование бросить на Николаевскую дивизию едва ли не всю белоказачью армию… Главные силы 4-й армии, двигавшиеся на Самару, были оставлены в полном покое. В течение всей операции казаки ни разу не атаковали не только фланга, но и тыла 4-й армии, что позволило частям Красной Армии 7 октября 1918 года занять Самару». Одним словом, необходимо признать, что памятник В.И. Чапаеву в Самаре установлен вполне заслуженно.

В конце 1918 и начале 1919 годов В.И. Чапаев несколько раз бывал в Самаре в штабе армии, которой в то время уже командовал Михаил Фрунзе. В частности, после трехмесячного обучения в Академии Генерального штаба в начале февраля 1919 года Чапаеву, крайне утомлённому этим бесцельными, как он считал, занятиями, удалось получить разрешение на отбытие обратно на Восточный фронт, в свою 4-ю армию, которой в это время командовал Михаил Васильевич Фрунзе. В середине февраля 1919 года Чапаев прибыл в Самару, в штаб этой армии (рис. 16, 17).

М.В. Фрунзе в это время только что вернулся с Уральского фронта. О подвигах Чапаева, его решительности и героизме он за это время много слышал от бойцов чапаевских полков, которые перед этим только что взяли город Уральск, политический центр казачества, и вели кровопролитные бои за обладание городом Лбищенском. Фрунзе уделял большое внимание созданию боеспособных частей и подбору талантливых, опытных командиров, и потому он сразу же назначил В.И. Чапаева командиром Александрово-Гайской бригады, а комиссаром к нему — Дмитрия Андреевича Фурманова, который впоследствии стал автором широко известной книги о легендарном начдиве. Ординарцем у В.И. Чапаева в это время был Пётр Семёнович Исаев, который стал особенно известен после выхода в 1934 году фильма «Чапаев» (рис. 18, 19).

Эта бригада, сформированная в основном из крестьян Заволжья, стояла в районе Александров Гай. До назначения Василия Ивановича ею командовал «старорежимный» полковник, который был очень острожен, и потому его подразделение действовало нерешительно и малоуспешно, находилось преимущественно в обороне, и терпело одно за другим поражения от налётов и рейдов белых казачьих отрядов.

Михаил Васильевич Фрунзе поставил перед Чапаевым задачу овладеть районом станицы Сломихинской, после чего продолжать наступление на Лбищенск, с тем чтобы угрожать с тыла главным силам противника. Получив эту задачу, Чапаев решил заехать в Уральск, чтобы лично договориться о ее выполнении.

Приезд Чапаева явился полной неожиданностью для его боевых товарищей. Уже через несколько часов собрались все бывшие соратники Чапаева. Некоторые прибыли прямо с поля боя, чтобы повидать своего любимого командира. А Чапаев по прибытии в бригаду за несколько дней посетил все полки и батальоны, ознакомился с командным составом, провёл ряд совещаний, уделили немало внимания продовольственному снабжению частей и пополнению их оружием и боеприпасами.

Что касается Фурманова, то Чапаев первое время относился к нему с настороженностью. Он ещё не изжил свойственное тогда многим красным командирам, вышедшим из народа, предубеждение против политработников, впервые попавших на фронт. Однако вскоре комдив изменил своё отношение к Фурманову. Он убедился в его образованности и порядочности, подолгу вёл с ним беседы не только на общие темы, но также по истории, литературе, географии и другим предметам, которые вроде бы никак не относились к военному делу. Узнав от Фурманова много такого, о чем он раньше никогда не слышал, Чапаев в итоге проникся к нему доверием и уважением, и не раз советовался со своим замполитом по интересующим его вопросам.

Проведённая В.И. Чапаевым подготовка Александрово-Гайской бригады в итоге привела подразделение к боевым успехам. В первом же сражении 16 марта 1919 года бригада одним ударом выбила белогвардейцев из станицы Сломихинской, где находился штаб полковника Бородина, и отбросила их остатки далеко в уральские степи. В дальнейшем Уральская казачья армия также потерпела поражения от Александрово-Гайской бригады также под Уральском и Лбищенском, который был занят 1-й бригадой И.С. Кутякова.

 

Гибель Чапаева

В июне 1919 года Пугачёвская бригада была переименована в 25-ю стрелковую дивизию под командованием В.И. Чапаева, и она участвовала в Бугульминской и Белебеевской операциях против армии Колчака. Под руководством Чапаева эта дивизия 9 июня 1919 года заняла Уфу, а 11 июля — Уральск. Во время взятия Уфы Чапаев был ранен в голову очередью из авиационного пулемёта (рис. 20).

В начале сентября 1919 года части 25-й красной дивизии под командованием Чапаева стояли на отдыхе в районе небольшого городка Лбищенск (ныне Чапаево) на реке Урал. Утром 4 сентября комдив вместе с военкомом Батуриным уехал в станицу Сахарную, где стояло одно из его подразделений. Но он не знал, что в это же самое время по долине небольшой речушки Кушум, притока Урала, в направлении на Лбищенск беспрепятственно двигался 2-й конный казачий корпус под командованием генерала Сладкова в составе двух кавалерийских дивизий. В общей сложности в корпусе насчитывалось около 5 тысяч сабель. К вечеру того же дня казаки достигли небольшого урочища, расположенного всего лишь в 25 километрах от города, где укрылись в густых камышах. Здесь они стали дожидаться темноты, чтобы под покровом ночи напасть на штаб 25-й красной дивизии, который в тот момент охраняли бойцы учебного подразделения численностью лишь в 600 штыков.

Подразделение авиационной разведки (четыре самолета), совершавшее полеты в окрестностях Лбищенска днем 4 сентября, не обнаружило это огромное казачье соединение в непосредственной близости от расположения чапаевского штаба. При этом специалисты считают, что не увидеть с воздуха 5 тысяч всадников, пусть даже и замаскировавшихся в камышах, пилоты не могли просто физически. Историки объясняют такую «слепоту» прямым предательством со стороны летчиков, тем более что уже на следующий день они на своих самолетах перелетели на сторону казаков, где всем авиаотрядом сдались штабу генерала Сладкова (рис. 21, 22).

Там или иначе, но Чапаеву, вернувшемуся в свой штаб поздним вечером, никто не смог доложить о грозящей ему опасности. На окраине городка были выставлены лишь обычные посты охраны, а весь красный штаб и охранявшее его учебное подразделение уснули мирным сном. Никто не слышал, как под покровом темноты казаки бесшумно сняли караульных, и около часа ночи корпус генерала Сладкова всей своей мощью ударил по Лбищенску. К рассвету 5 сентября город был уже целиком в руках казаков. Сам Чапаев вместе с горсткой бойцов и ординарцем Петром Исаевым смог пробиться к берегу реки Урал и даже поплыть к противоположному берегу, но на середине реки он был сражен вражеской пулей. Историки считают, что последние минуты жизни легендарного красного комдива с документальной точностью показаны в знаменитом фильме «Чапаев», снятого в 1934 году режиссерами Васильевыми.

Утром 5 сентября сообщение о разгроме штаба 25-й дивизии поступило к И.С. Кутякову, командиру группы красных частей, в составе которой было 8 стрелковых и 2 кавалерийских полка, а также дивизионная артиллерия. Эта группа стояла в 15 километрах от Лбищенска. Уже через несколько часов красные подразделения вступили в бой с казаками, и к вечеру того же дня они были выбиты из города. По приказу Кутякова была образована специальная группа для поисков тела Чапаева в реке Урал, однако даже после многодневного осмотра долины реки оно так и не было обнаружено (рис. 23).

 

Анекдот в тему

В дивизию Чапаева прислали самолет. Василий Иванович пожелал лично посмотреть на диковинную машину. Походил вокруг него, заглянул в кабину, покрутил ус, а потом говорит Петьке:

- Не, нам такой аэроплан не нужен.

- Почему? – спрашивает Петька.

- Седло неудобно расположено, - объясняет Чапаев. – Ну как тут шашкой рубать? Рубанешь – крылья заденешь, они и отвалятся… (рис. 24-30).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Список литературы

Баникин В. Рассказы о Чапаеве. Куйбышев: Куйбышевское книжное изд-во, 1954. 109 с.

Беляков А.В. В полёт сквозь годы. М.: Воениздат, 1988. 335 с.

Боргенс В. Чапаев. Куйбышев, Куйб. обл. изд-во. 1939. 80 с.

Владимиров В.В. . Там, где жил и воевал В.И. Чапаев. Путевые заметки. — Чебоксары. 1997. 82 с.

Кононов А. Рассказы о Чапаеве. М.: Детская лит-ра, 1965. 62 с.

Кутяков И.С. Боевой путь Чапаева. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1969. 96 с.

Легендарный начдив. Книга о В.И. Чапаеве. Сборник. Редактор-составитель Н.В. Сорокин. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1974. 368 с.

По боевому пути Чапаева. Краткий путеводитель. Куйбышев: Изд. газ. «Красноармеец», 1936 год.

Тимин Т. Чапаев — подлинный и мнимый. М., «Ветеран Отчизны». 1997. 120 с., илл.

Фурманов Д.А. Чапаев. Издания разных лет.

Хлебников Н.М., Евлампиев П.С., Володихин Я.А. Легендарная Чапаевская. М.: Знание, 1975. 429 с.

Чапаева Е. Мой неизвестный Чапаев. М.: «Корвет», 2005. 478 с.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу