При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Росовский Алексей Андреевич

В книге воспоминаний под заголовком «О времени и себе», вышедшей из печати за три года до его ухода из жизни, он писал так: «Каждый город имеет свою судьбу, но создают ее люди, которые строят дома, заботятся о чистоте и порядке на улицах, благоустройстве дорог, площадей и парков. Все это вместе делает город уникальным и неповторимым». К этим словам стоит добавить, что общие усилия горожан только тогда приносят наибольшую пользу, когда их возглавляет умелый и крепкий руководитель. Именно таким был он - председатель Куйбышевского горисполкома в 60-х – 70-х годах прошлого века Алексей Андреевич Росовский (рис. 1-3).

За всю более чем 400-летнюю историю Самары ни одному человеку не довелось руководить нашим городом больше времени, чем ему. На посту председателя Куйбышевского горисполкома (по-нынешнему – главой города, или мэром) Росовский находился с декабря 1964 года по май 1982 года, то есть 17 с половиной лет.

Но если при этом учесть, что еще раньше, в 1960 году, Росовский пришел на должность сначала секретаря горкома партии, а затем - заведующего отделом областного комитета КПСС, то получается, что Росовский пережил пятерых (!) первых секретарей обкома - Александра Мурысева, Изяслава Балясинского, Александра Токарева, Владимира Орлова и Евгения Муравьева. А они в советское время фактически были хозяевами регионов, и каждый из них имел свой характер, свои требования и свои амбиции.

Опытные управленцы знают: порой даже после смены одного вышестоящего начальника с ним бывает сработаться совсем непросто. И если председатель горисполкома смог не просто удержаться в своем кресле при разных пятерых руководителях, но и при этом успешно работать, уже один этот факт говорит о его высочайшем профессионализме и умении при любых обстоятельствах находить контакт с людьми.

 

У истоков

Алексей Андреевич Росовский родился 6 апреля 1923 года в маленьком селе Степановка, что в Сумской области на Украине, в семье служащих. Здесь же он учился в средней школе, после чего поступил в Сумской техникум химического машиностроения. Диплом о его окончании он защитил в мае 1941 года и был распределен на здешнее механическое предприятие, но успел здесь проработать меньше месяца. В самом начале войны завод вместе с персоналом был эвакуирован в Куйбышев. В нашем городе молодой парень попал на авиационный завод № 1 (ныне ГНПРКЦ «ЦСКБ-Прогресс»), где проработал вплоть до 1956 года, пройдя трудовой путь от конструктора технологического отдела до секретаря заводской парторганизации (рис. 4-9).

Вот некоторые вехи его биографии. В ноябре 1942 года А.А. Росовского назначали на должность технолога в мастерскую по холодной высадке заклёпок, болтов и гвоздей. В декабре 1945 года он стал руководителем группы в бюро стандартизации, а в январе 1947 года – руководителем этого бюро.

Но это было уже потом. А в 1942 году на предприятии началось формирование новой футбольной команды, основу корой составили эвакуированные в наш город ведущие игроков ряда московских клубов, а также воронежского спортивного общества. При этом в команду привлекли и немало местных футбольных воспитанников. Вот как об этом вспоминал Алексей Росовский в своих мемуарах:

«В марте 1942 года в цехах завода были вывешены объявления: «Ребята, игравшие до войны в футбол, приглашаются на организационное собрание в комитет комсомола». Я, конечно, пошел… А в начале апреля 1942 года областной комитет «Крылья Советов» собрал всех футболистов Безымянки на спортивной площадке 9-го ГПЗ на углу улиц Калинина и Физкультурной. Обсуждался вопрос участия в розыгрыше первенства и Кубка города. Вскоре на стадионе «Локомотив» состоялось открытие сезона, а затем прошел блиц-турнир с участием городских и безымянских команд».

Нужно добавить, что Росовский в 1944-1945 годах в качестве второго вратаря команды «Крылья Советов» участвовал в нескольких матчах Кубка СССР и первенства страны во второй группе. Однако травма колена заставила его покинуть футбольное поле в 24 года. Со спортом он, правда, не расстался. До 1951 года Росовский продолжал играть за свой завод в волейбол, и даже входил в сборную Куйбышева. Позже, уже будучи на руководящих должностях, он никогда не забывал «Крылья Советов», всегда оказывал команде необходимую помощь (рис. 10-14).

В 1948 году Алексей Росовский женился на Зое, молодой работнице завода № 1, которую считали одной из первых красавиц предприятия. Впоследствии Алексей Андреевич и Зоя Васильевна прожили вместе больше 60 лет (рис. 15, 16).

В том же 1948 году А.А. Росовский вступил в ряды КПСС. После этого карьера молодого коммуниста быстро пошла по партийной линии. В октябре 1951 года Росовского избрали заместителем секретаря партийного комитета завода № 1, через полтора года он уже стал секретарём парткома предприятия, а в сентябре 1956 года А.А. Росовского избрали на должность первого секретаря Кировского районного комитета КПСС города Куйбышева. В этой должности он проработал более четырёх лет – до того, как в октябре 1960 года его избрали вторым секретарём Куйбышевского горкома КПСС. В январе 1963 года Росовский стал заведующим отделом партийных органов Куйбышевского промышленного обкома КПСС. Он находился на этом посту вплоть до отставки Н.С. Хрущева, после чего было упразднено деление областных комитетов партии на сельские и промышленные обкомы (рис. 17-25).

В новом обкоме, согласно мемуарам самого А.А. Росовского, он оказался «не у дел». В связи с этим «на самом верху» было принято решение перевести его на работу в советские органы власти. В итоге 17 декабря 1964 года А.А. Росовский был избран на пост исполняющего обязанности председателя исполкома Куйбышевского городского Совета народных депутатов. «Полноценным» председателем горисполкома он стал в марте 1965 года, после утверждения его на сессии Куйбышевского городского Совета.

 

Выговор за дворец

В начале 60-х годов А.А. Росовский вместе с другими хозяйственными руководителями города получил… выговор по линии ЦК КПСС. Как и почему это произошло, он сам рассказал в своей книге «О времени и о себе», вышедшей в свет в 2006 году. Далее цитирую по тексту книги.

«Интересна история строительства заводского Дворца культуры на площади им. Кирова. Начну с конца.

10 мая 1962 года в газете «Правда» была опубликована статья «Еще раз по поводу излишеств в строительстве и архитектуре».

«- Однако, как показывает практика, - отмечалось в ней, - в ряде городов все еще имеют место факты, которые свидетельствуют о том, что борьба с излишествами в проектировании и строительстве не завершена. В этом повинны не только проектировщики, но и местные партийные, советские и хозяйственные органы, которые под разными предлогами поощряют сооружение зданий с большими излишествами.

Так, в городе Куйбышеве в результате незаконного изменения проекта и без согласия проектной организации к Дворцу культуры был пристроен десятиколонный портик с фронтоном. В зрительном зале удобные и экономичные люминесцентные светильники заменены массивными бронзовыми люстрами. В зале установлены дорогостоящие кресла, изготовленные по спецзаказу по образцам мебели прошлого столетия. Эти излишества повлекли за собой значительный перерасход средств. Только на возведение портика, которого не было в проекте, затрачено свыше 100 тыс. рублей в новом масштабе цен.

Вопрос о пристройке портика был санкционирован секретарем Куйбышевского горкома КПСС тов. Росовским. В беседе с представителями Союза архитекторов СССР тов. Росовский заявил: «Ведь мы привыкли, что дворцы культуры должны быть с портиками. Без портика Дворец был бы похож на швейную фабрику».

В заметке говорилось также об излишествах, допущенных при возведении Дворца культуры в подмосковном Калининграде и строительстве проходящего через безлюдную пустыню Кара-Кумского канала в Таджикской ССР, где архитектурные украшения были действительно ни к чему.

Эта статья обсуждалась в июне 1962 года на заседании Секретариата ЦК КПСС, который постановил: «За активное содействие строительству с большими излишествами Дворца культуры в Кировском районе г. Куйбышева секретарю Куйбышевского горкома КПСС Росовскому А.А. объявить выговор». Это заседание вел М.А. Суслов, присутствовали Н.М. Шверник, А.П.Кириленко, П.Н.Демичев, О.В.Куусинен.

А теперь - предыстория этого выговора.

В годы войны на Безымянке действовал только один небольшой клуб 9-го ГПЗ. Не помню точно, но, кажется, в конце войны был построен клуб «Родина». Достался он заводу № 18, хотя на него претендовали и другие предприятия. Затем был введен в действие клуб «Победа», хозяином которого стал завод № 1. Говорят, что на концерте, посвященном его открытию, конферансье сказал: «В борьбе за «Родину» вы получили «Победу». Конечно, для такого многочисленного коллектива, как завод № 1, клуб «Победа» (переданный впоследствии заводу «Экран») был явно маловат, поэтому в коллективе постоянно жила идея получить Дворец культуры. И вот в декабре 1950 года на заводской партийной конференции первый секретарь обкома КПСС А.М. Пузанов, выступая перед делегатами, зачитал постановление Совета Министров СССР за подписью Сталина о разрешении строительства в Кировском районе г. Куйбышева Дворца культуры объемом 90 тыс. куб. метров. Заказчиком на строительство был определен завод № 1.

Несмотря на то, что на проектирование Дворца культуры выделялись немалые финансовые средства, за 1951 и 1952 годы техническая документация подготовлена не была. Этот вопрос остро обсуждался на очередной заводской партийной конференции, после чего мне пришлось вплотную заняться этой проблемой.

Лимиты на проектирование Дворца были выделены Куйбышевскому филиалу московского института «Гипроавиапром». Первый вариант основных планировочных решений будущего Дворца институт выполнил в 1951 году, но в Москве проект забраковали. Второй вариант в столицу не направлялся, так как был отклонен на заседании местного градостроительного совета при главном архитекторе города. Выход из создавшегося положения подсказал заместитель директора завода А.А. Кокин, предложивший рассмотреть возможность использования уже готового проекта, а не «изобретать велосипед». Выбор был остановлен на Дворце культуры Нижнетагильского металлургического комбината, куда я решил немедленно вылететь.

В состав делегации были включены главный архитектор города Е.Ф. Гурьянов, директор Куйбышевского филиала «Гипроавиапром» Б.П. Маковский, заместитель директора завода А.А. Кокин, председатель завкома профсоюза А.К. Анохин, начальник отдела капитального строительства завода Басов. На заводском самолете мы прилетели в Верхнюю Салду, оттуда автобусом выехали в Нижний Тагил.

Дворец металлургов производил хорошее впечатление. Прекрасно смотрелся главный фасад с портиком, обе боковые стороны были увенчаны полуколоннами. Особенность планировочного решения нижнетагильского Дворца состояла в том, что он, в плане почти квадратный, имел круглое центральное фойе, используемое для танцев и других массовых мероприятий. Отсюда посетители могли попасть в комнаты для кружковой работы, спортзал и в театральный зрительный зал. Нас удивило то, что из фойе был выход в расположенный на первом этаже ресторан. Директор нижнетагильского Дворца посоветовала: «Если хотите строить у себя такой же, не открывайте в нем ресторан. Отсюда люди часто выходят в нетрезвом виде, и, имея свободный доступ в здание, приносят немало хлопот администрации». Она-то и предложила нам сделать вместо ресторана кинозал. Ее совет был учтен, и дело сдвинулось с «мертвой точки».

Сделать привязку проекта нижнетагильского Дворца к нашей местности было поручено московскому институту «Гипроавиапром», архитектором назначили Акима Васильевича Тарасова. Строительство здания поручили тресту № 11 (управляющий Владимир Дмитриевич Дынин). Сметно-финансовый расчет в сумме 14 999 тыс. рублей был утвержден министром авиационной промышленности П.В. Дементьевым. Кстати, министр в то время имел право разрешать строительство социальных объектов стоимостью не более 15 миллионов рублей. Возведение объектов большей сметной стоимости необходимо было согласовывать с Госпланом и утверждать в Совете Министров СССР.

В то время по утвержденному сметно-финансовому расчету можно было начинать строительство, не имея полного комплекта чертежей. Их институт поставлял поэтапно - на фундамент, коробку, кровлю. Руководство ходом работ осуществляли заместитель директора завода Николай Александрович Романов, начальник ОКСа Басов и архитектор Серболин.

Дворец культуры, как и многие другие социальные объекты того времени, строился медленно. К 1955 году, когда вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об устранении излишеств в строительстве и архитектуре», он был возведен чуть выше фундамента. Продолжать работу нам не разрешили.

В постановлении предписывалось пересмотреть все проекты строящихся объектов промышленного и гражданского строительства и освободить их от излишеств. Под эту кампанию попал и наш Дворец. Всю документацию пришлось отправить в Москву на доработку. В итоге объем здания был уменьшен примерно на треть. Вместо квадратного в плане оно стало П-образным. Из документации были также изъяты круглый зал, портик фасада, полуколонны боковых фасадов. От классического архитектурного стиля практически ничего не осталось. Со всем этим пришлось смириться: Постановления ЦК КПСС и Совмина СССР были законом.

Возведение Дворца было начато фактически «с нуля», то есть с переделки фундамента. В ходе нового проектирования и строительства, естественно, возникало много вопросов (по отделке интерьеров внутренних помещений, по оборудованию, мебели и пр.). Директор завода В.Я. Литвинов утвердил художественный совет, решения которого были обязательны для проектировщиков и всех заводских служб, участвующих в строительстве. Позднее управляющий трестом В.Д. Дынин отметил, что без огромного вклада коллектива завода трест вряд ли мог построить такое здание. Привлекались также специалисты Художественного фонда РСФСР, метростроители-отделочники из других городов.

Когда кладка стен стала приближаться к завершению, на заседаниях художественного совета стал неоднократно подниматься вопрос о том, что здание выглядит как-то убого и совсем не похоже на дворец. Так оно, собственно, и было. В то время я уже работал первым секретарем Кировского райкома КПСС, постоянно бывал на строительстве, участвовал в заседаниях художественного совета, члены которого на одном из оперативных совещаний единогласно высказались за то, что необходимо «облагородить» здание, приблизив его архитектурный облик к классическим образцам зданий подобного назначения. Прежде всего, он потребовал пристроить к главному фасаду портик. Особенно настойчив был главный инженер треста № 11 Семен Иванович Пашков. Свою позицию в этом вопросе четко определил и архитектор проекта А.В. Тарасов: он также высказался за пристройку портика, пообещал сам сделать чертежи, но из-за боязни быть снятым с работы подписывать их категорически отказался.

Всю ответственность за решение многих вопросов пришлось брать на себя. Мы пригласили в райком КПСС директора института «Промстройпроект», главного архитектора города и управляющего Кировским отделением Стройбанка СССР, которые с пониманием отнеслись к нашим предложениям. В результате Дворец культуры на площади им. Кирова стал выглядеть так, каким его знают сегодня.

Портик Дворца состоит из десяти колонн с канелюрами (даже в Большом театре их всего восемь, и они гладкие). До этого строители треста № 11 никогда подобных колонн не возводили. Потребовалась помощь завода, в частности, работников планово-шаблонного отдела цеха № 7, которые выполнили чертежи и помогли сделать наиболее важные элементы.

В ходе строительства возникали и финансовые затруднения. Решить вопрос о выделении дополнительных средств на месте, даже в условиях созданных в 1957 году совнархозов, дирекция завода не смогла. Пришлось обращаться в Совет Министров РСФСР. Эта миссия выпала мне и председателю завкома А.К. Анохину.

«Пробить» этот вопрос у заместителя председателя Совета Министров РСФСР М.А. Яснова оказалось делом непростым. Просьба о выделении заводу 6 млн. рублей была встречена довольно прохладно. Изучив ведомость неиспользованных «фондов директоров» на других предприятиях Куйбышевской области, М.А. Яснов предложил нам просить недостающие средства на одном из сызранских заводов. Пришлось настойчиво доказывать, что ни один завод свой директорский фонд никому не уступит. Вскоре нам сообщили, что Совет Министров все же выделил 6 млн. рублей (в старом масштабе цен) на продолжение работ.

Строительство Дворца культуры явилось для города большим событием. Его фотоснимки стали появляться в областной газете, которая поступала в ЦК КПСС (рис. 26).

Вскоре там обнаружили, что Постановление ЦК «Об устранении излишеств» выполняется не везде, и поводом для такого заключения явились фотографии переднего фасада здания.

Далее события развивались следующим образом. Дворец осмотрели два члена Союза архитекторов и договорились со мной о встрече (в то время я уже работал вторым секретарем горкома партии). Наша беседа вновь свелась «к излишествам». Пришлось рассказать москвичам и о своей роли в этом деле. Результатом этого посещения стала статья в «Правде», о которой рассказывалось выше.

Вскоре меня срочно вызвали в отдел строительства ЦК КПСС к заместителю заведующего К.Н. Бутусовой. Приглашены были также главный архитектор города Н.В. Подовинников и заместитель директора завода Н.А. Романов. Оказалось, что по статье в «Правде» создана комиссия, которой поручено подготовить проект решения секретариата ЦК. Члены комиссии указали нам на завышение стоимости строительства и на «излишества», в числе которых был все тот же портик и отделка внутренних интерьеров. Окончательная сметная стоимость Дворца выливалась в 22 млн. руб., что оказалось на 7 млн. руб. выше утвержденного министром сметно-финансового расчета.

Надеюсь, что многие самарцы бывали, и не один раз, в этом Дворце культуры, который сейчас носит имя В.Я. Литвинова. Я и теперь убежден, что никаких излишеств во Дворце нет. В нем скорее можно найти недостатки: мало помещений для клубной работы, маловат спортзал, тесновато в фойе.

Когда было опубликовано указанное выше постановление, я с полным пониманием отнесся к изложенным в нем требованиям. Да, излишества надо устранять, но не с объектов же, подобных нашему, которых строились единицы! Заметную экономию средств можно получить лишь на объектах массового строительства. По этому поводу мне часто вспоминаются поэта Михаила Светлова:

 

«Если б ни мотив, что вечно слышится,

Ни литературная строка,

Ни архитектурные излишества,

Что бы нам оставили века?»

 

 

Крепкий хозяйственник

Есть в мемуарах Росовского и такие строки: «Годы моей работы председателем Куйбышевского горисполкома – с 1964 по 1982 – совпали по времени с работой Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева. Историки и политологи часто отмечают, что это были «годы застоя». Но в нашем городе в те времена застоя не было».

И действительно, для города Куйбышева 60-е и 70-е годы стали временем бурного экономического роста. Особенно активно областной центр стал развиваться после 1967 года, когда первым секретарем Куйбышевского обкома КПСС был избран Владимир Павлович Орлов (рис. 27). Необыкновенно мощный по своей пробивной способности тандем «Орлов-Росовский», перед которым пасовали даже самые высокие руководители ЦК КПСС и Совета Министров СССР, позволил нашему региону «перетянуть» на себя самые крупные и ресурсоемкие советские проекты - как промышленные, так и социальные.

В первую очередь это коснулось Тольятти, где в 60-е годы началось строительство АвтоВАЗа и ряда важных химических производств. Однако и в областном центре в это время новые объекты тоже появлялись примерно так же, как грибы после дождя. Достаточно вспомнить шоколадную фабрику «Россия», за размещение которой у себя боролись полтора десятка регионов, но в итоге в этой схватке победил Куйбышев. В те же годы у нас построили общегородские очистные сооружения, речной пассажирский вокзал с гостиницей «Россия», автовокзал «Центральный» в комплексе с гостиницей «Октябрьская», грандиозную Самарскую площадь с Монументом Славы. Город получил парки обширные Победы и имени 50-летия ВЛКСМ, был обустроен детский парк имени Юрия Гагарина (рис. 28-32).

Благодаря невероятной энергии Росовского удалось быстро построить мост «Южный» через реку Самару, значительно облегчивший работу единственного городского моста, возведенного еще в 1954 году. Алексей Андреевич вообще уделял очень много внимания развитию транспортной сети города. В годы его работы были проложены десятки километров трамвайных и троллейбусных линий, построено Северное депо ТТУ на улице Фадеева, значительно обновлен городской транспортный парк (33-35).

Особо нужно сказать о строительстве метрополитена в Куйбышеве. В «брежневские» времена подземный транспорт существовал только в пяти городах СССР, и еще в нескольких он строился или проектировался. Тогда метро не было не только в большинстве союзных республик, но даже в крупных городах-миллионерах РСФСР. А вот в Куйбышеве благодаря невероятной пробивной способности руководителей области и города началась прокладка линий метро уже в начале 80-х годов.

Вот как об этом вспоминал Алексей Росовский: «Задача была трудная, в Госплане еще тогда не было лимитов на метростроение на следующую пятилетку. Но нам удалось преодолеть и этот барьер… В.П. Орлов настаивал на том, что процесс проектирования и строительства прерываться не должен». В итоге было подписано распоряжение Совета Министров СССР № 2383-р от 4 ноября 1977 года: «В связи с просьбой Куйбышевского обкома КПСС принять предложение Госплана СССР, Госстроя СССР и МПС о начале проектирования в 1978 году первой очереди строительства метрополитена в г. Куйбышеве, и приступить к строительству метро в одиннадцатой пятилетке» (рис. 36-38).

Рухнул мост

Как известно, 15 мая 1971 года около 19 часов теплоход «Волго-Донг-12» врезался в мост через реку Самару в городе Куйбышеве. В результате центральный пролет моста рухнул вниз, на теплоход, придавив его верхнюю рубку. Погибли двое человек, а капитан теплохода Борис Миронов получил травму обеих ног и впоследствии стал инвалидом.

Вот что рассказал о тех событиях Алексей Андреевич Росовский автору этих строк:

- Когда мне сообщили о крушении моста через Самару, я еще был на работе, в своем кабинете в горисполкоме. Сейчас я уже не помню, кто именно мне позвонил по этому поводу – то ли дежурный по горисполкому, то ли кто-то из вышестоящих органов власти. Впрочем, это сейчас уже неважно. Пока я ехал на место происшествия, мне передавали дополнительную информацию о крушении. Часть ее затем не подтвердилась. Например, в те первые минуты мне сказали, что в момент трагедии в реку якобы упал троллейбус с людьми, двигавшийся по мосту. На самом же деле оказалось, что водитель этого троллейбуса в последние секунды все-таки успел затормозить у самого края пропасти, и тем самым спас жизнь десятков людей. Впоследствии за решительные и умелые действия в критической ситуации этот водитель по линии ТТУ был награжден ценным подарком.

Когда я приехал на берег Самары, здесь уже были представители облисполкома и обкома КПСС. Я увидел страшную картину разрушения: центральный пролет моста длиной примерно 90 метров лежал в реке в полупогруженном состоянии, а его верхняя часть придавила теплоход «Волго-Дон-12». Эта картина надолго врезалась в мою память. Помню, что я сначала рассматривал место происшествия с левой стороны моста, но потом оказалось, что все гораздо лучше видно справа, с тех точек, которые лежали ближе к речному порту. Впрочем, до теплохода было несколько десятков метров, и никаких подробностей происходящих на нем событий нам видно не было. Уже потом мы узнали, что для спасения капитана теплохода на сухогруз направилась бригада сварщиков речного порта, которые разрезали остатки рубки и вытащили человека из-под обломков (рис. 39-41).

В те первые часы на месте происшествия никаких решений о восстановлении моста не принималось, да и не могло приниматься – слишком серьезным был этот вопрос. Скажу больше: этот вопрос затем решался даже не у нас, в горисполкоме, а только на уровне облисполкома и обкома партии, поскольку для восстановления такого крупного сооружения, как мост, у города не было ни сил, ни необходимых средств. В силу этого я даже на своей должности не располагал достаточной информацией о ходе работ и о том, какими средствами решались все задачи в отношении моста.

Ходом всех восстановительных работ непосредственно руководил Олег Ильич Ковалев, первый заместитель председателя Куйбышевского облисполкома. Почему именно он, понятно: Ковалев до 1962 года был председателем Куйбышевского горисполкома. Затем, перейдя на работу в облисполком, он стал курировать все капитальное строительство в нашей области, и потому по своей должности он лучше всех знал те проблемы, что были связаны с ликвидацией последствий аварии на Самаре. К сожалению, его сейчас уже нет в живых. Кроме того, в 2002 году скончался и хорошо знавший весь ход восстановительных работ Николай Сергеевич Федулов, тогдашний начальник управления благоустройства горисполкома. Он дожил до 1991 года.

Впрочем, я знаю, как был решен вопрос об организации временной переправы через реку Самару неподалеку от места происшествия. Уже через несколько дней после аварии начались работы по созданию в этот месте понтонного моста. Я знаю, что к решению этого вопроса облисполком подключил руководство Приволжского военного округа. В результате вскоре в Куйбышев было доставлено нужное количество понтонных судов из Саратова. А меня, как председателя горисполкома, обязали заасфальтировать подъездные пути к месту переправы. В результате меньше чем через месяц на реке Самаре, чуть выше ее по течению от рухнувшего моста, было открыто временное понтонное сооружение.

Что же касается причин случившегося, то я о них узнал уже потом, из разных источников. Как говорили, главным виновником столкновения «Волго-Дона-12» с мостом оказалась… холера. В то время на Волге, в районе Астрахани, была вспышка этой страшной болезни, и ее отголоски докатились и до Куйбышева. В нашем городе от холеры тоже умерло несколько человек, и первым из них оказался шкипер дебаркадера завода имени М.В. Фрунзе, располагавшегося выше города по течению реки Самары.

После этих случаев санитарно-эпидемиологической службой стали приниматься жесткие меры по недопущению дальнейшего распространения холеры в Куйбышеве и области. Как я теперь понимаю, эти меры далеко не во всем были оправданы. В частности, весной 1971 года поступил запрет капитанам всех волжских судов на забор воды из Волги и Самары в балластные цистерны, которые придают судну большую остойчивость и управляемость. И вот, как я потом узнал, капитан той злополучной самоходной баржи Борис Миронов тоже не посмел ослушаться санитарных врачей, и его судно стали перегонять по реке с пустыми балластными цистернами. Но именно по этой причине баржа приобрела большую парусность, стала плохо слушаться руля, и в результате в условиях сильного весеннего течения сухогруз и врезался в мост.

 

Квартиры для горожан

Огромное внимание председатель горисполкома уделял и объектам соцкультбыта. Это именно при Росовском в Куйбышеве были построены кардиологический центр и два хирургических корпуса больницы имени Пирогова, Дворец культуры «Звезда», Дворец Спорта ЦСК ВВС, ЦУМ «Самара», Дом молодежи, бассейны СКА и «Нептун», Дворец бракосочетаний, Дом ремонта бытовой техники на улице Мичурина (ныне торговый центр «Аквариум»), комплекс Куйбышевского государственного университета. Жители города приобрели возможность смотреть широкоформатные фильмы в новых кинотеатрах «Старт», «Шипка» и «Самара». Юные горожане получили от строителей 50 новых школ и 151 детское дошкольное учреждение (рис. 42-53).

Но самой своей большой заслугой перед куйбышевцами в свою бытность председателем горисполкома Алексей Росовский всегда считал широкомасштабное жилищное строительство. При этом при поддержке правительства СССР в Куйбышеве уже в середине 70-х годов было ликвидировано 2200 бараков, построенных еще в военное время, переселены люди из 4500 подвалов, снесены сотни ветхих домов дореволюционной постройки.

За те годы, когда Росовский возглавлял наш город, строители возвели 10 миллионов квадратных метров жилья, то есть столько же квартир, сколько их было в послевоенном Куйбышеве. В течение 70-х годов в областном центре появились 7-й, 10-й, 13, 14 и 15-й микрорайоны. Только здесь в общей сложности получили благоустроенные квартиры около 300 тысяч человек – каждый четвертый житель областного центра. Плюс к тому в начале 80-х годов в Куйбышеве началось также строительство Приволжского микрорайона, рассчитанного на проживание в нем 250 тысяч человек – почти столько же, сколько в то время было жителей в Сызрани (рис. 54-56).

Фактически Росовскому при поддержке Орлова на окраинных территориях, ранее занятых в основном частными одноэтажными домиками, за короткое время удалось построить еще один город, по численности населения равный прежнему Куйбышеву. Получается в общей сложности, что в середине 80-х годов каждый второй горожанин переехал в новое благоустроенное жилье, причем подавляющее большинство куйбышевцев получили его от государства совершенно бесплатно. По нынешним капиталистическим временам этот факт выглядит совершенно фантастическим.

Считается, что в 1982 году Росовскому пришлось уйти со своей должности из-за конфликта с тогдашним первым секретарем обкома КПСС Евгением Муравьевым, хотя Алексею Андреевичу до выхода на пенсию в тот момент оставался всего лишь один год. Тем не менее ветеран и после этого продолжал работать в горисполкоме, сначала в должности заместителя председателя городской плановой комиссии, затем - на посту заведующего транспортным отделом горисполкома. Росовский окончательно ушел с государственной службы только в 2005 году (рис. 57-82).

За свою жизнь он был награжден четырьмя орденами Трудового Красного Знамени, двумя орденами «Знак Почета» и шестью медалями. А.А. Росовский был делегатом XXIII, XXIV и XXV съездов КПСС, депутатом Верховного Совета РСФСР многих созывов в 60-х – 80-х годах, депутатом Куйбышевского областного Совета народных депутатов (рис. 83-90). Решением Самарского горсовета народных депутатов в апреле 1993 года ему было присвоено звание «Почетный гражданин города Самары» (рис. 91-101).

Алексей Андреевич Росовский скончался в своей квартире 6 июля 2009 года. На доме в Самаре на улице Вилоновской ныне установлена мемориальная доска (рис. 102).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Список литературы

150 лет Самарской губернии (цифры и факты). Статистический сборник. Под ред. Г.И. Чудилина. Самара, Самарский дом печати. 2000. :1-408.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2007. Самарская губерния – край родной. Т. I. Самара, Самарское книжное изд-во, 416 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2008. Самарская губерния – край родной. Т. II. Самара, изд-во «Книга», - 304 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В. 2013. Девяносто лет назад родился Алексей Андреевич Росовский. – «Волжская коммуна», 4 апреля 2013 года.

Куйбышевская область (Рекомендательный список литературы). Куйбышев, тип. им. Мяги. 1978. :1-260.

Куйбышевская область. Историко-экономический очерк, изд. 2-е. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 1983. :1-350.

Матвеева Г.И., Медведев Е.И., Налитова Г.И., Храмков А.В. 1984. Край самарский. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во.

Росовский А.А. 2006. О времени и о себе. Самара. Тип. «Солдат Отечества». 176 с.

Самарская область (география и история, экономика и культура). Учебное пособие. Самара 1996. :1-670.

Тагирова Н.Ф. 2002. Итоги индустриального развития Самарской губернии за сто лет. – В сб. «Культура здоровья: социальные и естественнонаучные аспекты». Сборник статей и материалов II международной научно-практической конференции «Самарский край в контексте мировой культуры» (11-14 июня 2002 года). Под общей ред. Э.А. Куруленко. Самара. (Адм-ция Самарской обл., департамент культуры). :174-182.

Учайкина И.Р., Александрова Т.А. 1987. География Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-112.

Храмков Л.В. 2003. Введение в самарское краеведение. Учебное пособие. Самара, изд-во «НТЦ».

Храмков Л.В., Храмкова Н.П. 1988. Край самарский. Учебное пособие. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-128.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу