При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Устинов Дмитрий Фёдорович

В советское время о нём говорили как о секретном наркоме (позже - министре), затем – о партийно-хозяйственном деятеле, отвечающем за состояние всей системы вооружений нашей страны. В 1976 году он, никогда не служивший в армии, неожиданно для многих военных был назначен Министром обороны СССР. А в постперестроечное время о нём стали говорит об одном из самых эффективных менеджеров сталинской командно-административной системы. Так или иначе, но теперь мы знаем, что Дмитрий Фёдорович Устинов и в годы войны, и в трудное послевоенное время нёс на своих плечах груз невероятной тяжести – ракетно-ядерный щит советской державы (рис. 1).

Рабочая косточка

Он родился 17 (по новому стилю 30) октября 1908 года в Самаре, в семье рабочего. Родителями его были Фёдор Сысоевич и Ефросинья Мартыновна Устиновы. Семья жила бедно, и потому Дима уже в 10 лет пошел вместе с отцом в мастерскую учиться на слесаря (рис. 2).

Но тут пришли лихие революционные времена, а следом за ними - гражданская война. В возрасте 14 лет Дмитрий Устинов вступил добровольцем в Красную армию, и уже в 1923 году он в составе 12-го Туркестанского полка участвовал в боях с басмачами. Но вскоре по решению комсомольской организации Дмитрия направили учиться в профессионально-техническую школу в город Макарьев Костромской губернии. Здесь юный боец вступил в ряды ВКП (б), а после окончания в 1927 году технической школы стал работать слесарем на Балахнинском бумажном комбинате, затем на фабрике в Иваново-Вознесенске.

Рабочая закалка помогла Устинову в 1929 году поступить на механический факультет Иваново-Вознесенского политехнического института. Здесь его вскоре избрали секретарём комсомольской организации и членом партийного бюро института. А в 1932 году группа студентов, в которой учился Устинов, в полном составе была направлена в Ленинград на укомплектование вновь создаваемого Военно-механического института (ныне БГТУ «Военмех» имени Д.Ф. Устинова). В 1934 году Дмитрий успешно его окончил, и почти сразу же был назначен начальником бюро эксплуатации и опытных работ в Ленинградском артиллерийском научно-исследовательском морском институте.

Талант руководителя в молодом инженере проявился почти сразу. Это быстро заметили «наверху», и в результате Устинов в течение лишь одного года совершил стремительное восхождение по служебной лестнице. Если в начале 1937 года он был лишь инженером-конструктором, то уже вскоре стал заместителем главного конструктора, а в конце того же года - директором ленинградского завода «Большевик».

На молодого и энергичного руководителя крупного оборонного предприятия вскоре обратил внимание сам И.В. Сталин. На одном из заседаний Политбюро, куда наряду с другими директорами заводов был вызван также и Устинов, шла речь о недостатках в использовании импортного оборудования, которое закупали за рубежом на валюту, но вовремя не устанавливали на рабочих местах. При этом Сталина немало порадовал тот факт, что Устинов после этого совещания уже на другой день отчитался о том, что на его заводе всё закупленные станки, которые ещё накануне находились в упаковках во дворе, уже были установлены в цехах и выдавали продукцию.

 

Сталинский нарком

Всего за две недели до начала Великой Отечественной войны (9 июня 1941 года) Д.Ф. Устинов был назначен на должность Наркома вооружения СССР. При этом он знал, что Борис Львович Ванников, его предшественник на этом посту, накануне был арестован органами НКВД по стандартному обвинению – «вредительство, саботаж правительственных указаний и решений, шпионаж в пользу иностранных держав». Уже в постсоветское время из рассекреченных документов стало известно, что Д.Ф. Устинова на должность наркома рекомендовал назначить Л.П. Берия. Впрочем, у И.В. Сталина и без того было самое лучшее мнение о деловых и управленческих качествах нового наркома, которому к моменту прихода на эту должность еще даже не исполнилось и 33 лет. А дальнейшие события показали всю правильность этого назначения.

После начала Великой Отечественной войны на Устинова легла вся полнота ответственности за эвакуацию советской промышленности из западных регионов на восток страны. При этом молодому наркому очень помогло то обстоятельство, что 20 июля 1941 года Б.Л. Ванникова внезапно отпустили из Лефортовской тюрьмы и назначили его заместителем. Современные историки пишут, что освобождение Ванникова было связано с тем, что через месяц войны на фронте начались ощутимые перебои с поставками боеприпасов, и потому Сталину пришлось возвратить бывшего наркома снова в строй. Ванников проработал в одной связке с Устиновым до февраля 1942 года, а потом он был назначен руководителем созданного еще в 1939 году наркомата боеприпасов.

Самым «черным» временем в работе Устинова на посту наркома была осень и начало зимы 1941 года, когда заводы из западной части страны еще только ехали на восток, и затем прямо «с колёс», зачастую в открытом поле, начинали выпускать свою продукцию. В эти месяцы Сталин практически ежедневно требовал к себе Устинова с докладом, и тому нужно было отчитываться о каждой выпущенной винтовке, не говоря уже о гаубицах. Когда, к примеру, не удалось выполнить ежесуточную норму выпуска винтовок, Устинов честно назвал цифру: 9997 вместо 10 000. Он знал, что эту статистику перепроверяли товарищи из ведомства Лаврентия Берии, и потому «втирать очки» Верховному молодой нарком не решался даже в дни производственных неудач.

Сохранилась полулегенда-полубыль о том, что Устинов, чтобы успеть за день побывать на нескольких заводах, ездил между ними на мотоцикле. Однажды он неудачно вписался в поворот и сильно повредил ногу. Пришлось ему несколько раз проводить заседания коллегии наркомата в больничной палате. Когда Устинов более-менее поправился, его вызвали в Кремль, на заседание Совнаркома. Здесь он услышал от Сталина такие слова: «А вы знаете, товарищ нарком, что бывает в условиях войны за порчу казённого имущества?» Устинов стал объяснять, что мотоцикл он уже починил за свой счёт, но Сталин его остановил: «Речь не о мотоцикле, а о вас. Вы лично являетесь самым ценным для нашего народа казённым имуществом, и за небрежное отношение к собственной жизни и здоровью вас следовало бы строго наказать. Ну да уж ладно. Вам что, до сих пор не выделили машину? Я распоряжусь на этот счет». Это означало, что наказания не последует. Со следующего дня Устинов уже объезжал заводы не на мотоцикле, а на правительственном автомобиле.

В годы войны Д.Ф. Устинов собрал на вверенных ему заводах целую плеяду талантливых инженеров, конструкторов и руководителей производства вооружений. Его работу на посту наркома в этот период трудно переоценить – Устинов в самое трудное для страны время проявил себя как знающий, хорошо владеющий доверенным ему делом руководитель. Во многом благодаря его усилиям наша армия бесперебойно снабжалась самыми современными на тот момент вооружениями, причём в том количестве, которое обеспечило полный разгром фашистской Германии и её сателлитов в Великой Отечественной войне.

За заслуги в организации работы оборонной промышленности СССР Д.Ф. Устинову в 1942 году было присвоено звание Героя Социалистического Труда (рис. 3).

У истоков ракетной отрасли

Послевоенная сторона деятельности Д.Ф. Устинова по руководству советской оборонкой в полной мере перестала быть секретной лишь в постсоветское время. В частности, стало известно, что он стоял у самых истоков советской ракетно-космической отрасли, начало которой положило подписанное И.В. Сталиным совершенно секретное постановление Совета Министров СССР от 13 мая 1946 года № 1017-419сс под названием «Вопросы реактивного вооружения». Согласно этому документу, в стране создавался Специальный комитет по реактивной технике при Совете Министров СССР (так называемый «Комитет № 2»), в котором номинальным руководителем был Г.М. Маленков, а фактически им управлял его заместитель Д.Ф. Устинов. В те же годы Министерство вооружений СССР было преобразовано в Министерство оборонной промышленности СССР, которое Д.Ф. Устинов возглавлял до декабря 1957 года. После этого он был назначен заместителем Председателя Совета Министров СССР и председателем Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам (рис. 4, 5).

На этих ответственных постах Д.Ф. Устинов отвечал за испытания всех образцов ракетной техники, за полёты в космическое пространство первых советских орбитальных спутников, затем кораблей-спутников с животными на борту, и, наконец, за первые пилотируемые полёты в космос.

Вот как об этом времени вспоминал Д.И. Козлов, бессменный руководитель предприятия ЦСКБ, Дважды Герой Социалистического Труда (рис. 6).

- Дмитрий Федорович Устинов у нас в Куйбышеве, на заводе «Прогресс» и в ЦСКБ, бывал довольно часто, порой по нескольку раз в год. Вообще же он неоднократно приезжал к нам ещё в конце 50-х годов, в свою бытность министром оборонной промышленности СССР, и после того, как Хрущев его назначил своим первым заместителем. Большое внимание нашему предприятию Устинов уделял и в 60-х – 70-х годах, когда при Брежневе он сначала занимал пост секретаря ЦК КПСС, а затем – министра обороны СССР. При этом Дмитрий Федорович всегда приезжал в Куйбышев не на час и не на два, как это делали после него некоторые высокие персоны, а оставался у нас на несколько дней, особенно в то время, когда предстоял запуск нового объекта военного назначения. При этом Устинов не сидел в кабинетах заводских руководителей – он много ходил по цехам, беседовал с рабочими, записывал дельные предложения инженеров, конструкторов и технических сотрудников. Вот таков в те годы был стиль работы большинства первых лиц страны, а мы, хозяйственные руководители, конечно же, старались перенимать этот стиль в его самых лучших проявлениях.

Сейчас также стало многое известно о той роли Д.Ф. Устинова, которую он сыграл весной 1961 года, в преддверии пилотируемой космической эры человечества. К тому моменту информационные агентства уже сообщили о двух последних пусках американского корабля «Меркурий», состоявшихся 21 февраля и 24 марта 1961 года. Оба они оказались удачными, после Вернер фон Браун, воодушевленный отрывшимися перспективами, назначил на 24 апреля первый полет в космос американского астронавта, и на это мероприятие он разослал приглашения президенту США, членам правительства, а также руководителям крупнейших фирм и банков, редакторам газет и телеканалов.

В связи с такими сообщениями 29 марта 1961 года заместитель Председателя Совета Министров СССР Д.Ф. Устинов провёл экстренное заседание Государственной комиссии. К тому времени уже были известны результаты полётов советских кораблей-спутников с собаками на борту, которые прошли без замечаний. И теперь Устинов чувствовал историческую значимость предстоящего решения, поскольку именно от него зависело, сможет ли СССР опередить США в этой напряженной космической гонке.

Сначала министр попросил каждого главного конструктора высказать свое мнение по поводу намеченного орбитального полета советского космонавта. Получив заверения о полной готовности всех систем, Д.Ф. Устинов общее мнение сформулировал так: «Принять предложение главных конструкторов». Далее по итогам этого заседания Государственная комиссия приняла решение о возможности первого в истории полета человека в космос на корабле «Восток» (3КА). После этого члены комиссии подготовили докладную записку в ЦК КПСС и правительство СССР, в котором они просили утвердить как эту дату, так и дальнейшую программу первых пилотируемых пусков, включавшую в себя полеты шести космических кораблей типа 3КА, в том числе групповые полеты двух кораблей и отправку на орбиту женщины-космонавта.

Уже 30 марта 1961 года этот документ за подписями Д.Ф. Устинова и всех главных конструкторов был передан в ЦК КПСС и Совет Министров СССР. Вот лишь некоторые выдержки из него: «Проведен большой объем научно-исследовательских, опытно-конструкторских и испытательных работ как в наземных, так и летных условиях… Всего было проведено семь пусков кораблей-спутников «Восток»: пять пусков объектов «Восток-1К» и два пуска объекта «Восток-3КА». Результаты проведенных работ по отработке конструкции корабля-спутника, средств спуска на Землю, тренировки космонавтов позволяют в настоящее время осуществить полет человека в космическое пространство.

Для этого подготовлены два корабля-спутника «Восток-3КА». Первый корабль находится на полигоне, а второй подготавливается к отправке. К полету подготовлены шесть космонавтов. Запуск корабля-спутника с человеком будет произведен на один оборот вокруг Земли, с посадкой на территории Советского Союза на линии Ростов-Куйбышев-Пермь…

Считаем целесообразным публикацию первого сообщения ТАСС сразу после выхода корабля спутника на орбиту по следующим соображениям:

а) в случае необходимости это облегчит быструю организацию спасения;

б) это исключит объявление каким-либо иностранным государством космонавта разведчиком в военных целях…»

3 апреля 1961 года было принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О запуске пилотируемого космического корабля-спутника». В нем содержались следующие пункты:

«1. Одобрить предложение… о запуске космического корабля-спутника «Восток» с космонавтом на борту.

2. Одобрить проект сообщения ТАСС о запуске космического корабля-спутника Земли с космонавтом на борту и предоставить право Комиссии по запуску в случае необходимости вносить уточнения по результатам запуска, а Комиссии Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам опубликовать его».

Теперь уже ничто больше не мешало вступлению человечества в эру пилотируемой космонавтики, и потому 8 апреля 1961 года состоялось историческое заседание Государственной комиссии. На нем было принято решение назначить Ю.А. Гагарина основным кандидатом для первого пилотируемого полета на космическом корабле-спутнике «Восток», а его дублером – Г.С. Титова. Первый орбитальный полёт советского космонавта был назначен на 12 апреля 1961 года. Теперь эта дата во всём мире отмечается как День космонавтики.

За заслуги в организации первого в мире полёта человека в космос Д.Ф. Устинов в 1961 году был во второй раз удостоен звания Героя Социалистического Труда (рис. 7, 8).

Еще об одном случае, связанным с Д.Ф. Устиновым, в своих воспоминаниях автору этих строк рассказал Д.И. Козлов.

- В 1965 году Д.Ф. Устинов занял должность секретаря ЦК КПСС по вопросам обороны, и тогда он помог нашему предприятию в один год получить не одну, а сразу две Государственные премии. Перед этим я как руководитель филиала № 3 ОКБ-1 (впоследствии переименованный в ЦСКБ – В.Е.) подал в Москву заявки на две такие награды. Первую – за спутник наблюдения нового поколения, а вторую – за комплекс уникальной спецаппаратуры, установленной на нем. Однако в ЦК КПСС нам сразу же сказали, что мы можем рассчитывать только на одну из заявок, поскольку по существовавшему тогда положению одному коллективу нельзя было в один год вручать сразу две столь высокие награды. Но тут получилась так, что вскоре после моего телефонного разговора с сотрудником ЦК КПСС к нам на филиал № 3 приехал Устинов. Выбрав момент, я посетовал ему на то, что у нашего предприятия отказываются принимать заявку на вторую Государственную премию СССР. Дмитрий Федорович, не говоря ни слова, поднял трубку ВЧ, попросил соединить его с отделом промышленности ЦК КПСС и приказал заведующему немедленно оформить необходимые документы. Уже на другой день мне позвонили из Москвы и предложили срочно представить список сотрудников, представляемых ко второй Государственной премии.

 

«Дело подрывников»

В апреле 1976 года Д.Ф. Устинова назначили Министром обороны СССР, и вскоре ему было присвоено звание Маршала Советского Союза. А накануне Дня победы, 9 мая 1977 года, в Куйбышеве, на Самарской площади, был торжественно открыт бронзовый бюст Д.Ф. Устинова, как уроженца нашего города, удостоенного к тому времени звания Дважды Героя Социалистического Труда. А к 70-летию Д.Ф. Устинова, в октябре 1978 года, ему Указом Президиума Верховного Совета СССР было также присвоено звание Героя Советского Союза (рис. 9-11).

К сожалению, историю бюста Д.Ф. Устинова через год с небольшим после его установки омрачило криминальное происшествие. Вскоре после публикации сообщения о присвоении нашему земляку звания Героя Советского Союза, в ночь на 4 ноября 1978 года, у подножия этого монумента раздался мощный взрыв. Бюст Устинова не упал с постамента, однако взрывом было срезано четыре держащих его анкерных болта, из-за чего бюст развернуло на 30 градусов, а от постамента был отколот кусок плиты.

Через три месяца злоумышленники были найдены и задержаны следственно-оперативной группой Управления Комитета государственной безопасности по Куйбышевской области. Ими оказались нигде не работающий 20-летний Иван Извеков и инженер лаборатории Куйбышевского политехнического института Андрей Калишин. Выяснилось, что за несколько месяцев до происшествия они изготовили несколько самодельных взрывных устройств на основе аммиачной селитры и тетрила. Первое из них «подрывники» установили в ночь на 4 сентября 1978 года у дверей Октябрьского райвоенкомата и привели его в действие. При этом никто не пострадал, но зданию был причинён существенный ущерб.

Воодушевлённый успешным испытанием своей бомбы, молодые люди через два месяца, как уже было сказано, попытались взорвать бюст Д.Ф. Устинова. После своего задержания они заявили следователю, что лично против нашего знаменитого земляка они ничего не имеют, а своим поступком они выразили протест против всего советского строя, к которому, по их словам, они испытывали неприязнь. При этом до суда дошло только уголовное дело в отношении Извекова, потому что Калишина судебно-психиатрическая экспертиза признала невменяемым.

Решением Куйбышевского областного суда от 10 декабря 1979 года Иван Извеков был признан виновным по статьям 68 (диверсия) и 218 (незаконное изготовление и хранение взрывного устройства) УК РСФСР, и приговорён к 8 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Что касается Андрея Калишина, то его определили на принудительное лечение в Казанскую психиатрическую больницу, где он провёл почти 11 лет.

 

Наш ответ «звёздным войнам»

Что же касается Д.Ф. Устинова, то он и после назначения его на пост Министра обороны СССР регулярно приезжал на куйбышевские ракетно-космические предприятия, но чаще всего ему пришлось здесь бывать в начале 80-х годов. В это время в ЦСКБ по прямому указанию руководства СССР начались разработки принципиально новых космических систем. Это было связано с серьезными изменениями в международно-политической обстановке, и в первую очередь - с очередным обострением отношений между СССР и США (рис. 12).

Как известно, в 1976 году президентом Соединенных Штатов Америки стал Джимми Картер, который после своего прихода к власти почти сразу же взял курс на отказ от основных положений договора ОСВ-1 и на усиление американского военного присутствия в космосе. А пришедший ему на смену в 1980 году новый президент США Рональд Рейган еще более усилил напряженность между нашими странами, провозгласив программу «Стратегическая оборонная инициатива» (СОИ) с элементами космического базирования (рис. 13, 14). В средствах массовой информации этот проект получил название «План звездных войн». Принятие его американской администрацией фактически означало, что военное противостояние двух мировых сверхдержав вышло на принципиально новый – космический уровень, тем самым вплотную приблизив человечество к страшной угрозе третьей мировой войны.

Международная обстановка заставила руководство СССР искать эффективные пути противодействия проектам заокеанских «ястребов». Согласно ныне рассекреченным планам руководства Советского Союза тех лет, одним из главных противовесов программе «звездных войн» должны были стать разработки специалистов куйбышевского предприятия ЦСКБ. Здесь ещё с 1979 года, велись работы по созданию конструктивно-компоновочной схемы и аппаратурной базы принципиально нового космического комплекса (КК), в документации получившего название «Сапфир».

Для знакомства с этими разработками ЦСКБ, и в первую очередь - с КК «Сапфир», 11 августа 1981 года Куйбышев посетила большая партийно-правительственная делегация. В ее составе были член Политбюро ЦК КПСС, министр обороны СССР, маршал Советского Союза Д.Ф. Устинов, министр общего машиностроения СССР С.А. Афанасьев, его первый заместитель Б.В. Бальмонт, начальник 3-го Главного управления этого министерства Ю.Н. Коптев, представитель заказчика генерал-полковник А.А. Максимов, ряд других ответственных работников. Делегацию сопровождал первый секретарь Куйбышевского обкома КПСС Е.Ф. Муравьев (рис. 15-18).

Присутствующие высоко оценили работу предприятия над космическим комплексом «Сапфир-К», которая в 1981 году стала для ЦСКБ одним из главных направлений деятельности. Предполагалось, что на основе этих разработок будет сформирована долгосрочная программа развития предприятия до 2000 года. Согласно этой программе, космическая система многоцелевой разведки «Сапфир-К» должна была стать эффективным противовесом американскому проекту СОИ, обеспечив при этом решение четырех групп целевых задач. Первая из них - планово-периодическое наблюдение за земной поверхностью, систематический сбор специальной информации о стационарных объектах вероятного противника и о районах сосредоточения военной техники. Эта же группа спутников должна была заниматься исследованием природных ресурсов Земли. Вторая задача - оперативное глобальное наблюдение, включающее в себя контроль динамики функционирования стационарных военных объектов на обширных районах земного шара, в зависимости от складывающейся здесь военно-политической обстановки, а также контроль над мобильными носителями ядерного оружия. Третьей задачей назывался оперативный контроль над локальными районами кризисных ситуаций, а четвертой - глобальное картографирование.

Проект создания космической системы «Сапфир» был утвержден 20 ноября 1981 года на совместном совещании шести союзных министров (обороны, общего машиностроения, оборонной промышленности, электронной промышленности, промсвязи и химической промышленности). На совещании министры приняли решение перевести тему космической системы «Сапфир-В» из разряда научно-исследовательских работ (НИР) в разряд особо важных государственных разработок, с представлением в упомянутые министерства всех технических предложений по программе в 1982 году. При этом головным разработчиком по космической системе «Сапфир-В» было определено куйбышевское предприятие ЦСКБ Министерства общего машиностроения СССР.

К сожалению, события последующих лет, в том числе кончина Д.Ф. Устинова, которая последовала в декабре 1984 года, а также начавшиеся вскоре перестроечные процессы и распад Советского Союза так и не позволили завершить этот грандиозный по масштабам проект, намного опередивший своё время (рис. 19-21).

В современных исторических обзорах пишут, что, начиная с конца 70-х годов Д.Ф. Устинов входил в неофициальное, так называемое «малое» Политбюро ЦК КПСС. В нём участвовали старейшие и наиболее влиятельные руководители СССР: генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев, секретарь ЦК КПСС и главный идеолог КПСС М.А. Суслов, председатель КГБ, а в дальнейшем секретарь ЦК КПСС Ю.В. Андропов, министр иностранных дел А.А. Громыко, секретарь ЦК КПСС К.У. Черненко. В «малом» Политбюро принимались важнейшие решения, которые затем формально утверждались на голосовании основного состава Политбюро, где голосовали иногда заочно. Так, при принятии решения о вводе советских войск в Афганистан в декабре 1979 года Устинов поддержал Брежнева, Андропова и Громыко, и ввод войск в Афганистан вскоре состоялся (рис. 22, 23).

Кроме того, после смерти Л.И. Брежнева, которая последовала 10 ноября 1982 года, Д.Ф. Устинов поддержал кандидатуру Ю.В. Андропова на должность генерального секретаря ЦК КПСС, преодолев сопротивление внутрипартийных групп, желавших видеть на этом посту секретаря ЦК КПСС К.У. Черненко. Однако Андропов, пробыв на посту генсека всего лишь один год и три месяца, умер 9 февраля 1984 года. А 20 декабря того же года умер и сам Дмитрий Фёдорович Устинов, который простудился на открытом плацу во время показа новой боевой техники. Он был похоронен на Красной площади в Кремлёвской стене (рис. 24).

Д.Ф. Устинов был членом ЦК КПСС в 1952—1984 годах, членом Политбюро ЦК КПСС в 1976—1984 годах, делегатом XVIII, XIX, XX, XXI, XXII, XXIII, XXIV, XXV и XXVI съездов ВКП (б) — КПСС. Он также был депутатом Верховного Совета СССР в 1946—1950 годах и в 1954—1984 годах, депутатом Верховного Совета РСФСР в 1967—1984 годах.

За свою жизнь Д.Ф. Устинов был удостоен многих высших советских государственных наград, в том числе звания Героя Советского Союза (присвоено в 1978 году в связи с его 70-летием) и звания Дважды Героя Социалистического Труда (1942 и 1961 годы). Он также был награждён 11-ю орденами Ленина (1939, 1942, 1944, 1951, 1956, 1957, 1958, 1968, 1971, 1978 и 1983 годы), Орденом Суворова I степени (1945 год), Орденом Кутузова I степени (1944 год), 17-ю медалями СССР. Кроме того, Д.Ф. Устинов был удостоен наград ещё 11 государств мира.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Список литературы

 

Голованов Я.К. 1994. Королев: факты и мифы. М., Наука. : 1-800.

Голованов Я.К. 2001. Заметки вашего современника. Т.3. 1983-2000. М., Изд-во «Доброе слово».

Дмитрий Ильич Козлов. Генеральный конструктор. Самара, ООО Художественно-производственное предприятие «ИФА-Пресс». 1999.

Ерофеев В.В. 2006. Генерал космической верфи. – В газ. «Волжская коммуна», 2006 год, №№ 51, 137, 142, 147, 152, 157, 162, 167, 172, 177, 182, 187, 192, 197, 202, 210.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2007. Конструктор космической верфи (Самара космическая. Дмитрий Ильич Козлов и его соратники). Самара, изд-во «Офорт», 2007 год. 308 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2009. Конструктор космической верфи (Самара космическая. Дмитрий Ильич Козлов и его соратники). Самара, изд-во «Офорт», 2009 год. 308 с., цв. вкл. 16 с.

Космонавтика. Маленькая энциклопедия. Гл. редактор В.П. Глушко. 2-е изд., доп. М,. «Сов. энциклопедия», 1970. : 1-592.

Куценко А. Устинов Д.Ф. – В кн. «Маршалы и Адмиралы флота Советского Союза». Киев: Полиграфкнига, 2007. С. 335—343.

Первушин А. 2004. Битва за звезды. М., ООО «Издательства АСТ». :1-831.

Ракетно-космическая корпорация «Энергия» им. С.П. Королева. Гл. ред. Ю.Л. Семенов. 1996.

Устинов Д.Ф. – В кн. «Маршалы Советского Союза. Личные дела рассказывают». Институт военных историко-патриотических проблем и исследований. М.: Любимая книга, 1996. С. 73—74.

Устинов Д.Ф. – В кн. «Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь». Пред. ред. коллегии И.Н. Шкадов. М.: Воениздат, 1988. Т. 2. 860 с.

Устинов Ю.С. Нарком, Министр, Маршал. М., 2003 г.

Центральное специализированное конструкторское бюро. Самара, изд-во «Агни». 1999.

Черток Б.Е. 1999. Ракеты и люди. М, Машиностроение.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу