При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Басс Аннета Яковлевна

В августе 1953 года в город Куйбышев по указанию Комитета по делам искусств РСФСР для чистки музейных фондов прибыл старший инспектор Голованов. После осмотра запасников областного художественного музея он утвердил акт, согласно которому предписывалось уничтожить более 440 полотен, выполненных в конце XIX - начале ХХ века живописцами художественных групп авангардистов «Мир искусства», «Союз русских художников» и «Бубновый валет». Авангард в 50-е годы считался буржуазным, антихудожественным направлением в искусстве, и потому, по мнению чиновников от культуры, хранить такие картины в советском музее было недопустимо. Однако благодаря смелости молодой сотрудницы Куйбышевского художественного музея, которая с риском для своей карьеры спрятала подлежавшие уничтожению полотна, эту бесценную коллекцию удалось сохранить для потомков. Этой сотрудницей, в тот момент только что поступившей сюда на работу, была Аннета Яковлевна Басс. Её жизнь впоследствии оказалась связанной с Куйбышевским (впоследствии Самарским) художественным музеем на протяжении 53 лет, из которых 44 года она руководила этим учреждением (рис. 1).

Хранилище времени

Она родилась в городе Самаре 16 апреля 1930 года. Здесь же Аннета окончила среднюю школу с серебряной медалью, а по окончании школы поехала в Ленинград и поступила учиться на искусствоведческое отделение исторического факультета Ленинградского государственного университета имени А.А. Жданова.

По окончании университета она по распределению, как молодой специалист, в соответствии с приказом по Министерству культуры РСФСР от 21 июля 1953 года была направлена на должность научного сотрудника в Куйбышевский городской художественный музей (статус областного он получил гораздо позже - только в 1976 году).

В служебные обязанности молодого искусствоведа входило проведение экскурсий для посетителей музея. А на второй месяц её работы в музее произошла та самая история с коллекцией русского авангарда, о которой говорилось выше. В это время Аннета Басс работала сотрудником-экскурсоводом, и лишь через три месяца её повысили до старшего научного сотрудника. В этой должности она прослужила следующие пять лет. А в мае 1958 года её, 28-летнего искусствоведа с относительно небольшим опытом музейной работы, назначили директором Куйбышевского городского художественного музея. Как уже было сказано, впоследствии в этой должности А.Я. Басс проработала 44 года (в 1958-1987 годах и в 1992-2006 годах).

Уже в июле 1958 года в музее демонстрировалась выставка финского изобразительного искусства, в связи с чем сюда даже поступила приветственная телеграмма от президента Финляндской Республики У.К. Кекконена. Пресса дала на выставку благожелательные отклики. Это, а также поддержка коллег, окрылили молодого искусствоведа. Выставки из запасников художественного музея, из музеев других городов сменяли одна другую.

Под руководством молодого директора 60-70-е годы прошлого века в музее прошли под знаком поиска и собирания уникальных работ среди частных коллекционеров города Куйбышева и всего Поволжья. В это время фонд музея пополнился работами В.Л. Боровиковского, А.И. Куинджи, Н.Н. Ге и других известных мастеров.

В июне 1961 года в Куйбышевском художественном музее открылась передвижная выставка «Советская Россия», на которой было представлено более 400 произведений живописи, графики, скульптуры, театрально-декоративного искусства.

В сентябре 1962 года из Парижа в Куйбышев привезли выставку 44-х репродукций картин зарубежных художников, организованную по линии ЮНЕСКО. Тогда же в художественном музее прошла выставка 30 картин и 100 графических работ американского художника Рокуэлла Кента.

В целом же в 60-е годы проходила выработка самосознания провинциального музея, осмысление его культурной миссии. Не случайно в 1967 году именно в Куйбышеве была проведена первая в России конференция художественных музеев провинции.

Многолетнее и очень плодотворное сотрудничество с ведущими учреждениями культуры страны позволило А.Я. Басс регулярно показывать жителям нашей области в экспозиции Куйбышевского художественного музея выставки из столичных и других знаменитых коллекций. Например, в марте 1968 года из Государственного Эрмитажа в нашем городе показывали произведения западноевропейского искусства, а в апреле 1973 года из того же музея - работы фламандских и голландских живописцев XVII века. В ноябре 1972 года Государственная Третьяковская галерея привозила в Куйбышевский музей выставку живописных полотен русских мастеров XVI-XVIII веков, в мае 1975 года - выставку живописи и скульптуры, а в июле 1990 года - выставку «Бытовой жанр в русской и советской живописи».

В феврале 1980 года в музее выставлялись работы американского художника русского происхождения Антона Рефрежье. В марте того же года в музейных залах были представлены 300 картин художников Николая и Святослава Рерихов. Затем в октябре 1982 года Государственный музей А.С. Пушкина в Москве показал в Куйбышеве гравированные и литографированные портреты этой эпохи в рамках выставки «Спутники Пушкина».

Конечно, выставок было проведено очень много, и во время организации каждой из них директор музея А.Я. Басс проявляла себя не только как администратор, но и как искусствовед. Картины из коллекции Куйбышевского областного художественного музея неоднократно экспонировались на выставках на Кубе, в Венгрии, Индии, Великобритании, Испании, Германии, Франции, США.

Куйбышевский художественный музей все эти годы вёл также и активную собирательскую деятельность. Были приобретены работы великих русских живописцев и портретистов Ф.С. Рокотова, В.А. Тропинина, А.Е. Архипова, самарских мастеров кисти Ф.Е. Бурова, К.Н. Воронова, К.П. Головкина. За приобретением каждого полотна стояла скрупулезная работа по атрибуции произведения, проведенная не без участия искусствоведа Аннеты Яковлевны Басс.

Исследовательские работы А.Я. Басс публиковались в журналах «Искусство», «Художник». Она неоднократно выступала с докладами на семинарах, конференциях. Кроме того, Аннета Яковлевна стала автором нескольких глав в книге «Изобразительного искусства мастера», выпущенной областным книжным издательством в 1986 году. В путеводителе по Куйбышевскому художественному музею, опубликованном Ленинградским издательством «Художник РСФСР» в 1961 году, перу А.Я. Басс принадлежат главы о русском искусстве второй половины XIX - начала XX века и о советском искусстве.

Она также была составителем прекрасного каталога русской живописи XVIII - начала XX века, редактором целого ряда изданий (например, краткого справочника по Куйбышевскому художественному музею, опубликованного в 1957 году). Ею был составлен альбом «От Модерна до Авангарда», и она же написала к альбому обзорную вступительную статью.

 

«Вписала Самару в мировую культуру»

В бытность Аннеты Яковлевны возглавляемое ею учреждение прирастало не только новыми зданиями, но и вновь открывшимися филиалами. Так, 19 октября 1987 года в Тольятти распахнула свои двери Тольяттинская картинная галерея ставшая подразделением Куйбышевского областного художественного музея. В 1989 году новая экспозиция открылась в здании на улице Куйбышева, где в советское время размещался городской комитет КПСС, а еще раньше – Волго-Камский коммерческий банк. Ныне в этом роскошном особняке, памятнике архитектуры, развернута основная экспозиция произведений русского и зарубежного искусства областного художественного музея. При этом разделы советского и современного искусства ныне размещаются в залах Дворца культуры на площади имени В.В. Куйбышева, на тех музейно-выставочных площадях, которые прежде занимал весь областной художественный музей.

С 1989 году, после значительного расширения музейных площадей, работа А.Я. Басс развернулась с новой силой, особенно в направлении включения в музейный контекст новейшего русского и зарубежного искусства. Последним выставочным проектом А.Я. Басс была ретроспектива Энди Уорхала.

Но самым знаменательным событием в культурной жизни не только Самарской области, но и всей России, стало открытие Дома-музея И.Е. Репина в селе Ширяево, которое состоялось 27 июля 1990 года, после капитальной реставрации всего здания. Самое деятельное участие в создании экспозиции принимала А.Я. Басс. Как известно, в этом селе в 1870 году великий русский художник работал над этюдами для своего знаменитого полотна «Бурлаки на Волге», а его друг Ф.А. Васильев - над этюдами для картины «Барки на Волге». Позже, в 2005 году, в этом же селе по инициативе А.Я. Басс был открыт Дом-музей поэта А.В. Ширяевца, который до этого действовал как музей народного быта.

Многие помнят, что 1 сентября 2000 года Дом-музей И.Е. Репина посетил Президент Российской Федерации В.В. Путин. Об этом Аннета Яковлевна вспоминала так: «Весной того года я получала в Москве Государственную премию, и, пользуясь случаем, пригласила Владимира Владимировича приехать в Самару, посмотреть на Жигулёвские горы и на знаменитое село Ширяево. А он ответил: «Приеду!» Я тогда не придала его словам особого значения, потому что он так отвечал на все приглашения, но вот к нам Президент действительно приехал» (рис. 2, 3).

Когда Путин прилетел в Ширяево на вертолёте, то ошарашенные визитом столь высокого гостя местные жители, шептались: «Вот, Аннета Басс Путина привезла!» Они при этом не ведали, что самарским властям о президентской экскурсии стало известно всего лишь за сутки до самого события. Узнав о предстоящей поездке Путина в Ширяево, губернатор К.А. Титов схватился за голову: ведь за все эти годы к музею так и не удосужились проложить асфальтированную дорогу! Поэтому работы по укладке асфальта здесь продолжались всю ночь и все утро, и завершились лишь за час до приезда Президента. И когда процессия подкатила к краю гладкой, свежей дорожки, Путин вышел из машины – и сразу же ощутил под подошвами упругую, еще не отвердевшую массу. Ударив по дорожке каблуком, Путин иронически взглянул на губернатора и хмыкнул: «Ну, что ж, все понятно…» А губернатор по этому поводу шутя сказал так: «Президент уедет, а асфальт останется!»

А еще представителям культурной интеллигенции Самары навсегда запомнится, что многие годы неустанного, поистине подвижнического труда А.Я. Басс в итоге увенчались ещё и передачей в ведение областного художественного музея уникального комплекса - усадьбы по улице Венцека, дом №№ 55-57, когда-то принадлежавшей самарскому купцу и собирателю живописи П.И. Шихобалову. После реставрации здания в нём предполагается создать музей культуры старой Самары. Работы здесь продолжаются уже не первый год, и, по словам музейщиков, уже близки к своему завершению.

«Что сделала Аннета Басс для Самары? Да ничего особенного, всего-навсего вписала Самару в мировую художественную культуру», — так сказал о ней Б.А. Кожин, в прошлом - главный редактор Самарской студии кинохроники.

 

«Кража века»

В бытность пребывания Аннеты Яковлевны Басс на посту директора Куйбышевского художественного музея случались и чрезвычайные происшествия, о чём она в своё время рассказала автору этих строк.

- Первый раз это произошло 21 января 1979 года, когда была совершена кража картины Тенирса-младшего из нашего помещения в Доме культуры имени Куйбышева. В это время у нас в музее проходила выставка «Старые мастера». Это сейчас работы художников у нас висят постоянно, свободно и открыто, а тогда мы из-за недостатка площадей раз в несколько лет вынимали из запасников западноевропейскую живопись, гравюры, прочие произведения, и делали временные выставки.

Уже потом было установлено, что картину Тенирса-младшего украл молодой парень, учащийся вечерней художественной школы, фамилию которого я сейчас уже не помню. А заказал ему эту кражу за очень небольшие даже по тем временам деньги (всего около 100 рублей) образованный человек, инженер, по фамилии Мозгов. Причем следователь Пользовский вычислил вора весьма остроумным способом: он пошел в областную библиотеку и посмотрел по формулярам, кто в последнее время интересовался Тенирсом-младшим. Таковым оказался только один человек - упомянутый выше инженер. А когда его взяли, выяснилось, что именно он и заказал эту кражу. Инженер тут же выдал исполнителя.

В этот раз от момента совершения кражи до поимки воров прошло очень немного времени – меньше недели. О том, что картина нашлась, я узнала так. Я пришла на заседание в областное управление культуры, начальником которого тогда был Борис Шаркунов. На этом заседании как раз было намечено сделать по отношению ко мне какие-то оргвыводы, потому что мы допустили кражу в музее. И вдруг меня вызывает секретарь Шаркунова, и говорит, что меня приглашают к телефону. Когда я подошла к трубке, мне на другом конце провода сказали: «Это из милиции. Приезжайте в Ленинский РОВД, ваш украденный Тенирс лежит у нас в сейфе».

Здесь интересен такой момент. Перед тем, как совершить кражу, этот молодой человек, учащийся художественной школы, в течение довольно долгого времени ежедневно ходил в музей, и в результате его хорошо запомнили все экскурсоводы и смотрители. Все это время парень выбирал момент, когда картина Тенирса хотя бы на несколько минут останется без внимания смотрителей. В конце концов у него это получилось. Когда в зале находилась большая группа школьников, смотрительница следила главным образом за ними, чтобы дети не хулиганили и вообще вели себя прилично. В этот момент студент на нескольких минут смог остаться в зале один, и за это время он успел совершить кражу.

Картина Тенирса небольшого размера – примерно с тетрадный лист. Её вместе с подрамником легко спрятать под одеждой. Так вор и сделал: он отогнул с обратной стороны рамы несколько гвоздиков, спрятал картину под свой пуловер и вышел из музея. При этом, когда он получал в гардеробе свою куртку, он ее не надел, хотя гардеробщица ему сказала: «Надень куртку, там же мороз». Злоумышленник ей на это ответил, что он, мол, сейчас идет в областную библиотеку (в то время она располагалась в том же здании Дома культуры), и для него пробежать несколько десятков метров от одной двери до другой несложно даже на морозе. Между тем в тот день был понедельник, когда у библиотеки выходной. Куртку же он не надел потому, что боялся, что в этот момент картина выскользнет у него из-под пуловера.

Через полтора года после того случая в музее произошла другая кража – на этот раз похитили пять картин – Репина, Сурикова, и Куинджи. Случилось это 3 июля 1980 года, и здесь я хорошо запомнила фамилию и имя преступника – Виктор Хворов. Как и в предыдущем случае, он перед совершением кражи неоднократно ходил в музей и рассматривал картины. Поэтому и на этот раз его тоже хорошо запомнили смотрители и кассир.

О том, что Хворов заранее готовился к своему преступлению, говорит также и другой факт. В том здании музея были очень скрипучие полы. Если среди ночи, в полной тишине, по ним пройдет человек, то скрип будет слышен очень далеко – по крайней мере, эти звуки обязательно донесутся до сторожа, который всю ночь находится на первом этаже здания. Однако в случае с Хворовым сторож ничего не слышал, хотя он всё время находился у дверей залов (рис. 4-9).

Между тем оказалось, что в залах всё-таки можно было избежать скрипа полов при ходьбе, если идти очень осторожно и вплотную к стенам. А ведь Хворову после того, как он влез в музейное помещение через окно, пришлось пройти до искомых картин через два зала – и нигде полы ни разу не скрипнули. Значит, он знал этот секрет музейных залов. Поэтому, когда затем Хворов на следствии говорил, что он в ту ночь был сильно пьян, и потому взял первые попавшиеся картины, то он, мягко говоря, соврал. На самом же деле он выполнял заказ конкретного лица, скорее всего, своего брата Валерия, который в то время работал хирургом в клиниках медицинского института и коллекционировал иконы, живопись и антиквариат.

Осуществить кражу преступнику помогло ещё и то обстоятельство, что именно в этих залах накануне была отключена сигнализация. Оказалось, что как раз над тем окном, через которое Хворов влез в музей, в проводке сигнализации кем-то была сделана закоротка. Кто именно ее сделал, выяснить тогда так и не удалось. Ведь работу сигнализации у нас проверяли довольно часто, потому что регулярно не сдавался под охрану то один, то другой зал. После каждого из таких случаев в музей всегда приходили сотрудники отдела охраны и ковырялись в проводке. Вполне возможно, что кто-то из них и сделал эту закоротку, но доказать это тоже не удалось.

Почему же преступники выбирали именно эти картины? В первом случае преступник взял именно картину Тенирса, а во втором – Сурикова, Репина и Куинджи. Я объясняю это так. Тенирс – художник XVII века, и интерес к нему был очень большим как тогда, так и по сей день. К тому же среди коллекционеров голландцы всегда высоко ценились в денежном отношении. Наконец, немаловажным было то обстоятельство, что эта картина, как я уже говорила, была небольшого размера.

Что же касается второй кражи, то в конце 70-х – начале 80-х годов в среде частных коллекционеров очень высоко котировались передвижники, к которым как раз и относятся Репин и Суриков. Дело в том, что уже в первой половине XIX века в русской живописи появились произведения, написанные в реалистической манере, которые резко отличались от салонных, приукрашенных полотен предыдущего столетия. А уж вторая половине XIX века – это как раз время передвижников, изображающих жизнь простого народа во всех её проявлениях.

А вот Куинджи – это тот художник, работ которого вообще сохранилось очень немного. К тому же многие из них обладают особым фосфоресцирующим эффектом, что весьма привлекает коллекционеров. Поэтому я считаю, что и первому, и второму преступникам специально поступили заказы на конкретные произведения. И если тот же Виктор Хворов давал показания на следствии о том, что он якобы взял первые попавшиеся картины, то это не соответствует действительности.

Поиском полотен, украденных Хворовым, опять же занимался следователь Пользовский из Ленинского РОВД. Первые две картины милиция по своим каналам нашла довольно быстро – в том же 1980 году. Остальные три произведения нашли только в конце лета 1982 года, о чём я узнала следующим образом. Я тогда с дочерью плавала на теплоходе по Волге, а когда вернулась, то на речном вокзале меня встречали музейные сотрудники на служебном автобусе. Только я вышла из теплохода, а мне они говорят: «Остальные три украденные картины нашлись».

Оказывается, накануне в милиции раздался довольно странный звонок. Неизвестная женщина сообщила по телефону, что в одной из ячеек камеры хранения железнодорожного вокзала находится бомба. Милиция сразу же стала проверять все ячейки, но бомбу не обнаружила, зато нашла сумку с двумя нашими картинами, украденными за два года до этого. Вскоре по своим каналам (по каким именно, я не знаю), милиция вышла на человека, который положил эти картины в камеру хранения. Им оказался брат Виктора Хворова – Валерий, который в то время работал хирургом в клиниках медицинского института. Когда его задержали, то на его даче нашли также и последнюю из картин, украденных из музея. Милиция быстро установила, что это была его собственная сумка, и к тому же на ней нашли его отпечатки пальцев. Но точнее о том, как именно его нашли, я сказать не могу.

Уже потом я читала материалы уголовного дела, в которых Валерий давал признание о том, что эти три картины все два года лежали на его даче на Поляне имени Фрунзе. По его словам, он обнаружил их весной 1982 года совершенно случайно. Поскольку его брата Виктора к тому моменту уже осудили за музейную кражу, Валерий понял, что и эти полотна из музея тоже украл его брат. Тогда он стал размышлять, как же ему выкрутиться из этой ситуации. Валерий даже подумывал о том, чтобы сжечь картины, но сделать этого все же не решился. По его словам, он даже дошёл до того, что в начале лета 1982 года он уехал с женой и детьми в отпуск, а дачу оставил открытой – специально, чтобы картины украли. Но у него ничего не получилось: когда он вернулся из отпуска, то обнаружил, что за это время воры на дачу не лазали, и вообще никто картины даже и не тронул.

Тогда Валерий, по его словам, решил вернуть картины государству весьма оригинальным способом. Он положил картины в камеру хранения вокзала, и сделал это специально для того, чтобы их затем нашла милиция, а потом попросил одну из своих знакомых позвонить по «02» и сообщить о якобы заложенной бомбе. Как уже было сказано, в итоге картины действительно были найдены, но участие Валерия Хворова в этом преступлении следствию доказать не удалось, так что никакой ответственности он не понёс.

Впрочем, следователь и раньше подозревал, что у Виктора Хворова после кражи были при себе все пять картин. Взять хотя бы такой факт. Когда Виктор пытался продать одну из картин на пляже, он показывал отдыхающим полотно, где, по словам свидетелей, была изображена река с лодками. Однако этой картины потом у него не нашли, а найдена она была только в 1982 году в камере хранения на вокзале. Виктор Хворов в свое оправдание тогда говорил, что несостоявшийся покупатель ошибся, а на самом деле он на пляже ему показывал картину «Казак в лодке», которую затем у него и в самом деле обнаружили. Однако перепутать эти два полотна сложно, потому что их сюжет совершенно разный, о чем в свое время я говорила на заседании суда.

А незадолго до возвращения последних трех картин в музей мне приснился сон. Во сне я увидела, что будто бы я держу в руках еще не найденную картину Репина «По следу», но без подрамника, только один холст с изображением. При этом она почему-то была нарезана на четыре вертикальные ленточки, словно бумага. Но живопись на холсте выглядела полностью сохранной, и при этом ко мне во сне пришло ощущение, что картина цела и скоро вернется в музей. Через несколько месяцев этот сон действительно сбылся, только картина, конечно же, вернулась к нам не в разрезанном виде, а совершенно целой, но тем не менее требующей реставрации.

Скорее всего, это преступление задумал Валерий Хворов, который поручил его исполнить своему брату Виктору. В качестве же платы за совершенную кражу Валерий дал Виктору две картины из пяти – мол, это твоя доля, распоряжайся ими, как хочешь. И Виктор действительно пытался их продать в пивном баре «Парусе» и даже на пляже, но у него ничего не вышло. А когда он попытался реализовать картины через одного знакомого, его арестовали.

Но почему же Валерий в итоге решился подставить родного брата? Я думаю, что он это сделал потому, что Виктор в детстве перенес травму головы, из-за чего, как предполагал Валерий, в случае поимки Виктора его должны были признать невменяемым и от ответственности освободить. И действительно, Виктора несколько раз направляли на психиатрическую экспертизу, и одно время его даже лечили в тюремных условиях, но в конце концов медики все же признали, что судить его можно. Позже по решению суда Виктор Хворов был приговорён к 10 годам лишения свободы.

 

Её заслуги

С 5 марта 1961 года по 3 марта 1963 года Аннета Яковлевна Басс была депутатом Куйбышевского городского Совета депутатов трудящихся по избирательному округу № 132 Октябрьского района города. С 15 марта 1961 года она возглавляла культурно-просветительную комиссию Куйбышевского горсовета.

Аннета Яковлевна Басс состояла членом Союза художников СССР и Союза художников Российской Федерации, Международной ассоциации искусствоведов. Также ей были присвоены звания заслуженного работника культуры РСФСР и лауреата Государственной премии России в области литературы и искусства за сохранение и возрождение культурного наследия, за творческое развитие музейного дела.

За свой трудовую и творческую деятельность А.Я. Басс была награждена орденом «Знак Почета», медалями «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина» и «Ветеран труда». В 2003 году она удостоилась французского ордена литературы и искусства «Академическая пальма».

Решением Самарской городской думы от 25 мая 1995 года директору Самарского художественного музея Аннете Яковлевне Басс присвоено звание «Почетный гражданин города Самары» (рис. 10, 11).

Постановлением губернатора Самарской области от 16 декабря 2003 года А.Я. Басс было также присвоено звание «Почетный гражданин Самарской области», ей вручен знак за № 006. А ещё на основании постановления губернатора от 15 апреля 2005 года она удостоилась Почетного знака «За труд во благо земли Самарской» за № 023.

Аннета Яковлевна Басс скончалась в Самаре 19 января 2006 года и была похоронена на городском кладбище (рис. 12).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Список литературы

Володин В.И. Из истории художественной жизни города Куйбышева. Конец XIX – начало XX века. М., Изд-во «Советский художник». 1979. 176 с.

Генералова С.В. 2003. Роль областного департамента культуры по сохранению культурного наследия в г. Самаре. – В сб. «Неизвестная Самара». Сборник статей. Материалы городской научной конференции Муниципального музея «Детская картинная галерея» г. Самары. Самара. Издание ООО «Культурная инициатива», стр. 3-4.

Изобразительного искусства мастера: Страницы художественной жизни Куйбышевской области. Куйбышев. 1986.

Краткий справочник по Куйбышевскому городскому художественному музею. Куйбышев. 1957- Куйбышевский художественный музей: Путеводитель. Л., 1961.

Куйбышевский художественный музей. Русское и советское искусство. Каталог. М., 1955.

От Модерна до Авангарда = From art Nouveau to Avantgarde art: Альбом / Самар. худож. музей; Сост. Басс Л.Я. — М.: ГАЛАРТ, 1995. — 183 с

Самарский художественный музей: Русская живопись XVIII - начала XX века. Самара. 1999.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу