При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Толстой Алексей Николаевич

Сейчас уже мало кто помнит, что в советские времена его называли «красным графом». Это прозвище за литератором навсегда закрепилось по причине удивительных коллизий в его биографии. Дворянин по происхождению, он поначалу категорически не принял Октябрьскую революцию 1917 года и эмигрировал на границу. Однако эта неприязнь вовсе не помешала Алексею Николаевичу Толстому через несколько лет вернуться на Родину и здесь стать одним из самых любимых писателей Сталина (рис. 1).

Дворянский треугольник

Он родился 10 января 1883 года (по старому стилю – 29 декабря 1882 года) в уездном городке Николаевске Самарской губернии (ныне это город Пугачев Саратовской области). Отцом будущего писателя был крупный землевладелец, граф Николай Александрович Толстой, а матерью — Александра Леонтьевна, урожденная Тургенева, двоюродная внучка декабриста Николая Тургенева и дальняя родственница писателя Ивана Тургенева. Специалисты установили, что по линии отца Алексей Толстой приходится дальним родственником другому великому русскому писателю - Льву Толстому (рис. 2, 3).

При этом далеко не все знают, что роль графа Николая Толстого в жизни сына почти целиком свелась лишь к одному моменту - к зачатию будущего великого писателя. Дело в том, что еще до рождения Алеши его отец прославился на всю Россию как самодур и грубиян. Так, в 1873 году, всего лишь через несколько месяцев после женитьбы, Толстой публично и нецензурно оскорбил самарского губернатора Федора Климова. Скандал быстро дошел до императора Александра II, и по его высочайшему повелению граф Толстой был выслан из Самары в северный город Кинешму под надзор полиции. Только благодаря хлопотам родственников он пробыл в ссылке всего полгода, после чего смог опять вернуться в общество.

К тому же граф с самых первых дней семейной жизни показал себя как необузданный ревнивец. Он не терпел не то что знаков внимания к своей жене со стороны других мужчин, но даже их неосторожных взглядов. Однажды в припадке такой беспричинной ревности Толстой даже стрелял в Александру Леонтьевну, но промахнулся. Неудивительно, что из-за постоянных скандалов и необоснованных обвинений в неверности в мае 1882 года его супруга сбежала от грубияна-мужа в уездный центр Николаевск к Алексею Аполлоновичу Бострому, который в то время занимал должность председателя уездной земской управы, и еще был членом губернского земского правления. В тот момент графиня находилась на втором месяце беременности, однако данный факт она ото всех участников конфликта скрыла, в том числе и от мужа (рис. 4).

Через месяц граф Толстой приехал к Бострому в Николаевск, чтобы передать своему обидчику вызов на дуэль на пистолетах, однако хозяин дома к оскорбленному мужу не вышел и через слугу передал ему категорический отказ, под предлогом того, что дуэли давно вышли из моды.

Скандал с бегством законной супруги из графского дома вскоре получил продолжение. Средь бела дня 20 августа (по новому стилю – 1 сентября) 1882 года раздался выстрел в одном из купе поезда Самара – Санкт-Петербург, за несколько минут до того подошедшего к станции Безенчук. По официальной версии полиции, граф Николай Толстой стрелял из револьвера в своего удачливого соперника Алексея Бострома, который вместе с графиней Толстой сел в поезд на этой станции. Графа допросил местный пристав и затем отпустил, а раненого в бедро Бострома вместе с графиней увезли к фельдшеру, который обработал его рану и констатировал, что пуля прошла навылет. Отправление поезда было задержано на 20 минут. Граф Толстой отбыл в Санкт-Петербург, а вот Бостром после ранения был вынужден ехать не в столицу, а в Самару для лечения.

Этот инцидент вызвал в губернском центре страшный переполох. Замять дело оказалось невозможным, и в результате стрелок, несмотря на свой высокий дворянский титул, был вынужден вернуться обратно в Самару и здесь отвечать на вопросы судебного следователя. Слушание дела графа Николая Толстого в окружном суде по обвинению его в покушении на убийство было назначено на 23 января 1883 года, всего через две недели после того, как графиня Толстая в доме Алексея Бострома в уездном центре Николаевске родила мальчика, нареченного Алексеем.

Сама Александра Леонтьевна была вызвана в суд в качестве свидетельницы, однако здесь она так и не появилась. Суд удовлетворился справкой от местного пристава о том, что графиня Толстая в данный момент находится в 70 верстах от Самары вместе с новорожденным сыном, из-за чего прибыть в судебное заседание не может.

 

Дело чести

Слушание дела вел лично председатель уголовного отделения Самарского окружного суда Александр Смирнитский (рис. 5, 6). Первым в качестве свидетеля он допросил графского лакея Петра Сухорукова, который показал, что на станции Безенчук он увидел, как в вагон второго класса садятся графиня Толстая и Алексей Бостром. Об этом он сразу же сообщил своему господину. Толстой пошел к своей супруге, которая в тот момент сидела в купе одна и обомлела от такой встречи. Несмотря на ее реакцию, граф сказал:

- В поезде едет пол-Самары, и все видят, что мы сидим в разных классах. Вы компрометируете меня, так что соблаговолите перейти ко мне.

И в это время в купе вошел Бостром.

О дальнейших событиях граф Толстой на суде рассказывал так:

- Когда я говорил с женой, по ее глазам я вдруг понял, что позади меня кто-то стоит, после чего резко повернулся и увидел Бострома. Я хотел ему сказать, что это наглость с его стороны – входить без стука, когда я разговариваю с женой, но тут Бостром с криком: «Выбросить его в окно!» кинулся на меня. Защищаясь, я дал ему две пощечины, а затем оттолкнул от себя и выхватил из кармана револьвер, который я всегда ношу с собой. Я хотел только напугать Бострома и заставить его уйти из купе, но ни в коем случае не собирался стрелять в него. Бостром вцепился в револьвер и стал его у меня отнимать, и в пылу схватки произошел выстрел. Кто именно нажал на курок, я точно сказать не могу – то ли я сам, то ли Бостром, потому что в тот момент мы оба держались за револьвер. Пуля попала ему в ногу, и одновременно пробила мое верхнее платье.

Что касается показаний Бострома на суде, то они, конечно же, отличались от слов Толстого:

- Когда мы с графиней приехали на станцию Безенчук, в окне вагона первого класса я увидел графского лакея. Зная, что здесь же находится и сам граф, я взял себе и ей билет в вагон второго класса, чтобы быть от него подальше. Однако наша встреча все же случилась. Я в это время ненадолго вышел из своего купе, а когда вернулся обратно, здесь уже был Толстой. Я ему ничего не говорил и тем более его не трогал. Но тут вдруг граф поднял руку, и я увидел дуло револьвера, направленное мне в грудь. Я схватился за ствол оружия, но удержать его не смог. Последовал выстрел, которым я был ранен в ногу.

Выступления прокурора Александра Завадского и защитника Владимира Ященко, как это ни странно, почти совпали по содержанию. Оба высказали мнение, что граф Толстой принадлежит к сословию, которое тщательно соблюдает законы дворянской чести. А поскольку Бостром разрушил семью Толстого, опозорил его, то граф много раз мог его убить, но не сделал этого. Не хотел он этого делать и 20 августа в поезде, а решил только испугать и выгнать из купе. Таким образом, по заключению выступавших, все произошедшее на станции Безенчук – лишь несчастный случай.

Решение суда оказалось заранее предрешенным. Присяжные удалились в совещательную комнату, но очень скоро вернулись и огласили свой вердикт: «Не виновен». Этим оправдательным приговором и закончилось судебное слушание по делу графа Толстого.

В том же году его брак с Александрой Леонтьевной Тургеневой был расторгнут. При этом Самарская епархия постановила: графиню Толстую оставить «во всегдашнем безбрачии», то есть запретить ей на всю оставшуюся жизнь вступать в церковный брак с кем-либо, будь то Бостром или какой-то другой мужчина. А вокруг дерзких любовников на долгие годы была возведена глухая стена общественного отчуждения. Несмотря на это, мать будущего писателя долгие годы жила в доме Бострома вне брака, и здесь же Алеша Толстой провел все свое детство.

В 1912 году он, уже ставший к тому времени достаточно известным писателем, опубликовал романы «Чудаки» и «Хромой барин», а также цикл рассказов и повестей под общим название «Заволжье». Все эти произведения, по словам самого Толстого, были навеяны его впечатлениями о жизни в Самарской губернии и Самаре. Главный персонаж этих произведений Мишука Налымов, самодур, пьяница и хам, в характере имеет много общего с биологическим отцом писателя – графом Николаем Толстым.

Вот как описывается в повести ее главный герой: «…У окна сидит в халате сам Мишука, - Михаил Михалыч Налымов… Бог знает, что взбредет в голову Мишуке: велит догнать проезжего и звать в гости, - лошадей отпрячь и – в табун, тарантас – в пруд, чтобы не рассохся. Или не понравится ему проезжий – перегнется за окошко и закричит: «Спускай собак, - моя земля, кто разрешил мимо дома ездить, черти окаянные!» А налымовских собак лучше и во сне не видеть. Или в зимнее время прикажет остановить проезжего и дать ему метлу – замести за собой след через двор. Хочешь не хочешь – вылезай из саней, мети».

Согласно тексту повести, Мишука Налымов всегда вел бесшабашный и разгульный образ жизни – примерно такой же, как и граф Николай Толстой. Литературный персонаж регулярно устраивал попойки со случайными приятелями, во время которых, изрядно приняв на грудь, любил пострелять в божий свет, как в копеечку, а то и подраться с собутыльниками. А умер литературный помещик-самодур у себя дома от кровоизлияния в мозг. Незадолго до смерти Мишука подготовил завещание, по которому все свои земли и недвижимое имущество он отписал троюродной племяннице, а пятнадцать тысяч рублей – дворовой девке «за верность ее и за мое над ней надругательство». Вспомнил завещатель и о прочих своих родственниках: «Дарю им мое благословение, деньгами же и землями - шиш».

Что же касается графа Николая Толстого, то он умер в Ницце в 1900 году, но затем был привезен в Самару и здесь похоронен. Александра Леонтьевна Толстая, которой граф так ничего и не завещал, скончалась в 1906 году и упокоилась на Всехсвятском кладбище, неподалеку от железнодорожного вокзала. А ее возлюбленный Алексей Бостром дожил до 1921 года и умер в нашем городе во время страшного самарского голода.

 

Училище

Несмотря на все превратности судьбы, Алексей, став взрослым, всегда называл Бострома своим отцом. Только в 1896 году, когда назрела острая необходимость в продолжении образования, власти наконец-то разрешили выдать мальчику метрическое свидетельство о том, что он родился в дворянской семье. Лишь с этого времени подросток получил право именовать себя в документах «граф Алексей Толстой».

Его детство почти целиком прошло в имении отчима в селе Сосновка (ныне село Павловка Красноармейского района). Здесь он получил достаточное для того времени домашнее образование. В 1897 году Алексей успешно поступил в Сызранское реальное училище, а в 1898 году перевелся в Самару. При этом в наш город с Алешей сначала переехала только его мать. Первое время они снимали меблированные комнаты, и лишь осенью 1900 года, когда Бостром наконец продал свой хутор в Сосновке, все смогли переехать в его собственный на Саратовской улице (ныне улица Фрунзе, 155), купленный отчимом на деньги, оставшиеся от уплаты по закладным и векселям (рис. 7).

Здание Самарского реального училища в то время располагалось на углу улиц Успенской и Казанской (ныне улицы Комсомольская и Алексея Толстого). Интересные воспоминания об учебе в нем будущего писателя оставил его одноклассник Евгений Ган, в советское время – кандидат технических наук, доцент Куйбышевского политехнического института. Вот только некоторые их фрагменты.

«Помню, что, придя в первый раз после каникул в свой класс, я увидел высокого для своих лет, стройного мальчика, с красивом лицом… В целом Толстой 5, 6 и 7-го классов вспоминается мне как жизнерадостный, дружелюбно настроенный ко всем товарищам юноша, уже тогда проявлявший ту склонность и способность к юмору, которые в развитой уже форме сказались впоследствии на его произведениях… Он мог «отмочить» какую-нибудь шутку, огорошить кого-нибудь (включая учителей) неожиданной выходкой… которая могла окончиться достаточно неприятно для виновного».

Далее этот одноклассник приводит случай, когда он сам, Алеша Толстой и еще один ученик пришли по какой-то необходимости домой к учителю немецкого языка Кригеру, имевшему школьное прозвище Циркуль. Но в момент их визита немец куда-то ненадолго вышел, и прислуга разрешила мальчикам подождать его в гостиной. А тут оказалось, что на столе выставлен обед для хозяина дома – нарезанная немецкая ветчина, хлеб, салат и даже пиво. Время шло, но учитель все не являлся. И тогда, по словам автора воспоминаний, кто-то из мальчиков (может быть, даже Леша Толстой) решил попробовать хлеба с ветчиной и с пивом. К нему тут же присоединились и другие. Кусок за куском – и уже через несколько минут тарелки оказались пустыми. И тут ученики вдруг услышали голос возвращающегося Циркуля. В ужасе от неминуемого наказания все трое выскочили на улицу через открытое окно и пустились наутек. На другой день Кригер пришел жаловаться к директору училища на «недопустимое поведение троих реалистов». Однако его прислуга не спросила у пришедших фамилий и не запомнила их в лицо, и потому всем троим хулиганам удалось избежать наказания за свое чревоугодие. Всплыла же вся эта история на поверхность только в 1982 году, когда впервые были опубликованы воспоминания Гана. К этому моменту уже не было в живых ни его самого, ни его школьного приятеля Алексея Толстого (рис. 8).

В целом с нашим городом у писателя были связаны далеко не самые лучшие воспоминания его юности, и потому в своих записках в более зрелые годы он отзывался о Самаре следующим образом: «Дрянной городишко, прескверный, брр…» Или вот так: «В мою бытность здесь люди спивались и свинели в этом страшном, пыльном, некрасивом городе, окруженном мещанскими слободами». А в 1906 году в Самаре умерла его мать Александра Леонтьевна, и потому Толстой написал оставшемуся здесь Бострому следующее: «Мне кажется, тебе навсегда нужно покинуть Самару: продай дома, ничего, если с убытком, и переезжай в Петербург. Здесь ты найдешь и людей, и занятие себе по душе… Поверь мне, папочка, в Самаре ты не создашь себе семьи: слишком еще живы будут воспоминания о маме… А здесь ты найдешь себе и семью, и любовь».

 

Творчество

В дальнейшем граф Алексей Николаевич Толстой получил образование в Санкт-Петербургском машиностроительном институте и Высшей технической школе в Дрездене. В литературе он дебютировал в 1907 году поэтическим сборником «Лирика». В 1910-1912 году писатель опубликовал романы «Чудаки» и «Хромой барин», а также цикл рассказов и повестей под общим название «Заволжье». Все эти произведения, по словам самого Толстого, были навеяны его впечатлениями о жизни в Самарской губернии и Самаре (рис. 9).

До 1917 года Алексей Николаевич еще не раз посещал наш город - чуть ли не каждое лето. Однако Октябрьский переворот, как уже было сказано, он не принял, и несколько лет жил сначала в Париже, а потом в Берлине. Но в 1923 году неожиданно для многих граф Толстой вернулся обратно в Советскую Россию. Здесь в 20-30-х годах он написал свою знаменитую трилогию «Хождение по мукам», за которую впоследствии и получил первую Сталинскую премию. Второй такой же премии его удостоили за роман «Петр Первый», а третьей, уже посмертно – за пьесу «Иван Грозный».

Несмотря на то, что в большинстве своих произведений Алексей Толстой напрямую не прославлял коммунистический режим, советская власть не уставала осыпать его неслыханными для того времени благами, почестями и льготами. Ведь Сталин тогда прекрасно понимал, что уже сам факт наличия у страны литературного гения подобного масштаба является в глазах всего мира мощным доказательством величия и непобедимости советского государственного строя.

Показательным в этом отношении является история создания знаменитой сказки «Золотой ключик, или приключения Буратино». Еще в 1923 году Алексей Толстой, будучи в эмиграции, начал переводить на русский язык произведение Карло Коллоди «Приключения Пиноккио». Однако простой пересказ текста ему быстро надоел. Писатель снова вернулся к этому сюжету только весной 1934 года. Считается, что заказ на такую работу к Толстому поступил с самого «верха». Власть хотела получить от «красного графа» не просто сказку, но идеологически выдержанное произведение, которое должно было воспитывать в советских детях чувство классового превосходства по отношению к буржуазии.

От исходного текста «Приключений Пиноккио» Толстой в итоге ушел довольно далеко, и не только потому, что итальянская сказка не соответствовала принципам социалистического реализма. По оценкам критиков, произведение Коллоди излишне перенасыщено морализаторством и поучениями. А Толстому удалось вдохнуть в своих героев человеческие чувства, наполнить сказку жизнерадостным оптимизмом и весельем (рис. 10-16).

В августе 1936 года работа над «Золотым ключиком» была закончена, и автор передал рукопись издательству «Детгиз». Тогда же сказку начала печатать газета «Пионерская правда». Почти одновременно Толстой написал пьесу с тем же названием для Центрального детского театра, а в 1939 году подготовил сценарий одноименного фильма, который поставил режиссер Александр Птушко. В этот период Алексей Толстой смог побывать в Самаре только однажды – летом 1936 года. А последний раз он приезжал в наш город зимой 1941- 1942 годов, когда решался исход битвы за Москву. Период его эвакуации оказался недолгим, и вскоре «красный граф» вновь отбыл из города своего детства обратно в столицу СССР (рис. 17).

До 1986 года «Приключения Буратино» в СССР издавались 182 раза, общий тираж превысил 14,5 миллионов изданий. Сказка была переведена на 47 языков мира.

По воспоминаниям современников, незадолго до окончания работы над этой книгой Алексей Толстой приезжал в Самару, и здесь им были написаны ее заключительные строки.

Наш великий земляк скончался 23 февраля 1945 года, не дожив меньше трех месяцев до праздника Победы, и был похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище (рис. 18).

Музей-усадьба

В 1983 году, к столетию со дня рождения писателя, в Куйбышеве в бывшем доме Алексея Бострома на улице Фрунзе был торжественно открыт первый и до сих пор единственный в мире Музей-усадьба Алексея Толстого. Она ныне считается настоящим островком старины в центре миллионного индустриального города, одной из ярких страниц истории Самары. Эта городская усадьба второй половины XIX века уникальна в своем роде, и имеет самостоятельную историко-культурную ценность помимо того, что здесь собраны уникальные экспонаты (рис. 19-21).

Здание строилось в 1881-1882 годах по заказу отставного штабс-капитана А.И. Вернера, и в конце 1899 года оно стало собственностью Алексея Аполлоновича Бострома. В этом двухэтажном деревянном доме будущий писатель жил в 1899-1901 годах, когда он был воспитанником Самарского реального училища. Как свидетельствуют письма его родителей, в то время семья занимала правую сторону второго этажа. Здесь до своих последних дней жили мать и отчим Алексея Николаевича. Впоследствии, уже будучи студентом Петербургского технологического института, А.Н. Толстой постоянно приезжал в этот дом на праздники и каникулы. Это продолжалось вплоть до 1906 года, до смерти его матери. Позднее Алексей не раз бывал здесь в гостях у отчима. Последний раз он приезжал сюда в 1913 году.

Усадьба принадлежала Бострому до 1918 года, после чего она была национализирована и стала коммунальным жильем. В усадьбу входили два двухэтажных дома одинаковой планировки, каменный флигель и хозяйственные постройки. В передней части здания в то время находились пятикомнатные квартиры - по две на каждом этаже, а в задней части (пристрое) - помещения для прислуги, кладовые, кухни. Семья домовладельца А. Бострома и после революции продолжала занимать квартиру на втором этаже с правой стороны здания в глубине двора, остальные квартиры сдавались внаем. На первом этаже флигеля находились дворницкая, кухня, в подвале - прачечная. Часть двора тогда занимали два садика с беседками: одна - для взрослых, другая, с игровой площадкой – для детей. К нынешнему дню территория усадьбы восстановлена в своих исторических границах, на ней заново возведены прежние надворные постройки.

Предыстория музея-усадьбы А.Н. Толстого в Самаре берет свое начало еще в 1941 году, когда в доме на улице Степана Разина, 126, где в конце XIX века проживал журналист Максим Горький (Алексей Максимович Пешков), ставший впоследствии великим пролетарским писателем, был открыт Литературно-мемориальный музей его имени. В послевоенное время вся работа по сбору материалов о проживавших в Самаре литературных деятелях оказалось связанной с Маргаритой Павловной Лимаровой. Именно она впоследствии стала создателем и первым директором музея–усадьбы А.Н. Толстого в Самаре.

М.П. Лимарова родилась 20 июля 1929 года в городе Белгороде Курской области. В 1935 года все ее семья переехала в Куйбышеве, где Лимарова окончила педагогический институт, а в 1958 году пришла работать в литературный музей имени М. Горького. Вскоре эта неординарная женщина стала директором этого учреждения. В течение 60-х – 70-х годов группа музейных работников под руководством Лимаровой собрала богатый материал на эту тему, что позволило выстроить экспозицию литературного музея. Впоследствии многие их этих экспонатов стали той основой, которая дала возможность открыть в Самаре Музей–усадьбу А.Н. Толстого.

Изучив до мельчайших деталей биографию и творчество писателя, его матери, родных и знакомых, Лимарова сумела создать не просто музей художника слова, а центр духовного притяжения всех поколений Толстых и людей, неравнодушных к истории русской культуры. Друзьями Маргариты Павловны в то время были дети писателя - Никита и Дмитрий, его дочь Марианна, а также внуки А.Н. Толстого, принимавшие активное участие в регулярно проходивших «Толстовских средах». Кроме того, Лимарова стала одним из соавторов сборника «Алексей Толстой и Самара», вышедшего в 1982 году, принимала участие в телепередачах, публиковала научные статьи об этапах создания музея.

Первый этап работы над созданием нового учреждения культуры можно отнести к 60-м годам ХХ века, когда сотрудники литературного музея имени М. Горького стали собирать материал обо всех писателях, так или иначе связанных с Куйбышевской областью, особенно о тех из них, кто родился в нашем регионе. Началось изучение мемориальных мест города Куйбышева и области, в частности, упомянутого дома А.А. Бострома.

А вскоре Маргарита Павловна разыскала адрес А.А. Первяковой - приемной сестры А.Н. Толстого, которую взяли на воспитание его родители в 1900 году. Эта женщина проживала в указанном доме до 1923 года (сам Бостром, как уже говорилось, умер двумя годами раньше), а потом переехала в Баку. Первякова охотно откликнулась на предложение о сотрудничестве. Правда, в первых своих письмах о доме Бострома она рассказала очень мало, в основном подтвердив то, что уже было известно сотрудникам музея. Но при этом Первякова вспомнила несколько фамилий людей, которым она продавала мебель при отъезде. Здесь сотрудникам музея повезло: после многолетних поисков они собрали значительную часть мебели, которая когда-то стояла в доме Бострома.

Чтобы подтвердить, действительно ли эти вещи принадлежали семье писателя, Первякову в 1967 году пригласили в Куйбышев. К радости Лимаровой и других музейщиков, гостья сразу же узнала мебель из дома А.А. Бострома. Затем она нарисовала по памяти интерьеры каждой из комнат с довольно подробным описанием вещей, указала размеры оконных переплетов, дверей, цвет фанеровки, обивки, рисунок и цвет обоев, и так далее. С ее помощью также удалось установить, как выглядела планировка квартиры мемориального дома, какими были дворовые и прочие постройки на его территории.

Вот так на основе свидетельств родственников и приобретения подлинных предметов появилась реальная основа для создания в бывшем доме Бострома музея великого русского писателя А.Г. Толстого. На основании собранных материалов еще в 1971 году в литературном музее имени М. Горького открылся зал «А.Н. Толстой в Самарском Заволжье», где были представлены мебель из дома Бострома и вещи семьи писателя. С каждым годом в музее рос архив А.Н. Толстого, накапливались сведения о мемориальном доме. М.П. Лимарова в планах своей научно-исследовательской и собирательской работы значительное место стала уделять вопросу создания музея А.Н. Толстого. Новые находки частично включались в литературную экспозицию толстовского зала. Из разных источников поступили в музей еще некоторые мемориальные вещи, увеличился фонд эпистолярного материала и документов семьи писателя, книг с ее автографами. Особенно помог в сборе вышеназванных материалов сын писателя – Дмитрий Алексеевич Толстой. Но с того времени прошло более 20 лет, прежде чем мечта М.П. Лимаровой об открытии в нашем городе нового музея стала реальностью (рис. 22-24).

Филиал Литературно-мемориального музея имени Максима Горького в городе Куйбышеве, в доме № 155-б на улице Фрунзе (в прошлом - улица Саратовская), был открыт к 100-летию со дня рождения А.Н. Толстого, которое отмечалось 6 января 1983 года. И лишь гораздо позже это учреждение получило самостоятельный статус, после чего стало именоваться Самарским музеем-усадьбой Алексея Николаевича Толстого. Ныне это единственный в мире монографический музей, посвященный жизни и творчеству выдающегося российского писателя. Сейчас в фондах музея находится более 10 тысяч документов и прочих материалов (рис. 25-28).

После смерти М.П. Лимаровой в 1992 году должность директора музея занял ее сын – Андрей Геннадьевич Романов. С февраля 2010 года и по настоящее время директором Самарского литературно-мемориального музея имени М. Горького является Людмила Михайловна Савченко (рис. 29, 30).

В свете всего сказанного вполне логичным выглядело открытие в Самаре скульптуры Буратино, главного героя «Золотого ключика», которое состоялось 15 сентября 2013 года около здания музея-усадьбы А.Н. Толстого. Скульптура создавалась на основе образа главного героя советского фильма «Приключения Буратино». Дмитрий Иосифов, сыгравший Буратино в этом фильме, присутствовал на открытии композиции. Автор памятника — тольяттинский скульптор Степан Корслян. Композиция выглядит следующим образом: бронзовый Буратино стоит, высоко подняв вверх руку с ключиком, у его ног — большая книга (рис. 31-40).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Список литературы

Алексей Толстой и Самара. Из архива писателя. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 1982. 368 с.

Варламов А.Н. Алексей Толстой (Серия «Жизнь замечательных людей»). — М.: Молодая гвардия, 2008. 624 с.

Варламов А.Н. Алексей Толстой. Биография. М.: Эксмо, 2009. 736 с.

Петелин В.В. Алексей Толстой (Серия «Жизнь замечательных людей»). – М., Молодая гвардия, 1978. 384 с.

Селиванов К.А. А.Н. Толстой. – В кн. «Русские писатели в Самаре и Самарской губернии». Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 1953, стр. 107-117.

Толстая-Крандиевская Н.В. Я вспоминаю. – Альманах «Прибой». Л., 1959.

Толстой А.Н. Краткая автобиография. 1943.

Толстой А.Н. Новые материалы и исследования. М.: 1995.

Чуковский К.Н. Алексей Николаевич Толстой (Из воспоминаний). – Журн. «Москва», № 4, 1964.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара