При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Губернская земская медицина

В ходе реформы императора Александра II в 1864 году в России были созданы земства, которым передали хозяйственные и многие управленческие функции на местах. Земская реформа привела к возникновению земской медицины, получившей весьма широкое распространение в 34 из 97 губерний и областей России. При этих преобразованиях была разработана оригинальная система здравоохранения по обслуживанию сельского населения, в которую входили сельский врачебный участок с бесплатной (в наиболее богатых губерниях) медицинской помощью и сеть приближенных к населению медико-санитарных учреждений (земские больницы, фельдшерские и акушерские пункты, амбулатории, санитарная организация, и так далее) (рис. 1).

 

В ведении самарского земства

Основные звенья земской медицины конца XIX века выглядели так: 1) сельская участковая больница; 2) уездный и губернский санитарный врач (бюро); 3) уездный и губернский съезд земских врачей. Помимо оказания медицинской лечебной и санитарной помощи населению, врачи земской медицины проводили ряд исследований, давали санитарные описания местностей, а также изучали заболеваемость населения. Земские врачи обследовали жизнь крестьян, их быт, труд. Кроме крестьян, врачи изучали и описывали жизнь, быт, условия труда кустарей, рабочих на фабриках, которые были расположены в сельской местности, сельскохозяйственных батраков в южных губерниях. Земской медицине были присущи все черты отечественного здравоохранения, в том числе профилактическая и санитарно-гигиеническая направленность.

Позже у нас в стране появилась фабрично–заводская и городская (муниципальная) медицина, сформировались ведомственные медицинские службы (путей сообщения, пограничной охраны, тюремная, страховая, военная, морская, и прочие).

На Первом чрезвычайном Самарском губернском земском собрании 28 февраля 1865 году глава региона Николай Павлович Мансуров сказал, что он открывает самое первое губернское земское собрание в России. Об этом Пётр Владимирович Алабин написал так: «…Самарское земство не только по сроку открытия, но и по своей деятельности было первым… Самарское земство привело медицинскую часть губернии в положение, сколько-нибудь соответствующее действительной потребности местного населения» (Цитируется по книге: Алабин П.В. Трехвековая годовщина города Самары. Самара, губернская типография, 1887, с. 13-18) (рис. 2, 3).

Вскоре в подчинение самарскому земству перешла большая часть медицинских, образовательных и других учреждений губернии, в том числе уездные городские больницы на 15—20 мест. Позже это нашло отражение в правовых актах, юридически оформивших развитие земской медицины. Новые распоряжения коснулись организации земского лечебного дела, санаторной службы, финансового обеспечения земской медицины, благотворительной и попечительской деятельности органов местного самоуправления.

В своём письме в Самарскую губернскую земскую управу от 19 апреля 1865 года № 167 губернатор Н.П. Мансуров сообщил: «Имею честь уведомить Губернскую земскую управу, что г. Министром Внутренних Дел постановление Губернского Земского Собрания относительно передачи больниц в ведение земских учреждений и о разделении их на губернские и уездные утверждено без изменений… С 20 сего апреля Губернской земской управе… принять во владение своё надлежащие учреждения, а с тем взять к себе и совет Самарской больницы» (ЦГАСО, Ф-5, оп.9, д.8, л.л. 2-4).

Отныне земства стали уделять самое пристальное внимание укреплению материальной базы лечебных учреждений и развитию аптечного дела. В Самарской губернии с этого времени стали открываться сельские участковые больницы, уездные приёмные покои, фельдшерские пункты. Дополнительным источником финансирования земской медицинской службы были пожертвования частных лиц и общественных организаций, поскольку в то время благотворительность стала обязательной для земства.

В апреле 1865 года состоялось Второе губернское земское собрание, где обсуждались порядок и размер платы за лечение в земских больницах. Постановили, что с каждого содержащегося в стационаре следует взимать сумму 6 рублей в месяц. При этом врачам разрешили бесплатно лечить психически больных, пациентов, у которых выявлен сифилис, а также бывших дворовых людей, не имеющих никаких средств к существованию.

Первый председатель Самарской уездной земской управы Валерий Иванович Чарыков в своём выступлении от 23 апреля 1866 года по этому поводу заявил: «…принимают только тех больных, которые немедленно представят в контору больницы паспорт и шесть рублей серебром… Прочих же больных, не исполнивших сего требования, несмотря на страдания, на приближавшуюся даже к ним смерть, больница не принимает». Далее Чарыков отметил, что он «считал бы полезным, если бы собрание пересмотрело правила приёма больных и дозволило конторе больницы принимать всех больных, не требуя от них ни паспорта, ни денег. По выздоровлении, если больной не имеет паспорта, его предлагается отправлять в полицейское управление, а если он не заплатит денег, то взыскивать их установленным порядком. Отказывать больному в приёме в больницу единственно потому, что он по бедности не может уплатить немедленно шести рублей, не соответствует земской благотворительности» («Самарские Губернские Ведомости», 23 апреля 1866 года). Данное решение было утверждено большинством голосов участников собрания, а такса в размере 6 рублей за лечение в больничном стационаре сохранялась в течение многих лет.

Третье губернское земское собрание, открывшееся 28 декабря 1865 года, ввиду ежегодного увеличения числа посетителей губернской больницы, утвердило норму приёма до 250 человек в день. Эта цифра не менялась вплоть до 1909 года.

Штат больницы в это время был увеличен до 63 человек. В её состав приняли двух врачей, четверых фельдшеров, пять человек прислуги и счётчика. Одновременно служащим больницы было повышено жалованье в 2—2,5 раза, существенно улучшены условия работы персонала. Для больных также улучшилось и обычное, и диетическое питание. Всего за год больница обслуживала до 6 тысяч пациентов (Источник: Алабин П.В. Трехвековая годовщина города Самары. Самара, губернская типография, 1887, стр. 135).

 

Расширение больницы

С увеличением числа коек в губернской больнице до 250 земская управа наняла для её размещения ещё два деревянных дома, принадлежащих Обуховым, с оплатой 1800 рублей в год за оба дома. Они располагались на Алексеевской улице, в квартале между Дворянской и Саратовской (ныне улица Красноармейская между Куйбышева и Фрунзе). Тем не менее председатель Самарской губернской земской управы Л.Б. Тургенев в апреле 1866 года писал: «…больница так стеснена, что в ней нет ни одного свободного угла, где бы мог сидеть дежурный врач» («Самарские Губернские Ведомости», 9 апреля 1866 года) (рис. 4).

Еще в 1858 году старшим врачом Самарской губернской больницы был назначен доктор медицины Нестор Васильевич Постников, который вскоре после этого создал на окраине Самары, в Винном овраге (ныне Постников овраг), первый в нашем городе кумысолечебный санаторий (рис. 5).

Но с началом работы системы земской медицины в Самаре остро встал вопрос об открытии должности второго городского врача, который был поставлен на заседании Врачебного отделения Самарского губернского правления от 2 июня 1866 года. В решении об этом записано следующее:

«Члены Врачебного отделения Губернского правления имели суждение о необходимости двух городовых врачей в г. Самаре… Как известно, служебные занятия городовых врачей состоят главным образом в производстве судебно-медицинских исследований и медико-полицейских осмотров и в заведывании городской или тюремной больницей. Таким образом, самарский городовой врач производит судебно-медицинские вскрытия мёртвых тел, на что каждый раз, кроме составления на месте протокола, должен употребить никак не менее двух часов времени… Свидетельство живых людей в состоянии их здоровья делается то в зданиях полиции, то в частных помещениях. Врач также заведует больницей тюремного замка, где почти круглый год по поручению губернского начальства производит испытание разных лиц в состоянии их телесного и душевного расстройства».

Врачебное отделение постановило: через самарского губернатора обратиться непосредственно к Министру Внутренних Дел, чтобы «покорнейше просить разрешения иметь в г. Самаре согласно изъявленного желания и общества второго городового врача с правом государственной службы».

Вопрос этот был решен только в октябре 1866 года, когда в Самаре была утверждена должность второго городского врача с годовым жалованием 257 рублей 27 копеек. На это место был назначен доктор Лука Иванович Савицкий, который к тому времени уже работал в сфере самарской медицины свыше пяти лет (ЦГАСО, Ф-1, оп.13, д. 1461, л.д. 1-14). В его обязанности теперь входило в основном проведение вскрытий мёртвых тел и прочие судебно-медицинские процедуры по криминальным происшествиям. Тем самым у старшего врача Губернской земской больницы доктора Н.В. Постникова появилось больше времени для лечения больных.

В декабре 1868 года врачи Самарской земской больницы во главе с Нестором Постниковым обратились в Самарскую губернскую земскую управу с заявлением, в котором предложили создать бесплатный врачебный амбулаторный прием больных. Цель для того была указана следующая: «…доставить возможность не только бедным, но и достаточным людям получать бесплатно рациональный медицинский совет и даже бесплатное лекарство» (ЦГАСО, Ф-5, оп. 12, д. 27, л.д. 427). Это было началом бесплатной амбулаторной помощи населению Самары.

В 1869 году Н.В. Постников ушёл с должности старшего врача Самарской губернской земской больницы, и тогда же на его место назначили Михаила Васильевича Кулаевского, примерный труд которого по заведованию этим учреждением впоследствии был отмечен Самарской губернской управой и Земским собранием, которые вынесли Кулаевскому официальную благодарность (ЦГАСО, Ф-5, оп. 12, д. 36, л.д. 517).

В 1870 году Н.В. Постникова избрали в состав Самарской городской Думы. На первом заседании 3 февраля 1871 года он указал, что «…самоуправление обязано обывателей учить, лечить, охранять, мостить улицы и освещать их». С той поры Думой было немало сделано для медицины города.

Благодаря активной деятельности врачей Михаила Васильевича Кулаевского и Вениамина Осиповича Португалова, а также инспектора губернской врачебной управы Юлия Богдановича Укке, 1 сентября 1872 года в зале Самарской земской управы открылся первый съезд врачей губернии. Перед собравшимися выступил председатель губернской управы Андрей Николаевич Хардин. Он прочитал отношение губернатора Григория Сергеевича Аксакова к Самарской земской управе о разрешении Министерством внутренних дел периодических съездов самарских врачей и объявил Первый съезд самарских врачей открытым. Врачи единогласно избрали своим председателем на все время заседания Ю.Б. Укке, а секретарем — В.О. Португалова. Съезд обсуждал актуальные вопросы земской медицины в Самарской губернии (рис. 6-9).

На одном из заседаний был заслушан доклад врача И.П. Скворцова (в будущем известного профессора) «Что есть и чем должна быть больница». Также выступил на съезде и В.О. Португалов. Он заявил, что «…большинство болезней русского народа может быть устранено не порошками и пилюлями, а общественным, социальным преобразованием и улучшением его экономического состояния» (ЦГАСО, Ф-5, оп. 12, д. 36, л.д. 74). После этого съезды врачей в Самаре стали проводиться ежегодно.

Всего в 1868—1872 годах в Самарской губернской земской больнице лечилось 14069 человек, из которых умерло 1676 (11%). Земская больница также вела амбулаторный прием больных. В 1870 году их было 2224, в 1871 году - 3049, в 1872 году – 3519, и в 1873 году — 3101 человек.

Со второй половины 70-х годов XIX века земские медики начали применять участковый принцип обслуживания больных. Размеры врачебных участков зависели от плотности населения и измерялись расстоянием от больницы до самого отдалённого на участке населённого пункта (радиус обслуживания). В Самарской губернии он равнялся от 15 (16 км) до 60 (64 км) вёрст.

О том состоянии, в котором в то время находилась губернская земская больница, В.О. Португалов подробно рассказал в своей статье «Больничное дело в Самаре», напечатанной в «Самарских Губернских Ведомостях». Вот небольшая выдержка из этой публикации: «Все в Самаре знают, что в ней существует Губернская земская больница, но каково в ней больным, как себя чувствуют в ней врачи, до этого почти никому нет никакого дела. Земство первое осознало, что больница в Самаре неудовлетворительна во многих отношениях… Она предназначена на 250 больных, между тем в продолжение зимнего времени число их часто превышает 300, вентиляции в больнице нет никакой… Тут лучше всего нужна иная больница… Больницу нужно делать вне города. Важный фактор для больницы — воздух» («Самарские Губернские Ведомости», 9 февраля 1872 года).

 

Пётр Алабин свидетельствует

Выдержки из книги: Алабин П.В. 1877. Двадцатипятилетие Самары как губернского города (историко-статистический очерк). Издание Самарского статистического комитета. Самара, губернская типография, стр. 1-744.

Стр. 650-655.

«В первое полугодие 1865 года, т.е. немедленно по введении земских учреждений в Самаре, городская больница Приказом общественного призрения была передана в ведение Самарского губернского земства в следующем виде.

Штат служащих в больнице составляли:

Старший врач с [здесь и далее – с годовым] жалованьем 500 р.

2 ординатора по 400 р. каждый.

1 старший фельдшер – 150 р.

4 младших – по 120 р. каждый.

1 провизор – 400 р.

Смотритель больницы – 500 р.

Его помощник – 300 р.

Письмоводитель – 300 р.

Кастелянша – 120 р.

35 человек прислуги – по 60 р. каждый, на их пище (что, разумеется, побуждало их питаться за счет больных!)

Священник с причтом – 120 р.

Больница, со штатным числом 140 кроватей, помещалась в двух наёмных деревянных домах, из них один двухэтажный (наследников Обухова, против Струковского сада, с платою по 2000 р. в год), и в одном трехэтажном, с деревянным флигелем (купца Волкова, с платою 675 р. год).

Летом часть больных размещалась в одноэтажных деревянных бараках в восемь небольших комнат, на северной окраине города, на крутом берегу Волги.

Больничная смета в последнее трехлетие заведывания больницею Приказа общественного призрения, достигала в средней сложности 23466 р. Среднее число сверхкомплектных больных в этом же периоде времени равнялось 34-м, самое большое число всех вообще больных в год достигало 317 человек в день.

Приняв в своё ведение больницу, Губернское земство тотчас же приступило к возможному устранению тех вопиющих недостатков этого заведения, которые долее не могли быть терпимы. В этих видах земство прежде всего увеличило штатное число кроватей в больнице до 250, для чего и было нанято под больницу ещё два дома, и, сообразно устава этих заведений, распорядилось заготовлением по этому числу предполагаемых больных, больничных принадлежностей, в то же время построив белья на 317 человек. Затем увеличен был штат служащих в больнице, и жалование им назначено следующим образом:

Старшему врачу - 1375 р.

4 ординаторам - по 800 р. каждый.

5 старшим фельдшерам – по 270 р.

4 младшим – по 200 р. каждый.

Провизору – 600 р.

Смотрителю – 500 р.

Его помощнику – 300 р.

Письмоводителю – 450 р.

Кастелянше – 150 р.

Счётчику – 240 р.

Священнику с причтом – 300 р.

Цирульнику – 30 р.

70 человек прислуги – по 72 р. каждому.

Озабочиваясь улучшением содержания больных, их удобнейшим помещением и размещением, а равно стремясь сделать больницу более доступною беднейшему классу населения, земство в каждое новое собрание своё делало различные, соответствующие этим целям распоряжения. Так, постановлено: бесплатно пользовать в больнице, кроме сифилитических, которые бесплатно пользовались и прежде, умалишённых и совершенно бедных. Плату за больных прочих категорий взимать вперёд только за 10 дней, а за прочие дни пребывания в больнице – подённо. Для улучшения зданий, занятых больницею, сделаны все, оказавшиеся возможными, вентиляционные приспособления: устроены камины, печи переделаны в вентиляционные; кроме того, сделаны теплые ванники и сортиры, с вытяжными трубами.

Для улучшения пищи земство два раза изменяло состав больничных порций, а именно в 1869 и 1872 годах; разрешило врачам производить экстра-порции в широких размерах, давая больным молоко, пиво; вместо прежней овсянки на завтрак – чай с булкой. Для лучшего ухода за больными введено в число больничной прислуги значительное число женщин. Затем, во время заведывания больницею Приказом общественного призрения, медицинская помощь приходящим больным (амбуляторным) вовсе не была организована, с поступления же больницы в ведение земства стала подаваться им помощь правильным образом. С этой целью назначались определённые часы для ежедневного осмотра приходящих больных, причем врачи обязывались проводить осмотр поочередно, а в последние годы открыты ещё специальные амбулятории, именно: для осмотра больных одержимых: женскими болезнями, глазными болезнями и т.д.

Собиравшиеся при этом в продолжении нескольких лет статистические сведения о приходящих больных показали, что общая цифра их достигает в год 6000 человек. В заботе о бедных больных земство ассигнует некоторую сумму ежегодно на бесплатный отпуск лекарств не имеющим средств для их приобретения. Наконец, изменён сам характер управления больницею, а именно: сверх надзора за порядком в больнице со стороны губернской земской управы, во главе управления больницею поставлен совет врачей, составленный из всех врачей больницы, смотрителя ея и аптекаря, с обязательством приглашать в оный, по делам более важным, членов губернской земской управы.

Но, несмотря на все эти усилия и мероприятия, по-видимому, весьма обдуманные и сами по себе полезные, оказывалось, что привести больницу в надлежащий вид, который хоть сколько-нибудь отвечал бы современной науке, невозможно, доколе она будет помещаться в наёмных домах, специально для ней не приготовленных при самой постройке их. К тому же помещение больницы, несмотря на ремонтировку, ухудшалось от времени с каждым годом, наёмная же плата за это помещение возрастала с каждым контрактным годом, а между тем для поддержания больничных зданий в возможно удовлетворительном виде требовалось ежегодного расхода земских сумм до 7000 р. – трата совершенно непроизводительная.

Наконец, помещение больницы внутри города представляло значительные неудобства в гигиеническом отношении как для окрестных жителей, так и для самой больницы. Все это, вместе взятое, привело земство к убеждению в необходимости сооружения собственного здания для больницы. На это сооружение, по мнению губернской управы 1872 года, согласовавшемуся с предположением совета врачей, требовалось до 150000 р., в счёт которых имелось в виду получить от правительства 75000 р., следовательно, надлежало употребить из земских собственных сумм тоже около 75000 р. Такое мнение губернской управы было принято большинством голосов экстренного губернского земского собрания 20 февраля 1872 года, и вследствие этого был приглашен известный специалист по сооружениям этого рода, академик Штром, составив план этой больницы, по павильонной системе. Вскоре план был составлен, место для больницы отведено городскою Думою, на прямоугольнике длиной 150 сажен и шириною в 100 сажен, между городскую чертою и Молоканским садом, и в том же году было приступлено к постройке больницы. Однако по огромности предстоящих расходов на осуществление всего проекта больницы, составленного академиком Штромом, хотя Управа и приступила было к исполнению его во всём его объёме, но земское собрание не решилось на осуществление всего плана, а удовольствовалось сооружением только необходимых зданий, на что израсходовало не 150000 р. всего с казёнными, как предполагалось первоначально, по соображениям Управы, а более 220000 р.».

(Конец цитаты из книги П.В. Алабина).

 

Имени хирурга Пирогова

Как уже было сказано выше, по решению земского собрания местом для строительства новых зданий губернской больницы избрали за городом, около Молоканских садов. Решено было строитель медицинское учреждение как комплекс отдельных деревянных павильонов, что уменьшало опасность внутрибольничного инфицирования и улучшало надзор за больными. Для более глубокой и грамотной проработки всего процесса проектирования и строительства больницы В.О. Португалов был командирован в Санкт-Петербург с 22 декабря 1872 года по 12 января 1873 года, где он осмотрел лучшие столичные больницы и подбирал врачебные кадры для Самары.

В 1872 году для проектирования больницы из Петербурга был приглашён академик архитектуры Иван Васильевич Штром (рис. 10). Вскоре план был составлен, место для больницы отведено городской Думой на прямоугольнике 150 (320,04 м) на 100 (213,36 м) саженей, между городской чертой и Молоканским садом (в районе современной улицы Полевой), и в том же году приступили к постройке больницы. Впервые в России для губернского медицинского учреждения возводились больничные павильоны, а не одно большое здание. Было выстроено 13 деревянных одноэтажных домов и 4 каменных двухэтажных дома для фельдшерско-акушерской школы, аптеки и других отделений. Из упомянутых зданий 11 имели в длину каждое 12 саженей (25,603 м) и ширину в 6 саженей (12,802 м); остальные два — 11 саженей (25,603 м) длины и 4 сажени (8,534 м) ширины. В каждом из 11 зданий было по 7 комнат, из которых один центральный зал вмещал в себя две комнаты средней величины.

На заседании губернской земской управы 3 октября 1873 года старшим врачом больницы М.В. Кулаевским был изложен проект устава Самарской губернской земской больницы, который подписали сам Кулаевский, а также ординаторы А.О. Кулеша, В.О. Португалов, К.И. Догадкин и Г.А. Вирпша. После исправлений и дополнений проект был принят управой в сентябре 1874 года.

На заседании Самарского губернского земского собрания, состоявшемся 18 октября 1875 года, председатель комиссии по приему новых больничных зданий, председатель Самарской губернской земской управы П.В. Алабин доложил о полной готовности всех помещений к работе. Всего здесь было выстроено 15 деревянных одноэтажных домов на каменном фундаменте и 4 каменных двухэтажных дома. Павильоны вмещали 240 коек, 40 кроватей остались в старых бараках психиатрического отделения. В каменных зданиях разместились приёмный покой, фельдшерская школа, контора, кухня, прачечная и аптека.

В бараках устроили вентиляционные печи, тёплые отхожие места с асфальтовыми полами и хорошей вентиляцией, не допускавшей зловония в палатах, тёплые ванны. При больнице было устроено оспенное депо для бесплатного привития оспы всем желающим. Земское собрание решило после устранения небольших недоделок в павильонах замостить улицы в районе больницы, и уже в ближайшем будущем провести к ней водопровод. Больницу оснастили инструментами, аппаратами, усовершенствованными принадлежностями, употребляемыми при лечении больных и при операциях. (Источник: Алексушин Г.В. Летопись областной клинической. Самара, 2000 год).

Торжественное открытие нового земского медицинского комплекса состоялось 20 октября 1875 года. В декабре 1875 года больница переехала в новые здания, уже в 1875 году здесь оказали помощь 2396 пациентам (из них 1933 выздоровело, умерло 215, то есть 9%). Амбулаторным лечением в том же году воспользовались 6667 человек, а хирургических операций в больнице тогда произвели 176 (рис. 11-13).

О дальнейшей работе Самарской губернской земской после открытия её новых корпусов можно также узнать из текста книги П.В. Алабина «Двадцатипятилетие Самары как губернского города»:

«В больнице сделаны различные приспособления и улучшения по новейшим указаниям науки. Земство не останавливалось перед расходами на снабжение больницы различными инструментами, аппаратами, усовершенствованными принадлежностями, употребляемыми при лечении больных и при операциях. Вокруг больничных помещений и между ними будет устроен сад. Составляется предположение об устройстве самостоятельного водопровода для больницы. Земство ходатайствует у города, чтобы улицы, ведущие из города к больнице, были вымощены и достаточно освещены ночью; чтобы город был соединён с больницей шоссированным бульваром, и т.д.

Независимо от изложенного надо иметь в виду, что Самарская земская больница служит как бы центром, в котором сосредоточивается всесторонняя разработка вопросов, касающихся вообще народной медицины в губернии. Этому много способствует само наше земство, которое отнюдь не пассивно относится к санитарному вопросу, только довольствуюсь назначением некоторых сумм (Сноска. Весьма, впрочем, значительных. В 1875 году земство на содержание больницы с родильным домом израсходовало 54153 р.; в 1876 году – 65135 р., а в 1877 году ассигновало 70434 р. Кроме того, на содержание фельдшерско-акушерской школы в 1875 году 8791 р., и на 1877 года ассигновано 9093 р. Конец сноски.), на исполнение этой обязательной для земства повинности, а видит в этом вопросе дело, сопряженное с важнейшими интересами народной жизни, и потому изыскивает средства, которыми можно было бы благотворно повлиять на изменение к лучшему санитарных и гигиенических условий этой жизни.

Таким образом, при содействии нашего земства при инициативе совета врачей больницы, образовались с 1 генваря 1877 года с разрешения Министерства внутренних дел ежегодно поныне повторяющиеся съезды земских врачей, которые уже немало потрудились над разработкою многих существенной важности вопросов в интересах народного здравия в нашем крае, и над изучением и указанием средств устранения неблагоприятных и гигиенических и санитарных условий народного быта, что в сущности и должно составить главнейшую задачу деятельности земской медицины.

При больнице ныне устраивается отделение для умалишенных, так как ныне существующее помещение для этих несчастных оказалось далеко не достигающим своего назначения, и по существенным недостаткам самого здания, и по невозможности разместить в нем больных по роду болезней, по их особенностям, наконец, по недостатку прислуги. Первоначально умалишенные помещались в одном доме с прочими больными; но лишь только больница была передана в распоряжение земства, как душевнобольные были переведены в отдельный дом. Затем в 1869 году для их помещения несколько приспособлены особые бараки, на берегу Волги, о которых упомянуто выше, куда и перевели умалишенных. В первый год устройства отдельного помещения для душевнобольных таковых содержалось 25 мужчин и 12 женщин, а в 1875 году было на излечении 41 мужчина и 28 женщин. Кроме того, на содержание нескольких душевнобольных в центральном для них доме в Казани земство ассигнует ежегодно 500 р.

Мы выше видели, что при больнице существует фельдшерско-акушерская школа и родильный дом; надо прибавить, что при больнице же устроено оспенное депо, для бесплатного привития оспы всем желающим.

Нелишним считаем заметить здесь, что наша больница, например, в 1875 году подала помощь следующему числу страдальцев: в течение года пользовалось в больнице 2396 человек (из них выздоровело 1933, умерло 215, т.е. процент смертности больных был равен 8,97, из числа пользовавшихся поступило по собственному желанию 2250 человек, и прислано на испытание от разных ведомств 146 человек). Амбуляторно пользовались 6667 человек. Пособий прописано было бедным, на счет земства, в количестве 5620 рецептов. Хирургических операций было произведено 176.

Независимо от существования в Самаре земской больницы, над очерком которой мы несколько остановились, видя в ней главнейшее санитарное учреждение города, - в настоящее время в Самаре имеются: больница при тюремном замке; лазарет при губернском батальоне; лазарет квартирующего в Самаре полка или батальона, и, наконец, лазарет при Оренбургской железной дороге. (Сноска: В 1875 году при больнице тюремного замка лечилось 465 человек; в лазарете губернского батальона 1315 человек, и в лазарете железной дороги – 1769 человек). Затем, санитарную часть в Самаре в настоящее время составляют: в городе 14 медиков, в том числе 5 вольнопрактикующих; 3 ветеринара; 1 лекарский помощник; 20 повивальных бабок; 10 фельдшеров; 3 оспопрививателя; один зубной врач; 4 вольных аптеки и пятая при земской больнице, без вольной продажи.

Из всего сказанного видим, что санитарная часть нашего города далеко лучше обставлена в настоящее время, чем была обставлена при преобразовании Самары в губернский город. Но этого мало. В этот период времени Самара, не довольствуясь своим внутренним улучшением в санитарном отношении, успела получить чуть ли не всемирную известность, как одно из знаменитых мест при лечении грудных болезней.

Эту известность нашему городу сделали организованные здесь кумысолечебные заведения.

Считаем необходимым ближе ознакомиться с этим учреждениями, придавшими нашему городу не одну только известность, но и в некоторой степени способствовавшими его развития, привлекая к нему посетителей из различных уголков нашего отечества, и из чужих земель».

(Конец цитаты из книги П.В. Алабина).

Открытие новой губернской земской больницей состоялось 18 октября 1875 года, когда комиссия городской Думы в составе Петра Алабина, Михаила Гроссмана, Ивана Мордвинова и других представила губернскому земскому собранию доклад о приёмке комплекса ее зданий. Всего здесь было сдано в эксплуатацию 15 одноэтажных деревянных домов и четыре больших каменных корпуса, в которых разместились приемный покой, фельдшерско-акушерская школа, аптека, кухня и контора (по-современному – администрация больницы).

После смерти М.В. Кулаевского в 1876 году старшим врачом Губернской земской больницы был назначен Антон Осипович Кулеша. Он же преподавал в фельдшерской школе акушерство и женские болезни, заведовал роддомом больницы и занимался наблюдением за невропатологическими больными, участвовал в их освидетельствовании.

В 1877 году, в разгар русско-турецкой войны, при Самарской земской больнице был открыт военный госпиталь на 25 кроватей. Раненые здесь содержались за счет земства. Тогда же больница стала самым крупным медицинским центром нашей губернии. Для лучшего ухода за пациентами в состав прислуги вскоре ввели женщин, и при больнице организовали амбулаторный прием. Общее количество коек к тому времени здесь возросло до 250. Но самое главное - для неимущих наконец-то было установлено бесплатное лечение и бесплатный отпуск лекарств, хотя, как свидетельствовали данные ревизий, это бесплатное лечение для бедных во многом оказывалось только на бумаге. При этом бюджет больницы утверждала и контролировала Самарская городская Дума (рис. 14-16).

Однако гласные этого представительского органа, которые в основном были прижимистыми торговцами, старалась экономить на городском здравоохранении каждую копейку. Так, при утверждении сметы расходов на 1899 год по решению Думы из неё исключили суммы на стипендии учащихся фельдшерско-акушерской школы, на устройство кабинетов электротерапии, ларингоскопического кабинета и некоторых других. А в 1903 году городская Дума отказала больнице в приобретении нового оборудования, о чём в протоколе её заседания записано следующее: «Рентгеновский аппарат стоимостью 720 рублей не может удовлетворить всем необходимым запросам, приобретение же аппарата стоимостью 2000 рублей было бы обременением сметы».

Комплекс земской больницы во все времена содержался за счет бюджетных средств, но положение в сфере самарского здравоохранения в то время во многом спасала благотворительность. Так, в 1907-1908 годах в нашем городе были построены стационары на средства купцов первой гильдии Ивана Михайловича Плешанова и Лаврентия Семёновича Аржанова, а также известного общественного деятеля Антона Николаевича Шихобалова (рис. 17-22).

Сразу же после вступления России в Первую мировую войну (август 1914 года) Самара стала одним из крупнейших в Поволжье центров, куда привозили раненых для излечения. Постановлением Благотворительного губернского комитета в городе были организована система госпиталей и лазаретов, для которых губернская земская больница стала организационным и методическим центром. По тем временам госпитали были хорошо оснащены. В целом в период 1915-1916 годов в Самаре при кураторстве земской больницы действовали свыше 20 лечебных учреждений, где располагалось почти три тысячи коек для фронтовиков. Кроме того, на призыв комитета откликнулись и граждане Самары – пока создавались лазареты, раненых размещали на квартирах. За 1914-1916 годы самарские лечебные учреждения приняли около 15 тысяч больных и раненых (рис. 23-39).

После Октябрьского переворота 1917 года система здравоохранения Самарского края по причине разрухи и гражданской войны оказалось в ситуации серьёзного кризиса, как, впрочем, и всё хозяйство региона. Но тогда же произошло знаменательное событие в жизни губернской земской больницы. В 1919 году по многочисленным ходатайствам врачебной общественности Самары решением Совнаркома ей было присвоено имя знаменитого русского хирурга Николая Ивановича Пирогова (рис. 40).

Впоследствии именно здесь начинали свой путь в медицине многие отечественные светила - например, Николай Александрович Семашко, первый нарком здравоохранения РСФСР, Александр Александрович Вишневский – выдающийся советский хирург, разработавший множество методов лечения раненых в годы Великой Отечественной войны. А в период с 1924 по 1936 годы главным врачом больницы имени Пирогова был Георгий Андреевич Митерёв, впоследствии нарком (затем министр) здравоохранения СССР, председатель Союза обществ Красного Креста (рис. 41-43).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Литература

150 лет Самарской губернии (цифры и факты). Статистический сборник. Самара, Самарский Дом печати, 2000 год.

Алабин П.В. Двадцатипятилетие Самары как губернского города (историко-статистический очерк). Издание Самарского статистического комитета, 1877 год.

Алабин П.В. Трехвековая годовщина города Самары. Самара, губернская типография, 1887 год.

Алексушин Г.В. Летопись областной клинической. Самара, изд-во «Самарский дом печати», 2000 год.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А. Самарская губерния – край родной, т. II. Самара, изд-во «Книга», 2008 год.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А., Шейфер М.С. Томашев колок: очерки и документы по истории Самарской психиатрической больницы. Самара, ООО «Издательство Ас Гард», 2013, 700 с.

Здравоохранению Самарской области 80 лет. Справочно-библиографическое издание. Под ред. проф. Р.А. Галкина. Редактор-составитель Н.Ф. Манаков. Самара, тип. «Дизайн-студия Морозова», 1998 год.

Самарский государственный медицинский университет: 100 лет со дня основания. (Под ред. Академика РАН Г.П. Котельникова). Самара, ООО «Полиграфический дом «ДСМ». 2019. 616 с.

Сорокина Т.С. История медицины. Т.2. М., изд-во «Софокл». 1993 год.


Просмотров: 367


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара