При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Постников Нестор Васильевич

Постников Нестор Васильевич

 

По собственному признанию этого доктора, страдания его любимой матушки от чахотки (туберкулеза) предопределили его решение стать врачом. Проведя большую часть жизни в Самаре, он разработал свой собственный метод лечения туберкулёза с помощью кумыса – кислого кобыльего молока. Именно в нашем городе Нестор Васильевич Постников основал самую известную в Европе кумысолечебницу, благодаря которой слава Самары во второй половине XIX века гремела далеко за пределами России (рис. 1).

Начало пути

Он родился 28 февраля 1821 года в уездном городе Острогожске Воронежской губернии в купеческой семье. После окончания в 1846 году медицинского факультета Московского университета он работал помощником провизора, затем прозектором при кафедре физиологической анатомии человеческого тела этого вуза.

В 1848 году Постников участвовал в борьбе с азиатской холерой в Новгородской губернии, а в 1852 году он в составе специальной группы там же боролся против сибирской язвы. Затем Нестор Васильевич работал врачом-терапевтом в Московской студенческой больнице, и одновременно собирал материал для докторской диссертации.

Темой его диссертационных исследований стала анестезия (обезболивание). Н.В. Постников изучил и обобщил материалы исследований о применении наркоза в медицине, для чего с марта 1849 по апрель 1851 года он объехал ряд киник в Швейцарии, Германии, Великобритании и Франции. За диссертацию «De anaesthesia» (ее защита состоялась 24 декабря 1854 года) Постников был удостоен степени доктора медицины. Специалисты считают, что его диссертация в те годы явилась новой главой в отечественной медицине.

В апреле 1851 года доктор медицины Нестор Постников был произведён в титулярные советники (соответствует армейскому званию капитана), а вскоре - и в чин коллежского асессора (соответствует званию майора).

После защиты диссертации молодой доктор медицины был направлен на практикум в Англию к профессору Крафту. Там на одном из королевских приемов Нестор Постников познакомился с фрейлиной королевы Виктории Мэри Дженн Веллингс, уроженкой Бирмингема. Оказалось, что девушка, как и мать самого Постникова, была больна туберкулёзом. Русский доктор стал помогать леди избавиться от её недуга. Пока длилась терапия, между ними начался роман. В итоге доктор сделал Мэри Дженн предложение и привез ее в Санкт-Петербург, где 28 августа 1854 года они обвенчались. После свадьбы королева Виктория подарила своей любимице картину «Мария Стюарт». Эта картина затем стала фамильной реликвией Постниковых.

Именно в это время Нестор Васильевич занялся поисками недорогого и надёжного средства для лечения туберкулеза. Тогда он и узнал о народном лекарстве, хорошо помогавшем в борьбе с этой страшной болезни – кумысе.

В середине XIX века подобный вид лечения ещё не был поставлен на научную основу. Состоятельные люди, которым позволяли средства, могли купить целебный напиток у степных кочевников, разводивших лошадей. На диких пространствах Заволжья тогда ходили многотысячные стада разного скота. От этих животных, кроме мяса, степные скотоводы получали также и молоко. Особым спросом пользовалось молоко кобылиц, которое при брожении превращалось в тот самый кумыс, который каждый кочевник знал с раннего детства, и потому не придавал ему особого значения. Для степных народов – башкир, киргизов, казахов - кумыс был такой же неотъемлемой частью их повседневного быта, как их юрты, стада лошадей и сама здешняя бескрайняя степь (рис. 2-4).

Но эти скотоводы кочевали в своих кибитках по всему пространству степей, и потому встретиться с ними обычному человеку было совсем непросто. Фактически в XIX веке кумысолечение находилось в первобытном состоянии. Постников собрал сведения о том, что больные чахоткой, терпя множество неудобств, вынуждены были снимать кибитки у заволжских кочевников и жить некоторое время рядом с их стойбищами в открытой степи, чтобы иметь возможность постоянно получать вожделенный молочный напиток (рис. 5-9).

Из всех губерний Российской империи, на территории которых кочевники испокон веков разводили лошадей и делали кумыс, самые благоприятные отзывы были о Самаре. С одной стороны, огромные пространства в Самарском Заволжье занимали степи, по которым ходили тучные стада. С другой стороны, Самара находится на берегу Волги, неподалёку от Жигулёвских гор, имеет мягкий климат, способствующий активному отдыху и оздоровлению человека в любое время года. Очарованный самарской природой, Постников решил проводить свои исследования лечебных свойств кумыса именно в нашей губернии (рис. 10-13).

Но при этом о Самаре, к своему удивлению, доктор Постников услышал также и в ходе своего упомянутого выше визита ко двору королевы Великобритании. Оказалось, что Ёе Величество имеет прекрасное мнение об этом волжском городе – и всё благодаря… печенью, которое придворные повара пекли из муки самарской пшеницы-белотурки. В те времена эта зерновая культура, экспортируемая в Европу из Самары, по качеству считалась лучшей в Европе. Вот потому-то королеве Виктории по её просьбе регулярно подавали на завтрак кофе с печеньем и булочками, выпеченными из самарской муки.

В 1856 году Нестор Постников по его рапорту и по направлению Министерства переехал для несения медицинской службы в Самару, где вместе с Мэри он поселился в доме на улице Саратовской, 113 (ныне улица Фрунзе). По приезду в наш город 28 июня 1856 года Нестор Васильевич Постников сразу же приступил к исполнению службы. Он получил в управе должность старшего врача больницы Самарского приказа общественного призрения (по современному – главного врача).

 

В губернской больнице

Вскоре после поступления Постникова на врачебную службу в Самаре штат больницы был увеличен до 63 человек против 40, работавших здесь ранее. В учреждение приняли дополнительно двух врачей, четверых фельдшеров, пять человек прислуги, сторожа и счетчика. Одновременно служащим больницы было повышено жалованье в 2—2,5 раза, существенно улучшены условия работы персонала. Для больных также ввели не только обычное, но и диетическое питание. Всего за год больница обслуживала до 6 тысяч пациентов (Алабин П.В. Трехвековая годовщина города Самары. Самара, губернская типография, 1887, стр. 135).

Позже, с увеличением числа коек в губернской больнице до 250, земская управа наняла для ее размещения еще два деревянных дома, принадлежавших братьям Обуховым, с оплатой 1800 рублей в год за оба дома. Они располагались на Алексеевской улице, в квартале между Дворянской и Саратовской (ныне улица Красноармейская между Куйбышева и Фрунзе). Тем не менее председатель Самарской губернской земской управы Л.Б. Тургенев в апреле 1866 года писал: «…больница так стеснена, что в ней нет ни одного свободного угла, где бы мог сидеть дежурный врач» («Самарские Губернские Ведомости», 9 апреля 1866 года) (рис. 14, 15).

В 1858 году, когда старшим врачом Самарской губернской больницы был назначен Нестор Васильевич Постников, городской врач по штату здесь был положен только один. Но с началом проведения в Российской империи земской реформы, инициатором которой был император Александр II, в Самаре остро встал вопрос о введении должности второго городского врача. Этот пункт в повестку дня был внесён на заседании Врачебного отделения Самарского губернского правления от 2 Июня 1866 года. В решении на этот счёт записано следующее:

«Члены Врачебного отделения Губернского правления имели суждение о необходимости двух городовых врачей в г. Самаре… Как известно, служебные занятия городовых врачей состоят главным образом в производстве судебно-медицинских исследований и медико-полицейских осмотров и в заведывании городского или тюремной больницей. Таким образом, самарский городовой врач производит судебно-медицинские вскрытия мертвых тел, на что каждый раз, кроме составления на месте протокола, должен употребить никак не менее двух часов времени… Свидетельство живых людей в состоянии их здоровья делается то в зданиях полиции, то в частных помещениях. Врач также заведует больницей тюремного замка, где почти круглый год по поручению губернского начальства производит испытание разных лиц в состоянии их телесного и душевного расстройства» (ЦГАСО, Ф-1, оп.13, д. 1461, л.д. 1-14).

Врачебное отделение постановило: через самарского губернатора обратиться непосредственно к Министру Внутренних Дел, чтобы «покорнейше просить разрешения иметь в г. Самаре согласно изъявленного желания и общества второго городового врача с правом государственной службы».

Вопрос этот был решен только в октябре 1866 года, когда в Самаре была утверждена должность второго городского врача с годовым жалованием 257 рублей 27 копеек. На это место был назначен доктор Лука Савицкий, который к тому времени уже работал в сфере самарской медицины свыше пяти лет.

В его обязанности теперь входило в основном проведение вскрытий мертвых тел и прочие судебно-медицинские процедуры по криминальным происшествиям. Тем самым у старшего врача Губернской земской больницы доктора Постникова появилось больше времени для лечения больных. И в этот период, и несколькими годами раньше, вскоре после его назначения на должность старшего врача, Постников проявил себя также и как специалист-психиатр.

Начиная с конца 50-х годов XIX века, Н.В. Постников неоднократно проводил освидетельствования больных в умственном состоянии (сейчас бы сказали – проводил психиатрическую экспертизу). В этой деятельности он достаточно часто заменял штатного психиатра доктора Юлия Укке, который к тому моменту был повышен в должности и возглавил Самарскую врачебную управу. Впрочем, при необходимости, когда Постников и его коллеги сталкивались с достаточно сложными случаями, для участия в освидетельствовании больных приглашали и Юлия Укке.

Подобные официальные процедуры проводились на самом высоком уровне. Для освидетельствования лиц в их психическом здоровье губернской администрацией была создана специальная структура, которая сначала называлась «Особое присутствие Самарского губернского правления», а в 1871 году параллельно с ним некоторое время также действовало «Самарское губернское присутствие для освидетельствования безумных и сумасшедших». Составленные в этих ведомствах официальные документы о психическом здоровье гражданина подписывали губернатор, вице-губернатор или исполняющие их обязанности, чиновники губернского правления, окружного суда и губернской врачебной управы (рис. 16-18).

В Государственном архиве Самарской области (ЦГАСО) ныне хранятся десятки дел о таких освидетельствованиях пациентов в умственном состоянии, относящиеся к деятельности названных выше губернских присутствий в период с 1860 по 1888 годы. Для иллюстрации психиатрической деятельности Н.В. Постникова возьмём только одно из таких скорбных дел (ЦГАСО, Ф-1, оп. 13, д. 1442).

Дело об испытании в умственных способностях неизвестной женщины бродяги.

Л.д. 1-2.

Марта 3 дня 1865 г.

Из Самарского губернского правления

Самарской врачебной управе.

Слушали: Вследствие представления Самарского уездного суда и Врачебной управы от 16 и 21 Декабря 1864 года содержащаяся в здешнем тюремном замке бродяга женщина без имени и отчества, была освидетельствована Особым присутствием Губернского правления 26 Января сего года.

По свидетельству оказалось, что женщина эта росту небольшого, телосложения довольно крепкого, здорового, выражение лица ничего особенного не представляет, на вопросы отвечает, не задумываясь, иногда смеется. Для точного определения ее умственного состояния Особым присутствием определено: отправить вышеупомянутую женщину на шестинедельное испытание для определения умственного состояния в городскую больницу… Самарской врачебной управе дать знать о настоящем распоряжении, предписать на шестинедельное испытание означенной женщины в больнице, донести о результатах испытания Губернскому правлению.

За Губернатора советник (подпись неразборчива).

Л.д. 5.

31 Мая 1865 года.

№ 37.

В Самарскую врачебную управу.

Старшего врача Самарской губернской земской больницы доктора Постникова.

Рапорт.

В дополнении рапорта моего от 23 апреля текущего года за № 31 имею честь донести, что имел я шестинедельное испытание в умственных способностях неизвестной женщины без имени и отчества. При сём оказалось, что она телосложения довольно здорового, росту среднего, лет, по-видимому, около 60, правая ступня у нее несколько толще левой, а четвертый палец на той же ноге короче мизинца и выгибается вверх. В течение первых дней своего пребывания в больнице она по большой части бессмысленно смеялась, сама с собой разговаривала, или иногда вступала в беседу. При разговоре с ней ответы давала невпопад, а иногда нараспев; вообще на вопросы не отвечала и ответы давала бессмысленные, постоянно лежала на постели, с головою накрывшись одеялом, выражение лица бессмысленное. Через 7 дней после поступления в больницу она стала очень мало есть, и ответов давать не стала; это состояние с больной продолжалось два дня, на третий день она стала разговаривать, но ответы давала все-таки невпопад, и при этом бессмысленно смеялась и кривлялась. Такое состояние продолжалось и до настоящего времени.

Из этих признаков я заключил, что неизвестная женщина одержима общим умопомешательством.

Ст. врач доктор Постников.

В декабре 1868 года врачи Самарской земской больницы во главе с Нестором Постниковым обратились в Самарскую губернскую земскую управу с заявлением, в котором предложили создать бесплатный врачебный амбулаторный прием больных. Цель для того была указана следующая: «…доставить возможность не только бедным, но и достаточным людям получать бесплатно рациональный медицинский совет и даже бесплатное лекарство» (ЦГАСО, Ф-5, оп. 12, д. 27, л.д. 427). Сами же врачи предлагали свой труд безвозмездно. В перечень медицинских услуг входила и первичная психиатрическая помощь. Заявление подписали врачи больницы и города. Это было началом бесплатной амбулаторной помощи населению Самары.

В 1869 году Нестор Постников ушел с должности старшего врача Самарской губернской земской больницы, и тогда же на его место назначили Михаила Васильевича Кулаевского, ученика Постникова. Его примерный труд по заведованию губернской земской больницей впоследствии был отмечен Самарской губернской управой и Земским собранием, которые вынесли Кулаевскому официальную благодарность (ЦГАСО, Ф-5, оп. 12, д. 36, л.д. 517).

В 1870 году Н.В. Постникова избрали в первый состав Самарской городской Думы. На первом заседании 3 февраля 1871 года он указал, что «…самоуправление обязано обывателей учить, лечить, охранять, мостить улицы и освещать их». С той поры Думой было немало сделано для медицины города.

 

Кумысолечебница в Винном овраге

Однако главная заслуга Нестора Васильевича Постникова перед нашим краем состоит в том, что именно благодаря ему Самарская губерния в середине XIX века оказалась пионером в деле медицинского использования кумыса, который коренные жители заволжских степей использовали с древнейших времен как целебный и бодрящий напиток. Уже говорилось о том, что ещё до поездки в Англию доктор имел самые благоприятные сведения о лечении кумысом в Самарской губернии. Он знал, например, что в 1854 году, после того, как удивительные свойства кумыса при лечении туберкулеза были подтверждены научно, в селе Богдановка Самарской губернии местный меценат Д.А. Путилов открыл первую в мире кумысолечебницу.

Уже вскоре после своего приезда в Самару Постников развернул бурную деятельность по организации собственной кумысолечебницы. В 1857 году он при содействии самарского губернатора Константина Карловича Грота получил в аренду от города 19 десятин пригородной земли в районе Винного оврага, причём за очень низкую плату, а также ссуду в 300 рублей от приказа общественного призрения. Затем от Министерства государственных имуществ он добился разрешения на использование 860 десятин 300 саженей казенной земли под пастбища для кобылиц. Участок располагался при посёлке «Крутые хутора» (ныне это район Мехзавода). В шести верстах от Самары за Винным оврагом (впоследствии Постников овраг) были поставлены четыре киргизские кибитки, два дачных домика с мезонином и крытыми террасами, 12 небольших бараков. Из окрестностей Уральска сюда пригнали косяк кобылиц.

Для выработки кумыса Постников приобретал лошадей только лучших пород. Для ухода за ними он нанял башкиров, которые знали толк в производстве кумыса. Башкирские юрты расположились рядом со зданием лечебницы. Для лошадей было обустроено пастбище и вырыт пруд, где животные могли утолить жажду. После надоя кобылье молоко взбивали в мастерской с помощью специальной машины с большим колесом. Хранили целебный напиток в погребе, обложенном камнями.

Свой первый сезон кумысолечебница доктора Н.В. Постникова открыла 5 мая 1858 года. И уже в 1859 году на живописном месте был построен трехэтажный дом со столовой, семейными и одиночными квартирами, кухней, конторой (первый этаж — каменный, два других — деревянные). Затем построили еще один одноэтажный дом, а прежние бараки благоустроили. В течение всех лет своей работы Постников расширял и облагораживал лечебницу (рис. 19-21).

В Самаре на улице Ново-Садовой, 154, до наших дней сохранилось главное трехэтажное здание этой лечебницы, которое в течение 1910-1913 годов построили из кирпича. На здании сейчас висит мемориальная доска с текстом: «Здесь в 1858 году доктором Постниковым Нестором Васильевичем открыто первое в Европе кумысолечебное заведение для больных туберкулезом» (рис. 22).

Сюда тянуло пациентов не только со всей России, но также из-за границ империи. Их привлекал не только кумыс, но и мягкий волжский воздух, живописнейшие окрестности Самары, близость Волги, где была возможность искупаться после лечебных процедур. Посетителям предлагали целебные ванны, гимнастические упражнения, а также ненавязчивый досуг, куда входили верховая езда, охота, рыбная ловля, танцы, чтение и даже кегельбан.

Что же касается кумыса, то его готовили на тучных ковыльных полянах при уже упомянутом поселке «Крутые хутора» под руководством старшего сына Нестора Васильевича — Бориса. Затем целебное снадобье в специальных бутылках укладывали в плетеные корзины и ежедневно, три раза в день, доставляли через Сорокины хутора и Барбошину поляну в лечебницу Постникова (рис. 23, 24).

В 1895 году Нестор Васильевич открыл способ приготовления долгохранящегося напитка — консервированного (путем пастеризации) кумыса. Этот метод под названием «Кумыс-экспорт» позволил самарскому доктору приобрести мировое признание. Самарский молочный напиток регулярно поставлялся на знаменитые курорты Западной Европы, его продавали на Кипре, в Париже, Ницце, Висбадене, в других всемирно известных санаториях.

Хроники свидетельствуют, что самарским кумысом в разные годы лечились такие известные всей России люди, как М. Горький, А.П. Чехов, И.Ф. Арманд, А.Н. Скрябин и многие другие. С восторгом писал об этом «целительном, благородном богатырском напитке» писатель С.Т. Аксаков. Мало того - лечебницу Постникова посещали также и члены царской семьи. В их числе были великие князья Николай Александрович, Владимир Александрович, Алексей Александрович, Константин Николаевич и даже сам император Александр II.

Среди именитых гостей кумысолечебницы был также граф Лев Николаевич Толстой, которому нравилось гулять с Постниковым по пригородному лесу и любоваться красотами волжских склонов. Писатель посещал лечебницу трижды — в 1862, в 1871 и 1872 годах. А проблемы со здоровьем у Толстого начались ещё в 1861 году. Врачи определили, что это чахотка, и порекомендовали графу воспользоваться новым и очень модным для того времени методом терапии – кумысолечением (рис. 25).

«На кумыс вам лучше всего поехать в Самару», - говорили Толстому московские профессора. И литератор, как уже было сказано, несколько раз приезжал к Постникову, но в конце концов обилие высокопоставленных лиц, которые также стремились пройти курс лечения в самарском пригороде, заставило графа искать другие места для кумысотерапии. И в итоге, чтобы избавиться от надоевшего ему светского общества, писатель решил поехать «на кумыс» на башкирский хутор Каралык, расположенный в 130 верстах от Самары.

Сейчас на этом месте, расположенном на территории Алексеевского района Самарской области, между селами Гавриловка и Патровка, никакого населенного пункта давно уже нет. Лишь стоит посреди холмистой степи полузаброшенная стела с надписью, что здесь когда-то неоднократно бывал великий русский писатель граф Лев Николаевич Толстой.

Кроме мятежного графа, на лечение к Постникову не раз приезжал его приятель, художник Василий Иванович Суриков. Во время своего отдыха он написал несколько пейзажей волжских красот и Самары. А позже ставший всемирно известным самарский доктор поставил на ноги великую княгиню Марию Николаевну Романову. Она долгое время лечилась от недуга за границей, но на поправку пошла только в кумысолечебнице Постникова.

Привлечённые возможностью по примеру Постникова также отличиться на ниве кумысолечении, свои санатории в Самаре и Ставрополе открыли и другие меценаты и купцы, в том числе А.И. Чембулатов, Е.Н. Аннаев, В.Н. Климушин, А.И. Курлин, В.И. Чарыков, П.М. Журавлев. У последнего летом 1874 года лечился член британского парламента Бутлер-Джонсон.

Медицинское учреждение Постникова со временем стало не только консультативным центром по кумысотерапии, но также и первой специфической школой для изучения кумысолечения, санаторно-гигиенических условий и методов борьбы с туберкулезом. Это заведение также было и самым дешевым. Человек исключительной гуманности, Нестор Васильевич с бедных пациентов вовсе не брал денег, а не слишком состоятельным существенно снижал плату за лечение в зависимости от их доходов.

Цены на лечение у Постникова были весьма доступными. Одна бутылка кумыса стоила 15 копеек. Для полного курса лечения больному требовалась 200-300 бутылок. Размещение в кумысолечебнице на месяц стоило 10 рублей серебром (для сравнения, примерно в это время крестьянский оброк составлял 9 рублей в год). В среднем курс обходился примерно в 80 рублей.

На основе огромного опыта, накопленного Н.В. Постников за несколько десятилетий, русские врачи пришли к выводу, что кумыс оказывает общеукрепляющее и омолаживающее действие на организм человека, нормализует обмен веществ, улучшает состав крови, работу сердца и сосудов. Кумыс стали рекомендовать при лечении неврастении, при заболеваниях центральной нервной системы, при повышенной умственной и физической нагрузке, особенно в условиях частых стрессов.

Положительную оценку кумысолечению дали такие известные всему миру медики, как И.И. Мечников, С.П. Боткин, Н.В. Склифосовский, В.М. Бехтерев. Их признание содействовало дальнейшему развитию кумысолечения как в России, так и за границей. В последующие годы центру кумысотерапии появились также в Англии, Австро-Венгрии, Польше, Германии, Франции, Америке, Китае, на Кипре, и в других странах.

 

Память потомков

Кроме своей кумысолечебницы, Н.В. Постников активно занимался также и другой врачебной деятельностью: он участвовал в развитии земской медицины в губернии, в строительстве губернской земской больницы (ныне больница имени Н.И. Пирогова), а в 1882 году - в создании Общества врачей Самарской губернии. В течение 30 лет он избирался гласным Самарской городской Думы. В течение 50 лет (1863-1913) Постников был действительным членом статистического комитета.

За свою деятельность Н.В. Постников был удостоен высоких наград: бронзовая медаль на Владимирской ленте «В память войны 1853- 1856 годов», орден Св. Анны 3-ей и 2-ой степеней, орден Св. Владимира 4-ой степени. 18 ноября 1887 года Указом Его Императорского Величества Постников был внесен в Дворянскую родословную книгу.

В пожилом возрасте Нестор Постников стал терять зрение. Смерть любимого сына Сергея ещё больше подкосила врача. В 1907 году он полностью ослеп, его здоровье сильно ухудшилось. Но при этом, по воспоминаниям современников, до самой своей кончины он был в ясном уме — даже на смертном одре, например, сам измерял свой пульс (рис. 26).

Нестор Васильевич Постников скончался 1 сентября 1913 года и был похоронен на кладбище Николаевского мужского монастыря (от этого монастыря сохранились лишь каменные ворота на улице Осипенко при спуске к Волге).

После начала Первой мировой войны спрос на лечение кумысом упал. Сын доктора Сергей Постников, который в 1905 году стал городским головой Самары, покинул губернию сразу после революции. Кумысолечебница осталась без грамотного управленца. В 1919 году здание и территорию лечебного учреждения Постникова национализировали большевики. К нашему времени сохранилось лишь одно из зданий бывшей кумысолечебницы. В нем также располагается один из корпусов регионального туберкулёзного диспансера.

В 1919 году лечебница Н.В. Постникова была преобразована в Самарский детский туберкулёзный санаторий № 1 имени Коминтерна. В 1925 году на его базе организовали Самарский противотуберкулезный диспансер. С 1929 года больница носила имя З.П. Соловьева — организатора советского здравоохранения. В 1935 году учреждение преобразовали в Куйбышевский краевой научно-практический туберкулезный институт, а в 1941 году он вновь стал областной туберкулезной больницей имени З.П. Соловьева. С 1949 года она считается ведущим в нашей стране стационаром по костному туберкулезу.

Еще при жизни врача овраг, где находилась кумысолечебница, в народе стали называть Постниковым. Но после революции он получил наименование Оврага Подпольщиков. Лишь постановлением Главы городского округа Самара № 555 от 31 июля 2007 года этому месту было возвращено имя выдающегося врача, основоположника кумысолечения, общественного деятеля Нестора Васильевича Постникова.

«Это место стали самовольно застраивать переселенцы ещё в первые годы советской власти. Поэтому в народе он получил название «Овраг самовольщиков», или «Овраг подпольщиков». Только в 1935 году местные власти сделали это название официальным. По их мнению, наименование «Овраг подпольщиков» имело некую революционную окраску, хотя это было не так», — пишет в своих книгах краевед Александр Никифорович Завальный.

Ещё стоит отметить, что в предреволюционные годы в Самарской области насчитывалось более 10 кумысолечебниц, но сейчас в регионе нет ни одной. Есть сведения, что в 20-е – 30-е годы производство кобыльего молока в нашем регионе хотели возобновить, но потом от этой идеи отказались, так как, по мнению хозяйственников, товар не пользовался спросом.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Список литературы

Алабин П.В. Двадцатипятилетие Самары как губернского города (историко-статистический очерк). Издание Самарского статистического комитета, 1877 год.

Алабин П.В. Трехвековая годовщина города Самары. Самара, губернская типография, 1887 год.

Алексушин Г.В. Летопись областной клинической. Самара, 2000 год.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А., Шейфер М.С. Томашев колок: очерки и документы по истории Самарской психиатрической больницы. Самара, ООО «Издательство Ас Гард», 2013 год, 700 с.

Завальный А.Н. Самара во все времена: 1000 невыдуманных историй. Самара, издательский дом «Раритет», 2008 год. 416 с.

Здравоохранению Самарской области 80 лет. Справочно-библиографическое издание. Под ред. Р.А. Галкина. Самара, 1998 год.

Кандауров С.П., Курятников В.Н. Малая родина большого города. Самара, 1996 год.

Липатова А.М. Самарских улиц имена. Самара, ОАО «Самарский дом печати», 2008 год. 288 с.

Шерешевский Г.М. 1991. Начало самарской медицины. – В сб. «Самарский краевед». Историко-краеведческий сборник. Ч. 1. (Сост. А.Н. Завальный). Самара. Кн. изд-во, стр. 46-60.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара