При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Венцек Франциск Иванович

Именем этого человека в Самаре названа бывшая улица Заводская, расположенная в старой части города. А в официальную историю губернии Франциск Иванович Венцек (рис. 1, 2)

попал 10 апреля 1918 года, когда был утвержден в должности председателя Самарского революционного трибунала.

Декретом Совета Народных Комиссаров «О суде» от 5 декабря 1917 года были ликвидированы все институты прежних судебных систем России – как царской, так и созданной Временным правительством. Вместо них вводились два вида новых судебных учреждений: революционные трибуналы и народные суды.

В подсудность ревтрибуналов переходили дела о контрреволюционных деяниях и выступлениях, саботаже, дискредитации советской власти, бандитизме, убийствах и покушениях, разбоях, грабежах, подлогах, преступлениях по должности, шпионаже, спекуляции, подделке денежных знаков, крупных хищениях госсобственности и других тяжких преступлениях. На практике революционные трибуналы сплошь и рядом превращались в органы политической расправы над представителями бывших имущих слоев населения. В первые месяцы советской власти они усугубляли правовой беспредел в стране еще и тем, что являлись фактически единственными судебными органами на местах.

Что же касается народных судов, то они, согласно декрету, создавались для рассмотрения уголовных дел общекриминального характера со сроками наказания не более двух лет лишения свободы, а также гражданских дел с суммой иска до 3 тысяч рублей.

Во исполнение упомянутого выше декрета «О суде» на заседании Самарского совета ра­бочих и солдатских депутатов 2 января 1918 года было принято решение об упразд­нении Самарского окружного суда и об образовании губернского комиссариата юстиции во главе с Н.Н. Лотовым. На этом заседании председатель Самарского губисполкома В.В. Куйбышев ска­зал, что «революционный суд должен стать орудием борьбы против спекулянтов, во­ров, грабителей и лиц, не исполняющих постановления советской власти». Первым председателем Самарского ревтрибунала был избран большевик В.М. Зубков, по профессии – типографский рабочий.

Однако вскоре губернским властям пришлось менять руководителя ревтрибунала. В конце марта – начале апреля 1918 года губернский комиссариат по печати закрыл целый ряд газет, занимавших откровенно антисоветские позиции. Из-за этого лишились работы десятки типографских наборщиков и служащих, а профсоюз печатников в связи с этим объявил забастовку. Для воздействия на профсоюзное руководство В.М. Зубков был переведен на работу в комиссариат по печати. А на освободившуюся должность председателя Самарского ревтрибунала решением коллегии губернского комиссариата юстиции от 10 апреля 1918 года был назначен Франциск Иванович Венцек.

Он родился 14 сентября 1885 года в Самарканде в небогатой польской семье. Родители Венцека были сосланы в Среднюю Азию за участие в выступлениях поляков против царского режима. Детство и юность Франциска прошли в кругу политических ссыльных, которые в большинстве своем попали в Самарканд за пропаганду марксизма. Под их влиянием Венцек в 1904 году вступил в ряды РСДРП, а в 1905 году уехал в Москву, где принял участие в декабрьских событиях на Красной Пресне. Став впоследствии профессиональным революционером, Венцек вел нелегальную работу в Харькове и Туле, после чего неоднократно арестовывался и высылался в разные регионы России. Последний раз он в 1915 году был выслан в Калугу, откуда вскоре сбежал и оказался в Самаре. Здесь он познакомился с дворянкой по происхождению, а в тот момент большевичкой Серафимой Ивановной Дерябиной, ставшей впоследствии его гражданской женой.

В Самаре 15 сентября 1915 года они под фамилиями супругов Левандовских зарегистрировались на жительство в доме № 45 на улице Успенской (ныне улица Комсомольская) (ЦГАСО, Ф-468, оп. 1, д. 2029, л.д. 478). Но Венцек как активный большевик быстро попал в сети жандармского наружного наблюдения, после чего за ним регулярно стали ходить филеры охранного отделения. В материалах жандармской проследки он получил кличку «Бородач» (ЦГАСО, Ф-468, оп. 1, д. 2528, л.д. 6-8).

Начальник Самарского губернского жандарм­ского управления (СГЖУ) М.И. Познанский в своем донесении от 27 сентября 1915 года сообщал в департамент полиции о том, что «в театре «Олимп» на соб­рании членов общества «Самопомощь» выступили с речами Левандовские, кото­рые на самом деле были нелегальными: Венцек Ф.И. — социал-демократ, приехав­ший в Самару для налаживания социал-демократической группы, и С.И. Дерябина» (ЦГАСО, Ф-468, оп. 1, д. 2044, л.д. 148).

В сводке СГЖУ от 25 февраля 1916 года говорится о том, Ф.И. Венцек и С.И. Дерябина входят в число руководителей местной большевистской организации (ЦГАСО, Ф-468, оп. 1, д. 2209, л.д. 5).

В отчете СГЖУ от 28 апреля 1916 года дается полная информация об арестах членов РСДРП (б) в Самаре, проведенных минувшей ночью. Всего тогда было задержано 4 человека, и в их числе – С.И. Дерябина. В документе также говорится о том, что Ф.И. Венцеку в тот раз удалось избежать ареста и скрыться, в связи с чем он был объявлен в розыск (ЦГАСО, Ф-468, оп. 1, д. 2610, л.д. 266; Ф-469, оп. 1, д. 128, л.д. 11). Однако вплоть до революционных событий 1917 года обнаружить и арестовать «Бородача» жандармам так и не удалось.

В течение 1917 году Венцек и его подруга, освобожденная к тому времени из тюрьмы, принимали самое активное участие в революционных событиях в Самаре. После Октябрьского переворота Дерябина была назначена губернским комиссаром по делам печати, а Венцека избрали сначала рядовым членом, а затем заместителем председателя губисполкома. Как уже говорилось, с 10 апреля 1918 года он возглавил губернский ревтрибунал.

В течение апреля-мая у этого судебного ведомства было очень много работы. Именно в это время в ревтрибунал поступило много дел участников анархо-максималистского мятежа в Самаре (17-18 мая 1918 года). Однако при этом очевидно, что Венцек не мог выносить расстрельные приговоры, поскольку II Всероссийский съезд Советов 26 октября 1917 года отменил смертную казнь в Советской России. Она была восстановлена только после принятия постановления СНК РСФСР «О красном терроре» от 5 сентября 1918 года.

А в Самаре, после того, как 8 июня 1918 года она была захвачена чехословацкими войсками, к руководству городом и всем регионом пришел новый орган власти – Комитет членов Учредительного собрания (Комуч). Уже в день взятия Самары интервентами в городе начались массовые несанкционированные расправы. Неудивительно, что среди обывателей нашлось немало желающих отомстить «красным судьям» за приговоры, вынесенные в отношении их родственников и знакомых. Поэтому уже 8 июня на улице Заводской в числе других большевиков чехами по подсказке самарских жителей были арестованы председатель ревтрибунала Ф.И. Венцек, а также оказавшийся рядом с ним заведующий жилищным отделом горисполкома И.И. Штыркин (рис. 3).

Когда чешские военные повели их в здание штаба, вокруг собралась толпа обывателей, которые потребовали выдачи им пленных. Очевидцы свидетельствуют, что чешский офицер, возглавлявший группу конвоиров, не стал препятствовать толпе, и в итоге при его попустительстве обыватели совершили с безоружными людьми чудовищный акт самосуда.

Самарский краевед Ф.Г. Попов в своей книге «Чехословацкий мятеж и самарская учредилка» писал следующее: «Одним из первых пал жертвой зверской расправы черносотенной толпы при активной помощи победителей-чехословаков председатель революционного трибунала Франциск Венцек, старый большевик. Его схватили на Заводской улице, около клуба. Как рассказывают очевидцы, толпа зверски набросилась на Венцека, переломала ему ребра, била палками, топтала ногами. Тело передергивалось от града пинков и ударов камнями, но Венцек не выронил ни одного стона. Его пристрелил какой-то белогвардеец. Рядом с Венцеком такой же смертью погиб Штыркин, комиссар жилищного отдела».

Самарский краевед Олег Ракшин в своем материале «Как погиб Франциск Венцек» события того времени описывает так: «Клуб коммунистов (бывший особняк Неклютина) защищало около 40 красногвардейцев. Один из залов превратили в госпиталь. Когда кончились боеприпасы, защитники решили сдаться. Штыркин и Венцек попытались смешаться с толпой, но их выдал чехам лавочник Филашев. Он же начал призывать толпу расправиться с пленными. Венцека и Штыркина конвоировали четыре чешских солдата, Франциск Иванович шел без шапки, в плаще, поддерживая под руку Штыркина. Толпа вокруг пленных кричала: «Вот он!» Большинство угроз раздавались в адрес Штыркина. Тридцатипятилетний чиновник Карцев, бывший губернский секретарь, первым подбежал к Венцеку и ударил его в лицо камнем. Следом за Карцевым на конвоируемых с булыжником набросился продавец ювелирными изделиями Воронцов. Толпа накинулась на арестованных. Следствие установило, что Ивана Штыркина застрелил Филашев из револьвера системы «Бульдог». Кто застрелил Франциска Венцека неизвестно, но следователи выяснили, что бывший чиновник Карцев при себе имел револьвер системы «Нагана».

Осенью 1918 года Карцева арестовали. Было доказано, что именно его удар послужил сигналом к расправе над пленными. Знакомые Карцева старались спасти подозреваемого от возмездия - от имени квартального совета собирали подписи под прошением о помиловании. Однако проверкой было установлено, что большинство подписей были написаны одной рукой. Воронцов, испугавшись кары за содеянное, бежал с чехами, но через много лет его нашли в Карелии. Трогать, за давностью лет, старика не стали…»

Решением Самарского горсовета от 8 июля 1926 года в память об этой расправе улица Заводская в Самаре была переименована в улицу Венцека. На фасаде здания, где помещался клуб коммунистов и около которого погиб большевик Ф.И. Венцек, в 1928 году была установлена мемориальная доска (рис. 4).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара