При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Галактионов Алексей Петрович

В июле 1916 года начальник Самарского губернского жандармского управления (СГЖУ) полковник Михаил Познанский в своем секретном донесении в столицу сообщал об усилении активности РСДРП (б) на казенном трубочном заводе (в советские годы – завод имени А.М. Масленникова). В числе прочих сведений в этом документе говорилось, что «сбором денег в партийную кассу заведует Алексей Петров Галактионов (рис. 1), который, по данным агента Блондина, является большевистским агитатором в электрической мастерской».

Судьба подкидыша

Это были первые данные, полученные жандармской агентурой о деятельности в нашем городе Алексея Галактионова, профессионального революционера, члена РСДРП (б) с 1906 года (партийный псевдоним «Галь»). К моменту приезда в наш город он, как активист большевистской организации, уже несколько лет находился на нелегальном положении, не имея при этом ни дома, ни семьи. При этом подпольщик постоянно менял города, паспорта и даже внешность, пока не оказался в Самаре.

Товарищи довольно быстро помогли Галактионову устроиться в электромеханическую мастерскую трубочного завода, благо, что он с детских лет в совершенстве освоил слесарную работу. Но уже через несколько месяцев большевик-нелегал был опознан жандармским тайным агентом, что, в общем-то, неудивительно: ведь Самарская губерния была его малой родиной.

В своих анкетах в графе «дата рождения» Алексей Галактионов писал «1 марта 1888 года» (по новому стилю – 13 марта). Однако на самом деле он никогда не знал не только точного дня своего появления, но даже своей настоящей фамилии. Просто в тот мартовский вечер на пороге детского приюта в городе Бузулуке, уездном центре Самарской губернии, служительница вдруг обнаружила завернутого в одеяло мальчика, родившегося, судя по всему, не более суток назад.

В приюте подкидыша нарекли Алексеем. Когда ему исполнилось полтора года, и он уже умел ходить и самостоятельно держать ложку, мальчика усыновил бузулукский слесарь Петр Петрович Галактионов. Вот так найденыш, до этого имевший только имя, обрел также отчество и фамилию, под которой в метрику его и записал приемный отец.

Детство Алексея было вполне обычным для ребенка из провинциальной рабочей семьи того времени. Он сумел окончить три класса церковно-приходской школы, в возрасте 10 лет работал «мальчиком» в лавке местного купца, пока отец не взял его к себе в мастерскую учеником слесаря. А о революционном марксизме подросток впервые узнал от ссыльных, отправленных из Санкт-Петербурга в Бузулук под надзор полиции.

К началу событий 1905 года 17-летний Алексей Галактионов уже вполне созрел для того, чтобы участвовать в революционной агитации. В итоге он пережил первый арест, довольно быстрое освобождение из-за недостатка улик, и отъезд в Ташкент. Здесь юноша некоторое время работал слесарем в железнодорожных мастерских и опять пытался пропагандировать марксизм, но был выдан жандармским агентом, и снова бежал. Так начались его десятилетние скитания по городам и весям, пока в конце 1914 года он не приехал в Самару, где через несколько месяцев устроился на трубочный завод.

Красный губернатор

Новый слесарь вскоре привлек к себе внимание жандармского агента Блондина (под этим псевдонимом скрывался рабочий электрической мастерской Иван Бокеев). В его донесениях не в меру активный слесарь упоминался довольно часто. Например, в мае 1916 года Блондин писал полковнику Познанскому, что Галактионов «ведет агитацию о ненужности войны, предлагает рабочим предъявить администрации требования о 8-ми часовом рабочем дне, при неудовлетворении этого требования бастовать, а также приносит на завод нелегальные книги». Сведения о принадлежности Галактионова к РСДРП (б) подтверждали и другие жандармские агенты, внедренные в рабочую среду трубочного завода.

А в августе того же года Познанский получил сведения о том, что в Самаре сформирован подпольный городской комитет большевистской партии из восьми человек, в состав которого в числе других вошел «мещанин г. Бузулука Самарской губернии Алексей Петров Галактионов под кличкой «Галь». В результате столь плотной агентурной разработки в начале сентября весь комитет при попытке проведения партийной конференции был арестован жандармами в доме на улице Вознесенской (ныне улица Степана Разина) (рис. 2, 3).

Судьба подкидыша

Уже в ноябре дело Самарского комитета РСДРП (б) было рассмотрено судебной комиссией в особом порядке. В общей сложности осудили 31 человека, из которых 13 партийных активистов (в том числе Валериан Куйбышев, Алексей Галактионов, Андрей Бубнов и другие) были приговорены к ссылке в Туруханский край. Однако до места назначения никто из них так и не успел доехать, потому что в России уже начались события Февральской революции. В конце марта 1917 года многие из этой группы вернулись обратно в Самару, в том числе Галактионов и Куйбышев.

В течение последующих месяцев произошел стремительный подъем бывшего ссыльного к вершинам губернской власти. Во время октябрьских событий 1917 года Галактионов был избран председателем Самарского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов и его исполкома. Но уже в декабре этот пост вместо него занял Валериан Куйбышев, а Галактионов занялся укреплением советской власти в уездах и созданием новой Красной Армии. В качестве комиссара сводного полка под командованием Василия Блюхера он воевал против восставших казаков атамана Дутова, а в июне 1918 года Галактионов принял активное участие в обороне нашего города от частей чешского корпуса, которые наступали со стороны реки Самары.

Трагедия в воздухе

Другой участник обороны, большевик Александр Бешенковский, в своих воспоминаниях так писал об этих событиях: «Командный пункт находился на крыше элеватора, на Хлебной площади. Возглавлял его Алексей Галактионов. С крыши элеватора противоположный берег реки виден был особенно отчетливо. Хорошо просматривался и железнодорожный мост через реку Самару». Далее автор отметил, что в состав этого отряда входили опытные латышские бойцы, уже прошедшие не одно сражение.

Однако в самый ответственный момент руководитель штаба обороны Самары Валериан Куйбышев совершил непростительный тактический промах. По его приказу, как воспоминал Бешенковский, «в ночь с 7 на 8 июня 1918 года бойцы латышского отряда, находившиеся до того бессменно в обороне, были сменены. Вместо них позиции занял отряд, только что прибывший из Уфы. Штаб допустил ошибку, не проверив состав этого отряда. Уфимцы или проспали охрану моста, или это было предательство. Но на рассвете 8 июня белочехи без единого выстрела заняли железнодорожный мост через реку Самару. Враги оказались на нашем берегу».

После захвата Самары чешским корпусом и установления власти Комуча Галактионов не скрылся, а перешел на нелегальное положение. Подпольную работу он вел вплоть до августа, и покинул город только из-за угрозы провала. Но уже через два месяца вместе с красными войсками он вернулся в Самару, где 10 октября был избран председателем Самарского губернского совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов и его исполкома (рис. 4, 5). Эту должность Алексей Галактионов исполнял вплоть до июня 1920 года, когда по решению ЦК РКП (б) его перевели на советскую работу сначала в Ставрополь, потом в Ростов-на-Дону.

А осенью 1921 года Галактионова по его просьбе снова вернули на берега Волги, на этот раз в Татарстан. Здесь он работал заместителем председателя Совнаркома Татарской АССР, председателем Казанского горисполкома, а затем был избран секретарем Татарского обкома РКП (б). Именно на этой должности Алексея Петровича вскоре и постигла трагедия. Во время служебной командировки в Чистополь, куда Галактионов 5 июня 1922 года отправился на самолете, новом для того времени виде транспорта, воздушная машина по неустановленной причине внезапно потеряла управление и врезалась в землю. В катастрофе погиб и сам Галактионов, и управлявший самолетом пилот.

Волна переименований

В феврале 1925 года по решению Самарского горисполкома в память об одном из первых советских руководителей нашей губернии бывшая улица Троицкая была переименована в улицу Галактионовскую.

Как известно, в советское время по всей стране катилась волна переименований. Увековечивали в основном партийно-советских деятелей, как хорошо известных народу, так и не очень известных. В течение семидесяти лет новые названия постепенно получали не только старые улицы, переулки и площади, но даже целые города, причем многие из них в течение ХХ века меняли свои имена даже не один раз.

Так, столица Российской империи Санкт-Петербург в 1914 году стала Петроградом, в 1924 году – Ленинградом, а в 1991 году – снова Санкт-Петербургом. Старинный волжский город Царицын в том же 1925 году переименовали в Сталинград, а в 1961 году – в Волгоград.

Наш регион тоже не миновала чаша сия. Уже много написано и сказано о переименовании в 1935 году Самары в Куйбышев и о возвращении городу в 1991 году его прежнего старинного названия. Также в последние годы немало говорилось о необходимости стереть с карты области фамилию лидера итальянских коммунистов Пальмиро Тольятти, которое в 1964 году по каким-то невразумительным причинам было присвоено старинному городу Ставрополю-на-Волге.

Что же касается улиц старой части Самары, то за советские годы переименования не коснулись только трех из них – Самарской, Садовой и Полевой. Все остальные получили названия в честь советских и партийных деятелей, иногда – пролетарских писателей. Так, улица Александровская стала Вилоновской, Заводская – улицей Венцека, Ильинская – Арцыбушевской, Набережная – улицей Максима Горького, Торговая – Маяковского, и так далее. А в честь героя сегодняшнего очерка, как уже было сказано, была переименована улица Троицкая.

В постперестроечное время городскими властями Самары, было принято правильное, по общему мнению, решение: не стирать карты города их советские названия, а повесить на стены домов таблички с двойным именем улицы: старым и сегодняшним. В этом краеведы видят уважение жителей Самары к своей истории, из которой нельзя вычеркнуть ни одной страницы, независимо от нашего отношения к политическим режимам прошлых десятилетий.

Что касается Алексея Петровича Галактионова, то в Самаре на улице Галактионовской в 1989 году установлен памятник первому красному губернатору Самарского края. Архитектор памятника – Н. Красько, скульптор — А. Кудинов (рис. 6).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара