При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Анненков Владимир Иванович

В августе 1878 году в должность председателя Самарского окружного суда вступил Владимир Иванович Анненков (рис. 1),

бессменно прослуживший на этом посту 20 лет, рекордный даже по нынешним временам срок. При этом самарские историки считают, что его деятельность на этом посту внесла наиболее значительный вклад в становление судебно-демократической системы нашего региона.

На сибирской каторге

Как это ни странно, но при его рождении мальчику можно было предсказать любую судьбу и профессию, но уж никак не карьеру профессионального юриста, и тем более - судебного работника. Дело в том, что Владимир был сыном государственного преступника – декабриста Ивана Александровича Анненкова (рис. 2),

участника драматических событий на Сенатской площади в Санкт-Петербурге 1825 года.

Потомственный дворянин, бывший гвардии поручик Иван Алексеевич Анненков после разгрома декабристских тайных обществ высочайшим указом был лишен всех прав состояния и отправлен на пожизненную каторгу в Тобольскую губернию. Мать маленького Владимира, Прасковья Егоровна (она же - француженка Полина Гебль) (рис. 3),

как известно, в момент ареста Анненкова была лишь его невестой, однако отказалась бросить своего возлюбленного, и потому последовала за избранником в далекую и морозную Сибирь. Впоследствии эта история любви русского дворянина, ставшего государственным преступником, и французской аристократки, разделившей с ним весь ужас каторги и ссылки, послужила для Александра Дюма-старшего сюжетом для его романа «Учитель фехтования». А волнующий и драматичный эпизод расставания Гебль и Анненкова перед его отправкой в Сибирь был включен в известный фильм о декабристах 1975 года «Звезда пленительного счастья».

После венчания Ивану и Полине разрешили поселиться в убогой лачуге Петровского завода близ Тобольска, где 28 октября 1831 года у них и родился сын Владимир. К тому времени в этом сибирском захолустье уже находилось довольно много политических ссыльных, и потому неудивительно, что в раннем детстве Владимира воспитывал Иван Иванович Пущин (рис. 4),

друг самого А.С. Пушкина. Как мы знаем, 14 декабря 1825 года он тоже оказался участником событий на Сенатской площади, за что и был осужден на вечную каторгу. Здесь Пущин находился до самой смерти Николая I, и в 1856 году получил помилование. В отличие от него, И.А. Анненкову после 12 лет каторжных работ удалось добиться смягчения режима своего содержания. Вот так в 1838 году он был переведен с Петровского завода в Тобольск на поселение. Здесь его сын окончил Тобольскую гимназию, причем его преподавателем в то время был не кто-нибудь, а поэт Петр Павлович Ершов, автор замечательной сказки «Конек–Горбунок» (рис. 5).

Показательно, что уже с 18-ти летнего возраста сын декабриста решил посвятить свою жизнь служению государству. Поскольку В.И. Анненкову тогда не дозволялось продолжать учебу в университете, он вынужден был начать службу простым канцеляристом. В 1850 году его определили в штат Тобольского губернского правления и присвоили чин коллежского регистратора. Весной 1851 года усердный молодой человек был определен помощником столоначальника Тобольского губернского правления. Уже летом 1851 года Анненкова перевели на ту же должность в губернский суд, а немного позже Владимир Иванович был назначен столоначальником в уголовном отделении Тобольского суда.

 

После амнистии

В августе 1856 года Анненкова определили смотрителем заведений Тобольской экспедиции о ссыльных с одновременным исполнением обязанностей секретаря казенной палаты. Однако 26 августа 1856 года состоялась коронация нового российского императора Александра II, за которой последовал «Всемилостивейший Манифест», провозгласивший широкую амнистию, в том числе и ссыльным декабристам. Сразу же после этого родителям Анненкова было дозволено переселиться на родину Ивана Александровича в Нижний Новгород с восстановлением его во всех правах потомственного дворянства. В Нижегородской губернии у Анненковых находилось родовое имение с 970 душами временнообязанных крестьян, а в Пензенской губернии – 4500 десятин земли. Позже переселенцы из Сибири приобрели здесь еще 2500 десятин земли.

Почти сразу же по своему прибытию в Нижний Новгород Владимир Иванович за отличие в работе получил должность чиновника по особым поручениям при губернаторе и чин коллежского секретаря. В 1858 году он был назначен уездным судьей. С декабря 1860 года он - судебный следователь в Нижнем Новгороде, а через полтора года – судебный следователь Нижегородской губернии.

На следственной работе Анненков не щадил ни своих сил, ни здоровья, ни средств. Весной 1866 года он раскрыл подпольную мастерскую по подделке государственных кредитных билетов, располагавшуюся дома у крестьянина Хвацкого в одной из деревень Нижегородского уезда, за что был поощрен 150 рублями серебром. Позже, в другой деревне, он сумел разоблачить уже целую банду фальшивомонетчиков. При этом Анненков вместе со своим информатором отправился в указанную деревню и наткнулся здесь на засаду. Рискуя жизнью, он справился со всеми нападавшими, проявив при этом храбрость и смекалку. За эту операцию Владимир Иванович получил из государственной казны 300 рублей серебром и был произведен в чин надворного советника (соответствует званию подполковника).

В феврале 1867 года министерство юстиции назначил Анненкова членом комиссии по расследованию фактов растраты казенной соли из нижегородских солевых магазинов в количестве полутора миллионов пудов, а также казенного железа на сумму в 70 тысяч рублей серебром. Комиссия вела следствие по делу в течение целого года, в конце концов сумев изобличить группу расхитителей. За участие в работе этой комиссии Анненков был награжден орденом Святого Станислава 2 степени и назначен губернским прокурором Нижегородского окружного суда.

В наступившую эпоху, которую ныне называют временем освобождения крестьян и великих реформ, отец и сын Анненковы отдавали все свои силы служению Отечеству. На ответственных постах они служили до 1878 года, когда в Нижнем Новгороде скоропостижно скончался Иван Александрович Анненков. Похоронив отца, Владимир Иванович отправился в Петербург, чтобы подать прошение об отставке со службы. Однако министр юстиции уговорил его не делать этого, и взамен пообещал удовлетворить ходатайство о переводе в Самарский окружной суд (рис. 6).

Вот так 20 августа 1878 года в соответствии с высочайшим указом Владимир Анненков прибыл в Самару.

 

Во главе Самарского суда

Новое назначение осложнилось тем, что к моменту приезда в наш город тяжело заболела жена Анненкова - Мария Сергеевна, и для ухода за ней Владимир Иванович исходатайствовал четырехмесячный отпуск без сохранения содержания. Несмотря на все усилия медиков, в октябре 1879 года его супруга скончалась. Невзгоды у Владимира Ивановича продолжались и дальше. В зиму 1880-1881 годов года все пятеро детей Анненкова неожиданно заболели скарлатиной. Ближе к весне двое из них скончались: семилетняя Надежда и пятилетний Иван. Злоключения этих лет заметно сказались на его здоровье, которое он сам когда–то называл «геркулесовским». Лишь к 1882 году и здоровье Анненкова, и ситуация в его семье наконец-то стабилизировались.

Человек твердых, продуманных убеждений, безукоризненно честный, и к тому же настоящий великан по росту, Владимир Иванович очень хорошо соответствовал образу беспристрастного служителя правосудия. Анненков великолепно знал свое дело: он с образцовым тактом и беспристрастием напутствовал присяжных заседателей, основательно допрашивал свидетелей, в судебном заседании упорно докапывался до истины. Поэтому многие жители Самары любили ходить в здание суда и слушать здесь речи Анненкова, полные глубокой житейской мудрости и опыта. Некоторые цитировали его слова, сказанные в ходе выступления по одному из сложных уголовных дел: «Главное для судьи – найти в этом деле истину, не наказать невиновного и покарать злодея».

Квартира Анненкова в Самаре со временем стала местом встреч представителей либерально настроенной молодежи и творческой интеллигенции Самары. Об этом его дочь Мария впоследствии писала в своих воспоминаниях: «Наш дом часто посещали молодые люди – судебные следователи, присяжные поверенные, и так далее. Отец любил молодые свежие мысли…, а молодые люди с интересом слушали рассказы отца о декабристах».

В январе 1882 года, утверждая в должности помощника присяжного поверенного молодого юриста Владимира Ульянова (рис. 7),

Анненков в нарушение правил не потребовал от него свидетельства о благонадежности, хотя и знал, что тот находится под негласным надзором полиции как брат государственного преступника Александра Ульянова, повешенного за покушение на царя.

Только благодаря Анненкову в Самарском окружном суде в то время могли работать политически неблагонадежные люди, в числе которых был не только Ульянов, но также А.Н. Хардин, Г.А. Клеменц, Я.Л. Тейтель, К.К. Позерн, Е.А. Тимрот и другие. Правда, при этом сам Анненков не был поднадзорным, но, как человек, крайне подозрительный в глазах представителей власти, на квартире которого собирались политически неблагонадежные личности, он был занесен жандармами в «Алфавит лицам, привлекавшимся к дознанию о государственных преступлениях, поднадзорным, политически неблагонадежным».

 

В память о декабристах

До конца жизни Владимир Иванович хранил альбом с портретами декабристов и их автографами, а на стене его кабинета и в его квартире висели кандалы его отца. Анненков одинаково беспристрастно относился к людям разных сословий и наций, уважал чужие убеждения и взгляды. Его обращение с подчиненными было поразительным для окружающих. Например, когда Владимир Иванович проходил по коридорам окружного суда, он, невзирая ни на какие различия в возрасте и положении, вежливо здоровался со всеми служащими, подавая руку каждому из них, вплоть до последнего писца. Во время приема просителей он при встрече с человеком обязательно вставал из-за стола и подходил к нему первым, обстоятельно расспрашивая, в чем суть его прошения. Никто из посетителей не уходил из его кабинета, не получив полного и ясного ответа по своему делу (рис. 8).

Будучи глубоко верующим человеком, Владимир Иванович не пропускал ни одной всенощной, а незадолго до своей смерти, осознав, что он доживает свои последние часы, отказался от врачебной помощи и пожелал собороваться. Владимир Иванович Анненков тихо и покойно скончался в своей самарской квартире 27 октября 1898 года.

За время своей службы на судебном поприще В.И. Анненков неоднократно награждался орденами, в том числе Святого Владимира 3 степени, Святого Станислава 1 степени, Святой Анны 1 степени, а также другими орденами и медалями.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу