При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Гай Гая Дмитриевич

Его настоящие имя и фамилия - Гайк Бжишкянц. Он герой гражданской войны, советский полководец, человек твердой воли и редкого мужества, имел много общего с В.И. Чапаевым. Оба они ровесники, оба прошли через окопы Первой мировой войны, оба еще там проявили свою доблесть: Чапаев — полный георгиевский кавалер, у Гая - три «Георгия». Оба в начале гражданской войны служили на Восточном фронте в соседних дивизиях: Гай — начальник 24-й, Чапаев — начдив 25-й. Гай — так назвали его в Самаре товарищи по оружию, бойцы красногвардейской интернациональной дружины. И этот фронтовой псевдоним стал его именем и фамилией навсегда (рис. 1).

Г.Д. Гай родился 6 (18) февраля 1887 года в персидском городе Тебризе в семье армянского учителя. Впоследствии за участие в социал-демократическом движении семья была выслана из Персии и переехала в Тифлис. Здесь 16-летний Гай вступил в армянскую социал-демократическую партию, что послужило поводом для его исключения из учительской семинарии.

С началом Первой мировой войны Гай был призван в действующую армию, трижды ранен, награжден боевыми наградами. В мае 1916 года его назначили начальником резерва армянских боевых дружин, но в январе 1917 года Гая уволили из армии «за пассивность в борьбе с распространением листовок в казармах». Начальство тогда не знало, что эти листовки появились по указанию прапорщика Бжишкянца.

После Октябрьской революции Гай вступил в ряды РКП (б). Во время гражданской войны он во главе сформированных им частей вёл борьбу против Чехословацкого корпуса и оренбургских казаков атамана Дутова. На Оренбургском фронте у Гая открылись старые раны, и он в конце апреля 1918 года оказался в госпитале в Самаре. После лечения он явился к председателю Самарского ревкома В.В. Куйбышеву. При его поддержке был сформирован сводный отряд, куда вошли вместе с гаевцами и самарские красногвардейцы. При наступлении чехословаков 4 июня 1918 года перед отрядом Гая была поставлена боевая задача: оборонять правый берег реки Самары (в районе Хлебной площади). Однако, как мы знаем, 8 июня Самара была занята чехословаками.

Защитники Самары отступили в Симбирск, где под командованием Гая был сформирован сводный отряд из всех прибывших сюда боевых дружин. Уже 16 июня Гай повел бойцов в Сенгилей навстречу наступающим чехословакам и белогвардейцам. В течение месяца гаевцам удавалась успешно отражать атаки неприятеля, однако в итоге, несмотря на преимущество в живой силе, артиллерии и выборе позиции для обороны, отряд потерпел поражение от частей подполковника В.О. Каппеля, взявшего Симбирск 21 июля 1918 года.

Отряды Гая оказались в окружении. Им угрожал полный разгром, но Гай сумел вывести бойцов из захваченного города. Этот более чем трехсуточный марш-маневр сквозь боевые заставы и разъезды противника большой воинской колонны с боевым и хозяйственным обозом был совершен блестяще, без потерь. Пройдя с боями около 150 километров, гаевцы 26 июля вышли к станции Майна и соединились с частями Первой армии под командованием М.Н. Тухачевского.

Здесь 27 июля 1918 года Сенгилеевско-Ставропольская группа войск была реорганизована в пехотную дивизию, которой было присвоено наименование «Сводная Симбирская дивизия». Начальником назначили Г.Д. Гая. После того, как 30 августа 1918 года в Москве было совершено злодейское покушение на В.И. Ленина, Гай писал: «Эта весть привела нас в ярость и ускорила наше наступление на Симбирск. Мы дали клятву освободить родину Ильича от чехословаков».

На Симбирск дивизия Гая наступала не с одной, а сразу с трёх сторон. Впервые в истории гражданской войны целый стрелковый полк был посажен в автомобили, которые по приказу командарма Тухачевского были собраны со всей армии в одном месте совершенно неожиданно для противника. В результате 12 сентября 1918 года белогвардейцы и чехословаки были выбиты из Симбирска.

«Дорогой Владимир Ильич! Взятие Вашего родного города Симбирска — это ответ за одну Вашу рану, за другую рану будет Самара». Автором широко известной телеграммы-клятвы был начдив Гай. И он, как мы знаем, меньше чем через месяц сдержал свою клятву. За героизм и стойкость при освобождении Симбирска дивизия Гая получила наименование «Железной».

После упорных боев Железная дивизия во взаимодействии с другими частями 1-й армии 3 октября 1918 года овладела Сызранью, а затем развернулись бои за Самару. Перед этим 6 октября один из полков дивизии выбил противника из Ставрополя. Прилетевший сюда Гай сразу же приступил к формированию десанта, после чего 7 октября части Самарской дивизии первыми вошли в губернскую столицу. А ещё спустя несколько часов на самарских пристанях высадился десант гаевцев во главе с начдивом. После этой успешной операции дивизия стала именоваться 24-й Самаро-Симбирской Железной. В Самаре её штаб размещался в здании № 24 на улице Воскресенской (ныне улица Пионерская, 22). В городе гаевцы находились около месяца на отдыхе и переформировании. Уже 5 ноября 1918 года Железная дивизия в главе со своим комдивом двинулась на Восточный фронт, где с боями освободила Бузулук, Белебей, Бугуруслан и Оренбург.

За умелое руководство дивизией и личную отвагу при освобождении Симбирска, Самары и других городов Гай был награжден серебряной шашкой с надписью: «За храбрость», и орденом Красного Знамени. «В бою он — тигр», — говорил о Гае политкомиссар 1-й армии В.В. Куйбышев.

С Восточного фронта партия направила Гая на Южный фронт, где он командовал 42-й стрелковой дивизией, затем принял участие в формировании Кавказского конного корпуса (Гай был лихим наездником). Летом и осенью 1920 года Гай служил в составе 4-й армии Западного фронта, принимал участие в польской кампании.

В июне 1922 года Г.Д. Гай окончил Высшие военно-академические курсы, после чего приказом Реввоенсовета Республики он был назначен командиром 11-й кавалерийской дивизии. Некоторое время в том же 1922 году Гай находился в должности наркомвоенмор Армении, но затем он снова вернулся в ряды РККА. С мая 1923 по 1924 год он — командир 7-й Самарской кавалерийской дивизии имени английского пролетариата, входившей в состав Западного округа. В этой же дивизии служил Г.К. Жуков, который впоследствии в своих мемуарах с большим уважением отзывался о Гае. Именно по инициативе Гая Жуков в 1924 году поступил в Высшую кавалерийскую школу в Москве. Нои сам Гай 25 мая 1925 года приказом Реввоенсовета Республики был зачислен в Военную академию РККА.

В 1927—1929 годах Гай занимал должность командира 3-го кавалерийского корпуса имени Белорусской ССР, в состав которого входили 7-я Самарская, 6-я Чонгарская дивизии и отдельная кавалерийская бригада. В 1929—1933 годах он — адъюнкт, затем преподаватель кафедры истории военного искусства Военной академии имени М.В. Фрунзе. В 1933—1935 годах Гай стал профессором и начальником кафедры истории войн и военного искусства в Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского.

Однако в июне 1935 года в ходе необоснованных репрессий Гай был снят со всех постов, уволен из РККА и исключён из ВКП (б), а 3 июля 1935 года арестован и помещён в тюремную камеру. В ходе следствия его обвинили в «создании военно-фашистской организации в РККА». В письме, направленному наркому внутренних дел СССР Г. Ягоде из тюрьмы, Гай признал, что, «будучи выпивши, в частном разговоре с беспартийным, сказал, что «надо убрать Сталина, всё равно его уберут».

В те же дни жена Гая, Наталия Яковлевна, обратилась за помощью к видному большевику Петру Кобозеву, чтобы он просил Сталина помиловать её мужа. Сталин через помощника передал Кобозеву: «НКВД разберётся». По приговору ОСО при НКВД СССР от 15 октября 1935 года Гай был признан виновным в причастности к контрреволюционной группе и осуждён на 5 годам тюремного заключения.

При этапировании из Москвы в Ярославский политизолятор 22 октября 1935 года Гай бежал, головой разбив стекло и выпрыгнув на ходу из вагона поезда. При падении он получил травмы, и спустя несколько дней был схвачен направленными на его поиски сотрудниками НКВД. После этого Гай в течение двух лет находился в заключении, а 11 декабря 1937 в ходе кампании массовых «чисток» в РККА он был расстрелян. В 1956 году его посмертно реабилитировали.

В Ереване именем Г.Д. Гая назван проспект, а также поставлен памятник. В городе Сенгилей Ульяновской области установлен бюст Г.Д. Гая. Памятник ему также стоит в школьном дворе в Тольятти.

Улицы имени Г.Д. Гая имеются в городах Гродно, Минск, Самара, Оренбург, Ульяновск, Сенгилей, Бузулук и Старый Оскол; бульвар Гая в городе Тольятти. В центральной части Оренбурга установлен его бюст.

В Самаре улица Г.Д. Гая проходит в Октябрьском районе города. Это бывшая улица Ботаническая, которая была переименована 29 июля 1967 года по решению горисполкома. Кроме того, в Промышленном районе Самары располагается улица Железной дивизии, в честь которой 13 февраля 1958 года по решению горисполкома был переименован бывший 4-й переулок.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Литература

Айрапетян Г.А. Легендарный Гай. М. Воениздат. 1965. 176 с.

Айрапетян Г.А. Железный Гай / Предисловие С.М. Будённого. М.: Воениздат, 1980. 124 с. (Полководцы и военачальники).

Вестник архивов Армении, № 2 (29). Номер посвящен жизни и деятельности Г.Д. Гая. Ереван. 1971. 368 с.

Гай Г.Д. На Варшаву! Действия 3-го конного корпуса на Западном фронте. Июль-август 1920 г. М.—Л., 1928.

Гай Г.Д. В боях за Симбирск. Ульяновск, 1928.

Гай Г.Д. В боях за Волгу. Из. сб. «Были пламенных лет», Куйбышев: Куйбышевское книжное изд., 1962.

Гай Г.Д. Первый удар по Колчаку. Ленинград, 1926.

Гай Гая Дмитриевич // Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия. М., 1983. С. 138.

Дунаевский А.М. По следам Гая. — Свердловск: Средне-Уральское книжное издательство, 1975. 272 с.

Железный Гай // Губернский вестник. 2010.

Лазарев С.Е. Подрезанные крылья (Неизвестное из жизни спецслужб). Военно-исторический журнал. 2012. № 5 (625). С. 66-70.

Лазарев С.Е. Судьба комкора Г.Д. Гая в контексте трагических событий 1930-х гг. // История в подробностях. «Большой террор». М., 2012. № 6 (24). С. 22-27.

Лазарев С.Е. Социокультурный состав советской военной элиты 1931—1938 гг. и её оценки в прессе русского зарубежья. — Воронеж: Воронежский ЦНТИ — филиал ФГБУ «РЭА» Минэнерго России, 2012. 312 с.

Липатова А.М. Улица Г.Д. Гая. – В кн.: Липатова А.М. Самарских улиц имена. Самара, ОАО «Самарский дом печати», 2008. С. 44-46. - 288 с., илл. Издание второе, испр. и дополн.

Липатова А.М. Улица Железной дивизии. – В кн.: Липатова А.М. Самарских улиц имена. Самара, ОАО «Самарский дом печати», 2008. С. 74-75. - 288 с., илл. Издание второе, испр. и дополн.

Софронов И. Сабля комкора Гая // «Братишка». Ежемесячный журнал подразделений специального назначения. М.: ООО «Витязь-Братишка», 2013. — № 11. С. 72-77.


Просмотров: 97


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара