При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Солдатенков Александр Михайлович

Солдатенков Александр Михайлович

 

Мало кому в жизни было суждено, подобно, занять в достаточно молодом возрасте столь высокий пост и оставаться на самом «административном верху» вплоть до ухода на заслуженный отдых. Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий, он для многих работников ГНПРКЦ «ЦСКБ-Прогресс» был и до конца своих дней оставался примером служения своему делу. Этому делу отданы десятилетия напряженного труда, когда ради достижения результата приходилось жертвовать очень многим - общением с семьей и друзьями, свободным временем, полноценным отдыхом. Сотни людей совершенно разного возраста называют его сегодня своим учителем. Строгим, порой резким, нередко жестким, но всегда - объективным и последовательным. Человеком, который ставил общее дело и конечную цель гораздо выше собственных амбиций. Таким был он - Александр Михайлович Солдатенков, который на протяжении многих лет занимал пост первого заместителя генерального конструктора предприятия ЦСКБ (рис. 1-3).

Сначала были самолеты

Он родился 14 января 1927 года в селе Грачевка Оренбургского уезда Оренбургской области. Детство Александра выдалось сложным. Мать умерла рано, когда Саше исполнилось всего три года. Отец прошел всю Великую Отечественную, был дважды ранен, вернулся только в августе 1945-го. В том же победном для Советского Союза году Александр Солдатенков закончил десятилетку и едва со школьной скамьи не попал в армию. Но тут вышел указ Сталина - рожденных в 1927 году после выпускного не призывать, а дать им возможность поступить в вузы. Солдатенков приехал в Куйбышев и успешно выдержал конкурс в авиационный институт на самолетостроительный факультет.

Студенческая жизнь для парня из деревни оказалась непростой в материальном плане. Никакой поддержки не было, рассчитывать следовало только на себя. Подрабатывать приходилось постоянно. Он разгружал баржи, подряжался на другую тяжелую работу. Но жизнь в стране, как казалось студентам, постепенно улучшалась. Солдатенков вспоминает, как в 1947 году, после отмены продуктовых карточек, он пошел в магазин, купил там буханку хлеба, пачку маргарина, кулек конфет-«подушечек», принес все это в общежитие и принялся пировать с друзьями. Большего удовольствия будущий Герой Соцтруда на тот момент не мог себе представить.

Студенческие годы пролетели незаметно. В феврале 1951 года дипломированный специалист Солдатенков распределился на завод № 1 имени Сталина. Директор Виктор Яковлевич Литвинов тогда беседовал с каждым молодым специалистом, лично участвовал в распределении. Ему было удивительно услышать от Александра Солдатенкова, что тот изъявляет желание определиться на непростой участок - летно-испытательную станцию или, по-другому, в цех номер 17. Литвинов похвалил выпускника и не забыл предупредить, что работа там насколько интересная, настолько и сложная. Но это не могло остановить энергичного, полного жизненных сил и грандиозных планов, молодого человека.

 

Из беседы с А.М. Солдатенковым.

- С самого начала я работал на испытаниях самолетов. Год трудился в сменном режиме. В это время руководством завода был взят курс на укрепление летно-испытательной станции дипломированными инженерами. В войну ведь многие не имели образования, да и самолеты были элементарные, а новое время стало диктовать новые условия и выдвигать более серьезные требования.

Вскоре я стал начальником участка. Мы делали МИГ-15, МИГ-17. Темп производства тогда выдерживался высокий - 120 самолетов в месяц! С 1954 года завод начал делать ТУ-16. Эту машину я освоил довольно прилично. За несколько лет наработал определенный опыт, многое узнал.

Без человеческих трагедий в то время не обходилось. Одна из них произошла с работниками соседнего с нами 18-го завода в 1951 году. На Дальнем Востоке был посажен «заблудившийся» американский тяжелый бомбардировщик Б-29. Советским специалистам велели разобрать его до последнего винтика, «скопировать» буквально все. Сделали копию этой машины, набрали экипаж из 13 человек и назначили день испытаний. Однако по неустановленной причине тот самолет разбился, и весь экипаж погиб. В числе прочих, мы тогда похоронили и нашего однокашника, входившего в число этих тринадцати. Для меня это была первая столь жуткая история, когда я остро осознал, каких жертв требует наша профессия…

 

«На самолетах» Солдатенков был до 1958 года. Неприятностей, вспоминает он, хватало, но ни одной машины тогда не разбилось. Люди предельно ответственно относились к своему делу, в работе не щадили себя, все было подчинено благородной и такой манящей цели освоения воздушного пространства. Однажды ведущий инженер-испытатель Солдатенков не справился с искушением предпринять попытку полетать вместе с пилотом. Только пристегнул парашют, подошел к крылатой машине, и тут невесть откуда появился директор завода Литвинов. Увидев, как молодой и горячий сотрудник намеревается заняться не свойственным ему делом, Виктор Яковлевич строго-настрого запретил проявлять подобную инициативу. Смелость - смелостью, но холодный расчет в таких случаях был важнее.

 

Романтика космических будней

В 1958 году в секретном режиме прошло перепрофилирование завода № 1 с авиационного на ракетно-космическое производство, и Солдатенкова, наряду с другими коллегами, перевели в цех главной сборки ракеты, а конкретнее - на контрольно-испытательную станцию (КИС), на должность сменного инженера. На несколько месяцев Александру Михайловичу пришлось отправиться в подмосковный городок Подлипки (ныне город Королёв) и пройти там стажировку. Вернувшись, он вскоре стал заместителем начальника цеха.

 

Из беседы с А.М. Солдатенковым.

- КИС - это окончательная технологическая цепочка. Далее уже ракета грузится в вагоны и - на полигон. В конце декабря 1958-го мы отправили нашу первую ракету на Байконур, и я тоже туда поехал в качестве руководителя куйбышевской группы. Стояла цель - осуществить запуск в короткие сроки. Этому не смогло помешать даже небольшое происшествие. При транспортировке уже на полигоне наше изделие ударил мотовоз. Разгорелись споры - насколько это повредило конструкции. Речь даже шла о том, чтобы вернуть ракету на завод. Однако на месте было принято решение создать комиссию на месте с участием всех специалистов, проверить и дать заключение. Это заключение оказалось положительным. Вспоминаю, как С.П. Королёв пригласил меня на трибуну и долго расспрашивал о моем мнении относительно готовности изделия к полету. После долгих дискуссий мы пошли на осознанный риск, и в итоге он оказался оправдан. Полет прошел гладко.

Тогда вообще пуск ракеты превращался в настоящий праздник для всех причастных к этому событию. На Байконуре мы жили в бараках, наша первая комната вмещала 14 человек, и по тем меркам считалась едва ли не «люксом». Но никто на эти спартанские условия особого внимания не обращал. Все буквально горели общим делом. В то время на полигоне вообще все вопросы рассматривались очень оперативно. То, что у нас согласовывалось несколько месяцев, там решалось за час.

 

С первых месяцев работы Солдатенкова в сборочном цехе руководитель филиала № 3 ОКБ-1 (будущего предприятия ЦСКБ) Д.И. Козлов обратил внимание, как четко и грамотно принимает решение молодой руководитель, и предложил ему перейти непосредственно под свое начало. Александр Михайлович не возражал. С декабря 1959 года он стал ведущим конструктором этого предприятия. Ещё через год с небольшим Солдатенков принял предложение Козлова стать замом, а затем - первым заместителем главного конструктора ЦСКБ. Фактически отвечая за все без исключения направления деятельности фирмы, Александр Михайлович с первых лет стал летать руководителем куйбышевской группы на полигон. Непосредственно в пуске Ю.А. Гагарина он не участвовал, но воочию наблюдать этот исторический старт Солдатенкову довелось. Воспоминания об этом эпохальном моменте у него свежи и по сей день. А после первого полета человека в космос пошла напряженная работа.

 

Из беседы с А.М. Солдатенковым.

- В 1961 году нашей фирме передали для серийного производства спутник-разведчик «Зенит-2». Курирование этого направления тоже входило в мои функции, как первого зама. В качестве технического руководителя я ездил практически на все пуски. Конструктивных недостатков изделий в тот период хватало. Аварии на той же ракете Р-7 тогда случались относительно часто, особенно по системе управления. А вот по конструкции принципиальных недостатков не было, просто от года к году, от модификации к модификации шло совершенствование «семерки» (рис. 4-6).

Работа по спутникам отнимала много сил. «Зенит-2», имея небольшое разрешение, осуществлял обзорную разведку, а пришедшие позднее изделия «Зенит-4» уже позволяли делать разведку детальную. Спутники совершенствовались и внедрялись по мере совершенствования способов фотосъемки. На подавляющем большинстве пусков «Зенитов» я присутствовал лично. Впрочем, как и на пусках спутниках следующего, принципиально нового, семейства – «Янтарь». На этих аппаратах уже устанавливались солнечные батареи, что позволило значительно увеличить продолжительность полета.

Отдельная строка моей профессиональной биографии - проект «Союз-Аполлон», осуществление которого пришлось на июль 1975 года. Но до этого, по всем канонам надежности, нам предписали осуществить 15 аналогичных пусков, на которые отвели полтора года. Это нормальный срок для такой работы. Ведь мы имели опыт запуска полусотни ракет в год, когда старты шли каждую неделю. В итоге перед «Союзом-Аполлоном» мы сделали 16 полетов, тем самым «перевыполнив» план. Все прошло без особых проблем (рис. 7, 8).

Полет «Союз-Аполлон» прошел без замечаний. Если не считать одного - в последний момент перед стартом отказала телеаппаратура на борту. Ракета уже была заправлена, но пошли разговоры о переносе даты пуска. Лично я был среди тех, кто высказался против. Я утверждал, что откладывать ничего не надо, а ремонт можно осуществить и в полете. Так в итоге и вышло, хотя возможность отмены старта существовала вполне реальная. Да и вообще в тот момент на старте царила напряженная атмосфера. Хотя иначе и не должно быть, когда речь идет о таком беспрецедентном проекте. Каждый должен осознавать всю меру ответственности. И вместе с тем не бояться принимать решения. В противном случае, человеку просто нечего делать в нашей профессии. За участие в проекте «Союз-Аполлон» я получил Государственную премию СССР.

А сколько руководителей нашего государства и других стран побывало на Байконуре на стадии воплощения того исторического советско-американского проекта - не сосчитать! Хрущев, Брежнев, Де Голь, Помпиду…

С 1979 года я стал совмещать две должности: одновременно являлся заместителем генерального конструктора ЦСКБ и главным конструктором ракеты Р-7. Прекрасно помню трагедию в Плесецке, когда на старте загорелась и взорвалась ракета, из-за чего 48 человек погибло. Об этом в последнее время было много написано, и появились комментарии очевидцев тех страшных событий. Я прибыл на место буквально через считанные часы после случившегося. На тот момент еще не были убраны все обгоревшие трупы. Зрелище жуткое. Мы сразу разбились на группы для установления причин, исследовали материальную часть и восстановили полную картину аварии. Далее мы в течение двух лет осуществляли соответствующие мероприятия, с тем, чтобы в дальнейшем избежать подобной катастрофы.

 

За долгие годы работы Александр Михайлович воспитал множество учеников. А в свое время он, заслуженный и вместе с тем еще молодой работник, много перенял у тогдашних авторитетов ракетно-космической отрасли, в частности - у ее патриарха С.П. Королёва. Вспоминает Солдатенков такой случай. Шел 1965 год. Александр Михайлович отработал на очередном (каком уже по счету!) пилотируемом пуске, и, не дождавшись приземления аппарата, вернулся с группой в Куйбышев. Едва оказавшись дома, он получает сообщение: находившийся на Байконуре С.П. Королёв просит Солдатенкова срочно прилететь опять на полигон. Делать нечего - надо лететь. Утром на совещании Сергей Павлович объяснил свою позицию так: ответственные лица должны оставаться на полигоне до самой посадки экипажа и разделить со всеми радость очередной победы. «А Ленинскую премию за «Зениты» вы все равно получите», - закончил Королёв свой монолог, обращаясь к Солдатенкову (рис. 9-11).

На спасение экипажа – лишь секунды

Золотую Звезду Героя Социалистического Труда Александр Михайлович получил в 1987 году по совокупности его заслуг перед отечественной космонавтикой, но сам он говорит, что в основном столь высокая награда была дана за его участие в событиях 1983 года. Считанные секунды тогда отделяли космонавтов Владимира Титова и Геннадия Стрекалова от неминуемой гибели. Но решительные действия Солдатенкова и генерал-майора Алексея Шумилина в ходе приведения в действие системы аварийного спасения (САС) не дали произойти трагедии.

Специалисты, конечно, знают: САС, призванная в случае нештатной ситуации на старте осуществить «отстрел» блока с космонавтами, устроена так, что одновременно соответствующую команду должны подать два ответственных лица. Эти лица - так называемый «стреляющий» (он отдает расчетам команды на подготовку к запуску) и технический руководитель (его функции заключаются в контроле над работой аппаратуры и в принятии решений в случае аварийной ситуации). Оба эти человека следят за стартом в перископ из расположенного на расстоянии 300 метров от ракеты бункера, у каждого из них свой оператор - человек, находящийся в отдельном помещении под охраной военнослужащего. В случае аварии каждый оператор получает «свою» команду, и уже при условии синхронного реагирования на эти команды происходит «отстрел» экипажа. Но лучше всего о той истории рассказал сам участник событий.

 

Из беседы с А.М. Солдатенковым.

- «Стреляющим» тогда был генерал Алексей Шумилин, а техруководителем - я. Как и положено, за два часа до старта каждый из нас получил соответствующий код - ключевое слово, которое, в случае чего, мы должны передать операторам, и последние в этом случае уже обязаны кнопки аварийного спасения. Обязательно синхронно, в противном случае система не сработает.

И вот я в перископ наблюдаю за происходящим на старте, начинается пуск, подается команда «дренаж», за ней следует «наддув» - и вдруг я вижу, что началось неожиданное возгорание ракеты. В ту же секунду мы со «стреляющим» синхронно передаем операторам свои шифры (у меня это было слово «Ангара»), и система аварийного спасения моментально была приведена в действие. Отсек с космонавтами отстрелился и благополучно приземлился в полутора километрах от стартового комплекса. А вот сама ракета сгорела за считанные секунды буквально у нас на глазах. Кстати, до этого я спрашивал специалистов, сколько времени идет основная стадия ее горения. Слышал разные мнения - две минуты, пять минут… Так вот, я скажу как свидетель: ничего подобного! Повторю - ракета после воспламенения испарилась в буквальном смысле за считанные секунды, чему я и оказался очевидцем (рис. 12-14).

Александр Михайлович рассказывал об этом эпизоде, вошедшем в летопись отечественной космонавтики как пример уникального спасения экипажа, очень спокойно и как-то обыденно. Говорят, когда после этого случая во время поездок в столицу Солдатенкову приходилось встречаться с Геннадием Стрекаловым, космонавт неизменно настойчиво приглашал спасителя отметить свое «второе рождение». Да и действительно: промедли тогда Солдатенков хотя бы несколько мгновений, и гибели двух покорителей космоса не избежать.

Но это был лишь один из пусков, в которых участвовал Александр Михайлович. Всего же их в его биографии оказалось порядка пятисот!

Каким руководителем считают Солдатенкова его бывшие коллеги, и прежде всего - он сам? Александр Михайлович говорит, что - жестким. Требовать с подчиненных работы на пределе физических и моральных возможностей ему приходилось ежедневно. Расслабляться не давал никому, да и «любимчиков» у него никогда не было. Со всех спрашивал одинаково. Ругать - ругал, но вот на крайние меры шел нечасто. Только в том случае, если видел, что человек неисправим, неуправляем, что каждый его шаг наносит вред общему делу, то ставил вопрос о переводе на другую работу. Основные его требования к коллегам - профессионализм и честность. Если хотя бы одна из этих составляющих отсутствует, то крупных неприятностей не миновать. А за каждым таким случаем - жизни человеческие.

Говоря о генеральном директоре – генеральном конструкторе ГНПРКЦ «ЦСКБ-Прогресс» Д.И. Козлове, с которым Солдатенков, как говорится, не один пуд соли съел, Александр Михайлович отмечает незаурядные организаторские способности генерального. При создании ЦСКБ Дмитрий Ильич брал за основу принцип организации труда, используемый в «королёвском» ОКБ-1. Многое из опыта москвичей он в кратчайшие сроки адаптировал на волжской земле, сплотил вокруг себя мощный коллектив, способный решать самые сложные задачи. Подспорьем тут были и личные связи Козлова, и его неуемная жажда деятельности по всем направлениям, от чисто профессиональных вопросов до бытовых, таких, как строительство жилья, детских и оздоровительных объектов, и так далее, и тому подобное.

…Рассказывать об увлечениях таких людей, как Солдатенков, зачастую представляется делом непростым, ведь далеко не всегда у них остается время не только на хобби, но и на то, чтобы элементарно побыть в кругу семьи. Кстати, о семье. Женился Александр Михайлович в 1951 году. Дочь Солдатенковых окончила КуАИ, работала в ЦСКБ, преподавала, а 10 лет назад опять стала сотрудницей коллектива, в котором трудился ее отец. Внучка окончила политехнический институт, получила второе высшее образование, и сейчас работает в Самарской областной администрации.

Что же до личных пристрастий, то тут Александр Михайлович отдавал предпочтение охоте. В молодости он и лося добывал, и на пернатую дичь несчетное количество раз ходил. В литературе он особо выделял книги по истории древнего мира. Все, что делается в России сейчас, рассуждает Александр Михайлович, человечество уже «проходило». Это относится и к негативным моментам, и к позитивным. Только к XXI веку страна пришла на новом, куда более сложном и непредсказуемом, витке. В общем, все - как при освоении космоса.

Государственные награды и звания А.М. Солдатенкова: Герой Социалистического Труда, Золотая медаль «Серп и Молот», орден Ленина, орден «За заслуги перед Отечеством 4 степени», два ордена Трудового Красного Знамени, орден «Знак Почета», медаль «За трудовое отличие», медаль «Ветеран труда», юбилейная медаль «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», лауреат Ленинской премии, лауреат Государственной премии СССР (рис. 15-21).

Евгений Чубачкин

 

 

Юлия Рубцова

«Волжская коммуна», 16 августа 2013 года

Александр Солдатенков – человек своего времени

С именем Александра Солдатенкова связаны запуски первых стратегических межконтинентальных ракет в начале космической эры. Он 55 лет занимался разработкой и испытаниями ракет-носителей и космических аппаратов, модернизацией и созданием нового поколения ракет- носителей типа Р-7А и «Союз-2». При его участии было запущено более тысячи пилотируемых и грузовых кораблей, космических аппаратов. Почти три сотни космонавтов отправились на орбиту с легкой руки Солдатенкова.

 

А кто это – Солдатенков?

В 2011 году назад комиссия по присуждению звания «Почетный гражданин города Самары» рассматривала предложенную на утверждение кандидатуру. На заседании прозвучал вопрос: «А кто это - Солдатенков? Не слышали такой фамилии…» Потом, конечно, разобрались и звание присвоили. Можно понять, почему возник такой вопрос. Космическая отрасль всегда была закрытой, а люди такого уровня, как Солдатенков - засекречены. Да и Александр Михайлович был скромным человеком, и не афишировал свои звания и залуженные награды. Они сами за него говорят: Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии и Государственной премии СССР, кавалер двух орденов Красного Знамени, орденов «Знак Почета» и «За заслуги перед Отечеством» IV степени…

Когда в Самаре задумались о почетном звании для конструктора, Солдатенков уже был Почетным гражданином города Байконура. Туда он впервые приехал в 1958 году, когда шло строительство космодрома и начались первые испытания ракет. Там его знали и как технического руководителя по летно-конструкторским испытаниям, и как заместителя генерального конструктора ЦСКБ Дмитрия Козлова, и как главного конструктора ракет-носителей, и как члена Государственной комиссии по пилотируемым программам.

 

Человек на своём месте

Александр Михайлович постоянно находился в командировках, и не только на Байконуре, но и в Плесецке. Работал над модификациями «Зенитов», пусками автоматических кораблей на Венеру и Марс, спутниками в интересах министерства обороны.

Александр Михайлович был удивительно талантливым, энергичным человеком. На это обратил внимание знаменитый Генеральный конструктор Сергей Павлович Королёв.

«Вообще, у нас были доверительные отношения, о которых немногие догадывались, - вспоминал сам Александр Михайлович о Генеральном. –Если ругал, то всегда по делу. Так вот, однажды и мне досталось. Пошумел-пошумел, а потом сказал мне, что, мол, много ты чудишь, а Ленинскую премию всё равно получишь!»

Ленинскую премию Солдатенков вскоре действительно получил, как и грозился Королёв. Исполнилось ему тогда сорок лет. В том же году ушел из жизни его учитель, от которого он перенял техническую въедливость и умение работать с коллективом.

«Солдатенков принимал мгновенные решения в любых штатных и нештатных ситуациях», - вспоминает ветеран «ЦСКБ-Прогресс» Георгий Фомин.

Это качество спасло жизнь двум космонавтам - Владимиру Титову и Геннадию Стрекалову в 1983 году. За несколько секунд до трагедии вместе со «стреляющим» ответственным за пуск от военных Алексеем Шумилиным они одновременно отдали команды на нажатие кнопки аварийного спасения. Космический аппарат отстрелился, и космонавты благополучно приземлились в нескольких километрах от пылающего старта.

«Солдатенков с первых дней прихода в отрасль оказался на своем месте. Он был грамотным человеком и, прежде чем принять какое-то решение, все просчитывал, - рассказывает ветеран «ЦСКБ-Прогресс» Владислав Пластинин. - У него была колоссальная интуиция, которой многие удивлялись. Он нутром чувствовал ракету! Каждую деталь из тысячи! Он не боялся ответственности. Отстаивал свое мнение, невзирая на авторитеты. И никогда в своих решениях не ошибался».

 

Школа Солдатенкова

Солдатенков воспитал не одно поколение конструкторов и инженеров не только на предприятии в Самаре, но и на Байконуре.

Генерал-майор, начальник штаба космодрома Байконур Владимир Томчук помнит, как появился на полигоне в звании лейтенанта в 1979 году, и даже не предполагал, что окажется через двадцать лет бок о бок с Солдатенковым у перископа в командном пусковом бункере во время стартов.

«Многие чувствовали рядом с ним себя уверенно. Солдатенков - самородок, мудрый, простой русский человек. Он всегда повторял: «Не надо бояться техники, надо ее понимать», - вспоминает Томчук. - И я это усвоил, это усвоили многие, с кем он работал. А еще у него было великолепное чувство юмора. Он мог шуткой снять напряжение, поддерживал всех одним только своим присутствием».

Заместитель генерального конструктора «ЦСКБ-Прогресс» Дмитрий Баранов, представитель молодого поколения, осуществляющий сегодня пуски и на Байконуре, и на новом космодроме в Куру во Французской Гвиане, рассказывает: «Я никогда не слышал, чтобы Солдатенков кого-то немотивированно ругал, он никогда не оказывал психологического давления на подчиненных».

Многие сослуживцы конструктора вспоминают, как терпеливо он объяснял людям то, что они недопонимали. Он мог кого-то и поругать по делу, но потом извиниться. Знал сотни своих сотрудников по имени-отчеству. Об этом рассказал заместитель генерального директора - генеральный конструктор предприятия Равиль Ахметов.

Александр Михайлович был добрым и сильным человеком. Помог он и нашему самарскому космонавту, теперь уже Герою России Олегу Кононенко, когда тот работал в ЦСКБ и мечтал полететь в космос. Солдатенков поверил в Олега и рекомендовал его и как опытного инженера, и как целеустремленного человека. А к словам такого авторитета от космонавтики всегда прислушивались.

В свой первый полет на Международную космическую станцию Кононенко взял выцветший от казахстанского солнца любимый берет Солдатенкова, с которым тот не расставался долгие годы на Байконуре. По возвращении на Землю вернул его хозяину, а тот передал берет в музей предприятия.

После сообщения о смерти Солдатенкова Олег специально прилетел в Самару из Центра подготовки космонавтов, чтобы проститься с конструктором и передать ему слова уважения от всех космонавтов.

Попрощаться с Солдатенковым прилетели и представители руководства космической отрасли страны, предприятий-смежников со всей России и ближнего зарубежья.

В ДК имени Литвинова, где происходило прощание, люди без стеснения называли Солдатенкова талантливым и гениальным, и каждый объяснял, почему. А еще были «мужские» слезы, которые так и не смогли сдержать те, кто знал Александра Михайловича ближе...

Лучшая память о Солдатенкове - его многочисленные ученики и пуски ракет с Байконура и Плесецка, с Гвианского космического центра, а в дальнейшем с космодрома «Восточный», откуда предстоит стартовать его любимой «семерке».

 

 

12 августа 2013 года, 12:51

Скончался Почетный гражданин Самары Александр Солдатенков

Вчера, 11 августа, на 87 году жизни после тяжелой болезни скончался Герой Социалистического Труда, ветеран космонавтики России, Александр Михайлович Солдатенков.

Администрация города выражает глубокие соболезнования родным и близким Александра Солдатенкова.

Под его руководством велась подготовка к запуску на орбиту космического корабля «Восток» с первым космонавтом на борту.

Солдатенков Александр Михайлович награжден орденом Ленина, двумя орденами «Трудового Красного Знамени», орденами «Знак Почета» и «За заслуги перед Отечеством IV степени», является лауреатом Ленинской и Государственной премий СССР, носит звание Почетный гражданин города Байконур. Награждён ведомственными наградами медалью «Звезда Циолковского» и знаком Королёва Российского авиационно-космического агентства, знаком «За обеспечение космических стартов» Федерального космического агентства.

Прощание состоится 13 августа 2013 года с 10:00 до 11:30 по адресу: площадь имени Кирова, ДК имени Литвинова.

 

 

12 августа 2013 года, 17:11

Меркушкин и правительство области выразили соболезнования родным Александра Солдатенкова

Губернатор Самарской области Николай Меркушкин от имени правительства Самарской области и от себя лично выразил глубокие и искренние соболезнования родным и близким известного конструктора ракетно-космической техники, ветерана ФГУП ГНПРКЦ «ЦСКБ-Прогресс» Александра Михайловича Солдатенкова.

«Будучи главным конструктором легендарных ракет-носителей Р-7, Р-7А и «Союз-2», членом Государственной комиссии по пилотируемым программам, Александр Михайлович оставил яркий след в истории отечественного ракетостроения», — говорится в правительственной телеграмме.

О его выдающихся заслугах перед Родиной свидетельствуют многочисленные награды – два ордена Трудового Красного Знамени, орден «Знак почета», орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени и многие другие.

«Вместе с Вами мы скорбим о постигшей нас утрате. Александр Михайлович навсегда останется в нашей памяти как замечательный человек, выдающийся конструктор, истинный патриот нашей страны», — заключил Николай Меркушкин.

 

 

11 апреля 2014 года, 16:50

Мемориальная доска в честь почетного гражданина города Солдатенкова установлена в Самаре

Она появилась на доме, где жил знаменитый конструктор «ЦСКБ-Прогресс».

Торжественная церемония открытия памятного знака в честь почетного гражданина Самары и города Байконур, Героя социалистического труда Александра Михайловича Солдатенкова состоялась в пятницу, 11 апреля, накануне всемирного Дня космонавтики. Мемориальная доска расположена на доме № 218 по ул. Молодогвардейской, где жил знаменитый конструктор, который весь практически весь трудовой путь посвятил работе в ЦСКБ «Прогресс».

На мероприятии присутствовали представители власти, коллеги, друзья и родные Александра Михайловича.

С памятной речью выступили исполняющий обязанности главы города Виктор Кудряшов и генеральный директор Государственного ракетно-космического центра ЦСКБ «Прогресс» Александр Кириллин.

«Сегодня мы отдаем дань памяти настоящей легенде — Александру Михайловичу Солдатенкову. Практически всю жизнь он отработал на нашем предприятии, прошел путь о рядового инженера до заместителя генерального конструктора, практически на своих плечах на протяжении 45 лет нес бремя технического руководителя при подготовке всех пилотируемых полетов», — сказал Кириллин.

Вся жизнь Александра Солдатенкова была неразрывно связана с развитием отечественной космонавтики. Легендарный ракетостроитель родился 14 января 1927 года в городе Грачевка Оренбургской области. После окончания в 1951 году Куйбышевского авиационного института был направлен на завод «Прогресс», а в 1960-м переведен в Куйбышевский филиал № 3 ОКБ–1 (впоследствии ЦСКБ) ведущим конструктором.

Под его руководством велась подготовка к запуску на орбиту космического корабля «Восток» с первым космонавтом на борту. Александр Михайлович – автор более 50 научных работ и изобретений с грифом «секретно», главный конструктор ракет-носителей типа Р-7, Р-7А, и «Союз–2» (рис. 22, 23).

 

Список литературы

 

Голованов Я.К. 1994. Королев: факты и мифы. М., Наука. : 1-800.

Голованов Я.К. 2001. Заметки вашего современника. Т.3. 1983-2000. М., Изд-во «Доброе слово».

Дмитрий Ильич Козлов. Генеральный конструктор. Самара, ООО Художественно-производственное предприятие «ИФА-Пресс». 1999.

Ерофеев В.В. 2006. Генерал космической верфи. – В газ. «Волжская коммуна», 2006 год, №№ 51, 137, 142, 147, 152, 157, 162, 167, 172, 177, 182, 187, 192, 197, 202, 210.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2007. Конструктор космической верфи (Самара космическая. Дмитрий Ильич Козлов и его соратники). Самара, изд-во «Офорт», 2007 год. 308 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2009. Конструктор космической верфи (Самара космическая. Дмитрий Ильич Козлов и его соратники). Самара, изд-во «Офорт», 2009 год. 308 с., цв. вкл. 16 с.

Космонавтика. Маленькая энциклопедия. Гл. редактор В.П. Глушко. 2-е изд., доп. М,. «Сов. энциклопедия», 1970. : 1-592.

Первушин А. 2004. Битва за звезды. М., ООО «Издательства АСТ». :1-831.

Ракетно-космическая корпорация «Энергия» им. С.П. Королева. Гл. ред. Ю.Л. Семенов. 1996.

Рубцова Ю. Он научил взлетать ракеты. - Газета «Волжская коммуна», 12 апреля 2005 года.

Центральное специализированное конструкторское бюро. Самара, изд-во «Агни». 1999.

Черток Б.Е. 1999. Ракеты и люди. М, Машиностроение.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара