При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Митрофанов Алексей Христофорович

Он руководил Самарской организацией РСДРП (б) - РКП (б) в самый разгар революционных событий 1917-1918 годов. А до этого Алексей Христофорович Митрофанов прошел типичный путь профессионального революционеры: подпольная работа в разных губерниях страны, аресты, тюрьмы и ссылки (рис. 1).

Он родился 24 (по старому стилю 12) марта 1879 года в деревне Лапино, Медынского уезда, Калужской губернии. Об этом в своей автобиографии он впоследствии писал так: «Отец мой николаевский солдат, многосемейный бедняк работал в помещичьих имениях батраком, лесничим, сторожем. Грамоте я учился у старшего брата, учившегося в начальной школе. В 1899 году несколько недель посещал вечернюю школу при фабрике «Циндель» в Москве»1.

Весной 1894 года началась самостоятельная жизнь пятнадцатилетнего Алексея Митрофанова: на текстильную фабрику Пухова в Москве его приняли простым грузчиком. Здесь он вступил в рабочий кружок, которым руководил народник Н.А. Малиновский. В 1901 году Малиновского сослали в Пермь, и вслед за ним сюда же выехал и Митрофанов. В начале 1902 года он вступил в пермскую революционную организацию, которая, как он впоследствии писал, «называлась почему-то «Союз - рис-д»2.

В марте 1903 года Митрофанов вступил во вновь организованную пермскую группу социал-демократов и начал пропагандистскую работу среди рабочих завода Мотовилиха. В октябре того же года его избрали членом Пермского комитета РСДРП. В январе 1904 года по обвинению в организации нелегальной типографии он был арестован, пробыл в тюрьме почти год и освобожден под денежное поручительство местного либерала пароходовладельца Мешкова. В январе 1905 года Митрофанова вновь арестовали за организацию забастовки в железнодорожных мастерских, но, как имеющий денежное поручительство, он через несколько дней был освобожден.

С декабря 1904 по июль 1905 года Митрофанов работал в Пермской столярной мастерской, вел активную революционную работу и был одним из руководителей майской и июльской забастовок рабочих Мотовилихи. За организацию забастовок его снова арестовали. Освободили его восставшие мотовилихинские рабочие, которые в октябре 1905 года на один день захватили власть в городе. После этого Митрофанов перешёл на нелегальное положение. По заданию Пермского комитета РСДРП он отправился на уральские предприятия для организации партийных групп и профсоюзов, побывал на Лысьвенском, Чусовском и Пашнийском заводах.

Во время декабрьского вооруженного восстания 1905 года Митрофанова в партийный комитет в Пермь, и он в Мотовилихе участвовал в разоружении полиции и в организации вооруженного отпора казакам. После подавления восстания ему снова пришлось скрываться под чужой фамилией в Екатеринбурге. Здесь он вскоре опять был арестован, но бежал из полицейского участка. После провала выступлений на Надеждинском заводе, куда Митрофанов был направлен для пропагандистской работы, он возвратился в Екатеринбург, где вступил в боевую дружину.

Весной 1906 года Митрофанова откомандировали в Тюмень для организации там большевистской партийной организации, а в августе того же года он после провала в Тюмени выехал в Уфу, где вскоре был избран в Уфимский комитет РСДРП, возглавлял политическое руководство Уфимской боевой дружины, был членом редакции нелегальной газеты «Уфимский рабочий». После этого Уральский областной комитет РСДРП направил Митрофанова в Кыштымскую парторганизацию, делегировавшую его на V (Лондонский) съезд партии. Летом 1907 года, после сходки рабочих в Кыштыме Митрофанов в очередной раз был арестован и пробыл в Екатеринбургской тюрьме, теперь уже надолго. Он пробыл в заключении до конца 1909 года, и после освобождения уехал в Москву, где подпольно работал в профсоюзах, используя легальные возможности для пропаганды большевистских взглядов. Осенью 1910 года Митрофанова вновь арестовали. На этот раз его выпустили из тюрьмы летом 1911 года по причине тяжелой болезни.

В 1912-1913 годах Митрофанов работал в Москве в профсоюзе деревообделочников и в кружке союза кондитеров, куда, как писал он в автобиографии, сам себя прикомандировал, потеряв на некоторое время связь с Московской парторганизацией3.

В 1914 году Митрофанов активно работал в подпольной организации большевиков, в легальных рабочих организациях и в газете «Наш путь», но в 1915 году его выдал провокатор. После очередного ареста и заключения в Таганскую тюрьму, где он провел несколько месяцев, его выслали под гласный надзор полиции сначала в Калугу, а затем в Самару.

В Самаре Митрофанов устроился на службу в частную типографию, где установил связи с большевистской организацией и стал нелегально работать в союзах деревообделочников и швейников. На общегородской партийной конференции, состоявшейся 6 августа 1916 года на Красной Глинке, среди других обсуждался вопрос и об издании нелегальной большевистской газеты «Волжская правда», подготовку которой поручили А.Х Митрофанову.

Вместе с двумя другими большевиками он начал готовить оборудование для типографии, но в октябре 1916 года по доносу провокатора подпольная типография была обнаружена, а часть большевиков арестована, Митрофанову в этот раз удалось избежать ареста.

Большевистская газета под названием «Приволжская правда» тем не менее все же стала выходить в свет, но произошло это только 17 марта 1917 года, уже после Февральской буржуазно-демократической революции. Главным редактором издания был назначен А.Х. Митрофанов. В первом номере газеты были опубликованы Манифест Российской социал-демократической рабочей партии, сообщения о жизни партии, о профсоюзном движении в губернии (рис. 2-4).

А.Х. Митрофанов также принимал активное участие и в профсоюзном движении Самары. Так, 6 марта 1917 года его избрали в президиум союза строительных рабочих, а 26 марта на совещании представителей профсоюзных организаций он был выбран товарищем (заместителем) председателя президиума Самарского центрального бюро4 (рис. 5). В марте 1917 года профсоюзы в Самаре были организаторами ряда митингов и демонстраций в поддержку революционных перемен в России (рис. 6, 7).

На другой день, 27 марта, на первом легальном заседании Самарского временного городского комитета РСДРП (б) было избрано бюро, председателем которого также стал А.Х. Митрофанов5. Но это была не последняя его должность того революционного времени. На самарской общегородской конференции большевиков, которая проходила 9 апреля в помещении театра «Триумф», А.Х. Митрофанов выступил с докладом о деятельности временного комитета РСДРП. Здесь же, на конференции, был избран губернский комитет партии, председателем которого стал Митрофанов6. Он занимал эту должность вплоть до 8 октября 1917 года. Вспоминая впоследствии об этом времени, Митрофанов писал: «В октябрьский переворот был членом ревкома, оставаясь все время членом губкома и редактором «Приволжской правды», а вместе с тем выполнял другие партийные и советские работы»7 (рис. 8).

В эти же дни он стал одним из организаторов Самарского Совета рабочих депутатов и его постоянным членом, был членом городского и губернского комитетов большевиков, работал в профсоюзах, а как редактор уделял много внимания газете «Приволжская правда». При этом Митрофанов сам писал сюда статьи и отчеты, привлекал к сотрудничеству с газетой партийных работников. А на заседании бюро губкома РКП (б) 3 апреля 1918 года Митрофанова вновь избрали председателем губкома РКП (б)8.

Обстановка в губернии и в Самаре в это время была чрезвычайно напряженной (рис. 9). Резко активизировались антисоветские силы, и по этой причине 17 мая в Самаре начались выступления противников большевистского режима, которые в советской литературе получили название «анархо-максималистский мятеж». Для подавления беспорядков были сформированы партийные боевые дружины. Их удалось ликвидировать уже 19 мая, но в целом ситуация в губернии продолжало оставаться напряженным. Для стабилизации положения в Самаре был образован губернский революционный комитет. Но ситуация еще более осложнилась после того, как в конце мая 1918 году поднял восстание чехословацкий корпус. Его передовые отряды, передвигавшиеся по железной дороге в сторону Владивостока, 30 мая заняли Сызрань.

Самара после этого была объявлена на осадном положении. Однако наступающие на Самару чехословацкие отряды создавали угрозу для золотого запаса Советской республики, хранившегося в Самарском отделении Госбанка. Советское правительство в связи с этим приняло решение об эвакуации золотого запаса в Казань. Именно А.Х. Митрофанов был назначен Уполномоченным по перевозке этих ценностей9. В его распоряжение был предоставлен специально сформированный губкомом РКП (б) отряд особого назначения. А когда Митрофанов благополучно доставил груз в Казань, он узнал, что Самара уже занята чехословаками (рис. 10-14).

Оставаясь председателем губкома РКП (б), Митрофанов был избран делегатом на V съезд Советов от Самары10 и от Перми11. В июне 1918 года он прибыл в Москву, где участвовал в подавлении июльского левоэсеровского мятежа. На V съезде Советов его избрали членом ВЦИК, членом президиума и заведующим крестьянской секцией ВЦИК, включили в комитет по редактированию проекта Конституции РСФСР. Кроме того, Совнарком назначил Митрофанова членом коллегии Наркомзема.

В 1918 - 1919 годах он редактировал ежедневную газету «Голос трудового крестьянства» и журнал «Красный пахарь». С конца 1919 до середины 1922 года А.Х. Митрофанов находился на советской, партийной и военной работе на Дону, в Сибири и на Урале. С 1922 года он снова работал в Москве: в 1922-1923 годах – в качестве члена коллегии Наркомзема, в 1923-1925 годах – в должности заведующего сельскохозяйственным отделом в Рабоче-крестьянской инспекции, с 1925 года - в аппарате Центральной контрольной комиссии ВКП (б).

В ноябре 1926 года в Москве при участии Митрофанова было организовано собрание большевиков, работавших в Самарской губернии в 1917-1919 годах. Цель собрания заключалась в оказании помощи Самарскому Истпарту в сборе материалов о событиях 1917-1920 годов. А.Х. Митрофанов выступил на этом собрании, и в своей речи он отметил: «Большевистское ядро в Самаре было довольно значительное, оно состояло из ответственных и старых партийцев и, кроме того, подкреплялось группой латышей, дельных и преданных работников. Таким образом, Самара в смысле своего подпольного ядра, стояла выше многих других организаций, так как в ней осела довольно значительная и квалифицированная группа большевиков. Я знаю мало городов, у которых в марте выходила большевистская газета»12.

В 1929-1930 годах Митрофанов руководил организацией чистки партии и учетом ее результатов. С 1930 по 1939 годы он возглавлял Московский зооветеринарный институт. В 1939 году по состоянию здоровья Митрофанов перешел на работу в Институт марксизма-ленинизма при ЦК ВКП (б), где получил должность главного хранителя фондов. В начале Великой Отечественной войны он эвакуировался в Челябинскую область, где скончался 1 сентября 1941 года (рис. 15).

 

Архивные источники

1 СОГАСПИ. Ф.651. Оп.6. Д.18. Л.208.

2 Там же. Л.208

3 Там же. Л.210.

4 Ф.9388. Оп.2. Д.44. Л.109.

5 «Приволжская правда, 1917, № 4.

6 Там же. №6.

7 Ф.651. Оп.6. Д.18. Л.210.

8 Попов Ф.Г. 1918 год в Самарской губернии. Куйбышев, 1972. С.82.

9 ЦГАСО. Ф.Р-137. Оп.1. Д.4. Л.47.

10 Попов Ф.Г. 1918 год в Самарской губернии. Куйбышев, 1972. С.143.

11 Ф.651. Оп.6. Д.18. Л.211.

12 СОГАСПИ. Ф.3500. Оп.1. Д.205. Л.3,24.

 

При подготовке данной публикации были использованы материалы из книги: Коммунистическая партия в портретах её самарских лидеров. 1917-1991 г.г. Биографический справочник. – Самара: ООО «БМВ и Ко», 2010, 204 стр. с илл.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу