При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Воейков Александр Иванович

Его называют одним из самых выдающихся естествоиспытателей XIX столетия, неутомимым географом и основоположником всей российской климатологии. В своих работах он раскрыл сущность взаимодействия климата с другими природными сферами, разработал классификацию рек по гидрологическому режиму, заложил основы учения о снеге, сельскохозяйственной метеорологии и палеоклиматологии. Заметное место в научном творчестве А.И. Воейкова занимал также и вопрос о взаимодействии человека и природы – той науки, которую сейчас называют экологией (рис. 1).

Он родился в Москве 8 (по новому стилю 20) мая 1842 года в интеллигентной семье. Его отцом был Иван Фёдорович Воейков, представитель старинного дворянского рода, а дядей – Александр Фёдорович Воейков, известный поэт и издатель того времени.

Александр Иванович Воейков в 1856—1858 голах путешествовал по Западной Европе и Азиатской Турции (Сирии и Палестине). В 1860 году он поступил на физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета, но уже через год уехал за границу. Воейков слушал курсы в Берлинском, Гейдельбергском и Геттингенском университетах, и в последнем из них был удостоен степени доктора философии (1865 год).

С января 1866 года он состоял членом Императорского русского географического общества. По его поручению в 1869—1870 годах учёный ездил знакомиться с работой метеорологических станций в Вене, Милане, Париже, Брюсселе и Лондоне. Затем он принимал деятельное участие в работах метеорологической комиссии Императорского русского географического общества в качестве её секретаря, обрабатывая наблюдения дождевой и грозовой сети этой комиссии. В течение 1868-1872 годов Воейков исследовал Восточный Кавказ (Дагестан, Баку и Ленкорань), затем Галицию, Буковину, Румынию, Венгрию и Трансильванию, где, среди прочего, занимался изучением чернозема.

В 1873 году исследователь совершил большую поездку по Соединенным Штатам и Канаде (С.-Луи, Нью-Орлеан, через Техас, Колорадо, Миннесоту и по озерным областям до Квебека). Вернувшись в Вашингтон, Воейков до весны 1874 года по предложению секретаря Смитсонианского института дополнил предпринятое институтом обширное издание под заголовком «Winds of the Globe», к которому написал текст. Затем Воейков совершил путешествие по Юкатану, Мексике и Южной Америке, где посетил Лиму, оз. Титикака, Чили, Рио-де-Жанейро. Вернувшись в Нью-Йорк, Воейков закончил там свою работу для книги «Winds of the Globe» (1875 год), и затем на короткое время вернулся в Россию. Именно в это время он выезжал на берега Волги и побывал на Самарской Луке.

В наш край всемирно известный географ и путешественник приехал после получения письма от своего родного брата - Дмитрия Ивановича Воейкова, который еще за несколько лет до этого получил место управляющего отделением Государственного банка в Самаре. О нём позже писал ещё один известный естествоиспытатель В.П. Семенов-Тян-Шанский, хорошо знавший семью Воейковых. В его мемуарах есть строчки о том, что «Дмитрий - человек талантливый, но со странностями и увлечениями». Такой его странностью, и одновременно – выражением его предприимчивости, было, в частности, стремление Дмитрия Воейкова извлекать прибыль из всего, что возможно. Например, он заставлял банковских сторожей коптить гусей на площадках лестницы, находя это дело выгодным.

Так вот, еще в 1875 году Александр Воейков получил из Самары письмо от своего брата-банкира, в котором тот утверждал, что в Жигулёвских горах местные жители нашли, как они предполагали, угольные залежи. Оказалось, что несколькими годами раньше крестьяне из села Бахилово, отправившись в Жигулевские горы охотиться на медведя, вынуждены были заночевать в глухом лесу. Погода стояла скверная, дождливая, дрова отсырели и никак не хотели загораться. Каково же было удивление охотников, когда черные камни, попавшие в кострище, вдруг неожиданно для них воспламенились. Что это? Может быть, каменный уголь? Конечно же, неграмотные крестьяне не могли провести на этот счёт необходимые исследования, но молва об их находке быстро разлетелась по округе, и вскоре дошла до Самары.

Вот так о чёрных камнях из Жигулёвских гор узнал банкир Дмитрий Воейков, после чего и написал письмо своему учёному брату. Немного позже он отправил ему в Санкт-Петербург и несколько образцов чёрной породы из Жигулёвских гор. Но географ был вынужден разочаровать Дмитрия: камни оказались вовсе не углем, а кусками песчаника, пропитанными природным битумом, который позже стали называть гудроном. Заключение на этот счёт дала лаборатория Санкт-Петербургского университета, куда А.И. Воейков передал присланные образцы (рис. 2-4).

Тем не менее, изучив более тщательно необычное место в Жигулях, и, посоветовавшись с братом по почте, Дмитрий Воейков приобрёл в собственность участок земли, на котором располагалось это месторождение битуминозного песчаника. Для его разработки банкир организовал товарищество братье Воейковых, а чтобы руководить работами, он пригласил в своё товарищество самарского инженера Иордана. В том же году в Жигулёвских горах начал выпускать продукцию один из немногих в России гудронных заводов.

Впоследствии в других точках Самарской Луки также производись поиски месторождений битуминозного известняка, организованные инженером Р. Ризположенским, но они положительных результатов не дали. Впрочем, гудронные залежи в районе села Бахилова Поляна тоже разрабатывались не слишком долго – они были полностью выбраны уже в первой трети ХХ века. Бывшие битуминозные карьеры затем заполнились талой и дождевой водой. Ныне на их месте находятся так называемые «гудронные» озёра – одна из достопримечательностей Жигулёвского государственного заповедника (рис. 5).

Что же касается Александра Ивановича Воейкова, то он смог приехать на Самарскую Луку лишь летом 1878 года. Учёный использовал свою поездку не только для осмотра принадлежащего ему и его брату месторождения битуминозного песчаника, но и для дальнейшего исследования территории волжской излучины (см. Воейков А.И. Поездка действительного члена А.И. Воейкова на Самарскую Луку // Отчет Император. Русского Географического общ-ва за 1877 г., С.-Петербург, 1878. с. 63-65).

«В июне месяце [1878 года], - записал Воейков в своём полевом дневнике, - я совершил поездку на Самарскую Луку с целью научного исследования названной местности, и главным образом для того, чтобы произвести несколько гипсометрических измерений».

Его экскурсия началась от лесной сторожки, расположенной в местечке Старая Отважная (ныне посёлок Зольное). Отсюда А.И. Воейков поднялся на Жигулевский хребет, где провёл серию измерений, осмотрел гудронный завод, и затем по пересечённой местности, покрытой лесом, направился в юго-западном направлении к селению Аскулы, а от него - к Севрюкаевской пристани. Во всех сёлах на своём пути он делал остановки на 1-2 дня, чтобы познакомиться с жизнью и бытом местных крестьян и опять же сделать метеорологические и гипсометрические измерения. В итоге он пересек всю Самарскую Луку с севера на юг в самой ее широкой и труднопроходимой части (рис. 6).

Здесь следует отметить, что в то время абсолютная высота многих точек Самарской Луки ещё была достоверно неизвестна, и поэтому исследования А.И. Воейкова в этом районе имели большую научную ценность. Вот какие результаты измерения высот при помощи анероида Гольдсмита он получил летом 1878 года.

«Берег Волги у Старой Отважной - 50 р.ф. [русских футов];

Высшая точка перевала (3 версты от берега) – 1128 р.ф.;

Гудронный завод братьев Воейковых – 1044 р.ф.;

Предел леса между заводом и селением Аскулы – 686 р.ф.;

Селение Аскулы – 505 р.ф.;

Овраг в одной версте к западу от Аскул – 361 р.ф.;

Усадьба княгини Долгорукой между Аскулами и Сосновым Солонцом – 518 р.ф.;

Последний уступ над Волгой против села Екатериновки – 132 р.ф.;

Берег Волги – 38 р.ф.

Точность барометрической съёмки А.И. Воейков подтверждает тем, что «работа проводилась летом, когда колебания барометра весьма малы».

Примечание А.И. Воейкова: «1 русский фут = 0.304 метра».

Таким образом, ученый установил, что наибольшая обнаруженная им высота хребта Жигулёвских гор равна 1.128 русских футов (точка выше современного посёлка Зольное), что соответствует 343,9 метра. По его данным, это «есть одна из наибольших высот в Европейской России. До настоящего времени, кроме горных стран, большая высота известна только: 1) в западной части Подольской и Волынской губерний (Авратынская возвышенность); 2) в Донецком кряже, и 3) в южной части Сызранского уезда. Таким образом, высота перевала на Самарской Луке, определенная А.И. Воейковым, является четвертою в пределах Европейской России».

Позже результаты измерений А.И. Воейкова в Жигулёвских горах 1878 года были существенно исправлены. По данным современного самарского исследователя М.П. Бортникова, ныне самой высокой точкой рельефа Самарской области считается гора Наблюдатель, высота которой равна 381,2 метра над уровнем моря. Кроме того, эта гора является одной из самой высоких точек Восточно-Европейской равнины. В этом отношении она уступает лишь вершинам Бугульминско-Белебеевской возвышенности (479 метров), Тиманского кряжа (471 метр) и Общего Сырта (405 метров). Однако, как отмечает М.П. Бортников, все указанные возвышенности находятся на периферии Восточно-Европейской равнины и тяготеют к горным странам, а если говорить о внутренних частях Европейской России, то Жигули здесь находятся вне конкуренции (рис. 7-9).

Уже в 1879 году А.И. Воейков снова выехал за пределы России, отправившись в новое путешествие по Индостану, острову Яве и Японии. Последующие годы он посвятил обработке материалов своих путешествий и метеорологическим работам.

В 1882 году А.И. Воейков поступил на службу приват-доцентом в Санкт-Петербургский университет на кафедру физической географии, в 1885 году был назначен экстраординарным, в 1887 году ординарным профессором по той же кафедре. С 1883 года он состоял председателем метеорологической комиссии Императорского Русского Географического общества и был избран почётным членом многих русских и иностранных академий и учёных обществ (рис. 10).

Александр Иванович Воейков скончался 27 января (по новому стилю 9 февраля) 1916 года в Петрограде.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Основные труды А.И. Воейкова

«Климаты земного шара» (СПб., 1884, издано также с дополн. на немецком яз., Иена, 1887);

«Распределение осадков в России» («Записки Императорского русского географического общества», т. VI);

«Снежный покров, его влияние на почву, климат и погоду» (там же, т. XVIII);

«Наши реки» (2 ст. в «Русской мысли» 1877—1878);

«Путешествие по Японии» («Известия Императорского русского географического общества», 1878);

«Климат области муссонов Восточной Азии» (там же, 1879);

«Новые данные о суточной амплитуде температуры» («Изв. Общ-ва любителей естествознания», т. XXXXI, 1881);

«Климатические условия ледниковых явлений» («Зап. Минералог. Общ-ва», 1881);

«Влияние топографических условий на средние температуры зимы, особенно при антициклонах» («Журнал Русск. физ.-хим. общ-ва», 1882);

«О некоторых условиях распределения тепла в океанах и их отношениях к термостатике земного шара» («Известия Императорского русского географического общества», 1883);

«Способы воздействия человека на природу» («Русское обозрение», 1892, кн. IV);

«Климат и народное хозяйство» (в сборнике «Помощь голодающим», изд. редакции «Русских ведомостей», М., 1892).

 

 

Список литературы

Бортников М.П. 2004. Орографическое значение Жигулевских гор. – В сб. «Краеведческие записки». Выпуск XIII. Самара, изд-во ООО «Глагол», Самарский областной историко-краеведческий музей им. П.В. Алабина, с. 121-125.

Воейков А.И. Поездка действительного члена А.И. Воейкова на Самарскую Луку // Отчет Император. Русского Географического общ-ва за 1877 г. С.-Петербург, 187В. С. 63-65.

Кеппен. О производившихся на Самарской Луке разведках на каменный уголь // Горный журнал. Ч. 1. 1870. С. 262-275.

Ризположенский Р. О поисках гудрона в юго-восточной части Самарской Луки (с хромолитографическою таблицей) // Труды общ-ва естествоиспытателей при Император. Казанском ун-те. Т. XXVI, вып. 1. Казань, 1893. 54 с.

Саксонов С.В. 1992. А.И. Воейков на Самарской Луке (к 150-летию со дня рождения). – В сб. «Бюллетень «Самарская Лука» № 3/92. Самара, стр. 248-251.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара