При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Репин Илья Ефимович

Широкие просторы великой русской реки Волги издавна привлекали к себе внимание писателей, поэтов, и, конечно же, художников. Их неизменно вдохновляли и здешние красочные пейзажи, и происходившие в этих местах исторические события, и неповторимые волжские типажи, которые часто находили свое отражение в произведениях самых великих мастеров живописи. «Бурлаки на Волге» - это, без сомнения, одно из самых запоминающихся произведений искусства XIX столетия, в котором очень доходчиво показан тяжелый повседневный труд простых жителей прибрежного волжского села. Сейчас каждый школьник знает, что автор этого полотна, выдающийся русский художник Илья Ефимович Репин, этюды для него писал в жигулёвском селе Ширяево (рис. 1).

Как рождался замысел

Он родился 24 июля 1844 года в семье военного поселенца в городке Чугуеве Харьковской губернии. Грамоте и арифметике он обучался у пономаря и дьячка, а с 13 лет брал уроки живописи у местного художника Ивана Бунакова.

В 1863 году Илья поступил в столичную Академию Художеств, и вскоре в петербургской Рисовальной школе он познакомился с Иваном Крамским, который стал его наставником. В Академии он учился успешно, и в 1869 году за картину «Иов и его друзья» Репин был награждён малой золотой медалью.

А в 1870 году Репин с несколькими друзьями отправился в путешествие по Волге, во время которого он собрал множество этюдов и эскизов. По некоторым из них написал для великого князя Владимира Александровича картину «Бурлаки на Волге», оконченную в 1873 году. Это произведение, изображающее тяжкий труд бурлаков, тянущих баржу, впоследствии произвело сильное впечатление на публику и критиков.

О том, как зародился замысел «Бурлаков», художник впоследствии рассказал в своих воспоминаниях. По его словам, в 1868 году, когда Репин, тогда еще студент Академии художеств, работал над упомянутой выше конкурсной картиной «Иов и его друзья», его приятель художник Константин Савицкий уговорил студента отправиться с ним на этюды на окраину Петербурга. Именно тогда Репин впервые увидел группу людей, которые шли по берегу Невы и на толстом канате тащили за собой судно.

« - Однако, что это там движется сюда, — спрашиваю я у Савицкого…

- А! Это бурлаки бечевой тянут барку; браво, какие типы! Вот увидишь, сейчас подойдут поближе, стоит взглянуть.

Приблизились. О боже, зачем же они такие грязные, оборванные? У одного разорванная штанина по земле волочится и голое колено сверкает, у других локти повылезли, некоторые без шапок; рубахи-то, рубахи… Вот лохмотья! Вот контраст с этим чистым ароматным цветником господ!

- Вот невероятная картина! — кричу я Савицкому.— Никто не поверит! Люди вместо скота впряжены! …

Я был поражен всей картиной, и почти не слушал его, все думал… Именно тогда я решил непременно писать эскиз этой сцены».

 

Дом старухи Буянихи

Когда Репин выбирал место на Волге, где можно было бы писать этюды для будущей картины, все знатоки в один голос стали советовать ему поехать в Самарскую губернию. Этот факт сам художник отметил в своем дневнике так: «На всех берегах Волги, то есть особенно на пристанях, мы выбирали уже лучшие места, чтобы остановиться поработать на все лето… Дальше Саратова плыть не советовали: там-де скучные и однообразные места пойдут, пространства широкие, берега расползаются по песчаным отмелям, совсем теряются.

— Лучше всего Жигули,— говорили все в один голос».

В итоге живописцы с окончанием половодья решили выехать в Ставрополь-на-Волге, и уже отсюда произвести своеобразную «разведку местности» (рис. 2-4). В начале июня 1870 году на городской пристани высадился «художественный десант» из Петербурга. В него вошли Илья Репин, пейзажист Федор Васильев, товарищ Репина по академии художник Евгений Макаров и младший брат Репина – Василий.

Ставропольские гостиницы столичным визитерам показались слишком неудобными и шумными, и потому они решили поселиться в частном секторе. Выбор пал на дом, расположенный неподалеку от пристани и принадлежащий Александре Васильевне Буяновой, соседями прозванной Буянихой. Она содержала здесь постоялый двор (рис. 5, 6).

Как писал в своих мемуарах Илья Репин, в этом ставропольском доме Буянихи они прожили в течение двух с небольшим недель. Забегая вперёд, следует сказать, что в период строительства Куйбышевской ГЭС этот дом оказался в зоне затопления. Поэтому по решению Ставропольского горисполкома в 1953 году он был разобран и перенесен на новое место в Депутатском проезде, который вскоре был переименован в проезд Репина (ныне он находится в Центральном районе Тольятти).

В 50-е годы прошлого столетия художественной общественностью выдвигалась идея об организации в этом здании Дома-музея Ильи Ефимовича Репина в Ставрополе, но все ограничилось лишь открытием на его фасаде мемориальной доски. Ныне это обычный жилой дом, причем, по отзывам жильцов, довольно ветхий. Нельзя сказать, что нынешние тольяттинские власти ничего не знают об этом историческом здании. Однако ни у законодательной, ни у исполнительной власти города идея об открытии в нем Дома-музея И.Е. Репина в течение десятилетий так и не нашла поддержки (рис. 7-12).

Ширяевские приключения

Как уже говорилось, писать этюды для «Бурлаков на Волге» Репину сразу же посоветовали в селе Ширяево, расположенном на правом берегу Волги, в устье горной долины северной части Самарской Луки. Люди здесь жили с незапамятных времен, и еще голштинский путешественник Адам Олеарий, записки которого датируются 1636 годом, говорил о Ширяево как о «старинном селе». Местные жители издавна занимались рыболовством и охотой, но с конца XVIII века, когда грузовое волжское судоходство стало быстро расти, в прибрежных селах появился такой промысел, как бурлачество.

В Ширяево из Ставрополя художник ежедневно переправлялся на лодке. Впоследствии в своих записках Репин вспоминал, как в первый же день работы над этюдами его чуть было не побили местные крестьяне, которым сам факт столь точного изображения человеческого образа на листе бумаги показался колдовством. Вот как писал об этом сам художник:

«Я подсел в сторонке и вижу: прекрасная группа ребятишек лепится на импровизированных ступенях Волги…

- Дети, - говорю я громко, когда почувствовал, что ко мне уже достаточно привыкли, - посидите так смирно, не шевелитесь; каждой, кто высидит пять минут, я дам пять копеек.

Девочки это сразу поняли, застыли в своих положениях… Я стал бегать карандашом по листку альбома, ловя характеры, формовки, движения маленьких фигурок… Какая-то баба пришла, остановилась… Взглянул на нее: она стоит в каком-то оцепенении… Пришла другая баба, что-то прошептала девчонкам… И начались громкие ругательства:

- Чего вы, чертенята, сидите? Разве не видите? Ведь это сам дьявол, он вас околдовал… Бросьте деньги: это черепки! Вот увидите завтра сами…

Девочки завизжали, побросали пятачки, которые я так аккуратно выдавал каждой фигурке, чтобы поселить в них доверие…»

После этого из Ширяево прибежало более десятка мужиков, настроенных весьма воинственно. Оказалось, что давешние бабы сказали им, что под горой сидит колдун, которые переносит облик детей на бумагу, чтобы потом забрать их с собой в темное царство. Толпа немного успокоилась лишь после того, как художник предъявил собравшимся казенную бумагу из Петербурга. Однако умеющих читать среди них не оказалось. Тогда для знакомства с бумагой сельчане послали одного из парней за писарем, единственным здешним грамотеем.

«Мужик в красной рубахе, огромных размеров, нисколько не был похож на писаря – как есть бурлак… Ему передали мой паспорт. Он грамотно прочитал его, но, вероятно, быстрее, чем способно ухватить ухо простолюдина.

- А это что же за печать такая? – ткнул большим черным пальцем ближайший мужик в мой паспорт у писаря.

- А это: «Печать императорской академии художеств…» - прочел казенно писарь, поворачивая круг…

Эффект вышел, превзошедший все мои ожидания. Толпа вдруг замерла и попятилась назад; тихо, инстинктивно стали бойцы-дерзилы засовываться друг за дружку…

- Императорская печать… императорская печать… слышь… ты? – как-то шуршало в толпе, и, расходясь, таяло вместе с ней».

В итоге конфликт между Репиным и ширяевскими мужиками, как и следовало ожидать, завершился миром. В общей сложности мастер проработал у подножия Жигулевских гор более месяца, в том числе в Ширяево – почти две недели (рис. 13-19).

Еще в записках Репина сохранились сведения о том, что портрет «коренника» бурлацкой упряжки он писал со здешнего сельчанина Ивана Канина. О сцене позирования мастер сообщал следующее: «Прицепив лямку к барке и влезши в нее грудью, он повис, опустив руки… Какое счастье, что Канин на вздумал сходить в баню или постричься, как бывало с некоторыми моделями… Он был извещен заранее и, как все серьезные люди, позировал серьезно: умело выносил непривычное положение и легко приспособлялся без помехи мне».

 

После «Бурлаков»

Во второй половине июня 1870 года художники выехали из Ставрополя вверх по Волге обратно в Петербург. Работу над «Бурлаками» Репин начал в том же году, причем, как он сам сообщал в дневнике, испробовал несколько разных сюжетов на полотнах разной величины. В итоге для написания картины им был выбран холст размером 1,3 на 2,8 метра, на котором и были написаны знаменитые «Бурлаки на Волге». Свою работу мастер завершил в начале 1873 года, а уже в марте она демонстрировалась в Вене на Всемирной выставке, где вызвала восторженные отзывы критиков и завоевала бронзовую медаль. После возвращения в Россию картина была куплена за 3000 рублей великим князем Владимиром Александровичем для его коллекции, и помещена в бильярдной комнате Владимирского дворца. Ныне «Бурлаки на Волге» находятся в Русском музее в Санкт-Петербурге (рис. 20).

В последующие годы Репин написал множество других выдающихся живописных произведений, среди которых очень известными являются «Крестный ход в Курской губернии» (1883), «Не ждали» (1884), «Иоанн Грозный и его сын Иван» (1885), «Запорожцы пишут письмо турецкому султану» (1891), и так далее.

В 1899 году Репин приобрел землю в местечке Куоккала в Финляндии, на которой он выстроил усадьбу и назвал ее «Пенаты». Здесь он провёл последние тридцать лет своей жизни. Но после Октябрьского переворота поселок Куоккала оказался за границей, в составе независимой Финляндии.

В этот период Репин по собственной инициативе написал несколько работ на революционные темы, например, такие, как: «Расстрел демонстрантов», «Красные похороны» и «У царской виселицы». Все эти картины он подарил Музею революции по случаю визита делегации советских художников летом 1926 года. Кстати, среди этих картин есть и портрет главы Временного правительства Александра Керенского.

Художник скончался 29 сентября 1930 года в Куоккале, где и был похоронен в своём любимом саду рядом с домом. Уже вскоре после этого начался настоящий культ Репина на родине, когда его работы стали образцами периода социалистического реализма. Имя Репина было поставлено в одном ряду с именами Толстого, Мусоргского и Римского-Корсакова.

После советско-финской войны 1939-1940 года поселок Куоккала оказался на территории, переданной Финляндией в состав СССР, и был переименован в поселок Репино. В настоящее время здесь работает музей великого художника.

В настоящее время на набережной реки Волги в Самаре установлена скульптура легендарных бурлаков (рис. 21, 22). Однако нашему краю необходим также и памятник автору этого эпохального художественного произведения. Он может появиться в Самаре, рядом со скульптурным изображением волжской рабочей артели, но также и в Тольятти, где Репин жил во время приезда в наш край, и в Ширяево, где он писал этюды для своей картины.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Список литературы

Елшин А.Г. 1918. Самарская хронология. Тип. Губернского земства. Самара. :1-52.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2007. Самарская губерния – край родной. Т. I. Самара, Самарское книжное изд-во, 416 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2008. Самарская губерния – край родной. Т. II. Самара, изд-во «Книга», - 304 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В., Галактионов В.М. 2013. Слово о Волге и волжанах. Самара. Изд-во Ас Гард. 396 стр.

Ерофеев В.В., Захарченко Т.Я., Невский М.Я., Чубачкин Е.А. 2008. По самарским чудесам. Достопримечательности губернии. Изд-во «Самарский дом печати», 168 с.

Земля самарская. Очерки истории Самарского края с древнейших времен до победы Великой Октябрьской социалистической революции. Под ред. П.С. Кабытова и Л.В. Храмкова. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1990. :1-320.

Легенды и были Жигулей. Издание 3-е, перераб. и доп. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1979. :1-520.

Минченков Я.Д. Воспоминания о передвижниках. Л.: Художник РСФСР, 1980. 475 с.

Москвинов В. Н. Репин в Москве. М.: Государственное издательство культурно-просветительской литературы, 1955. 112 с.

Ненарокомова И.С. Почётный гражданин Москвы. М.: Молодая гвардия, 1978. 223 с.

Новое о Репине: статьи письма художника, воспоминания учеников и друзей, публикации / И.А. Бродский, В.Н. Москвинов. Л.: Художник РСФСР, 1969.

Пикулев И.И. Русское изобразительное искусство. М.: Просвещение, 1977. 288 с.

Пророкова С.А. Репин. М.: Молодая гвардия, 1960. 416 с. (Жизнь замечательных людей).

Репин И.Е. Из воспоминаний. М.: Советская Россия, 1958. 174 с.

Репин И.Е. Далёкое близкое / Чуковский К.И. М.: Искусство, 1953. 516 с.

Стасов В.В. Избранные статьи о русской живописи. М.: Детгиз, 1960. 238 с.

Фёдоров-Давыдов А.А. Илья Ефимович Репин. М.: Искусство, 1989.

Чуковский К.И. Илья Репин. М.: Искусство, 1969. 145 с. (Жизнь в искусстве).

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара