При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Цветаева Марина Ивановна

Мало кто из самарцев знает, что её судьба тесно переплелась с Самарой. Как выясняется, на протяжении всего ХХ века несколько поколений этой семьи следовали практически по одному и тому же самарскому маршруту. Исследователи русской поэзии ушедшего столетия не без основания утверждают, что Марина Цветаева по сей день остаётся в числе самых читаемых поэтесс нашего времени (рис. 1).

Она родилась 26 сентября (по новому стилю 8 октября) 1892 года в Москве, в день, когда православная церковь празднует память апостола Иоанна Богослова. Это совпадение нашло отражение в нескольких произведениях поэтессы. Например, в стихотворении 1916 года она писала так:

Красною кистью

Рябина зажглась.

Падали листья,

Я родилась.

 

Спорили сотни

Колоколов.

День был субботний:

Иоанн Богослов.

 

Её отец Иван Владимирович — профессор Московского университета, известный филолог и искусствовед, в дальнейшем стал директором Румянцевского музея и основателем Музея изящных искусств. Её мать Мария Мейн (по происхождению — из обрусевшей польско-немецкой семьи) была пианисткой, ученицей Николая Рубинштейна. Её бабушка по материнской линии — полька Мария Лукинична Бернацкая.

Марина начала писать стихи ещё в шестилетнем возрасте, не только на русском, но и на французском и немецком языках. Огромное влияние на формирование её характера оказывала мать, которая мечтала видеть дочь музыкантом.

Детские годы Цветаевой прошли в Москве и в Тарусе. Из-за болезни матери она подолгу жила в Италии, Швейцарии и Германии. Начальное образование Марина получила в Москве, в частной женской гимназии М.Т. Брюхоненко, и продолжила его в пансионах Лозанны (Швейцария) и Фрайбурга (Германия). В шестнадцать лет она предприняла поездку в Париж, чтобы прослушать в Сорбонне краткий курс лекций о старофранцузской литературе.

После смерти матери от чахотки в 1906 году Марина вместе с сестрой Анастасией, единокровными братом Андреем и сестрой Валерией осталась на попечении отца, который знакомил детей с классической отечественной и зарубежной литературой, с мировым искусством. Иван Владимирович поощрял изучение европейских языков, следил за тем, чтобы все дети получили основательное образование.

В 1910 году Марина опубликовала в типографии А.А. Левенсона на свои собственные деньги первый сборник стихов — «Вечерний альбом», в который были включены в основном её школьные работы. Сборник был посвящён памяти Марии Башкирцевой, что подчёркивает его «дневниковую» направленность. Её творчество привлекло к себе внимание знаменитых поэтов — Валерия Брюсова, Максимилиана Волошина и Николая Гумилёва. В этом же году Цветаева написала свою первую критическую статью «Волшебство в стихах Брюсова». За «Вечерним альбомом» двумя годами позже последовал второй сборник «Волшебный фонарь».

Начало творческой деятельности Цветаевой связано с кругом московских символистов. После знакомства с Брюсовым и поэтом Эллисом (настоящее имя Лев Кобылинский) Цветаева участвует в деятельности кружков и студий при издательстве «Мусагет».

На раннее творчество Цветаевой значительное влияние оказали Николай Некрасов, Валерий Брюсов и Максимилиан Волошин (поэтесса гостила в доме Волошина в Коктебеле в 1911, 1913, 1915 и 1917 годах).

В 1911 году Цветаева познакомилась со своим будущим мужем Сергеем Эфроном; в январе 1912 года — вышла за него замуж. В сентябре того же года у Марины и Сергея родилась дочь Ариадна (Аля) (рис. 2).

В 1913 году вышел в свет ее третий сборник стихов — «Из двух книг».

Летом 1916 года Цветаева приехала в город Александров, где жила её сестра Анастасия Цветаева с гражданским мужем Маврикием Минцем и сыном Андреем. В Александрове Цветаевой был написан цикл стихотворений («К Ахматовой», «Стихи о Москве» и другие), а её пребывание в городе литературоведы позднее назвали «Александровским летом Марины Цветаевой».

В 1914 году Марина познакомилась с поэтессой и переводчицей Софией Парнок; их романтические отношения продолжались до 1916 года. Цветаева посвятила Парнок цикл стихов «Подруга». Цветаева и Парнок расстались в 1916 году; Марина вернулась к мужу Сергею Эфрону. Отношения с Парнок Цветаева охарактеризовала как «первую катастрофу в своей жизни». В 1921 году Цветаева, подводя итог, пишет:

«Любить только женщин (женщине) или только мужчин (мужчине), заведомо исключая обычное обратное — какая жуть! А только женщин (мужчине) или только мужчин (женщине), заведомо исключая необычное родное — какая скука!»

В 1917 году Цветаева родила дочь Ирину, которая умерла от голода в приюте в Кунцево (тогда в Подмосковье) в возрасте трёх лет. Годы Гражданской войны оказались для Цветаевой очень тяжелыми. Сергей Эфрон служил в рядах Белой армии. Марина жила в Москве, в Борисоглебском переулке. В эти годы появился цикл стихов «Лебединый стан», проникнутый сочувствием к белому движению. В 1918—1919 годах Цветаева писала романтические пьесы; созданы поэмы «Егорушка», «Царь-девица», «На красном коне». В апреле 1920 года Цветаева познакомилась с князем Сергеем Волконским.

В мае 1922 года Цветаевой разрешили уехать с дочерью Ариадной за границу — к мужу, который, пережив разгром Деникина, будучи белым офицером, теперь стал студентом Пражского университета. Сначала Цветаева с дочерью недолго жила в Берлине, затем три года в предместьях Праги. В Чехии написаны знаменитые «Поэма Горы» и «Поэма Конца», посвященные Константину Родзевичу. В 1925 году после рождения сына Георгия семья перебралась в Париж. В Париже на Цветаеву сильно воздействовала атмосфера, сложившаяся вокруг неё из-за деятельности мужа. Эфрона обвиняли в том, что он был завербован НКВД и участвовал в заговоре против Льва Седова, сына Троцкого.

В мае 1926 года по инициативе Бориса Пастернака Цветаева начала переписываться с австрийским поэтом Райнером Мария Рильке, жившим тогда в Швейцарии. Эта переписка обрывается в конце того же года со смертью Рильке.

В течение всего времени, проведённого в эмиграции, не прекращалась переписка Цветаевой с Борисом Пастернаком.

Большинство произведений Цветаевой, созданных в эмиграции, так и осталось неопубликованным. В 1928 году в Париже вышел в свет последний прижизненный сборник поэтессы — «После России», включивший в себя стихотворения 1922—1925 годов. Позднее Цветаева писала об этом так: «Моя неудача в эмиграции — в том, что я не эмигрант, что я по духу, то есть по воздуху и по размаху — там, туда, оттуда…»

В 1930 году ею был написан поэтический цикл «Маяковскому» (на смерть Владимира Маяковского), чьё самоубийство потрясло Цветаеву.

В отличие от стихов, не получивших в эмигрантской среде признания, успехом пользовалась её проза, занявшая основное место в её творчестве 1930-х годов («Эмиграция делает меня прозаиком…»). В это время изданы «Мой Пушкин» (1937), «Мать и музыка» (1935), «Дом у Старого Пимена» (1934), «Повесть о Сонечке» (1938), воспоминания о Максимилиане Волошине («Живое о живом», 1933), Михаиле Кузмине («Нездешний вечер», 1936), Андрее Белом («Пленный дух», 1934) и другие.

С 1930-х годов Цветаева с семьёй жила практически в нищете. Финансово ей немного помогала Саломея Андроникова.

Из воспоминаний Марины Цветаевой: «Никто не может вообразить бедности, в которой мы живём. Мой единственный доход — от того, что я пишу. Мой муж болен и не может работать. Моя дочь зарабатывает гроши, вышивая шляпки. У меня есть сын, ему восемь лет. Мы вчетвером живём на эти деньги. Другими словами, мы медленно умираем от голода».

15 марта 1937 года в Москву выехала Ариадна, первой из семьи получив возможность вернуться на родину. 10 октября того же года из Франции бежал Эфрон, оказавшись замешанным в заказном политическом убийстве.

В 1939 году Цветаева вернулась в СССР вслед за мужем и дочерью. Здесь она жила на даче НКВД в Болшеве (ныне Мемориальный дом-музей М.И. Цветаевой). Затем последовали трагедии, характерные для того времени: 27 августа 1939 года была арестована её дочь Ариадна, 10 октября — Эфрон, как бывший белый офицер. Лишь в наше время стало известно, что 16 октября 1941 года Сергей Яковлевич был расстрелян на Лубянке (по другим данным — в Орловском централе). Дочь Цветаевой Ариадна после пятнадцати лет заключения в лагерях и ссылки была реабилитирована в 1955 году.

В этот период Цветаева практически не писала стихов, а занималась только переводами. Война застала Цветаеву за работой над произведениями Федерико Гарсиа Лорки. Перевод был прерван. Восьмого августа Цветаева с сыном уехала на пароходе в эвакуацию, а восемнадцатого прибыла вместе с несколькими писателями в городок Елабугу на Каме. В Чистополе, где в это время в основном и находились эвакуированные литераторы, Цветаева получила разрешение на прописку и оставила заявление: «В совет Литфонда. Прошу принять меня на работу в качестве посудомойки в открывающуюся столовую Литфонда. 26 августа 1941 года». 28 августа она вернулась в Елабугу с намерением перебраться в Чистополь.

Но, будучи в состоянии депрессии, Марина Цветаева 31 августа 1941 года повесилась в доме Бродельщиковых в Елабуге, куда она вместе с сыном была определена на постой. После неё остались четыре предсмертные записки: тем, кто будет её хоронить, «эвакуированным», Асеевым и сыну. Оригинал записки «эвакуированным» не сохранился (он был изъят милицией в качестве вещественного доказательства, и затем утерян).

Марина Ивановна Цветаева была похоронена 2 сентября 1941 года на Петропавловском кладбище в Елабуге. Точное расположение её могилы ныне неизвестно. На южной стороне кладбища, у каменной стены, где приблизительно находится её затерявшееся последнее пристанище, сестра поэтессы, Анастасия Цветаева, в 1960 году установила крест с надписью «В этой стороне кладбища похоронена Марина Ивановна Цветаева». В 1970 году на этом месте было сооружено гранитное надгробие (рис. 3,4).

(По данным Википедии)

 

 

Самарские страницы Марины Цветаевой

 

«Вот мы и в Самаре»

Автор: Ольга Михайлова

Сентябрь 2014

(Приводится в сокращении)

 

«Марина – человек страстей, – писал ее муж Сергей Эфрон. – Отдаваться с головой своему урагану – для нее стало необходимостью, воздухом ее жизни. Сегодня отчаяние, завтра восторг, любовь, отдавание себя с головой, и через день снова отчаяние».

Первую поездку через Самару супруги совершили в 1896 году. Цветаева в марте настигло нервное заболевание, у Мейн здоровье тоже было слабым, и пара решила подлечиться. Правда, где именно они лечились, пока неизвестно. Цветаевы пробыли в Самаре недолго, но тогда город показался отцу семейства пыльным, неярким, о чем он рассказывал в письмах своим друзьям. Зато через шесть лет отзыв прозвучал совершенно по-другому. Из пыльного захолустного городка Самара превратилась… в город европейского типа! «Как неузнаваемо изменился этот город в эти шесть лет…», - писал Иван Владимирович. – «Главные улицы залиты и продолжают заливаться асфальтом… и один дом красивее другого…».

Кстати, Цветаевы успели побывать и в Сызрани. Её мать Мария Мейн захотела посмотреть на Александровский мост. А посмотреть, поверьте, было на что. Торжественно открытый 30 августа 1880 года Александровский железнодорожный мост через Волгу в Октябрьске (впоследствии Куйбышевская железная дорога) - первый железнодорожный мостовой переход через Волгу в её среднем и нижнем течении. Соединив Запад с Востоком, Сибирь и Среднюю Азию, мост стал главной железнодорожно-транспортной артерией, самым длинным в Европе и самым совершенным по выполнению и расчету.

Построенный по проекту инженера путей сообщения Николая Аполлоновича Белелюбского, мост поражал воображение современников. Его длина составляла 1436 м, и он долгое время считался самым большим в Европе. Ведущие иностранные технические журналы дали его подробное описание уже в 1880 году. Писатель и путешественник Е.Л.Марков писал, что мост «составляет славу русского строительного искусства, и сама Европа признает это. В целом мире сыщется мало сооружений, которые могли бы стать наряду с ним по своей грандиозности».

Письмо в Коктебель из Самары, 15-го июля 1911 года.

«Дорогая Лиленька, вот мы и в Самаре. Уезжая из Москвы, я забыла длинное письмо к Вам. Если Андрей перешлет, Вы его получите. Сережа здоров и ужасно хорош. Привет всем. Целую Вас и Веру. МЦ».

5 мая 1911 года в Коктебле Марина Цветаева познакомилась со своим будущим супругом Сергеем Эфроном. А через два месяца они вместе отправились в Башкирию, в Усень-Ивановский завод на кумысолечение – Эфрон болел туберкулезом.

Тогда молодая пара пробыла в Самаре всего 40 минут. С вокзала своему другу Максу Волошину они отправил открытку со львятами, которая сейчас хранится в Пушкинском доме в Санкт-Петербурге. Это единственное доказательство того, что в Самару в 1911 году заезжала великая поэтесса.

Самарские историки ныне выясняют подробности того визита.

Улица Троицкая, 35 — точный адрес подсказывает печать местного полицейского управления в паспортной книжке Цветаевой.

Поэтесса, по мнению исследователей ее творчества и биографии, провела в Самаре гораздо больше, чем сорок минут – а именно около двух недель. Она бывала на Троицком рынке, спускалась к Волге, любуясь ее красотой.

Документы и дом,где останавливались Марина и Сергей в Самаре до отъезда в Усень-Ивановское, обнаружил самарский цветаевед Юрий Рощупкин.

В сентябре 2013 года он организовал Первый Цветаевский Костер в селе Тимашево близ Самары, где родилась Наталья Гайдукевич - адресат писем Марины Цветаевой.

«Ждут нас пыльные дороги, шалаши на час, и звериные берлоги, и старинные чертоги — целый мир для нас». В этих строчках, написанных в июле 1911 года, цветаевцы видят Самару, и ныне живут мечтой увековечить здесь имя поэтессы.

Есть еще одна история, связывающая Марину с Самарой.

- В 30-е годы Цветаева жила в Париже, - рассказывает Юрий Рощупкин. – Однажды ей прислала письмо Наталья Гайдукевич, поклонница ее творчества и дальняя родственница по отцу. Они переписывались пять лет – с 1934 по 1939 годы. А в 2001 году на чердаке дома в Вильнюсе, где жила Гайдукевич, были найдены 12 писем Цветаевой. С их помощью удалось узнать, что Наталья несколько лет прожила в Самарской области.

В письме от 17 марта 1934 года поэтесса спросила у новой знакомой, где она была во время революции. Выяснилось, что Наталья с мужем в 1915 году решили уехать подальше от места действий. Выбор пал на Самарскую область, на село Тимашево. Здесь они прожили три года. Муж Станислав тогда работал главным механиком на местном сахаро-рафинадном заводе, а Наталья – учителем иностранных языков в церковно-приходской школе.

Следующим в Самаре, а в то время уже Куйбышеве, побывал сын Марины Цветаевой и Сергея Эфрона - Георгий Мур. В ноябре 1941 года на куйбышевский вокзал прибыл эвакуированный поезд. Стоянка продлилась весь день. За это время Мур успел немного пройтись по соседним улицам. Впечатление у него осталось такое же, как и у его деда: вполне европейский город.

А вот Ариадне, дочери Цветаевой, посмотреть на Куйбышев так и не удалось. В первый раз она проехала через него по пути в лагерь из Москвы в Астрахань, во второй раз она две недели пробыла здесь в пересыльной тюрьме № 2. Волею судьбы, спустя годы, в тот же июльский день, 15 числа, дочь Цветаевой снова попала к нам на Волгу, и ей удалось здесь найти и сохранить уникальные письма матери.

И потому исследователи её творчества задают вопрос: так есть ли в поэтическом мире Цветаевой самарская тема?

 

Моим стихам, написанным так рано,

Что и не знала я, что я — поэт,

Сорвавшимся, как брызги из фонтана,

Как искры из ракет,

 

Ворвавшимся, как маленькие черти,

В святилище, где сон и фимиам,

Моим стихам о юности и смерти,

Нечитанным стихам!

 

Разбросанным в пыли по магазинам,

(Где их никто не брал и не берет!),

Моим стихам, как драгоценным винам,

Настанет свой черед.

Коктебель, 13 мая 1913 года.

 

 

 

В Самаре побывало несколько поколений Цветаевых!

Автор Оксана Алмазова

Август 2014 года

(Приводится в сокращении)

 

Ценители её поэзии уверяют, что 15 июля - это для нашего города дважды «Цветаевская дата».

Так, 15 июля 1911 года Марина Цветаева на несколько дней остановилась в Самаре с будущим супругом, и в этот же день, но уже в 1949 году, здесь побывала её дочь.

Марина и Сергей до этого были знакомы всего три месяца, и теперь вместе путешествовали по России. Будущие супруги остановились в Самаре 15 июля 1911 года, и эту дату удалось установить по открыткам, которые Марина отправила отсюда сестрам Эфрона в Москву и поэту Волошину в Коктебель. Поэтесса, по мнению исследователей ее творчества и биографии, тогда провела в Самаре около двух недель.

«Ждут нас пыльные дороги, шалаши на час, и звериные берлоги, и старинные чертоги – целый мир для нас». В строчках, написанных в июле 1911, цветаевцы видят Самару и живут мечтой увековечить здесь имя поэтессы…

«Я с вызовом ношу его кольцо!» - писала Цветаева о своем муже Сергее Эфроне. Эта любовь начиналась жутко красиво. «Макс, я выйду замуж только за того, кто из всего побережья, угадает мой любимый камень» - говорила Марина Цветаева в Коктебеле другу Волошину. На что тот, рассмеялся ей в лицо: «Когда тот, кто тебе полюбится, принесет булыжник, ты искренне поверишь в то, что это твой любимый камень. Потому что от любви глупеют». Цветаева не растерялась: «А я и от любви умнею!». После этого пророческого разговора все и закрутилось: Сергей Эфрон в ослепительной белой рубашке, с глазами «цвета моря» чуть ли не в первый же день знакомства с Мариной находит для нее в гальке редкий камень – сердолик.

И вот, спустя год, они уже вместе остановились в Самаре по пути в башкирские степи - Сергей заболел туберкулезной палочкой, и ему срочно нужно было лечиться. Тогда они две недели изучали наш город, и находили в нем что-то родное, похожее на Москву. В то время их отношения только начинались и они не знали, что их ждет. А ждало многое - этот брак переживет ни одни романтические увлечения Цветаевой, включая и женщину Софию Парнок. Они преодолеют трудности гражданской войны, смерть дочери и бедность. Но с судьбоносным сердоликом Цветаева не будет расставаться до самой смерти, и уйдет из жизни вслед за тем, кто ей его подарил.

 

Светлой памяти Марины Ивановны Цветаевой. 31 августа - последний день августа и лета.

 

Август — астры,

Август — звезды,

Август — грозди

Винограда и рябины

Ржавой — август!

 

Полновесным, благосклонным

Яблоком своим имперским,

Как дитя, играешь, август.

Как ладонью, гладишь сердце

Именем своим имперским:

Август! - Сердце!

 

Месяц поздних поцелуев,

Поздних роз и молний поздних!

Ливней звездных -

Август!- Месяц

Ливней звездных!

 

Марина Цветаева. «Август – астры»

 

 

Список литературы

Айзенштейн Елена. Построен на созвучьях мир. Марина Цветаева и звуковая стихия. СПб., журнал «Нева», 2000.

Айзенштейн Елена. Борису Пастернаку — навстречу! О книге Марины Цветаевой «После России». СПб., журнал «Нева», 2000.

Айзенштейн Елена. Сны Марины Цветаевой. Спб.: Академический проект, 2003.

Айзенштейн Елена. Стенограф жизни. Марина Цветаева в жизни, творчестве, образах, мифах и символах. 2014. Электронная книга.

Айзенштейн Елена. Воздух над шёлком. Неизвестное о Цветаевой: стихи, рукописи, факты, тайны, гипотезы. 2014. Электронная книга.

Айзенштейн Елена. Сонаты без нот. Игры слов и смыслов в книге Марины Цветаевой «После России». 2014. Электронная книга.

Антокольский П. Книга Марины Цветаевой. – Журнал «Новый мир». 1966. N 4.

Белкина М.И. Скрещение судеб. М.: Книга, 1988. 464 с.

Бургин Д.Л. Мать-природа против амазонок. Марина Цветаева и лесбийская любовь. СПБ. 1995.

В одном потоке бытия… Марина Цветаева и Максимилиан Волошин. (Сост. В.А. Антипина, Н.М. Мирошниченко, И.Н. Палаш). М., Центр книги Рудомино, 2013. 352 с.: ил.

Кудрова И.В. Путь комет. Жизнь Марины Цветаевой. СПб., 2002.

Кудрова И.В. Путь комет. В 3 т. Т.1: Молодая Цветаева; Т.2: После России; Т.3: Разоблачённая морока. СПб.: Книга; Изд-во Сергея Ходова, 2007.

Летопись жизни и творчества М.И. Цветаевой. В 3 ч. (Сост. Е.Б. Коркина). М., Дом-музей Марины Цветаевой, 2012.

Лосская В.К. Марина Цветаева в жизни. Воспоминания современников. М.: ПРОЗАиК, 2011. 384 с.: ил.

Лосская В.К. Марина Цветаева в жизни (Неизданные воспоминания современников). М., Культура и традиции, 1992.

Лютова С.Н. Марина Цветаева и Максимилиан Волошин. Эстетика смыслообразования. М., Дом-музей Марины Цветаевой, 2004.

Лютова, С.Н. Волошин и Цветаева: от младосимволизма к постмодерну. М.: МГИМО-Университет, 2014. 400 с.

Марина Цветаева. Фотолетопись жизни поэта. М., 2000.

Полянская М. Брак мой тайный. Марина Цветаева в Берлине. М., 2001.

Полянская М. Флорентийские ночи в Берлине. Цветаева, лето 1922. М., Голос-Пресс; Берлин: Геликон, 2009.

Полянская М. Вокруг берлинской мемориальной доски Марины Цветаевой. - Семь искусств. 2013, авг.

Полянская М. 77 дней Марины Цветаевой в Берлине. - Семь искусств. 2014. № 1, янв.

Полянская М. Неотвратимостоть коктебельской встречи. Марина Цетаева и Сергей Эфрон. Блог перемен, 19 ноября. http://www.peremeny.ru/blog/17506

Ронен О. Часы ученичества Марины Цветаевой. - Марина Цветаева 1892—1992. Под ред. С. Ельницкой и Е. Эткинда. Нортфилд, 1992.

Саакянц А.А. Марина Цветаева. Жизнь и творчество. М.: Эллис Лак, 1997. 816 с.

Твардовский А.Т. Марина Цветаева. Избранное. - Твардовский А. Т. О литературе. М., 1973.

Цветаева А.И. Воспоминания. М., 1971; (2-е изд. — М.: Сов. писатель, 1983. — 767 с.).

Цветаева М.И. Мне казалось, я иду по звёздам: воспоминания, письма, дневники. М.: Текст, 2004.

Эфрон, А. Страницы былого. - Звезда. 1975. № 6.

Эфрон А. Страницы воспоминаний. - Звезда. 1973. № 3.

Эфрон Г.С. Дневники. В 2 т. М., 2005.

Эфрон Г.С. Дневники. М.: Вагриус, 2007. 560 с.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара