При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Больница А.Н. Шихобалова

В 1907—1908 годах на деньги самарского купца 1-й гильдии Антона Николаевича Шихобалова по проекту архитектора Александра Александровича Щербачёва была построена Народная больница. Место под неё городские власти выделили в Покровском саду. Выбор места для больницы был не случайным - рядом с ней находился построенный на деньги Шихобаловых Покровский собор (рис. 1, 2).

Стационар был торжественно открыт 2 ноября 1908 года. Антон Николаевич до того построил немало храмов, школ и приютов, но искал случая помочь людям так, чтобы источник его помощи носил не временный, а постоянный характер, и люди, нуждающиеся в его помощи, могли постоянно его использовать: «…эта черта благотворительности Антона Николаевича выступает во всех созданных им учреждениях» (Цитируется по книге: Антон Николаевич Шихобалов. М., 1912. с.90).

Сначала Антон Николаевич хотел построить вдовий дом, но его зять Василий Михайлович Сурошников, указав, что город нуждается в хорошей больнице, убедил благотворителя отказаться от первоначальной мысли. И тогда Антон Николаевич решил построить больницу (рис. 3, 4).

 

Финансовые дела

За ходом постройки больницы наблюдали лица, близкие Антону Николаевичу и заинтересованные в её целесообразности и идее, поэтому она обошлась дешевле всех существовавших построек этого рода:

Затраты на: В рублях
Строительство 133 000
Оборудование 18 500
Электростанция 37 500
Водопровод и канализация  12 000
Прочее 1 174
Всего 202 174

 

Помимо того, он выделил еще 300 000 рублей в фонд на содержание медицинского персонала. Фонд при совете попечителей пополнялся спонсорами и за счёт платных услуг. Из него, помимо оплаты работы персонала, производилось обеспечение бесплатных больных.

Капиталы Шихобаловской больницы (в процентных бумагах, зданиях и различным медицинским и хозяйственным инвентарём) за первый же год её существования в общей сумме (за исключением капитала в процентных бумагах) значительно возросли. Так, на 1 ноября 1909 года у больницы было:

Капитала в %% бумагах 237634 р. 98 к.
главный корпус для больных 90000 р.
корпус для служащего персонала 35000 р.
электростанция и прачечная 50000 р.
надворные постройки 10000 р.
электролечебный кабинет 10000 р.
мебель, посуда и белье 7272 р. 55 к.
хирургические принадлежности 873 р. 66 к.
слесарные инструменты и арматура  2308 р. 35 к.
всего 443089 р. 54 к.

Бюджет Шихобаловской больницы за год (с 1 ноября 1908 г. по 1 ноября 1909 г.) выглядел так:

Приход: 19609 р. 69 к.
%% по обязательствам Крестьянского Поземельного Банка  14258 р. 10 к.
за лечение платных больных 3486 р. 21 к.
за перевязочные материалы 27 р. 50 к.
за лечение душем 68 р. 50 к.
за дистиллированную воду 65 р. 33 к.
за электроэнергию 1598 р. 60 к.
за стирку белья 105 р. 45 к.
Расход: 22126 р. 55 к.
на жалование персоналу и служащим 5555 р. 51 к.
за продукты 5939 р. 60 к.
за медикаменты 2215 р. 42 к.
отопление 2298 р.
хирургические принадлежности 577 р. 65 к.
содержание электрической станции 2458 р. 40 к.
содержание механической прачечной 392 р. 25 к.
за конторские принадлежности 71 р. 30 к.
пополнение инвентаря 320 р. 92 к
дополнительные постройки и ремонт зданий 1859 р. 29 к.
разный мелкий расход 438 р. 21 к.

Перерасход в 2516 р. 86 к. был любезно принят на свой счёт попечительницей больницы М.А. Сурошниковой.

 

Лечебное учреждение

В больнице были хирургическое, неврологическое и женское отделения, электролечебный кабинет-лаборатория с электрическими и рентгеновским приборами и 2 операционные. Больница славилась водолечебницей.

Неврологическое отделение было доминирующим, которое оказалось в числе первых трёх отделений Шихобаловской больницы в 1908 году. Тогда же часть коек здесь предназначалась для больных женщин с гинекологическими заболеваниями.

«Шихобаловская больница, стоящая рядом с Покровским сквером, считается одним из культурных уголков Самары, скрасившим собою всю эту местность. Особенно красив этот уголок летом, когда готическое здание больницы выделяется на зелёном фоне деревьев красивым бело-розовым пятном. В стиле больничных зданий нет ничего напоминающего наши казенные или общественные больницы, от одного вида которых на душе делается холодно и сумрачно. Это — нарядная группа, составленная из ряда светлых, весёлых, дружески улыбающихся коттеджей. Хорошенькая, грациозная вилла. Маленькая сказочка, осуществлённая в действительности. Всякий, кто видит Шихобаловскую больницу в первый раз, несомненно подумает: «недурно бы тут пожить…», пока надпись на фронтоне главного корпуса не подскажет ему, что это — не вилла, а дом печали и страданий» (Цитируется по книге: Антон Николаевич Шихобалов. М., 1912. с.80) (рис. 5).

На обнесённой чугунной решёткой территории располагались главный двухэтажный корпус с подвалом, корпус с больными, корпус с квартирами медперсонала, электростанция, механическая прачечная, дезинфекционная камера, часовня, хозяйственные службы и сад. Почти все постройки были каменными.

Одним из зданий был морг – это, к сожалению, неотъемлемый признак любой больницы. Он стал началом патологоанатомической службы больницы, которая в 1908 году давала для медицины того времени неоценимый и важный для живых пациентов материал.

Через парадный подъезд вошедший попадал в вестибюль первого этажа главного корпуса, откуда можно было подняться по каменной лестнице с широким маршем на второй этаж, или пройти в большой светлый зал с небольшой библиотекой, в котором перед иконой Всех Скорбящих Божьей Матери совершались богослужения для больных.

После смерти основателя больницы появился «…посредине зала поясной портрет учредителя больницы, Антона Николаевича, писанный на полотне и поставленный здесь по постановлению городской думы. Художник изобразил Антона Николаевича в вицемундире, на груди украшенном орденами и медалями, со шпагой и треуголкой, которую он придерживает в правой руке. Лицо — открытое, с крупными чертами, со старческим румянцем на щеках, — дышит здоровьем и бодростью; белые, как снег, борода и волосы, причесанные на прямой пробор, по-крестьянски, и вся массивная фигура придают Антону Николаевичу видь добродушно-сурового «дедушки». Портрет имеете большое сходство. Писано оне по заказу городской думы художником А.П. Васильевым» (Цитируется по книге: Антон Николаевич Шихобалов. М., 1912. с.82-83).

 

Приёмное и другие отделения

Из зала вели две двери в амбулаторию и комнату, в которой принятые больные перед поступлением в палаты принимали ванны. Ещё в Шихобаловской больнице была дезинфекционная камера. Таким образом, первым шагом на пути больного к излечению в больнице становился прообраз современного приёмного отделения (рис. 6).

Через третью дверь и сенцы можно было попасть на больничный двор, а через четвёртую — в коридор. Коридор для отдыха и моциона (прогулки) больных был одним из главных предметов гордости больницы. Высокие окна давали много света. Особое внимание обращалось на чистоту, температуру (для определения которой на стенах висели термометры) и влажность воздуха в коридоре. Обмен воздуха поддерживали вентиляторы и камин; постоянно действующий фонтан насыщал его влагой и смягчал сухость. Обилие воздуха и света в коридоре, удобная мебель и тихое, монотонное журчание фонтана располагали больных к покою (рис. 7).

По правой стороне коридора размещались палаты для платных и бесплатных больных обоего пола. Платные палаты с двумя английскими кроватями (с проволочными сетками и матрацами из морской травы) занимали обставленные по-домашнему просторные и уютные комнаты. У каждой кровати размещались кнопки электрического звонка для вызова прислуги и электролампочки для чтения в постели. В палатах имелась необходимая мебель, даже этажерки и полочки для книг и других вещей.

Рядом с палатами находился рентгеновский кабинет. Больные в нём исследовались одним из самых совершенных в Самаре рентгеновским аппаратом (как тогда говорили, аппаратом с икс-лучами Рентгена), последним словом техники. Кабинет располагал собственной коллекцией рентгеновских снимков, снятых при определении положения инородных предметов в теле (в носовых раковинах, в глазу и прочем) (рис. 8).

Помимо диагностики, в кабинете лечили аппаратом для электризации больных. То была цилиндрическая клетка в 1,5 раза выше роста среднего человека, из тонких вертикальных деревянных брусков, обхваченных несколькими медными поясами. Электротоки высокого напряжения аппарата Д’Арсонваля проходили через эти пояса и электризовали стоявшего внутри больного. Аппарат для получения токов Д’Арсонваля мог работать и отдельно, для чего тут же, на изящной полочке, лежал ряд стеклянных проводников. Электризация больных применялась для лечения злокачественных опухолей – рака, и других болезней (рис. 9).

Но основной задачей кабинета была всё же диагностика, явление для того времени новое, непривычное: «Аппарат Рентгена даёт возможность точно определять положение инородных тел в каких угодно частях организма. Врач при помощи этого аппарата действительно видит больного «насквозь» (Цитируется по книге: Антон Николаевич Шихобалов. М., 1912. с.84). Так в больнице появилась диагностическая служба.

На левой стороне коридора помещалась водолечебница. Для предохранения смежных с ней помещений от сырости её изолировали от коридора кафельной стенкой. Пол был покрыт деревянными решётками, через которые вода уходила по стокам. На особом фундаменте стояла универсальная кафедра Винтернитца — аппарат с системой кранов, дававших холодные и тёплые шотландские души любой температуры и при любом положении тела больного; тёплые и холодные души Шарко; а также особый брандсбой для парового душа. Рядом размещалась углекислая ванна. Для её использования соединяли в особом смесителе баллон с углекислотой с водопроводным краном, и в ванне «…получалась почти сельтерская вода, соответствующая известному Наугейму» (Цитируется по книге: Антон Николаевич Шихобалов. М., 1912. с.86). Лечение углекислыми ваннами успешно применялось при болезнях сердца. Водяные пары от ванн вытягивались мощным электровентилятором. По сути дела, электролечебный кабинет и водолечебница стали началом истории физиотерапевтической службы больницы.

На левой стороне коридора находились уборные, бельевая и буфетная. В буфетной работал элеватор, подавая еду из кухни, находившейся в полуподвальном помещении главного корпуса под буфетной. Пища из буфета передавалась прислуге через окошко и разносилась по палатам. В конце коридора размещалась аптека, являвшаяся одновременно дежурной комнатой для фельдшера.

Аптечный киоск Шихобаловской больницы стал началом аптечной службы больницы. Лекарства в аптеке (в отличие от других городских больниц) не готовились, а за плату доставлялись из городской Плешановской больницы в готовом виде. Благодаря этому ни в одном из помещений больницы не было специфического больничного запаха. Привоз лекарств в аптечный киоск для устранения «больничных запахов» иначе как пижонством не назовешь. Рядом с аптекой была изоляционная палата. В нее помещали тяжёлых, иногда — заразных больных.

На втором этаже располагались палаты для платных и бесплатных больных обоего пола, преимущественно хирургических, с нервными и женскими заболеваниями. В палатах и коридоре был такой же комфорт, как и на первом этаже.

Рядом находились малая и большая операционные. В большой операционной (для «чистых» больших операций, например, со вскрытием брюшной полости), кроме калориферного, устроили еще и электрическое отопление двумя переносными электрическими печами. В день операции они давали заданную температуру. Рядом с малой операционной размещалась послеоперационная палата для хирургических больных. Светлая и уютная, она напоминала комнату недорогого отеля, была меблирована совершенно по-домашнему, чтобы больному ничто не напоминало, что он в больнице, а не дома. Такая обстановка успокаивала больных и косвенно помогала им спокойнее переносить страдания.

Напротив палаты для хирургических больных располагалась комната для докторской ванны, принимаемой хирургами перед операцией, а рядом с ней — помещение (ля стерилизации перевязочного материала, обезвреживаемого два часа при температуре до 120°. Этот операционный комплекс стал началом хирургической службы и оперативной гинекологии больницы.

С момента создания больницы в 1908 г. в ней работало хирургическое направление — прообраз современных отделений хирургии (общей, эндоскопической, абдоминальной, торакальной, ангиографии и внутрисосудистой хирургии), оперативной гинекологии, реанимации и травматологии.

Рядом с операционными находился кабинет старшего врача. Большую комнату занимала лаборатория-кабинет, где диагноз ставился электрическими приборами и инструментами, и при лечении применялось электричество. Кабинет располагал почти всеми достижениями современной того времени электротерапии и электродиагностики, даже имелись приборы, какие можно было найти только в университетских клиниках. Таких, например, не было даже в казанской нервной клинике. Особой гордостью был электрический душ Шарко. Стоило нажать кнопку, и из отверстия маленького прибора в руке доктора била сильная струя свежего воздуха, или холодного, или горячего, почти раскалённого. Использовались «светящиеся» инструменты с миниатюрными электролампочками «…с лесной орех и меньше», для исследования всех доступных полостей тела (рта, горла, носа, уха, прямой кишки, матки, мочевого пузыря и прочего); были также приборы для освещения и осмотра пищевода и бронхов.

Подвальный этаж главного корпуса занимали кухня, калорифер и система водоснабжения водолечебницы и всей больницы. На кухне каждая мелочь была согласована с требованиями гигиены и общественной кулинарной техники того времени. Рядом с кухней размещался аппарат системы Барю, снабжавший больницу холодной (кипяченой) и горячей питьевой водой. Кубовое отделение занимали два больших куба — для душа Шарко (с давлением до 4-х атмосфер) и для ванн. Калорифер обеспечивал во всей больнице отопление нагретым воздухом, поступавшим из камер.

Электростанция размещалась в отдельном здании, освещала все помещения главного корпуса и обеспечивала током лечебные аппараты. Она была оборудована динамо-машинами системы Горос—Билл (в 39 А и 85 А), дававшими ток напряжением в 238 вольт, почти вдвое больше, чем у машин городской станции. Динамо-машины приводили в действие два двигателя (в 20 и 32 л.с.). На электростанции работали машинист и два его помощника. Станция, кроме больницы, давала энергию и частным абонентам, число которых росло с каждым годом.

Отдельный двухэтажный корпус с подвалом вмещал квартиры старшего врача, врача-ординатора, фельдшера, двух фельдшериц-акушерок, надзирателя и больничных служителей.

 

Больные

Приём происходил с 9 до 11 часов утра, больные приходили в больницу с записками с диагнозами болезни от думских и вольнопрактикующих врачей. Старший врач, в зависимости от числа свободных мест и диагноза, решал — кого принять, кого — нет. В больницу не принимались заразные больные и хроники, так как заразные больные из-за расположения больницы в центре города могли угрожать населению опасностью заражения. Кроме того, в их принятии не было необходимости — в городе и заразных, и хронических больных лечили в других больницах.

Амбулатория в общепринятом значении этого слова при Шихобаловской больнице отсутствовала. В ней не было особой нужды: в Самаре имелось достаточно амбулаторий думских врачей, других городских и земской больниц. Но все поступавшие и почему-либо не принятые больные получали советы и рецепты бесплатно, а беднейшие больные — за счёт больницы даже и медикаменты. Кроме того, здесь наладили регулярное амбулаторное лечение нервных больных электрическими приборами в специальном кабинете, а также водолечение. При амбулаторном лечении широко применялась рентгеноскопия.

Среднее пребывание на лечении в больнице длилось 15 дней. «Когда явилось желание у Антона Николаевича Шихобалова устроить бесплатную больницу, — говорится в «Записке», — то в принципе было установлено построить здание приблизительно на 25 кроватей, почему Антоном Николаевичем и был пожертвован капиталь в 237.634 руб. 98 к. — 6% крестьянских обязательств, приносящих дохода в год 14.258 руб. 10 коп., то есть достаточно могущий хватить приблизительно на содержание 25 кроватей. При составлении же проекта здания было решено помещение больницы увеличить вдвое, т.е. до 50 кроватей, причём лично Антоном Николаевичем было сделано словесное распоряжение мне, как ближайшему исполнителю воли покойного по сооружению здания больничного, чтобы в больницу принималось до 25 человек бесплатных больных, свободным же остальным места могут быть занимаемы платными больными» (Цитируется по книге: Антон Николаевич Шихобалов. М., 1912. с.90-91).

Бесплатным лечением в Шихобаловской больнице пользовались преимущественно бедные жители Самары. За годы советской власти самарцы привыкли к бесплатной медицине. Но в начале XX века решение А.Н. Шихобалова об отсутствии платы за лечение на части коек было во многом революционным. Частные больницы в Самаре были редки, а в земской и государственных со многих больных взимали плату.

Хотя число бесплатных кроватей в Шихобаловской больнице, согласно воле Антона Николаевича, ограничивалось 25, но в действительности их число больных постоянно превышало число платных, как и число проведенных ими в больнице дней и среднее число занятых коек. Так, с 1 ноября 1908 года по 1 ноября 1909 года из 505 коечных больных 317 или 62,7% пользовались бесплатным лечением; платных больных было 188 или 37,3%. Из 9458 дней, проведенных больными обеих категорий, бесплатные больные провели 6564 дня, или 69,4%; платные же — 2894 дня или 30,6%. Среднее годовое число ежедневно занятых коек — 27,1; из них было занято платно 8,2 и бесплатно — 18,8. Данные пользования бесплатной койкой в Шихобаловской больнице весьма внушительны, особенно если принять во внимание, что среднее пребывание больных в земских больницах обыкновенно не превышало 15 дней.

«Принцип бесплатности лечения в городской имени А.Н. Шихобалова больнице — говорится в «Отчёте», — всегда превалирует более чем в два раза; каждый бесплатный больной лежит на своей койке в среднем более платного на 3—4 дня, и это ведет к тому, что платная кровать освобождается раньше бесплатной» (Цитируется по книге: Антон Николаевич Шихобалов. М., 1912. с.92).

 

Создатели и продолжатели

По желанию А.Н. Шихобалова больница после его смерти пожизненно передавалась городу. Но городская дума при жизни его наследниц и дочерей Марии Сурошниковой и Екатерины Курлиной, получая проценты с капитала, оставленного Шихобаловым для обеспечения больницы, передавала их попечительницам, заведующим хозяйственной частью больницы. Эта воля учредителя выражена в «Пояснительной Записке» В.М. Сурошникова, приложенной к «Отчету о деятельности городской больницы имени Антона Николаевича Шихобалова в Самаре за время с 1 ноября 1908 года по 1 ноября 1909 года». Наследницы и муж одной из них В.М. Сурошников, и достроили больницу, когда Антон Николаевич скончался, немного не дожив до завершения строительства.

Первым медиком-заведующим больницей с 1908 года и старшим ее врачом стал доктор медицины, специалист по внутренним и хирургическим болезням, Евгений Исидорович Голишевский. Ему помогал доктор-ординатор, акушер и гинеколог Николай Матвеевич Воронцов (бывший также секретарем общества врачей Самарской губернии) (ЦГАСО, Р-158, оп. 18, д. 21, л. 11).

Работали в больнице и консультанты — психиатры Владимир Николаевич Хардин и Б.3. Балицкий, офтальмолог Иван Егорович Марков и отоларинголог Иван Юлианович Шмурло. Консультанты не получали содержания или платы с больных. Как специалисты, они были заинтересованы в наблюдении за больными. Шихобаловская больница служила для них клиникой.

Исходя из того, что три врача были из больницы при Самарской общине сестер милосердия имени Ея Императорского Высочества Великой Княжны Ольги Николаевны, можно предположить, что Е.И. Голишевский, приглашённый в Шихобаловскую больницу, увлек за собой ряд своих коллег.

Кроме двух врачей и четверых консультантов, штат больницы включал двух фельдшериц-акушерок, фельдшера, надзирателей, восемь служителей и служительниц.

Годовщина открытия Шихобаловской больницы 1 ноября 1909 года, отмеченная по инициативе городского самоуправления, стала праздником. Самарская городская дума в благодарность Антону Николаевичу за открытые им в Самаре различные богоугодные и просветительные заведения и учреждения и за его общественную деятельность на благо родного города, постановила поставить Шихобалову памятник в садике перед больницей его имени. Темно-бронзовый бюст на высоком гранитном пьедестале по заказу В.М. Сурошникова был выполнен в 1909 году известным скульптором — академиком И. Гинцбургом. На постаменте золотыми буками была высечена надпись: «Почётному гражданину Самары, Коммерции Советнику Антону Николаевичу Шихобалову, благодарное городское общество. 1 ноября 1909 г.». Пьедестал для бюста поставили в больничном садике, перед фасадом главного корпуса (рис. 10-12).

Местная печать («Голос Самары», «Волжское Слово», (Городской Вестник» и «Самарские Губернские Ведомости») заранее отметила предстоящее празднество.

День празднования годовщины пришелся на воскресенье. К 11 часам утра 1-го ноября, после обедни, к Покровскому садику и зданию больницы потянулись массы публики, пришедшей посмотреть на торжество. В больничном садике, закрытый покрывалом и роскошно декорированный тропическими растениями, возвышался бюст Антона Николаевича. По фасаду главного корпуса, обращённого к бюсту, и по всему садику развевались национальные флаги.

К 12 часов дня вся сторона улицы напротив главного корпуса и проезд между Покровским сквером и больничным садиком, ведущий к Покровской церкви, были запружены публикой, подходившей и подъезжавшей в экипажах и на автомобилях. В больничный садик допустили лишь родственников, представителей интеллигенции, гласных думы, друзей, почитателей и бывших служащих Антона Николаевича, питомцев учреждённого им Колокольцовского сельского приюта и журналистов.

В большом зале главного корпуса отслужили молебен, затем в самом садике совершили литургию. Открытие бюста состоялось в присутствии управляющего губернией вице-губернатора Р.Э. фон Витте и городского головы Д.К. Мясникова.

«День быль морозный, ясный, с едва заметным слоем первого снега… Когда городской голова снял покрывало, - в прозрачном воздухе, на бело-розовом фоне главного корпуса, рельефно обрисовался массивный тёмно-бронзовый бюст Антона Николаевича… Высоко над головами тысячной толпы поднялась типичная фигура Антона Николаевича, с крупными чертами лица» (Цитируется по книге: Антон Николаевич Шихобалов. М., 1912. с.98).

На пьедестал бюста возложили венки от семейства В.М. Сурошникова, от Самарской городской думы с надписью: «Почётному Гражданину города Самары А.Н. Шихобалову», от служащих покойного и от воспитанников учреждённого им профессионального приюта — школы для крестьянских сирот в селе Колокольцовке Николаевского уезда Самарской губернии.

 

На улице Шихобаловской

Городская дума не ограничилась постановкой бюста Антону Николаевичу, решив увековечить память о нём еще и другим способом.

На заседании Самарской городской думы 4 ноября 1909 года гласные единодушно постановили переименовать Сокольничью улицу, на которой Антон Николаевич построил больницу и Покровский собор, в Шихобаловскую.

«До сих пор такой чести в России удостаивались только выдающееся общественные, государственные и литературные деятели, послужившие трудами своими на пользу страны или местного края. Самара, дав для Антона Николаевича одной из своих улиц, темь самым поставила его заслуги перед обществом в один ряд с трудами выдающихся местных деятелей» (Цитируется по книге: Антон Николаевич Шихобалов. М., 1912. с.99) (рис. 13).

В индустриальную революцию 1917—1929 годов и позже её не раз переименовывали. Наверное, есть смысл возвратить улице её старое название, увековечив таким образом имя Антона Николаевича Шихобалова. Современники Шихобалова мечтали: «Грядущие поколения, надо надеяться, будут относиться к истории своей родины и её замечательных людей гораздо вдумчивее, чем мы относимся теперь. Произнося название улицы, или видя бронзовый бюст человека с открытым умным лицом, — разве грядущие поколения самарцев не спросят: да кто же быль этот человек?..

Постановка бюста Антона Николаевича и переименование Сокольничьей улицы — одной из бойких и демократических по составу своего населения — в Шихобаловскую, несомненно, послужит для грядущих поколений Самары стимулом к уяснению действительного значения жизни этого замечательного человека и гражданина» (Цитируется по книге: Антон Николаевич Шихобалов. М., 1912. с.74).

Хотелось бы соответствовать нравственным представлениям своих дальних предков о нас.

Глеб АЛЕКСУШИН.

 

Литература

Алабин П.В. Трёхвековая годовщина города Самары. Самара, губернская типография, 1887 год.

Алексушин Г.В. Во главе Самары. Самара, Самар. Дом печати, 1999, 368 с.

Алексушин Г.В. Летопись областной клинической. Самара, 2000 год.

Антон Николаевич Шихобалов. М., 1912.

Ерофеев В.В., Чубачкин Е.А., Шейфер М.С. Томашев колок: очерки и документы по истории Самарской психиатрической больницы. Самара, ООО «Издательство Ас Гард», 2013 год, 700 с.

Завальный А.Н. Самара во все времена: 1000 невыдуманных историй. Самара, издательский дом «Раритет», 2008 год. 416 с.

Здравоохранению Самарской области 80 лет. Справочно-библиографическое издание. Под ред. Р.А. Галкина. Самара, 1998 год.

Казарин В.Н. Возрождённые имена. Самара, изд-во «Книга», 2004. 240 с.

Кандауров С.П., Курятников В.Н. Малая родина большого города. Самара, 1996 год.

Самарское купечество: вехи истории [Е.П. Баринова, К.М. Макитрин, Н.Ф. Тагирова и др.]. Под общ. Ред. Е.П. Бариновой. 2-е изд. Самара, изд-во «Самарский университет», 2008. 270 с.

Сапожникова И.В. Архитектурная энциклопедия губернского города Самара. Самара. Издательский дом «Агни». 2008. 272 с., илл.

Шерешевский Г.М. 1991. Начало самарской медицины. – В сб. «Самарский краевед». Историко-краеведческий сборник. Ч. 1. (Сост. А.Н. Завальный). Самара. Кн. изд-во, стр. 46-60.


Просмотров: 67


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Отправляя данные через форму, Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности


    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара