При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Гулял по Волге Стенька Разин

Гулял по Волге Стенька Разин

Об этом удалом бунтаре, предводителе мятежных казаков, мы все знаем не только по школьному курсу истории, но также по знаменитой песне «Из-за острова на стрежень», текст которой был написан самарским фольклористом и поэтом Дмитрием Садовниковым в 1872 году. И это не единственное звено, которое связывает наш город с легендарным народным героем. Оказывается, в 1670-1671 годах власть в Самаре в течение 10 месяцев принадлежала не царским наместникам, а выборным атаманам, сподвижникам Степана Разина.

Месть за брата

Он родился около 1630 года в станице Зимовейской на Дону (рис. 1).

Здесь есть одно историческое совпадение: именно здесь ровно через сто лет появился на свет и другой легендарный атаман - Емельян Пугачев. Под названием Пугачевская эта станица существует и по сей день, и относится она к Волгоградской области. Что же касается Степана Разина, то впоследствии он привлек к себе огромное внимание и современников, и потомков, став героем фольклора, действующим лицом художественных произведений и научных трудов не только в России, но и за рубежом.

А первые упоминания об этой личности в исторических документах датируются 1661 годом, когда в хрониках казачьих походов на Крымское ханство и Османскую империю неоднократно отмечалась доблесть троих братьев Разиных – Ивана, Степана и Фрола. В 1662 году Степан, средний из них, был избран верховным атаманом. Его братья в это время тоже стали видными людьми, хотя и занимали места ниже Степана по казачьей иерархии.

В ходе битвы с турками в 1662 году при Молочных Водах на Крымском перешейке казаки одержали победу и вернулись на Дон с богатыми трофеями. Однако в 1665 году произошел серьезный конфликт, когда царский воевода князь Юрий Долгоруков повесил старшего брата Ивана за его самовольный уходна Дон во время войны с Речью Посполитой. Это событие в сочетании с усиливавшимися попытками лишить казачество завоеванных вольностей не могло не оказать огромного воздействия на свободолюбивого Степана Разина.

Именно это событие стало поворотным во всей дальнейшей жизни атамана. На ближайшем кругу он заявил, что будет мстить лично Долгорукову и всей московской власти в целом, а также собирается добиться вольной и благополучной жизни для всех казаков, находившихся под его началом (рис. 2, 3).

   

С этого времени неприязнь Разина к московскому правительству перешло в открытую войну против царского режима. Тем самым с 1667 года весь волжский путь в Персию из-за действий взбунтовавшихся казаков оказался блокированным, что в это время больше всего волновало вовсе не русские власти, а европейские торговые представительства в Москве, теряющих огромные прибыли (рис. 4).

В том же году многотысячное казацкое войско под предводительством Разина отправилось в поход сначала на Нижнюю Волгу и на Яик, а затем на персидские города на Каспийском побережье. В отечественной истории это плавание получило название «поход за зипунами». Как раз в это время, скорее всего, и произошел тот печально известный эпизод с персидской княжной, о котором рассказывается в песне «Из-за острова на стрежень».

Во время похода по персидскому побережью Каспия казаки разграбили городок Астрабад, где перерезали всех мужчин, а более 800 молодых девушек и женщин увели с собой. Из их числа Разин и его приближенные отобрали около полусотни самых красивых наложниц, а остальные несчастные после общей трехнедельной оргии все были уничтожены. Впрочем, Разин не жалел даже понравившихся ему девушек, что и было отражено в известной песне (рис. 5).

В 1668-1669 годах казаки Разина в основном занимались лишь грабежом царских и иностранных судов на Нижней Волге, но с весны 1670 года их действия уже приобрели характер открытого восстания. Атаман рассылал по городам агитационные листовки, которые в те времена именовались «прелестными письмами» (от слова «прельщать»). В них восставшие от имени Разина призывали простых горожан не платить больше грабительские налоги в царскую казну, перебить опостылевших им градоуправителей, а затем перейти на службу атаману. При этом Разин не собирался (по крайней мере, на словах) свергать царя Алексея Михайловича, однако объявил себя врагом всей официальной власти — воевод, дьяков, представителей церкви, обвинив их в «измене» царю (рис. 6).

 

Во всех занятых разинцами городах и крепостях убивали или изгоняли представителей центральной власти, взамен которой вводилось казачье градоустройство. Разумеется, вожаками здесь становились не сам Разин и его казаки, а местные бунтари и неформальные лидеры, что произошло, в частности, и в Самарском крае.

Мятежный град Самара

Согласно архивным документам, в окрестностях Самары отряды Степана Разина впервые появились 31 мая 1670 года. В то время на месте нашего города еще стояла крепость, обнесенной высоким частоколом со сторожевыми башнями на углах. Внутри нее держал оборону небольшой гарнизон во главе с воеводой Иваном Алфимовым, которому подчинялись около 100 конных и 200 пеших стрельцов, а также нескольких пушкарей. Под стенами крепости находились посадские и крестьянские дворы, торговые лавки и базар (рис. 7).

Захватив слободу, мятежники начали штурм крепости. Были сожжены две сторожевые башни, но прорваться внутрь повстанцы так и не смогли, после чего вынуждены были отступить вниз по Волге. Об этом в донесениях в Москву сказано так: «И как де вор Стенька к Самаре пришел, и его де грацкие люди в город не пустили, и он де вор Стенька, пограбя на кабаке на посаде вино, побежал на низ, а под Самарою де не мешкал ни часа».

Новые отряды Разина стали подходить к Самаре 26 августа. К этому времени сделали свое дело упомянутые выше «прелестные письма», и настроения в городе резко повернулись в сторону повстанцев. Казачьи войска к стенам Самары прибывали сюда в течение трех дней, и поэтому 28 августа, когда разинцы начали решительный штурм, жители крепости подняли восстание, открыли ворота и встретили мятежников как дорогих гостей - хлебом-солью и колокольным звоном (рис. 8).

Самарский воевода Алфимов, несколько дворян и подьячих были схвачены и «посажены в воду», то есть утоплены. На сторону восставших вместе со своими отрядами перешли также оба стрелецких сотника - Михаил Хомутов и Алексей Торшилов. Уже через день крепостью стал управлять местный посадский житель Игнат Говорухин, а военными силами - выборный атаман Иван Константинов, которые объявили всем вольную и освободили население от податей.

После успешного взятия Самары разинцы пошли на Симбирск, намереваясь следом за ним штурмовать также Казань и Нижний Новгород. В это плавание добровольно отправились 50 пеших и 40 конных стрельцов из Самары. Однако благодаря лазутчикам о походе мятежников вверх по Волге сразу же стало известно властям. Прибывший на защиту Симбирска полковой воевода Юрий Барятинский в своем донесении царя сообщал, что он сумел опередить Разина, который «не поспел прийти с Самары. А которые передовые люди шли перед ним выше Самары, те поворотились обратно на Самару, уведав про меня… и твоих великого государя ратных людей приход» (рис. 9).

Как известно, этот поход для Разина стал роковым. Казаки в сражении с царскими войсками под Симбирском 4 октября потерпели полный разгром, а сам атаман был ранен, и с немногочисленными сподвижниками бежал вниз по Волге на Дон, где рассчитывал восстановить свою армию. В своем донесении на этот счет симбирский воевода сообщал, что «вор Стенька» с отрядом казаков проплыл мимо Самары 22 октября, остановившись затем ниже города для отдыха и пополнения припасов.

В самой же Самаре продолжали верховодить сторонники вольной жизни. Для укрепления обороны крепости сюда вскоре пришел отряд яицких казаков под начальством атамана Максима Бешеного. Вот так летом 1670 года многие приволжские города из-за разгула вольницы Степана Разина фактически выпали из-под власти Москвы, отказывалисьплатить налоги в центральную казну, и больше не присылали в столицу свои товары. Царь Алексей Михайлович был этим крайне недоволен, и своим указом повелел собрать войско, чтобы «вора Стеньку изловить, а воров холопов в Самаре, Саратове, Царицыне и Астрахани повесить».

Чтобы установить численность бунтовщиков в прибрежных городах, и узнать, какими средствами они располагают, в течение наступившей зимы сюда для разведки были засланы лазутчики. В частности, из нашего города от шпионов пришло сообщение, что «в Самаре нас распознали, держали скованными и хотели казнить, но бежать помогли верные государю люди. А всего в крепости 90 яицких, 10 донских и около 300 новоприборных (вновь прибывших – В.Е.) казаков… А всего в Самаре народу 700 человек, пять пушек, но нет пороха, и мало хлебных запасов».

Клады казачьей вольницы

В середине зимы глава мятежной Самары Игнат Говорухин был сильно обеспокоен тем, что в течение нескольких месяцев не поступало никаких известий о судьбе Степана Разина, которого город еще в августе признал верховным атаманом всей волжской вольницы. А через некоторое время в Симбирскую приказную избу от находящихся в крепости царских шпионов поступили сведения о том, что из Самары вниз по Волге был послан атаман Максим Бешеный с отрядом казаков, с целью поиска Степана Разина. Следом для связи с предводителем были отправлены и другие группы самарцев на Саратов, Царицын и Пензу, однако все они вернулись ни с чем. Лишь с наступлением весны 1671 года в город стали приходить сведения о том, что Разин схвачен правительственными войсками.

Сейчас известно, что пленение легендарного атамана произошло в результате предательства со стороны ближайшего окружения, которое посчитало его виновным в непомерных устремлениях и переоценке своих сил. В итоге 14 апреля 1671 года в донском городе Кагальник Степан Разин вместе с братом Фролом был схвачен его бывшим соратником атаманом Константином Яковлевым и выдан царским властям (рис. 10).

После допросов и пыток предводитель мятежников 6 июня был четвертован в Москве
на Лобном месте (рис. 11).

Затем правительство начало жестокие расправы на местах и с остальными повстанцами. За год около 100 тысяч из них было казнено, многие посажены на кол. В течение всего лета 1671 года по Волге плыли плоты с виселицами - в назидание бунтовщикам (рис. 12).

Несмотря на это, ближайшие сподвижники Разина отказывались верить в смерть своего атамана, и продолжали воевать с верховной властью. Уже после пленения предводителя вольницы в Самару из Астрахани прибыл большой отряд под начальством атамана Федора Шелудяка, который соединился со стоявшими здесь казаками Ивана Константинова и двинулся на взятие Симбирска. С ними пошли и около сотни самарских жителей. Но и в этом бою под Симбирском повстанцы также потерпели поражение, а оба атамана с остатками своих отрядов бежали обратно в Самару. Но они не знали, что 27 июня в город без боя вошли правительственные войска, которые здесь схватили Говорухина и еще нескольких близких ему людей. Попался в засаду и вернувший в город Иван Константинов, но Федору Шелудяку с несколькими казаками на струге удалось уйти от погони. Только в 1672 году он был схвачен в Астрахани и впоследствии казнен. Впоследствии его именем была названа одна из вершин в Жигулевских горах (рис. 13).

Что касается крепости Самары, то ее население после поражения восстания вынуждено было принести государю повинную и в течение нескольких лет платить громадную пошлину в царскую казну. Самарским воеводой тогда же был поставлен стольник Вавил Эверлаков, о котором в указе о его назначении говорилось так: «Печатных пошлин с него не взято, потому что он послан на воеводство неволею». Тем же летом были казнены Константинов, Говорухин и некоторые другие предводители мятежной Самары, а еще более сотни горожан сосланы в Холмогоры на вечное поселение.

После похождений Стеньки Разина по Волге в народе о нем сложили многочисленные легенды. Самые распространенные из них рассказывают о кладах, которые либо сам атаман, либо его казаки якобы закопали где-то в Жигулевских горах. И поныне на Самарской Луке насчитывается не менее пяти пещер, носящих имя Степана Разина: у сел Малая Рязань и Шелехметь, у подножия Молодецкого и Усинского курганов, а также на горе Печора, что стоит на берегу реки Усы. За сотни лет сокровища Разина в этих местах пытались найти десятки кладоискателей, в том числе и владельцы Самарской Луки Орловы-Давыдовы, однако удача по сей день так никому и не улыбнулась.

Еще нужно отметить, что в течение нескольких лет к народному восстанию Степана Разина было приковано внимание всей Европы, поскольку от ее исхода зависела судьба важнейших торговых путей по Волге, связывавших западные государства с Персией.

Статьи и даже книги о казацком мятеже и о его предводителе еще до окончания бунта появились в Англии, Нидерландах, Германии и других странах, которые часто были фантастическими в своих подробностях, особенно касательно «русской дикости». Затем многие иностранцы стали свидетелями прибытия пленного Разина в Москву и его казни, поскольку правительство Алексея Михайловича было в этом сильно заинтересовано и всячески стремилось уверить Европу в окончательной победе над восставшими.

Интересно, что Степан Разин, по-видимому, стал первым русским человеком, о котором на Западе была защищена диссертация на звание магистра истории. Это событие состоялось 29 июня 1674 года в Виттенбергском университете (Германия). Автором научного труда о казацком атамане стал Иоганн, работа которого в XVII—XVIII веках неоднократно переиздавалась в разных странах (рис. 14).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара