При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Засекин Григорий Осипович

 

Он был отцом-основателем ряда русских крепостей на Волге, которые за четыреста с лишним лет превратились в огромные мегаполисы с сотнями тысяч жителей. Князь Григорий Осипович Засекин выполнял государеву волю, в связи с тем, что во второй половине XVI столетия границы Русского государства продвинулись далеко на восток и достигли Волги в ее среднем и нижнем течении. После взятия Казани в 1552 году и Астрахани в 1556 году Среднее Поволжье целиком вошло в состав Руси. Перед правительством встала важнейшая задача - укрепление восточных границ государства. С этой целью на Волге был построен ряд городов-крепостей. В их числе на левом берегу реки, у волжской излучины в 1586 году заложили и крепость Самару (рис. 1-3).

Биографическая справка

Точная дата рождения Григория Осиповича Засекина неизвестна, однако считается, что он появился на свете около 1550 года. Его отец, Осип (Иосиф) Васильевич, по меркам того времени был весьма небогатым человеком. В разрядных книгах имя Осипа Засекина не встречается. Что касается его сына, то можно предположить, что Григорий начал военную службу в возрасте около пятнадцати лет, что являлось нормой того времени для молодых дворян. Первые упоминания о нём как об «осадном голове» (одно из начальствующих лиц гарнизона крепости во время её осады) появляются в разрядных книгах в начале 70-х годов XVI века. В документах того времени упоминание о нём встречается под прозвищем Зубок, так как ранее никто из Засекиных такого прозвища не имел, можно предположить, что это прозвище им было получено ещё в детстве. По-видимому, Григорий Засекин свою службу начинал в северо-западном или западном пограничье России, где он впоследствии и служил в соответствии с имеющимися документами головой и младшим воеводой.

Во время русско-шведской войны 1570—1595 годов князь Засекин нёс службу в крепости Корела, затем в крепости Орешек. В 1577 году он участвовал в Ливонском походе. В дальнейшем Григорий Осипович был направлен для прохождения службы на южные рубежи российского государства - к Дикому Полю и в Поволжье, где и проявился в полной мере его военный и организаторский талант. Под руководством князя Григория Осиповича Засекина были основаны города-крепости Самара (1586 год), Переволох (1589 год), позднее получивший название Царицын, и Саратов (1590 год).

 

Крепость Самара

Самара, конечно же, была далеко не первым русским населенным пунктом Среднего Поволжья. Поселения русских людей в нашем крае существовали здесь по крайней мере с начала XIII века. А за два года до падения Казанского ханства, в 1550 году, у западного края Жигулей возникла слобода Усольская. Ее название объясняется просто - слобода стояла «у соли», то есть около соляных ключей. Здесь из соленой воды издавна выпаривали отличного качества соль и везли ее вверх по Волге до самой Москвы. Больше трех десятков лет усольцы жили крестьянской общиной, пока в 1583 году Иван Грозный не одарил «большой и малой солью» купца Строганова. Вместе с ключами купцу достались и земли чуть ли не всей западной части Самарской Луки.

Что же касается Самарского городка, то он, как считает большинство историков, был построен около устья реки Самары весной 1586 года, через 65 лет после предполагаемого разрушения ногайцами существовавшего здесь ранее поселения Самар. Отряд стрельцов под руководством князя Григория Осиповича Засекина из-за заранее приготовленных и привезенных сюда бревен соорудил крепость всего за несколько дней (рис. 4).

Вот что пишет об этом доктор исторических наук, профессор Эдуард Дубман в своей книге «Сказание о первых самарцах»: «Самарский город построили на возвышенности над рекой Самарой, там, где она делилась на два русла, примерно в двух километрах от волжского берега. Крепость полностью перекрывала водный путь казакам с Яика по Самаре в Волгу, с ее башен хорошо просматривалась засамарская степь и Волга». Более подробных сведений об этом событии не сохранилось, потому что документы о постройке крепости, скорее всего, сгорели во время большого самарского пожара 1703 года.

Князь Григорий Засекин расположил город-крепость Самару на стратегически выгодном месте волжского левобережья – на стрелке реки Самары, в двух верстах от Волги. Крепость была окружена частоколом из заостренных бревен высотой в 3-4 метра, по периметру которого располагались 11 сторожевых башен. В плане крепость имела прямоугольную форму, и по углам этого прямоугольника возвышались шестигранные башни, а в пряслах стен – четырехгранные.

Некоторые данные о новом городе можно найти в других источниках 1586 года, в частности, в официальной правительственной переписке. Так, первым сохранившимся известием о Самаре того времени считается письмо царя Федора Ивановича к воеводе Самары князю Григорию Засекину (датируется сентябрем 1586 года): «А будет де Фёдор Гурьев с товарыщи с нагайскими послы придут в Самару и в Самаре (реке - В.Е.) замерзнут… и ты б нагайских послов отпустил полем… А Фёдору Гурьеву… велел в те поры побыти в Самаре…». Кстати, из этого письма становится понятным, что устье реки Самары еще до основания здесь крепости было местом зимовки русских судов, о чем было известно и царю.

Гарнизон Самарского городка выполнял важную военно-стратегическую задачу - охранял поселенцев Заволжья и Самарской Луки от набегов кочевников. Поэтому неудивительно, что постройка новой крепости, да еще в таком выгодном для русских месте, вызвало сильное беспокойство и неудовольствие ногайских мирз. Сохранился любопытный документ, который как раз и рассказывает о том, насколько беспокоила ногайцев крепость Самара.

В конце 1586 года в Астрахани жил изгнанный в свое время из Крыма царевич Мурат Гирей. В дипломатических целях русское правительство окружило его почестями, однако в то же время через своих людей тайно следило за его действиями, и при необходимости его как свое орудие в отношениях с кочевыми племенами.

В начале ноября 1586 года к царевичу прибыли послы ногайского князя Уруса и ногайских мирз. В числе других просьб послы вручили Мурат Гирею для передачи астраханскому воеводе коллективное прошение. О содержании этого прошения нам известно из отписки воеводы Астрахани Федора Михайловича Лобанова-Ростовского царю Федору Иоанновичу, датируемой 2 ноября 1586 года. Воевода пишет царю следующее: «И мы, холопи твои, с царевичевых грамот переводы послали тебе, государю… А пишут, государь, Урус князь к царевичу и к нам, чтоб твоим государевым городам на Уфе и на Самаре вперед не быти» (рис. 5).

Что же ответил астраханский воевода на весьма недвусмысленную угрозу ногайцев? Об этом он пишет далее в той же отписке: оказывается, объяснил Лобанов-Ростовский царевичу и послам, что русский царь поставил в их владениях вышеупомянутые крепости для защиты… самих же ногайцев! Буквально же записано так: «И мы, холопи твои, поговоря ж меж себя, говорили царевичу… поставил государь городы, оберегаючи Уруса князя и мирз от казачьего воровства».

Это было время, когда бежавшие от непосильного гнета на Самарскую Луку крестьяне объединялись здесь в отряды или ватаги, известный под именем жигулевской вольницы. Они грабили как проходящие по Волге купеческие суда, так и ногайские улусы, в связи с чем здешние мирзы постоянно жаловались русским царям по поводу участившихся казацких набегов на их селения. Но поскольку жигулевская вольница служила как бы неофициальной защитой восточных границ Русского государства от набегов кочевников, такое положение весьма устраивало правительство. Не принимая, с одной стороны, никаких серьезных мер против грабителей, оно, с другой стороны, всегда подчеркивало свою непричастность к походам казаков на ногайские улусы, что видно из приведенного документа.

Ногайские князья, конечно же, не смирились с объяснением воеводы, и неоднократно пытались уничтожить крепость Самару. Однако место для нее было выбрано удачно, и за всю историю крепости за ее стены ни разу не вступил кочевник (может быть, лишь в качестве пленного).

 

Железная рука князя

А беглые крестьяне и вообще вся жигулевская вольница с тревогой следили за строительством Самарского городка, за его последующим укреплением и расширением. Волжские пираты сразу же поняли, что с возведением крепости закончилась их свободная жизнь. Ведь приход в эти места стрельцов и закладка ими города означали, что отныне царские порядки добрались и до Среднего Поволжья. Их опасения не были напрасными. Одно из первых указаний, которое князь Засекин получил от государя после окончания строительства крепости, было требование о наведении порядка в этих местах и «ограждение ногаев от казачьего воровства» (рис. 6-8).

Самарский воевода в первый же месяц после возведения крепости показал волжским разбойникам, кто теперь хозяин во всем Жигулевском крае. По его приказу уже в июне 1586 года стрельцы стали рыскать по степям и горам в поисках «воровских атаманов», под предводительством которых казаки грабили ногайские улусы. Вскоре им удалось задержать двоих местных «авторитетов» - Матвея Мещеряка и Ивана Камышника. Кстати, оба этих казака совсем незадолго до ареста служили в дружине знаменитого Ермака Тимофеевича, который, как известно, именно с Самарской Луки ушел покорять Сибирь.

Отдельной острожной тюрьмы в крепости в то время еще не было – ее стрельцы выстроили только через год. Поэтому первых самарских зеков держали в одной из башен городка, и здесь же их допрашивали с применением пыточных орудий того времени. Дознание проводилось все лето и всю осень, после чего все записи допросов отправили в Москву.

Царь Федор Иоаннович, конечно же, не упустил предоставленной ему возможности улучшить отношения Русского государства с ногайскими племенами. Но дело двигалось медленно, и поэтому первые самарские зеки сидели в башне до конца февраля 1587 года, когда в крепость наконец-то доставили царский указ, решивший их судьбу. Казенный свиток с сургучной печатью содержал в себе приговор разбойникам – казнить через повешение. Воевода Засекин поспешил тут же исполнить повеление государя, но прежде приказал пригласить представителей ногайских племен, а также собрать на крепостной площади не только его немногочисленное население, но и весь окрестный вольный люд.

Вот как описывает профессор Эдуард Дубман происходящее в тот день в крепости: «Морозным мартовским утром на заснеженной площади Самарского городка стояли два столба с перекладиной, а под ними с петлями на шеях казацкие атаманы Матвей Мещеряк и Иван Камышник… В зловещей тишине была произнесена речь: «Так и впредь будет царь поступать с казаками, нападавшими на улусы ногайские». В присутствии ногайских послов Григорий Засекин совершил первую в Самаре публичную казнь через повешение».

В последующие годы во вновь срубленном остроге Самарского городка содержались не только местные волжские разбойники, пойманные за грабежи, но и пленники из кочевых племен, постоянно нарушавших хрупкое перемирие. Кроме того, значительное удаление Самары от Москвы сразу же сделало ее и местом политической ссылки. Царские свитки гласят, что самым первым опальным противником государя Федора Иоанновича, отправленным в Самару в том же 1586 году, стал князь Андрей Иванович Шуйский, который вскоре здесь же и скончался.

Леса Самарской Луки оказались удобными для развития пчеловодства. Например, в писцовой книге Казанского уезда от 1594 года сообщается, что одному из служилых татар за его службу дан был «бортной ухожей (пасека - В.Е.) близко Комшери горы по сей стороне Девичьих (Жигулевских - В.Е.) гор на реке на Волге».

В целом же гарнизон Самары охранял новые земли как от степных налетчиков, так и от волжских разбойников. Это и другие обстоятельства позволили переселенцам уже в конце XVI - начале XVII века основать целый ряд сел на Самарской Луке. Благодаря крепости понемногу стало расти население этих мест, развиваться промыслы и торговля, а Самара уже вскоре стала важным форпостом на восточных границах Русского государства (рис. 9, 10).

Долго ли после этого пробыл князь Григорий Осипович Засекин воеводой Самары, точных сведений нет. Известно только, что в 1589 году он был назначен Засекин воеводою в Переволоху, чтобы там тоже построить крепость. Впоследствии крепость выросла до огромного города, который в разные исторические эпохи носил имена Царицын, Сталинград и Волгоград.

С 1590 года князь Засекин служил на Тереке, где участвовал в войне против шамхала (властелина) Дагестана. Этот правитель ориентировался на Турцию, и потому враждебно относился к грузинскому царю Александру I, который в 1587 году принес присягу Московскому государству и перешёл в русское подданство. В ходе этой войны Засекин также восстановил русскую крепость Терки на Каспии (ныне город Кизляр), основанную ещё в 1735 году.

А последние дни князя оказались трагическими. Он умер зимой 1592 года, вернувшись из очередного похода, причем точно неизвестно, наступила ли его смерть от полученных ран, или от внезапной болезни. Если Григорий Осипович Засекин действительно родился в 1550 году, то, следовательно, смерть настигла его в возрасте всего лишь 42 лет (рис. 11-14).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Список литературы

150 лет Самарской губернии (цифры и факты). Статистический сборник. Под ред. Г.И. Чудилина. Самара, Самарский дом печати. 2000. :1-408.

Барашков В.Ф., Дубман Э.Л., Смирнов Ю.Н. 1996. Самарская топонимика. Самара. Изд-во Самарского гос. ун-та, :1-190.

Барашков В.Ф., Дубман Э.Л., Смирнов Ю.Н. 1996. Топонимика Самарской Луки. Самара, изд-во Самар. регион. фонда «Полдень, XXII век». :93-148.

Дубман Э.Л. 1991. Сказание о первых самарцах. (Очерки по истории Самары 1586-1680 годов). Самара. Изд. центр «Арт-Маркет». :1-76.

Дубман Э.Л. 1996. Самарский край в XVI-XVII веках. - В кн. «Самарская область (география и история, экономика и культура)». Самара, :171-183.

Дубман Э.Л. 2002. Князь Григорий Засекин – строитель волжских городов. Самара, изд-во «Печатный двор». :1-90.

Елшин А.Г. 1918. Самарская хронология. Тип. Губернского земства. Самара. :1-52.

Ерофеев В.В. 1986. Времен связующая нить. – В сб. «Орленок», Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, :129-148.

Ерофеев В.В. 1991. Открытие Волги. – В сб. «Самарский краевед», ч.1, Самар. кн. изд-во, :11-30.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2007. Самарская губерния – край родной. Т. I. Самара, Самарское книжное изд-во, 416 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2008. Самарская губерния – край родной. Т. II. Самара, изд-во «Книга», - 304 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В., Галактионов В.М. 2013. Слово о Волге и волжанах. Самара. Изд-во Ас Гард. 396 стр.

Ерофеев В.В., Захарченко Т.Я., Невский М.Я., Чубачкин Е.А. 2008. По самарским чудесам. Достопримечательности губернии. Изд-во «Самарский дом печати», 168 с.

Земля самарская. Очерки истории Самарского края с древнейших времен до победы Великой Октябрьской социалистической революции. Под ред. П.С. Кабытова и Л.В. Храмкова. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1990. :1-320.

Классика самарского краеведения. Антология. Под ред. П.С. Кабытова, Э.Л. Дубмана. Самара, изд-во «Самарский университет». 2002. :1-278.

Книга Большому Чертежу. М.-Л., изд-во АН СССР, 1950.

Куйбышевская область. Историко-экономический очерк. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1977. :1-406.

Куйбышевская область (Рекомендательный список литературы). Куйбышев, тип. им. Мяги. 1978. :1-260.

Куйбышевская область. Историко-экономический очерк, изд. 2-е. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, 1983. :1-350.

Легенды и были Жигулей. Издание 3-е, перераб. и доп. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1979. :1-520.

Магидович И.П., Магидович В.И. 1970. История открытия и исследования Европы. М., Мысль.

Матвеева Г.И., Медведев Е.И., Налитова Г.И., Храмков А.В. 1984. Край самарский. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во.

Наш край. Самарская губерния – Куйбышевская область. Хрестоматия для преподавателей истории СССР и учащихся старших классов средней школы. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1966. :1-440.

Наякшин К.Я. 1962. Очерки истории Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-622.

Пекарский П.П. 1872. Когда и для чего основаны города Уфа и Самара? СПб. Тип. импер. АН.

Самарская область (география и история, экономика и культура). Учебное пособие. Самара 1996. :1-670.

Синельник А.К. 2003. История градостроительства и заселения Самарского края. Самара, изд. дом «Агни». :1-228.

Сыркин В., Храмков Л. 1969. Знаете ли вы свой край? Куйбышев, Куйб. кн. изд-во: 1-166.

Храмков Л.В. 2003. Введение в самарское краеведение. Учебное пособие. Самара, изд-во «НТЦ».

Храмков Л.В., Храмкова Н.П. 1988. Край самарский. Учебное пособие. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-128.

 


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу