При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Зотов Михаил Васильевич

В советское время через экспертную комиссию Куйбышевской областной психиатрической больницы № 1 по различным мотивам - как надуманным, так и вполне обоснованным, проходили представители самых разных направлений искусства. В частности, в 1979 году здесь находился на обследовании Михаил Зотов, тольяттинский художник. Годом раньше в отношении него Управление КГБ по Куйбышевской области начало против него следствие по обвинению в «распространении заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный строй». По решению суда в 1981 году Зотова признали невменяемым и поместили в областную психиатрическую больницу для принудительного лечения (рис. 1-3).

 «Не немец, а русский»

Михаил Васильевич Зотов родился 8 октября 1923 года в Астрахани. Его отец был русским, а мать – поволжская немка, и это обстоятельство в дальнейшем сильно осложнило судьбу Михаила. Когда ему было 12 лет, его отец пропал без вести, и мальчик остался фактически главным кормильцем в семье. Из-за того, что он вынужден был устроиться на работу на завод учеником токаря, Михаил окончил только 6 классов семилетней школы. Но зато он в итоге стал квалифицированным токарем, что весьма ценилось в стране «диктатуры пролетариата».

В самом начале Великой Отечественной войны, когда обнаружилось, что мать Михаила происходит из поволжских немцев, всю семью Зотовых сослали на Южный Урал в спецлагерь. В июне 1942 года по мобилизации райвоенкомата многих лагерников направили на «Челябметаллургстрой», где Зотову очень помогла его рабочая специальность. Всё это время молодой человек направлял в разные инстанции письма о том, его он и семья попали в ссылку по ошибке. Лишь в мае 1943 года, когда в действующей армии стала ощущаться нехватка кадров, Михаилу Зотову наконец-то выдали справку о том, что он «является не немцем, а русским» (такова была официальная формулировка).

Вот так 20-летний Михаил попал на фронт. Но повоевать ему пришлось меньше года. После четырёх ранений в ноги и руки, а также тяжелой контузии он в 1944 году был без сознания отправлен в госпиталь, а после лечения полностью комиссован. Его вновь направили на завод, но здесь вскоре выяснилось, что из-за ранений рук и ног Зотов потерял былую квалификацию токаря. После того, как ему была оформлена инвалидность, Михаил Васильевич вспомнил своё юношеское увлечение – рисование. Так он стал художником-оформителем, и в течение 50-х – 60-х годов он работал по этой профессии, сменив за это время места на нескольких предприятиях Ставрополя.

При этом Зотов не особо афишировал, что параллельно с написанием советских и партийных лозунгов и оформлением Досок почёта он занимался и другим делом – писал большие художественные полотна, на которых он стремился отразить личное видение окружающей его действительности, российской истории и собственной жизни. Вот так на картинах Зотова появились Степан Разин с персидской княжной, плотина Волжской ГЭС, построенная у Ставрополя, карьеры, разрушающие склоны Жигулёвских гор, а после развенчания культа личности Сталина – зловещие тени «вождя всех народов».

 

Художник-диссидент

Возможно, об увлечениях контуженного художника-оформителя никто бы и не узнал, если бы однажды Михаил Зотов не решил показать общественности результаты своих творческих исканий. Начиная с 1961 года, он стал регулярно обращаться в Ставропольское (впоследствии Тольяттинское) городское управление культуры, а также в местное отделение Союза художников СССР, с просьбами организовать персональную выставку его работ. Однако официальным лицам эта идея безвестного заводского оформителя очень не понравилась, особенно после того, с картинами Зотова ознакомились представители местной художественной элиты. Заключение специалистов было однозначным: «Работы Зотова М.В. не представляют художественной ценности, и более того – являются антихудожественными».

Непризнанный автор вполне резонно стал считать себя несправедливо обиженным. Как затем не раз указывали в официальных документах, Зотов, «будучи в состоянии ярости, написал несколько «нестандартных» живописных полотен, а также роман антисоветского содержания». Именно с тех пор Михаилом Зотовым стал вплотную интересоваться Комитет государственной безопасности.

Итог этого интереса стал типичным для всех подобных историй советского времени. Еще в 1965 году Зотов впервые был принудительно осмотрен врачами-психиатрами, после чего поставлен на учет в Куйбышевской областной психиатрической больнице с диагнозом «патологическое развитие личности». С этим клеймом он по-прежнему продолжал писать свои картины, пока в 1980 году в Москве при обыске в подпольной редакции диссидентского литературного сборника не были обнаружены рукописи тольяттинского художника Михаила Зотова.

 

Из уголовного дела № 2-92-1981, возбуждённого по ст. 1901 УК РСФСР (архив Самарского областного суда).

 

Т. 1. Л.д. 2.

Постановление о выделении материалов дела в отдельное производство.

Москва, 23 августа 1980 года.

Старший следователь прокуратуры г. Москвы Ю.А. Бурцев.

В процессе расследования уголовного дела № 46012/18-76 об изготовлении и распространении сборника «Хроника текущих событий», содержащего материалы клеветнического характера, было установлено, что примерно с мая 1978 года в Москве изготовлялся и распространялся нелегальный машинописный журнал «Поиски», который содержал материалы клеветнического характера.

В ходе расследования данного уголовного дела 12 декабря 1979 года был произведён обыск у гражданина Зотова Михаила Васильевича, 1923 г.р., художника-оформителя Тольяттинского молочного завода № 1, проживающего по адресу: г. Тольятти, ул. Новозаводская, д. 89, кВ. 10. По месту работы Зотова в художественной мастерской молокозавода были обнаружены и изъяты материалы, порочащие советский государственный и общественный строй, в том числе 9 листов отпечатанного на пишущей машинке текста под общим названием «Млечный путь»…

В связи с результатами обыска постановляю:

1. Выделить материалы уголовного дела в отношении Зотова М.В. в отдельное производство.

2. Передать в прокуратуру г. Тольятти материалы уголовного дела в отношении Зотова М.В».

 

Л.д. 11-12.

Из протокола обыска на квартире Зотова М.В.

12 декабря 1979 года.

Следователь прокуратуры г. Тольятти, юрист 2-го класса А.И. Фирстов.

Изъято:

1. Ученическая тетрадь с рукописным текстом под названием «Открытое письмо в ЦК».

2. Восемь тетрадных листов с рукописным текстом.

3. Три листа, отпечатанные на пишущей машинке, с текстом под названием «Сто советов. Хроника».

4. Семь разрозненных обрезков плотной серой бумаги с карандашными набросками эскиза картины «Жертвам таким, как я». На обрезках бумаги просматривается рисунок молота с распятым на нём человеком.

5. Пять кадров фотоплёнки с изображением картин Зотова.

6. 21 ученическая тетрадь с рукописным текстом, по словам Зотова, романа «Диссиденты». Тетрадь обнаружена в тайнике в стене над дверью комнаты Зотова.

7. Целлофановый мешочек с проявленными фотоплёнками, на которых негативы и изображения картин Зотова М.В., также в тайнике.

Зотов при обыске заявил, что всё изъятое у него – это не антисоветские материалы.

 

Л.д. 61-72.

Из объяснения Зотова М.В., отобранного в прокуратуре г. Тольятти.

28 января 1981 года.

Отобрал следователь А.И. Фирстов.

Вопрос.

- Какие причины побудили вас к изготовлению изъятых у вас картин, эскизов, текстов?

- Было очень обидно, что я, ветеран войны, и в недавнем прошлом передовик производства, написавший столько картин на исторические темы, а также великое множество стихов и поэм, получил отказ как в публикации, так и в выставке моих работ… А так как всевозможные деятели от искусства высмеивали мои «сказочные полотна», и призывали «дать правду», ссылаясь при этом на какие-то совсем не ясные директивы и указания правительства, то я всё в той же ярости создал целый ряд картин «негативной правды», то есть всего того, что вытекало из моей обиды… Фотографии с этих картин я отправлял в ЦК в надежде, что верхи самолично займутся подобным выходящим из рамок моим случаем…

Вопрос.

- Сознаёте ли вы заведомо ложный характер распространяемых вами измышлений?

Ответ.

- Скажите, если за мною на завод приезжает машина из психоневрологического диспансера, и люди из психдиспансера забирают меня на глазах у всех в момент, когда я спокойно работаю, и если не только я. Но и другие затем начинают размышлять об этом вслух, то кто же при этом наносит ущерб советскому государству?

Скажите, если сотни людей простого труда, представляющие собой народ, отправляют коллективные обращения в верхи, и при этом не удостаиваются какого-либо вразумительного ответа, то кто же при этом позорит советский строй?

А может быть, извратилось что-нибудь в народной власти Советов?

И какие же это измышления, когда я привожу только факты? Вот если бы не было этих фактов, то не было бы и разговоров о происходящих печальных вещах, которые почему-то называются измышлениями.

Я не позорил государственный и общественный строй России, и не клеветал на советское государство… В своих письмах в ЦК и в другие инстанции я приводил только действительно имеющие место факты.

 

Л.д. 73.

Постановлением прокурора г. Тольятти от 26 января 1981 года в отношении Зотова М.В. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

 

Л.д. 85-86.

Из показаний Петрухина В.А., слесаря молокозавода, от 16 февраля 1981 года.

- После принятия Конституции СССР в 1977 году Зотов в слесарке говорил, что «поборники народа» Сахаров и Солженицын вносили свои предложения в проект Конституции, но их предложения не прошли, а это несправедливо, потому что в СССР зажимают людей, не дают им свободы. Подробно его слова я не запомнил, но Зотов ещё говорил, что из СССР не разрешают людям свободно выехать за границу на постоянное жительство, что крымским татарам не разрешают возвращаться на их прежние места жительства, что в целом Конституция СССР написана только для партийного руководства, а не для простого народа.

 

Л.д. 92-94.

Из показаний Буллера Г.Ф., инженера молокозавода, состоявшего в дружеских отношениях с Зотовым М.В.

- Зотов показывал мне написанную им картину «Магазин», где были изображены люди, рвущиеся к прилавку, чтобы купить продукты, в то время как продавцы отпускают самые лучшие продукты с заднего хода «по блату». Еще я у него видел написанную им картину «Автобус». На ней нарисован довольный жизнь начальник, сидящий в служебном автомобиле. Он при этом с презрительной улыбкой смотрит через окно на простых людей, давящихся в дверях автобуса, который подошел к остановке в час «пик».

 

Л.д. 95-97.

Из показаний Каширского А.А., рабочего молокозавода.

- Зотов постоянно слушал передачи западных радиостанций, о чем он сам рассказывал работникам молокозавода. После прослушивания этих радиоголосов Зотов заявлял, что в СССР нет свободы слова и печати, что у нас нельзя свободно писать об имеющихся недостатках, потому что такая критика преследуется. Ещё Зотов говорил, что в руководстве СССР сидят одни демагоги, которые ничего не делают для блага народа, а заботятся только о собственном благополучии. Одновременно Зотов высказывал своё восхищение уровнем демократии на Западе, и заявлял, что там уже давно процветает истинная, а не «бумажная» демократия, как это имеет место в СССР.

 

Л.д. 98-102.

Из показаний Коржавиной А.И., соседки Зотова по дому.

- В середине 1980 года Зотов показывал мне фотографию пожилой женщины, стоящей на Красной площади в Москве с плакатом на груди, на котором было написано: «Картер, возьми меня к себе». Зотов пояснил, что это было в Москве совсем недавно, и эту женщину сразу же увезли в КГБ. А в конце 1980 года Зотов передавал мне для чтения антисоветскую газету «Русская мысль» от 14 февраля 1980 года, изданную на русском языке в Париже. Он пояснил, что газету ему передал один знакомый москвич. В газете я увидела материал в защиту академика Сахарова, которого якобы незаконно выслали из Москвы в Горький. В том же году он мне давал читать самиздатовский журнал, в котором имелась статья Елены Боннэр об академике Сахарове и совершенных в отношении него репрессиях. Все эти издания я после прочтения вернула Зотову.

 

Л.д. 219.

Из акта художественной экспертизы от 29 апреля 1981 года.

Мы, нижеподписавшиеся, члены Союза художников СССР, члены оргбюро Тольяттинской группы Куйбышевского отделения Союза художников СССР Латышева Елена Валентиновна, Зыков Михаил Васильевич (председатель худсовета), Голубицкий Георгий Юделевич, члены художественного совета Кондратьева Лидия Алексеевна, Мацкевич Владислав Михайлович, директор Тольяттинского городского краеведческого музея Гаврюшина Валентина Ивановна, произвели художественную экспертизу картин обвиняемого Зотова М.В.

Выводы.

Картина «Степан Разин» - выполненная в патологической манере копия с картины художника В.И. Сурикова.

Картина «Письмо турецкому султану» - плохая копия с картины И.Е. Репина аналогичного названия.

Картина «Куликовская битва» - антихудожественная компиляция на темы известных художников-баталистов.

Картина «Данко» – патологическое, извращенное восприятие романтического образа, воспетого писателем А.М. Горьким.

Картина «Емельян Пугачев» – аналогичное восприятие народных легенд.

Вышеперечисленные работы обвиняемого не представляют никакой художественной, исторической и этнографической ценности и являются антихудожественными перепевами на произведения известных художников.

Обвиняемый Зотов М.В. с заключением экспертов ознакомлен (рис. 4-6).

 

Л.д. 238-245.

Из акта судебно-психиатрической экспертизы обвиняемого Зотова М.В.

Челябинская областная психиатрическая больница

13 мая 1981 года.

Зотов М.В. в 1943 году перенёс контузию головного мозга, после чего у него сохранилась остаточная глухота на одно ухо. В декабре 1944 года, после очередного ранения (всего их было 4) демобилизован из армии. Во время войны потерял связь с родными… В 1956 году перенёс туберкулёз лёгких. Получил III группу инвалидности. В 1961 году развёлся с женой, так как она «своим мещанством и мелкой душой» стала ему неприятна. На этой почве нашёл себя в рисовании, работал по 16-20 часов в день, по его словам, «горел». До 1960 года нарисовал несколько больших полотен на историческую тему. В 1961-1962 годах неоднократно обращался к властям с просьбой разрешить ему провести выставку. Прибыли представители горкома КПСС, осмотрели картины и заявили, что его искусство устарело, и потому картины выставлять нет смысла. Тогда Зотов стал приглашать в свою мастерскую знакомых и соседей, чтобы показать им картины, собирал подписи под коллективным обращением в Министерство культуры СССР. В ответ приехали представители Дома народного творчества и дали его картинам отрицательную оценку. «В ярости», по его словам, Зотов написал еще несколько полотен, отражающих отрицательные стороны советского строя, и отослал их репродукции в ЦК КПСС и в центральные газеты. В 1965 году после таких обращений он был поставлен на учёт в психоневрологический диспансер г. Тольятти.

В 1971 году, когда Сахаров объявил о создании комитета по правам человека, Зотов обратился к нему за помощью, имел с Сахаровым переписку. Кроме борьбы за свои картины, Зотов развил и другую деятельность: он направил более 100 писем в ЦК КПСС, в центральные и местные газеты, в которых он сообщал о фактах злоупотребления властью в советских и партийных органах, о развертывании в Жигулях промышленного и жилищного строительства, что, по его мнению, разрушает красоту здешней природы, которую нужно сохранять для себя и для потомков. В 1977-1978 годах Зотов написал ряд статей в диссидентские самиздатовские журналы о недостатках существующего в СССР государственного строя.

Свидетель Коробов показал, что, когда на заводе читали «Литературную газету» со статьёй, осуждающей Солженицына, Зотов Солженицына защищал. Свидетель Буллер утверждает, что Зотов психически здоров, он не пьёт спиртного и не курит, примерно трудится на заводе, а его озлобленность связана с тем, что ему не разрешают провести выставку его картин.

Диагноз: патологическое развитие личности на почве травматического синдрома. Зотов обнаруживает признаки паранояльного развития личности с органическим заболеванием вследствие черепно-мозговой травмы, полученной им во время войны. Данное состояние развивается на фоне таких свойственных ему психопатических особенностей, как стеничность, переоценка своих возможностей, склонность к образованию сверхценных идей. Периодически происходит обострение данного состояния.

В отношении инкриминируемого деяния Зотова М.В. следует считать невменяемым, нуждающимся в принудительном лечении в психиатрической больнице общего типа.

Председатель комиссии, психиатр высшей категории, главный врач Челябинской областной психиатрической больницы Н.Г. Мовчан.

Члены комиссии (всего 5 подписей).

 

Л.д. 253.

Из акта идеологической экспертизы вещественных доказательств по делу Зотова М.В.

10 июня 1981 года

Антисоветская и антикоммунистическая идейно-политическая направленность указанных материалов не подлежит сомнению. При этом обращает на себя внимание крайне низкая культура автора материалов, граничащая с патологией, в силу чего его «произведения» никакой художественной ценности не представляют, но в условиях современного обострения идеологической борьбы между лагерями социализма и капитализма они могут быть использованы против советского народа и нашего государства.

Проректор Тольяттинского политехнического института (ТПИ), кандидат исторических наук Ю.П. Квасов.

Заведующий кафедрой философии и научного коммунизма ТПИ, доцент, кандидат исторических наук Ф.С. Подойников.

Старший преподаватель кафедры истории КПСС ТПИ, кандидат исторических наук А.В. Шуструйский.

Обвиняемый Зотов с актом ознакомлен.

 

Л.д. 255-261.

Выписки из текста передачи радиовещательной станции «Радио Свобода» на русском языке, вышедшей в эфир 26 марта 1981 года в 10 часов 25 минут по московскому времени.

«Документы и люди. У микрофона Александра Федосеева.

В 56-м выпуске «Хроники текущих событий» аннотирован 8-й номер неподцензурного журнала «Поиски», в котором напечатана статья Михаила Зотова… С 1977 года его имя все чаще стало попадаться в самиздате. Писал он о проекте Конституции СССР, и о том, что ему не дают выставлять его картины. Многие из них – политического содержания. После одного из обысков в 1978 году, когда у него изъяли самиздат, его личный архив и фотокопии картин, Зотов написал пояснительную записку, где говорилось, что нынешние диссиденты – единственные люди, которые хоть как-то пытаются растормошить корни несправедливости, вскрывать именно те явления, которые и делают их диссидентами…

В одном только 1978 году у Зотова провели 5 обысков, во время одного из которых у него была изъята картина, изображающая самого художника, стоящего на коленях на фоне Кремля с замком на губах. На другом обыске у него изъяли стихи, фотокопии картин и рукописный текст, озаглавленный «В цепях у мольберта».

Сотрудник КГБ во время его допроса 13 сентября 1978 года, указав на изъятые у него самиздатовские бюллетени по проекту новой Конституции СССР, в презрением бросил: «Что такое диссиденты? Народ за ними не пошёл, а без народа они ничто». Зотов ответил: «Дайте диссидентам трибуну, и только тогда можно будет сказать, пошёл за ними народ или нет»…

 

Л.д. 294-297.

Из определения по уголовному делу № 2-92-1981.

13 июля 1981 года судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда под председательством Пахомова Г.А.… рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело об освобождении от уголовной ответственности и применении принудительной меры медицинского характера в отношении Зотова Михаила Васильевича… совершившего общественно опасное деяние, предусмотренное ст. 1901 УК РСФСР,

установила:

Зотов М.В., проживая в г. Тольятти и работая художником молокозавода № 1 с 1960 г. по 1980 г., систематически распространял в устной форме заведомо ложные измышления, порочащие советский государственный и общественный строй, а также изготовлял и распространял в письменной и художественной форме произведения такого же содержания.

Так, Зотов с целью опорочить советский государственный и общественный строй, а также с целью искажения сущности и функционирования отдельных звеньев советской государственной и общественной системы, систематически высказывался среди других граждан с заведомо ложными, явно не соответствующими действительности оценками явлений и событий, характеризующих советский государственный и общественный строй.

Зотов в этих же целях собственноручно написал несколько картин, литературных произведений и в стихах и в прозе, сотни писем и обращений, также содержащих заведомо ложные, порочащие советский государственный и общественный строй измышления, часть из которых распространил и оформил подобными фотографиями два фотоальбома, снабдив их собственноручными комментариями клеветнического характера.

Зотов М.В. также активно сотрудничал в самиздатских диссидентских журналах «Поиски» и «Хроника текущих событий»… утверждал, что у нас в СССР нет свободы слова, превозносил Сахарова и Солженицына как «поборников народа».

Художественной экспертизой было установлено, что картины Зотова М.В. исторического и фольклорного содержания, предоставления выставки которых добивался Зотов, не только не представляют никакой художественной ценности, а являются антихудожественными.

Произведённой стационарной судебно-психиатрической экспертизой было установлено, что Зотов М.В. психически болен. Обнаруживает признаки паранояльного развития личности с органическим заболеванием центральной нервной системы сложного генеза (последствия черепно-мозговой травмы плюс хроническая инфекция, осложнённая сосудистым заболеванием).

Судебная коллегия определила:

Освободить Зотова Михаила Васильевича от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости общественно опасного деяния, предусмотренного ст. 1901 УК РСФСР. Применить к Зотову Михаилу Васильевичу принудительную меру медицинского характера – помещение в психиатрическую больницу общего типа…

Вещественные доказательства по делу: два фотоальбома, восемнадцать томов рукописного и машинописного текста, 194 фотопленки и кусков фотопленки, 519 фотографий, 9 картин, 1 эскиз направить в органы КГБ для уничтожения.

 

Л.д. 313.

Из акта психиатрического освидетельствования Зотова М.В. от 12 октября 1982 года.

Заключение: у Зотова настоящее состояние улучшается (стойкая компенсация). Он не обнаруживает бредовых идей и других психиатрических нарушений. В дальнейшем принудительном лечении не нуждается. Ходатайствуем о прекращении лечения.

Главный врач Куйбышевской областной психиатрической больницы Я.А. Вулис.

 

Л.д. 320.

Из определения Куйбышевского областного суда от 3 января 1983 года под председательством Г.А. Пахомова.

Ходатайство Куйбышевской областной психиатрической больницы удовлетворить.

 

Л.д. 356.

Из протеста Прокуратуры РСФСР в судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда РСФСР от 3 мая 1990 года за № 13-412-90.

Прошу: определение судебной коллегии по уголовным делам Куйбышевского областного суда от 13 июля 1981 года в отношении Зотова М.В. отменить, уголовное дело производством прекратить за отсутствием в его действиях общественно опасного деяния, предусмотренного ст. 1901 УК РСФСР.

Заместитель прокурора РСФСР А.В. Бутурлин.

 

Л.д. 359-360.

Из определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РСФСР под председательством П.П. Луканова от 22 июня 1990 года по делу Зотова М.В. по протесту Прокуратуры РСФСР.

Определение судебной коллегии по уголовным делам Куйбышевского областного суда от 13 июля 1981 года в отношении Зотова М.В. отменить, уголовное дело производством прекратить за отсутствием в его действиях общественно опасного деяния, предусмотренного ст. 1901 УК РСФСР.

 

Т. 2. Л.д. 12.

Из ответа Куйбышевской областной психиатрической больницы от 25 сентября 1990 года № 3324 на запрос члена Куйбышевского областного суда Пахомова Г.А. № 2-32 от 13 сентября 1990 года.

10 мая 1982 года во время ужина Зотов М.В. грубо отодвинул больного Иноземцева, не разрешив ему сесть рядом за столом, при этом каша попала в лицо Иноземцеву. В ответ на это последний ударил кружкой в область правой глазницы Зотова, причинив ему травму глаза.

11-12 мая 1982 года Зотов осматривался в глазной клинике мединститута, где ему был поставлен диагноз: «Тупая травма глаза, вывих хрусталика в стекловидное тело, разрыв сфинктера, травматический придоциклит правого глаза». Зотову было назначено консервативное лечение, которое производилось до 28 мая 1982 года.

31 мая 1982 года у Зотова вновь появилась боль в правом глазу, и он был переведен в областную глазную больницу, где находился на излечении до 16 июня 1982 года.

Одновременно сообщаем, что указанное обстоятельство травмы глаза с соответствующим заключением окулиста указано в акте от 12 октября 1982 года, в котором психиатрическая больница ходатайствовала перед областным судом о прекращении Зотову М.В. принудительного лечения.

Заместитель главного врача Б.Н. Востокин.

 

Л.д. 29.

Из определения судебной коллегии по уголовным делам Куйбышевского областного суда под председательством Г.А. Пахомова от 10 декабря 1990 года о возмещении ущерба Зотову М.В. в связи с его реабилитацией.

26 января 1981 года прокуратурой г. Тольятти было возбуждено уголовное дело в отношении Зотова М.В. по ст. 1901 УК РСФСР. 13 июля 1981 года определением областного суда Зотов М.В. был признан невменяемым и направлен на принудительное лечение.

Судебная коллегия определила:

Выплатить из средств бюджета Зотову М.В. 2329 руб. (исходя из заработка 4 руб. в день, согласно справке, представленной молокозаводом).

Включить в трудовой стаж Зотова М.В. время нахождения его под стражей и на принудительном лечении с 28 января 1981 года по 15 января 1983 года.

Требование о возмещении стоимости глаза оставить без удовлетворения, и предоставить Зотову М.В. возможность обратиться с иском к Куйбышевской областной психиатрической больнице в порядке гражданского судопроизводства…

В части требования Зотова М.В. о возмещении ему стоимости картин, эскизов, фотоальбомов и произведений в прозе и в стихах на 200 тысяч рублей отказать.

 

После освобождения Михаилу Васильевичу удалось восстановить часть уничтоженного - например, известную картину «Куйбышевская ГЭС», представляющую собой панораму инкрустированных костями заключенных рёбер плотины, черепа здания станции, множества сгорбленных зэков, уводимых в небытие. Состоялся ряд персональных выставок художника (рис. 7-24).

В 1990 году прошла его персональная выставка в Москве, о которой писал «Комсомольская правда», затем была выставка в Самаре, а осенью 1991 года — в Тольятти (рис. 25, 26).

В этот же период он написал ряд статей по проблемам культа личности Сталина, тоталитаризма, экологической ситуации на Волге, и несколько повестей, выполненных в особом лагерном жанре.

Приход к власти Бориса Ельцина Михаил Зотов не принял. Он быстро стал ярым антиельцинистом. Уже будучи тяжело больным, он участвовал в митингах, протестуя против псевдодемократической власти, грабящей страну и людей. А в феврале 1994 года, накануне конференции «КГБ: вчера, сегодня, завтра», он выступил против клеветы и необоснованных обвинений в адрес этой организации.

Михаил Васильевич Зотов скончался в Тольятти в ночь с 25 на 26 декабря 1995 года.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Литература

Вирабов И. Луна, которую делают в Гамбурге. – «Комсомольская правда», 1 сентября 1990 года.

Гинзбург А. В краю высоких технологий. – «Русская мысль», 7-13 сентября 1995 года.

Грязнов О. Иск неушедшему прошлому. – «Самарские известия», 6 марта 1991 года.

Дьячков С. Привыкай, художник. Послесловие к выставке картин М. Зотова. – «Площадь свободы», Тольятти, 28 марта 1992 года.

Капитанов В. Вечный диссидент. – «Комсомольская правда», 15 октября 1993 года.

Ладыгина Л. Снимки из подвалов КГБ. – «Самарские известия», 13 июля 1994 года.

Мельник С. «Вещественные доказательства» Михаила Зотова. –Журнал «Столица». № 11-12, 1991 год..

Мельник С. Сотканный из миражей. – Газета «Презент», Тольятти, 18 декабря 1996 год.

Мельник С. История одной «экспертизы». «Площадь свободы», Тольятти, 27 апреля 2002 года.

Мурышкин И. Верните Россию! – «Площадь свободы», Тольятти, 4 января 1991 года.

Никитин Н. Миллион за выбитый глаз. – «Народная трибуна», № 7, февраль 1992 года.

«Я – диссидент-социалист» - «Волжская коммуна» - «Суббота», 16 июля 1994 года.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара