При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Жёлтиков Юрий Тимофеевич

Он более 20 лет подряд возглавлял Приволжское территориальное управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, то есть службу погоды не только Самарской области, но также Ульяновской, Пензенской, Саратовской и Оренбургской областей, а также Республики Татарстан.

Но это было уже потом, а в начале Великой Отечественной войны Юрию еще не исполнилось и 10 лет, как его родную Орловщину оккупировали фашистские войска. Тех местных жителей, кто не смог эвакуироваться вглубь нашей страны, немцы согнали в концентрационный лагерь, выжить в котором удалось лишь немногим. Среди них был и Юрий Жёлтиков (рис. 1).

Биографическая справка

Юрий Тимофеевич Жёлтиков родился 6 февраля 1930 года в деревне Павловские Хутора Орловской области. В детстве он пережил немецко-фашистскую оккупацию, было малолетним узником нацистских концлагерей, и в них чудом остался жив. После войны работал в колхозе, окончил семилетнюю школу. В Куйбышев он приехал после службы в армии, где получил среднее образование. В нашем городе Юрий Жёлтиков в 1954 году поступил на должность техника на гидрологическую станцию, что находилась на Поляне имени М.В. Фрунзе (ныне Барбошина Поляна). За время этой работы он заочно окончил Ленинградский гидрометеорологический институт, после чего был назначен начальником станции. С того момента карьера молодого человека быстро пошла в гору. Всего за семь лет Жёлтиков прошёл по служебной лестнице от начальника гидрологической станции до заместителя начальника Приволжского управления гидрометеослужбы (ПУГМС). На эту должность перспективного специалиста поставили в 1961 году, и находился он на ней на протяжении 14 лет, пока в 1975 году его не назначили руководителем ПУГМС. Вскоре название управления изменилось, и с 1980 года оно стало именоваться Приволжским территориальным управлением по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды. Юрий Тимофеевич Жёлтиков руководил этой структурой до 1994 года, когда он вышел на заслуженный отдых.

Ю.Т. Жёлтиков – кандидат географических наук, заслуженный метеоролог Российской Федерации, почетный работник Гидрометслужбы России, кавалер многих государственных наград, в том числе он имеет орден «Знак почета» и пять медалей за многолетнюю работу в системе гидрометслужбы.

Страна с непростой судьбой

Вот как размышляет о своей судьбе сам Юрий Тимофеевич.

- Я думаю, что Родина у русского человека начинается не с момента, когда он узнает свою маму, отца, дом, в котором он живет, окружающую его природу, а чуть позже, когда он уже осознал, что он русский, причем не по национальности, а по русскому духу и любви к России. Когда он узнаёт, что русский народ создал такую огромную страну, и не позволил поработить её ни монголо-татарским ордам, ни тевтонским рыцарям, ни польским шляхтичам, ни Наполеону, ни Гитлеру, а, наоборот, освободил от поработителей другие народы Европы.

Мне было четыре года, когда я понял, что у меня нет ни отца, ни матери. Жили мы в рабочем поселке под Брянском. Здесь отец, директор сельской школы, признанный «врагом народа», был арестован – и пропал, а мамино больное сердце не выдержало таких испытаний… Но у меня оставалась бабушка, мама отца, и она не отдала внука ни в какой детский дом.

А 22 июня 1941 года пришло новое страшное испытание, уже не только для нашей семьи, но и для всей страны. Война. Немцы сожгли поселок под Брянском, и нам с бабушкой пришлось идти на ее малую родину на Орловщину, в деревню Павловские Хутора. Там, уже в немецкой оккупации, мы своими силами построили хатку. Но через год всех местных жителей фашисты погнали колонной в Германию, а деревню сожгли.

Месяц мы шли пешком до Гомеля, а там в чистом поле нас загнали за колючую проволоку. Это был настоящий лагерь смерти. Жили под открытым небом, спали на голой земле. Нам не давали ни есть, ни пить. Люди умирали десятками. Мы с другом умудрялись ночью пролезать под колючую проволоку. Рядом с лагерем было поле, где удавалось отыскать по нескольку картофелин. Но бабушку это не спасло…

Нас освободила Красная Армия в октябре 1943 года. Первое, что сделали наши солдаты – так это начали кормить оставшихся в живых, но при этом предупреждали, что сразу много есть нельзя: можно умереть.

В начале ноября того же года я вернулся на Павловские Хутора, где от нашей с бабушкой хаты не осталось даже остова печки. Вырыл землянку, натаскал из рощи тонких жердей, уложил их шалашом и покрыл соломой. Из немецкой бочки смастерил печурку - вот и жилье. Питался картошкой и свеклой, которые выкапывал из-под снега.

Мне было 13 лет, когда я начал работать в колхозе. Весной 1944 года мне и еще нескольким детям поручили пахать землю на полях, где еще оставалось множество противотанковых немецких мин. Каждый день я выпахивал по 2-3 штуки. По счастью, они не взрывались – видимо, потому, что вес лошади был не достаточен для давления на детонатор.

В течение всех лет после концлагеря я думал об учебе, ведь до войны я окончил всего 4 класса. Но только в 1947 году, когда в райцентре открылась семилетняя школа, я в возрасте 17 лет я пошел в пятый класс. И семилетку окончил только в 20 лет.

А что такое настоящий хлеб и настоящая кровать, простыня, подушка, одеяло, я узнал только в армии. Но при этом я долго не мог понять, почему здесь кормят, одевают, обувают и учат бесплатно.

В Куйбышев я приехал со своим армейским другом Колей, и совершенно случайно пришёл на гидрологическую станцию на Поляне имени Фрунзе. Так я впервые на службу погоды, которая впоследствии стала делом всей моей жизни. Казалось бы, эта работа связана с бесконечными командировками, круглогодичными небезопасными работами на реках, но мне все это нравилась. Вскоре я окончил Ленинградский гидрометеорологический институт, защитил кандидатскую диссертацию, работал на руководящих должностях в Приволжском управлении гидрометеорологии, и только в возрасте 80 лет ушел на заслуженный отдых. Об этом я говорю не ради того, чтобы похвалиться, а чтобы подчеркнуть: в какой ещё другой стране деревенский мальчишка, не имеющий, как говорят, гроша за душой, смог бы достичь таких высот по службе, объездить полстраны, и за свою работу получать почетные звания, ордена и медали (рис. 2, 3).

Вернулся с того света

Как уже говорилось, в Куйбышев Юрий Тимофеевич Жёлтиков приехал после армии. Здесь он нашёл свое призвание, любимую работу, а затем познакомился со своей будущей супругой Валентиной Романовной. Тогда парень не предполагал, что однажды эта женщина вернет его с того света.

Однажды Юрий Тимофеевич заболел, и при этом понадобилось переливание крови. Но вскоре выяснилось, что вместе с донорской кровью врачи занесли больному вирус гепатита.

Болезнь прогрессировала. Дорогие лекарства, которые Валентина Романовна доставала для мужа, не помогали. Медики признали больного безнадежным.

- Неужели ничего нельзя сделать?! - в отчаянии спросила женщина у врача.

Тот отвел глаза.

- Можете только молиться.

Валентина Романовна побежала в церковь и упала на колени у иконостаса. Оказалось, что она, воспитанная в обычной советской семье, ни одной молитвы толком не знала. Но тут к ней подошел священник и спросил:

- За кого просишь?

- За мужа, - сквозь слезы ответила Валентина Романовна. - За Юрия!

- Давайте мы все за него помолимся! - предложил священнослужитель.

И вскоре все, кто был в церкви, молились за здоровье незнакомого им Юрия Жёлтикова.

Юрий Тимофеевич до сих пор вспоминает, что в те дни, когда он был без сознания, он вдруг услышал как чей-то голос, шедший словно откуда-то изнутри него. Голос произнес:

- Да здравствует сердце! Не будет печали!

В этот момент больной открыл глаза - и увидел потолок больничной палаты, а потом и склонившихся над ним врачей. Медики никак не могли поверить в происшедшее. Позже, когда лечащий врач Юрия Жёлтикова описывал этот случай, он назвал его необъяснимым.

Однако другое мнение высказала самарский гастроэнтеролог Нина Панфилова, врач высшей категории:

- За 20 лет работы в стационаре я могу привести море примеров, когда медики говорили, что шансов у больного нет, но тот в итоге исцелялся. И при этом я думаю, что дело здесь вовсе не в молитвах, а в ещё мало изученных резервах человеческого организма, а также в огромном труде и умениях врачей, которые способны иногда делать невозможное.

Юрий Тимофеевич Жёлтиков пережил свою любимую супругу Валентину Романовну, которая ушла из жизни несколько лет назад. Сейчас Юрий Тимофеевич Жёлтиков избран заместителем председателя Самарской региональной общественной организации бывших узников фашистских концлагерей.

Музей гидрометеослужбы

После ухода на заслуженный отдых Ю.Т. Жёлтиков стал инициатором создания музея Приволжского управления гидрометеослужбы, который был торжественно открыт в 2000 году. Вообще-то такая идея пришла в голову Юрию Тимофеевичу еще в 80-х годах, но тогда просто не нашлось по-настоящему преданного делу человека, чтобы взвалить на плечи этот нелегкий груз. В итоге взваливать пришлось ему самому, но лишь спустя четверть века после зарождения самой идеи, уже по выходе на пенсию.

После того, как в основном были сформированы экспозиция и фонды музея, Юрий Тимофеевич посчитал, что это должен быть не просто музей истории управления, а Музей ветров. Название это, конечно же, неофициальное, но, как считает сам Юрий Тимофеевич, абсолютно в точку. Ведь не случайно первым его экспонатом стал флюгер – прибор для определения направления ветра, изобретенный более полутора веков назад выдающимся русским ученым-метеорологом Г.И. Вильдом, основателем Международной метеорологической организации. Самое поразительное, что, несмотря на свою древность, это прибор находится в строю действующих и сейчас. До наших дней в практике метеонаблюдений применяется и другое изобретение Вильда – барометр, настоящий эталон точности, который, как и флюгер, тоже был принят на вооружение метеорологов в середине XIX столетия.

Еще одним экспонатом Музея ветров стала… чернильница. Да-да, самая обыкновенная стеклянная чернильница. Кто бы мог подумать, что с ее помощью наносились карты погоды - тысячи кружков, обозначающих станции с расположенными вокруг цифровыми и условными обозначениями. За всю историю метеонаблюдений синоптиками были проанализированы миллионы вот таких карт, но пока еще никто на свете не обнаружил из них две одинаковые. Это к вопросу о разнообразии погоды, причем не в планетарном масштабе, а для каждого отдельного региона. Сейчас метеокарты составляются с помощью компьютеров, которые значительно упрощают процесс анализа данных.

В целом в музее Приволжского УГМС ныне насчитывается десятки фотоальбомов, сотни книг, в том числе раритетных, напрямую касающихся истории наблюдений за погодой в Самаре (рис. 4-6).

Рекорды самарской погоды

Вот только некоторые любопытные сведения о самарской погоде, которые можно узнать из экспозиции и фондов музея ПУГМС. Метеорологические наблюдения на территории Самарской губернии начали проводиться еще в XIX веке. Однако в то время это делалось нерегулярно и в основном только в Самаре. Лишь с 30-х годов ХХ столетия наш край стал покрываться сетью постоянных метеоплощадок. Но тем не менее рекордные (выражаясь ученым языком - экстремальные) значения для многих проявлений самарской погоды сейчас можно проследить за сто с лишним прошедших лет. Сведения о них тоже можно найти в архиве Музея ветров.

Так, самая высокая температура воздуха в Самаре-Куйбышеве за более чем вековую историю регулярных метеонаблюдений была отмечена 26 июля 1952 года (38,8 градусов по Цельсию). Однако мы помним, что в жаркие июльские дни недавнего 2001 года столбик термометра лишь немного не добрался до этого рекорда. Тогда в Самаре отмечалась 38,3 градуса в тени. А рекорды по холодам в нашем регионе (как, впрочем, и во всей Европейской России) были зарегистрированы в первую зиму Великой Отечественной войны. Абсолютный же морозный минимум у нас был зафиксирован 20 января 1942 года, когда в час дня температура воздуха в Куйбышеве опустилась до –42 градусов по Цельсию, в Сергиевске – до –45 градусов, а в Шентале и Клявлино – до –48 градусов ниже нуля.

Самый обильный из зарегистрированных в ХХ столетии дождей прошел над Куйбышевом 9 июля 1936 года. Тогда всего лишь за час в нашем городе выпало 54 миллиметра осадков, или 108 процентов от месячной нормы. Почти то же самое у нас случилось 24 июня 1960 года, с той лишь разницей, что здесь за два часа на город обрушилось 57 миллиметров дождевой влаги, или 142 процента от обычной ежемесячной нормы.

В Самаре в среднем за год отмечается 28 дней с грозами, при этом наибольшее их число (43) у нас было зарегистрировано в 1964 году. Чаще всего грозы случаются в теплое время года - примерно с апреля по сентябрь, однако дважды (в 1958 и 1970 годах) они у нас гремели и в феврале, а в 1971 году - в марте. В среднем грозы продолжаются не более 1-2 часов, однако 20 июня 1975 года над Куйбышевом гроза бушевала девять с половиной часов без перерыва.

Самый сильный ветер в нашем городе был отмечен 26 октября 1973 года, когда его скорость достигала 28 метров в секунду. Чуть-чуть не дотянул до этой величины ураган, который в течение нескольких часов бушевал в нашем городе 11-12 февраля 1970 года - тогда воздух проносился над улицами со скоростью до 27,7 метра в секунду. При этом некоторые села в окрестностях Куйбышева в те дни испытали и вовсе жесточайший шторм. Так, 26 октября 1973 на территории Поволжской АГЛОС ветер носился со скоростью до 40 метров в секунду, а в Смышляевке 11 февраля 1970 года - аж до 41 метра в секунду. Кстати, тот ураган был вдвое более мощным, нежели тот ветер, который 19 июня 1999 года сорвал крыши со многих зданий в Самаре, в том числе и на Доме сельского хозяйства.

О народном календаре

Читатель скажет: сведения о погоде прошедших лет – это, конечно же, интересно, но ведь человек всегда стремится хотя бы ненамного, но обязательно заглянуть в будущее. А может ли современная наука дать прогноз погоды не на ближайшие три дня, как это обычно делается, а на ближайший месяц, в течение которого у вас будет отпуск, или же на весь летний сезон?

Метеорологическая наука на этот счет отвечает весьма уклончиво. Между тем в среде российских крестьян-земледельцев уже сотни лет существует так называемый народный календарь. Наверняка многие слышали, как деревенские старожилы предсказывают погоду по так называемым святым дням, порой на целый сезон или на полгода вперед. Надо отметить, что российские народные наблюдатели за сотни лет безо всякого почтения к святцам перекроили их на свой лад, приспособив церковный календарь к чисто хозяйственным, бытовым нуждам. Судите сами: ведь только достаточно дерзкий и ироничный человек, живущий по принципу: «На бога надейся, а сам не плошай», мог дать христианским святым прозвища типа «Авдотья – замочи подол», «Дарья – обгадь прорубь» или «Акулина – задери хвосты».

Вот мнение кандидата географических наук Ю.Т. Жёлтикова о народном календаре:

- Он создавался столетиями, переходя при этом от одного поколения русских людей к другому. Для землепашца это был единственный источник информации о погоде, капризы которой в те времена частенько решали судьбу крестьянина и всей его семьи. Неудивительно, что землепашец всегда искал способы ее предсказания. В итоге в течение десятилетий и столетий многие поколения хлеборобов смогли ухватить определенную связь между текущей и будущей погодой, приметить реакцию растений и животных на изменения погоды. А затем эти приметы постепенно трансформировались в складные и забавные высказывания, пословицы и приговоры, в которых реальная связь между явлениями сочетается с народной выдумкой и фантазией. И хотя составители календаря довольно часто выдавали желаемое за действительное, современная наука порой находит в этих устных знаниях вполне рациональное зерно.

Например, известна такая народная примета: «Много снега - много хлеба». И действительно, такая зависимость ныне научно подтверждена. Исследования агрометеорологов показывают, что именно от снега пашни в России получают примерно треть годовых ресурсов влаги, а в Поволжье эта цифра доходит до половины всего объема осадков. Верной оказалась и примета «Снег на овес - тот же навоз». Как показывают работы ученых-аграрников, вместе со снегом на каждый гектар поля из атмосферы выпадает от 10 до 50 килограммов различных веществ, в том числе соединений азота - до 5-7 килограммов. Именно поэтому количество азотистых солей в почве по весне оказывается прямо пропорционально объему сошедшего снежного покрова.

И вряд ли кто будет сомневаться в правильности народного утверждения «Не бойся зимы - бойся отжимка». В самом деле, поздние весенние заморозки ниже -5°С на почве почти всегда приносят значительный вред озимым сельхозкультурам, садам и огородам. А если при этом температура падает до –8, -10°С, то урожай и вовсе снижается на 40-60 процентов. Если же озимые по весне выходят из-под снега ослабленными выпреванием и вымоканием, после многократных оттепелей, то для них заморозки в пределах -8°С становятся критическими, а около –10,-12°С - губительными. Еще опасней заморозки для весенних садов. Так, распускающиеся цветочные почки яблони гибнут при четырехчасовом воздействии заморозка в -8°С, бутоны цветков - при -4°С, а раскрывшиеся цветки – при -3°С. Способность же к опылению цветки яблони теряют уже при –1, -2°С. Так же достаточно часто оправдываются установленные народным календарем сроки наступления разных погодных явлений – например, увеличение числа гроз в начале августа, наступление самых сильных («крещенских») морозов в середине января, приход майских холодов («черемуховые» холода в конце мая), возврат тепла в сентябре («бабье лето»), и так далее.

А вот долгосрочные прогнозы погоды по так называемым «ключевым дням» (из серии «Какова Анисья - такова и весна», «Какова Евдокия - таково и лето») современная метеорологическая наука относит в область народной фантазии. В наше время, когда для составления даже краткосрочных прогнозов погоды используется глобальная система наземных метеорологических наблюдений, собираются данные с океанских «кораблей погоды» и со спутников Земли, а все материалы обрабатываются на мощнейших компьютерах, было бы наивно полагаться на выведенные эмпирическим путем долгосрочные народные приметы.

Тем не менее народный календарь и в начале третьего тысячелетия по-прежнему представляет собой большую ценность как памятник устного народного творчества, как определенный этап истории развития российской метеорологической науки. Ведь именно с его помощью простой неграмотный мужик в старину, пусть на свой страх и риск, но все же составлял долгосрочный прогноз погоды. А уж в какой степени сбывался этот прогноз – мнение на этот счет у всех было разное (рис. 7).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

Список литературы

75 лет Приволжскому УГМС. Самара, 2006. 22 с.

150 лет Самарской губернии (цифры и факты). Статистический сборник. Под ред. Г.И. Чудилина. Самара, Самарский дом печати. 2000. 408 с.

Гидрометслужбе России – 165 лет. Юбилейное информационное письмо. Самара, изд-во Приволжского УГМС, 68 с.

Ефимов А.И. 2006. Приволжскому УГМС – 75 лет. – В сб. «Метеоспектр. Вопросы специализированного гидрометеорологического обеспечения», № 3. М., изд-во Росгидромета.

Ерофеев В.В. 1986. Времен связующая нить. – В сб. «Орленок», Куйбышев, Куйб. кн. изд-во, стр. 129-148.

Ерофеев В.В. 1989. У природы нет плохой погоды. 3аписки натуралиста. – В сб. «Орленок». Литературно-художественный сборник для детей среднего и старшего школьного возраста. Сост. Никульшин И.Е., Богомолов Н.В. Куйб. кн. изд-во, стр. 187-209.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2007. Самарская губерния – край родной. Т. I. Самара, Самарское книжное изд-во, 416 с., цв. вкл. 16 с.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. 2008. Самарская губерния – край родной. Т. II. Самара, изд-во «Книга», - 304 с., цв. вкл. 16 с.

Жёлтиков Ю.Т. 1964. О норме годового стока малых рек Заволжья. - Сб. работ Куйбышевской гидрометобсерватории, вып.1.

Жёлтиков Ю.Т. 1966. Производство комплексных полевых экспедиционных обследований малых рек. - Сб. работ Куйбышевской гидрометобсерватории, вып.3.

Жёлтиков Ю.Т. 1967. Пересыхание рек в Заволжье. - Сб. работ Куйбышевской гидрометобсерватории, вып.4.

Жёлтиков Ю.Т. 1967. Очерк о Приволжском УГМС. Куйбышев, изд-во Приволжского УГМС, 90 с.

Жёлтиков Ю.Т. 1969. Физико-географические условия формирования поверхностного стока и пересыхание рек Заволжья. - Сб. работ Куйбышевской гидрометобсерватории, вып.6.

Жёлтиков Ю.Т. 1969. Зарегулированность рек Южного Заволжья. - Сб. работ Куйбышевской гидрометобсерватории, вып.6.

Жёлтиков Ю.Т. 1970. К вопросу об определении термина «пересыхающая река». - Сб. работ Куйбышевской гидрометобсерватории, вып. 7.

Жёлтиков Ю.Т. 1973. Физико-географические условия пересыхания рек (опыт географо-гидрологического анализа на примере рек Заволжья). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата географических наук. Казань. 33 с.

Жёлтиков Ю.Т. 1973. Физико-географические условия пересыхания рек (опыт географо-гидрологического анализа на примере рек Заволжья). Диссертация на соискание ученой степени кандидата географических наук. Куйбышев.

Жёлтиков Ю.Т. 1992. Краткий очерк режимов максимальных уровней рек Самарской области с приложением карт затопления зон талыми водами по каждому административному району. Самара, рукопись, архив Приволжского УГМС.

Жёлтиков Ю.Т. 1994. Приволжское территориальное управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды. Самара, изд-во Приволжского УГМС. 286 с., 56 с. илл.

Жёлтиков Ю.Т. 1999. Засухи в Самарской области. – В журн. «Зеленый луч». Экологический информационно-справочный бюллетень № 3 (21).

Жёлтиков Ю.Т. 2001. Приволжскому межрегиональному территориальному управлению по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды – 70 лет. – В журн. «Метеорология и гидрология», № 4, издательский центр «Метеорология и гидрология», Москва.

Жёлтиков Ю.Т. 1999. Гидрометслужбе России – 165 лет. – В сб. «Гидрометслужбе России – 165 лет. Юбилейное информационное письмо». Самара, изд-во Приволжского УГМС, стр. 3-12.

Жёлтиков Ю.Т. 1999. Приметы о погоде. Самара, изд-во Приволжского УГМС, 48 с.

Жёлтиков Ю.Т., Зубченко О.М. 1967. Гидрологическая изученность территории деятельности Приволжского управления гидрометслужбы. Сб. работ Куйбышевской гидрометобсерватории.

Захаров В.К. 1999. Развитие технических средств связи в УГМС. – В сб. «Гидрометслужбе России – 165 лет. Юбилейное информационное письмо». Самара, изд-во Приволжского УГМС, стр. 52-61.

Климат Куйбышева. Под ред. Ц.А. Швер. Л., Гидрометеоиздат, 1983, 224 с.

Москвин Т.Г. 1945. История Куйбышевской геофизической обсерватории. Рукопись, архив Приволжского УГМС. 72 с., 3 с. прил.

Нездрюев Д.Ф. 1969. Очерки развития метеорологических наблюдений в России. Л. Гидрометеоиздат.

Никулин В.С. 1999. Развитие наблюдательных и оперативных работ в Приволжском УГМС. – В сб. «Гидрометслужбе России – 165 лет. Юбилейное информационное письмо». Самара, изд-во Приволжского УГМС, стр. 13-41.

Очерки по истории гидрометеорологической службы России, т.1, СПб, Гидрометеоиздат, 1997.

Стрижев А. 1968. Народный календарь. – Журн. «Наука и жизнь», №№ 2,3,6,8,10.

Стрижев А. 1973. Календарь русской природы. М., Московский рабочий.

Укке Ю.Б. 1870. Метеорология города Самара. Самара.

Шапеева Е.В. 1994. Климатические условия (Радиационный режим. Особенности атмосферной циркуляции. Ветер. Температура воздуха. Влажность воздуха. Атмосферные осадки. Снежный покров. Климатическое районирование. – В сб. «Экологическая ситуация в Самарской области: состояние и прогноз. Под ред. Г.С. Розенберга и В.Г. Беспалого. Тольятти, ИЭВБ РАН», стр. 98-108.

Шерстюков Б.Г., Разуваев В.Н., Ефимов А.И., Булыгина О.Н., Коршунова Н.Н., Апасова Е.Г., Анурова Л.Г., Шуруева Л.В. 2006. Климат Самарской области и его характеристики для климатозависимых отраслей экономики. Самара, изд-во ООО «Артель», 168 с.

Юдин В.Н. 1992. Дни величальные. Саратов, Приволжское книжное изд-во. 320 с.

Ukke J.B. 1863. Das Klima und die Krankheiten der Stadt Samara. Berlin.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара