При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Пастеровская станция в Самаре

За спасение этого мальчика молился чуть ли не весь наш город; во всяком случае, на службах в Троицком и Петропавловском храмах чуда для трёхлетнего Димы Калябина, укушенного бешеной собакой, у небес просили сотни человек. Однако врачи Самарской губернской земской больницы Владимир Хардин и Виктор Паршенский предпочли дать ребёнку земное исцеление, для чего мальчика в сопровождении отца повезли в Париж, к доктору Луи Пастеру. Через два месяца Дима вернулся домой в Самару совершенно здоровым (рис. 1).

 

Смертельная инфекция

Эта невероятная история произошла в Самаре весной 1886 года. В спасение трёхлетнего мальчика тогда никто не верил, кроме уже упомянутых выше врачей Хардина и Паршенского. Они совершенно точно знали, что парижским микробиологом Луи Пастером незадолго до того был разработан научно обоснованный метод лечения бешенства, который он к тому моменту уже успешно применял на практике (рис. 2, 3).

Самое главное условие при таком методе - как можно быстрее начать вакцинацию пациента, укушенного больным животным. Дело в том, что вирус бешенства, попавший в организм человека, проявляет свои болезнетворные качества не сразу, а только через довольно продолжительное время - от 10 до 90 дней (в среднем 30-40 дней) после укуса. В медицине такая задержка в развитии инфекции называется инкубационным периодом заболевания.

Если в течение этого времени ввести в организм пациента спасительную вакцину, у человека появляются почти стопроцентные шансы на выздоровление. Но вот если с началом прививок происходит задержка, то тогда болезнь переходит в свой основной этап, на котором пациент уже оказывается обречённым. Даже сейчас, в XXI веке, не существует эффективных способов лечения бешенства на запущенной стадии.

Справка. Бешенство (оно же водобоязнь, или гидрофобия, по латыни - rabies) – высокопатогенное инфекционное заболевание, вызываемое специфическим вирусом. Возбудитель передается человеку при укусе его больным животным вместе со слюной. После этого, распространяясь по нервным путям, вирус достигает коры головного мозга, поражение которой вызывает в организме человека тяжелые необратимые нарушения, почти всегда приводящие к его смерти. Случаи выздоровления людей после появления основных симптомов бешенства единичны. Так, за более чем вековую практику вакцинации от бешенства медицинской науке известно лишь восемь достоверных фактов выздоровления людей, зараженных смертельной инфекцией. При этом в мире от неё ежегодно умирает до 55 тысяч человек.

Бороться с этим страшным заболеванием пытались лучшие врачи всех времён и народов, начиная с Плутарха и Гиппократа. Еще в античную эпоху они разработали методику прижигания раскалённым железом раны от укуса животного. Иногда после этой мучительной процедуры человек действительно не заболевал бешенством, однако такое в среднем бывало лишь в 2-3 случаях из сотни. Более действенного способа спасти больного не существовало вплоть до 80-х годов XIX века, когда Луи Пастер разработал уже упоминавшуюся выше профилактическую вакцину (рис. 4).

 

Французский целитель

Первые её испытания на животных учёным были проведены в 1883-1885 годах и дали хорошие результаты. Пастер все никак не решался проверить вакцину на людях, и уже хотел было поставить опыт на себе, но в июле 1885 года к нему стали обращаться обезумевшие от горя матери детей, искусанных бешеными собаками, и потому обречённых на гибель.

Первым из них стал 9–летний Йозеф Майстер. Сельский врач после укуса посоветовал его матери обратиться к уже знаменитому тогда Луи Пастеру. Мать привезла ребёнка в Париж, где Пастер как раз закончил успешные опыты на животных, вакцинируя их ослабленным вирусом. Проблема состояла в том, что у Пастера не было лицензии врача, так что лечить ребёнка он по закону не имел права. Однако было совершенно ясно, что без лечения мальчик умрёт. Поэтому Пастер и решился на этот рискованный поступок. Майстеру на протяжении 14 дней вводились всё более сильные дозы вакцины, и в результате он так и не заболел бешенством (рис. 5).

Спасённый Майстер посвятил Пастеру всю оставшуюся жизнь: он работал сторожем в Пастеровском институте. А когда после гитлеровского вторжения во Францию немецкие солдаты потребовали от оставшегося при институте Майстера вскрыть гробницу Пастера, сторож предпочёл покончить с собой, но не осквернить могилу учёного. Он застрелился в своей комнате из револьвера, оставшегося у него со времён Первой мировой войны.

А в 1885 году вслед за матерью Йозефа Майстера к Пастеру обратились родители 14–летнего пастуха Жана Жюпиля, который после укуса бешеной собаки и курса вакцинирования также остался жив. Впоследствии на территории Института Пастера в Париже был поставлен памятник, изображающий мальчика, храбро сражавшегося с бешеной собакой. Спасение детей благодаря вакцинации Пастера стало поистине выдающимся событием в истории медицины (рис. 6-8).

Вслед за первыми больными, известие об излечении которых распространилось очень быстро, в Париж стали прибывать другие люди, пострадавшие от укусов животных, и не только из Франции, но также из Англии, Австрии и даже из Америки. А в марте 1886 года ученый начал лечение 20 крестьян из России, из Смоленской губернии, укушенных бешеным волком. В итоге 17 человек из числа пострадавших остались в живых (рис. 9, 10).

 

Самарские пациенты

Именно в эти триумфальные для Пастера дни к нему из Самары приехали упомянутые выше врачи Хардин и Паршенский с трёхлетним Димой Калябиным. Как уже было сказано, мальчику немедленно назначили курс вакцинации, который продолжался почти месяц. Весь ход его лечения подробно освещался как в парижских, так и в самарских газетах. Когда прошли все возможные сроки инкубационного периода, и никаких признаков бешенства у ребёнка не обнаружилось, всем стало ясно, что мальчик спасён.

А тем временем в клинику Пастера в сопровождении уже других врачей Самарской губернской земской больницы, Владимира Родзевига и Николая Шаровского, приехали еще пятеро крестьян, на этот раз из Ставропольского уезда, которых искусал бешеный волк. К сожалению, одного из них лечить уже было поздно: к моменту приезда у больного уже появились классические признаки бешенства, и он вскоре умер. Но остальные четверо крестьян, как вскоре оказалось, прибыли в Париж вовремя. Под руководством Пастера русские врачи сами начали борьбу за жизнь пациентов, которые затем вернулись домой полностью выздоровевшими.

Эти драматические события в парижской клинике происходили в присутствии и при непосредственном участии самарских медиков. К маю 1986 года они уже в достаточной степени овладели методом доктора Пастера, и потому задали ему вполне резонный вопрос: «Если успех при лечении бешенства в первую очередь определяется сроками доставки больного к врачу, то почему бы в таком случае не создать сеть ваших станций в тех регионах, где болезнь имеет наибольшее распространение? Ведь тогда можно было бы начинать вакцинацию пациента уже через считанные дни, а то и часы».

Пастер к тому моменту уже сам пришёл к такому же выводу, но его останавливала мысль об организационных трудностях и об отсутствии на местах квалифицированных врачебных кадров. Однако теперь под воздействием коллег он дал согласие на строительство станций по борьбе с опасными инфекциями в тех городах, где местные власти создадут для этого необходимые условия.

В итоге уже в том же году благодаря усилиям медицинской общественности по всей России стали появляться региональные пастеровские станции. Наиболее расторопными оказались власти Одессы, где такое учреждение открылось 11 июня 1886 года. Самара отстала от черноморского города почти на месяц: у нас пастеровская станция начала свою работу 2 (по новому стилю 14) июля 1886 года. Это было второе в России и третье в мире подобное медицинское заведение. Лишь через полгода после Самары пастеровские станции открылись также в Москве, Варшаве и Санкт-Петербурге.

В августе 1886 года на страницах «Самарской газеты» был опубликован отчёт о деятельности нового учреждения за первый месяц его работы. В «Сведениях о деятельности Самарской бактериологической станции» сообщалось, что в период со 2 июля по 2 августа текущего года, кроме ранее поименованных «СГ» десяти больных, приняты ещё следующие лица, укушенные бешеными животными: крестьяне Григорий Косов, 32 лет, и Ларион Сумбаев, прибывшие из Саратовской губернии; Игнатий Ферапонтов, 32 лет, из Бузулукского уезда; учительница Антонина Чиркина, «высосавшая укушенную ранку у своей племянницы» и другие. Отмечалось, что было пролечено за месяц большое количество детей. Среди них: Алексей Архангельский, 8 лет, сын учителя из Новоузенского уезда; Василий Кумальков, 10 лет, из Пензенской губернии; Алевтина Ерыклинцева, 6 лет, из Казани; Роман Арсеньев, 6 лет, из Симбирской губернии; 10-летний солдатский сын Иван Немечинов из Сызрани; Николай Смирнов, 5 лет, сын крестьянина, укушенный бешеной собакой на улицах Самары. Все они по окончании лечения были из больницы выписаны в полном здравии (рис. 11-13).

 

Лечили половину страны

Самарская губерния в конце XIX столетия по уровню заболеваемости бешенством устойчиво входила в десятку самых неблагополучных регионов страны. Поэтому можно себе представить, каким значительным событием для глубокой российской провинции, которой в то время считался наш город, стало открытие пастеровской станции при губернской земской больнице. В глазах обывателей врачи этого учреждения стали настоящими волшебниками, ежедневно творившие чудеса и спасавшие тех людей, которые ещё совсем недавно были обречены на мучительную смерть.

Ученики французского доктора - врачи Хардин и Паршенский, возглавившие Самарскую пастеровскую станцию, не только взяли на вооружение методы его лечения, но и привезли из Парижа оригинальные препараты, а также необходимые инструменты и приборы. Это дало им возможность успешно бороться со страшным заболеванием в течение многих лет.

Кроме прививок от бешенства, здесь также проводились интересные исследования по другим заболеваниям, о которых наши врачи затем сообщали своему учителю. Пастер использовал эти данные в своих научных исследованиях и всегда подчёркивал, что они получены от самарских коллег. Так, в своем письме от 5 января 1887 года он писал своим ученикам: «Только сегодня получил ваши данные о 47 людях, которых мы лечили со 2 июля по 1 ноября 1886 года. Данные эти чрезвычайно интересны и демонстративны. Прошу принять мои уверения в истинном почтении».

Эта благодарность выразилась не только в тёплых строчках писем. В адрес Самарской пастеровской станции учёный тогда же отправил подарки - свой фотопортрет с автографом и с надписью: «Самара. Земство. Май 1886 года. Л. Пастер», а также свой скульптурный бюст, выполненный известным в то время мастером Полем Дюбуа. Ныне эти реликвии хранятся в Самарском областном историко-краеведческом музее имени П.В. Алабина (рис. 14).

Помимо пастеровской станции, в 90-х годах XIX века в Самаре была организована бактериологическая лаборатория по борьбе с дифтерией, которая финансировалась из средств губернского земства. В начале ХХ века она была преобразована в бактериологический институт, названного в честь выдающегося французского учёного Эмиля Ру, представителя школы доктора Луи Пастера.

Вплоть до начала ХХ века Самарская пастеровская станция обслуживала огромную территорию на востоке России. Кроме жителей Поволжья, она также принимала пациентов с Урала, из Средней Азии и даже из Сибири. За 25 лет своей деятельности она сохранила жизни по крайней мере 1135 заболевшим людям. Заслуги Самарской пастеровской станции были отмечены золотыми медалями на Всероссийской гигиенической выставке в 1912 году. К тому времени количество таких учреждений в России достигло 28.

В течение первых лет советской власти Самарская пастеровская станция работала при губернской земской (впоследствии городской) больнице имени Пирогова на правах её отдела, а здешний персонал, как и прежде, занимался борьбой с инфекционными заболеваниями. В октябре 1929 года она была преобразована в Средневолжский краевой санитарно-бактериологический институт, подчинявшийся непосредственно крайздраву (затем облздраву). Впоследствии он был Средневолжским, а затем Куйбышевским краевым научно-исследовательским санитарно-эпидемиологическим институтом, потом ещё не раз менял вывески, пока в марте 1994 года он не стал Самарским НИИ гигиены. Институт в то время вёл важные исследования в области водоснабжения городов, охраны окружающей среды и атмосферного воздуха.

В марте 1999 года названный институт как самостоятельная организация был упразднён и вошел в состав Самарского государственного медицинского университета на правах его структурного подразделения. Сейчас в здании бывшего НИИ гигиены находятся учебные аудитории.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Литература

Алабин П.В. Двадцатипятилетие Самары как губернского города (историко-статистический очерк). Издание Самарского статистического комитета, 1877 год.

Алабин П.В. Трехвековая годовщина города Самары. Самара, губернская типография, 1887 год.

Алексушин Г.В. Летопись областной клинической. Самара, 2000 год.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А., Шейфер М.С. Томашев колок: очерки и документы по истории Самарской психиатрической больницы. Самара, ООО «Издательство Ас Гард», 2013 год, 700 с.

Здравоохранению Самарской области 80 лет. Справочно-библиографическое издание. Под ред. Р.А. Галкина. Самара, 1998 год.

Кандауров С.П., Курятников В.Н. Малая родина большого города. Самара, 1996 год.

Корнеева М.Б. 1976. Подарок Луи Пастера. – В сб. «Краеведческие записки». Выпуск IV. Куйбышев, Куйбышевское книжное изд-во, стр. 81-82.

Котельников Г.П., Гридасов Г.Н., Федорина Т.А., Павлов В.В., Краснов А.Н., Кузьмин B.Ю. 2012. Становление и развитие земской медицины в Самарской губернии во второй половине XIX - начале XX в.в. – В сб. «Краеведческие записки». Выпуск XVI. Самара, изд-во ООО «Полиграфический комплекс «Тандем», Самарский областной историко-краеведческий музей им. П.В. Алабина, 2012, стр. 242-248.

Наш край. Самарская губерния – Куйбышевская область. Хрестоматия для преподавателей истории СССР и учащихся старших классов средней школы. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. 1966. :1-440.

Наякшин К.Я. 1962. Очерки истории Куйбышевской области. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-622.

Хазиев Г.З., Муратшин Г.Н. 1985. Экология вируса бешенства. – В сб. «Региональные проблемы экологии. Тезисы докладов и сообщений участников конференции экологов Волжско-Камского края. Ч.2. Казань. Полиграфический комбинат им. К. Якуба Государственного комитета ТАССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли», стр. 121.

Хардин В.Н. О послеугарных нервных заболеваниях и об изменениях в нервных центрах при отравлении окисью углерода. Дис. на степ. д-ра мед. — СПб. Тип. инж. Ю. Н. Эрлих, 1885. 89 с.

Храмков Л.В. 2003. Введение в самарское краеведение. Учебное пособие. Самара, изд-во «НТЦ».

Храмков Л.В., Храмкова Н.П. 1988. Край самарский. Учебное пособие. Куйбышев, Куйб. кн. изд-во. :1-128.

Шерешевский Г.М. 1991. Начало самарской медицины. – В сб. «Самарский краевед». Историко-краеведческий сборник. Ч. 1. (Сост. А.Н. Завальный). Самара. Кн. изд-во, стр. 46-60.


Просмотров: 98


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара