При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Возвращение Самары

Возвращение Самары

В 1991 году наш город вновь обрел свое историческое название

Советский государственный и партийный деятель Валериан Куйбышев скончался в Москве 25 января 1935 года (рис. 1).

Еще через два дня было опубликовано постановление ВЦИК СССР о переименовании города Самары в Куйбышев, а Средневолжского края – в Куйбышевский. Лишь в 1991 году Самара вернула обратно свое исконное имя, пробыв городом Куйбышевом более полувека. При этом по какой-то прихоти истории и смерть человека, фамилия которого в 1935 году в одночасье заменила слово «Самара», и новое обретение городом прежнего названия произошло в один и тот же день - 25 января, только с промежутком в 56 лет.

Лакировка истории

В официальных сообщениях 1935 года говорилось, что переименование Самары было проведено «по многочисленным просьбам трудящихся». В доказательство этого уже на следующее утро после смерти Куйбышева по распоряжению обкома ВКП (б) на многих городских предприятиях и в учреждениях прошли спешно собранные траурные митинги, которые в итоге и дали возможность партийному руководству области телеграфировать в Москву «о требовании простых людей переименовать наш город» (рис. 2, 3).

Однако партийно-советские чиновники откровенно лукавили. На самом деле народная молва в 1935 году не только не поддерживала это официальное решение, но наоборот – была резко против того, чтобы родную для всех Самару неизвестно почему вдруг стали именовать непонятным и даже неблагозвучным названием Куйбышев. В народе даже стали сочинять анекдоты с нецензурным словом из трех букв, в которых обыгрывалась его фамилия.

К тому же о каких-то особых заслугах этого человека перед Самарой горожане тогда просто не знали. Лишь старые большевики, когда-то работавшие вместе с Валерианом Куйбышевым, вспомнили, что во время гражданской войны он действительно некоторое время руководил городом, и потом позорно сдал Самару чешским интервентам (рис. 4).

Но рассказывать об этом в 30-е годы было опасно, поскольку излишне смелые рассказчики могли весь остаток жизни провести где-нибудь на Колыме.

Чтобы «исправить» образ Куйбышева и сделать из него «кристально честного ленинца», в конце 30-х годов через «Политиздат» большими тиражами выпустили в свет несколько литературно-исторических сборников, куда вошли хорошо отредактированные воспоминания людей, многие из которых к подлинной биографии Валериана Куйбышева имели весьма отдаленное отношение.

Такое «мифологическое творчество» советской пропаганды оказалось вполне успешным. Вскоре в глазах широкой общественности этот деятель на долгие годы стал почти единственным большевиком, который в 1917 году установил советскую власть в Самаре, а затем после временных неудач снова выбил отсюда превосходящие полчища белогвардейцев. И потому присвоение Самаре имени Куйбышева уже стало выглядеть вполне закономерным явлением.

 

Старики-правдоискатели

О подлинных заслугах Валериана Куйбышева перед Самарой общественность во весь голос смогла заговорить вовсе не в перестроечные времена, как это иногда считают, а гораздо раньше – еще в период «хрущевской оттепели». В 1959 году в Куйбышевский областной комитет КПСС поступило письмо от большой группы ветеранов партии, в числе которых были Герой Советского Союза, генерал-майор Иван Конев (рис. 5),

писатель и краевед Федор Попов (рис. 6),

члены КПСС с 1904 года Яков Брук и Евгений Картуков, и многие другие.

В письме шла речь «об исправлении некоторых ошибок, допущенных в прошлом в деле увековечивания памяти отдельных деятелей партии и государства». Перечисленные выше заслуженные люди ставили перед партийными органами вопрос (раньше об этом страшно было даже подумать!) о возвращении городу имени Самара. Мотивировали они свое предложение вполне в духе того времени: «Этим переименованием затушевывается, умаляется роль и значение Владимира Ильича Ленина, его деятельности в Самаре… Ленин жил не в Куйбышеве, а в Самаре… Нужно сделать так, чтобы название города, где начинал свою деятельность Ленин, оставалось за нашим городом и впредь».

Однако обком КПСС оставил это письмо ветеранов безо всякого внимания. Вскоре его отправили в партийный архив (ныне Самарский областной архив социально-политической истории), где письмо через много лет обнаружили исследователи.

Но наибольший подъем движения за возвращение исторических названий в СССР пришелся на начало 60-х годов. Тогда из мавзолея на Красной площади вынесли тело Сталина, город Сталинград был переименован в Волгоград, и по всей стране одну за другой стали убирать скульптуры «вождя всех народов».

Воодушевленные этими переменами, те же неугомонные старики направили по разным адресам еще несколько писем о переименовании города Куйбышева обратно в Самару, в том числе в ЦК КПСС, в другие высшие инстанции, а также в редакции центральных СМИ. Одно из них пришло в «Литературную газету», главный редактор которой Александр Чаковский (рис. 7)

увидел в послании ветеранов новую общественную тенденцию, и вскоре опубликовал их письмо на страницах своего издания. А затем оно прозвучало на всю страну в передаче, в которой журналист первого канала делал телевизионный обзор периодической печати, включив в него также и письма читателей, помещенные в «Литературке».

Реакция партийных властей была молниеносной. По поводу «нежелательной публикации» Чаковский имел неприятный разговор в ЦК КПСС, а телевизионных журналистов, готовивших тот самый обзор печати, просто уволили с канала. «Хрущевская оттепель» закончилась, и новому руководству страны хотелось стабильности во всех сферах жизни, в том числе и в идеологии.

Однако голос общественности по поводу возвращения городу Самаре его прежнего названия даже в брежневские времена хотя и редко, но все же продолжал звучать. Одно из таких писем в 1978 году пришло из нашего города на имя главного идеолога партии, секретаря ЦК КПСС Михаила Суслова (рис. 8).

Теперь обращение подписала уже другая группа ветеранов -  Александра Салманова (член КПСС с 1917 года), Иван Галкин (с 1918 года), Михаил Рутес (с 1925 года), и еще семь человек. А поводом для их послания стал вышедший незадолго до того в «Воениздате» биографический роман о Валериане Куйбышеве под заголовком «С открытым забралом» (автор – Михаил Колесников). Ныне этот документ хранится в Государственном архиве Самарской области (ГАСО).

Авторы письма не церемонились: они обвинили автора романа ни много ни мало как в «искажении истории партии» и в «принижении роли Ленина». По мнению старых большевиков, книга является «вульгарным, детективно-лубочным произведением… бесцеремонно извращает реальные события, клевещет на участников революционной борьбы в Самаре». Вывод старых большевиков однозначен: Куйбышев не был достоин того, чтобы его имя присваивать древнему русскому городу, и потому нужно немедленно вернуть Самаре ее прежнее название, а также прекратить всякую лакировку истории.

Разумеется, сам т. Суслов не стал отвечать авторам жалобы. Из Главного политуправление Министерства обороны СССР старички-правдоискатели получили стандартную отписку: мол, в романе действительно имеются отдельные недостатки, на которые автору указано. В следующем издании, пообещали чиновники политуправления, ошибки обязательно будут исправлены. О возвращении городу его исторического имени в официальном ответе, конечно же, не было сказано ни слова.

 

«Раз, два, три – работает…»

Только в перестроечные времена одинокие капельки-письма в поддержку исторической справедливости наконец-то слились в бурный поток (рис. 9-13).

В 1989 году группой активистов был образован общественный комитет «Самара», который поставил перед собой задачу довести процедуру возвращения городу его прежнего имени до логического, и, самое главное - до юридического конца. Возглавил комитет писатель Андрей Павлов, а еще в его состав вошли профессор госуниверситета Петр Кабытов, главный библиотекарь областной библиотеки Александр Завальный, заведующий отделом культуры газеты «Волжская заря» Владислав Князев, директор библиотеки политической книги Людмила Кузьмина,  и ряд других известных и не очень общественных деятелей – всего 12 человек.

Возвращали имя городу в несколько этапов. В течение года комитет собрал более 65 тысяч подписей горожан, которые в дальнейшем хотели быть самарцами, но никак не куйбышевцами. Несколько мешков с подписными листами были переданы в городской совет, среди депутатов которого образовалась собственная инициативная группа – Виталий Добрусин, Юрий Шишелов, Михаил Кожухов и другие, которая горячо поддержала идею комитета. На городском уровне 13 сентября 1990 года решение о переименовании Куйбышева в Самару прошло достаточно легко, а вот в областном совете, как это вскоре выяснилось, почти все депутаты были против такого шага.

Выдвигались разные причины против переименования. Одни говорили, что большинство нынешних жителей Куйбышева родились в городе именно с таким названием, и потому нового (или хорошо забытого старого) имени они не захотят. У других депутатов прежнее название города вызывало в памяти лишь образы древней, патриархальной, безграмотной Самары. Только при советской власти, говорили такие депутаты, наш город смог стать крупным индустриальным центром страны с театрами, институтами и научными учреждениями. Была и третья группа противников переименования, которая выдвинула чисто экономическую причину: мол, если вернуть городу прежнее название, то сотням ведомств, предприятий и организаций придется менять свои вывески и документацию, а это повлечет за собой многомиллионные расходы. В трудной экономической ситуации конца 80-х годов такой аргумент выглядел очень весомым.

На решающем заседании облсовета перед депутатами выступили тогдашний ректор госуниверситета Ленар Храмков и почетный гражданин города, директор художественного музея Аннета Басс – но все безрезультатно. Присутствующие здесь же активисты уже совсем было отчаялись, но тут на трибуну поднялся член комитета «Самара» инженер Анатолий Петров, обладавший уникальным «левитанским» голосом. По свидетельствам очевидцев, он постучал по микрофону и сказал всего лишь несколько слов: «Раз, два, три – работает… Товарищи, я думаю, настало время вернуть нашему городу историческое имя Самара. Прошу проголосовать».

И тут в зале на несколько секунд повисла гробовая тишина. Проголосовали депутаты очень быстро – и, как тут же выяснилось, ими было принято единогласное решение о переименовании города. Никто даже и не понял, почему так произошло – ведь еще десять минут назад здесь и слушать не хотели об этом кардинальном шаге.

Мешки с подписными листами вместе с решением областного Совета вскоре после этого были отправлены в Москву. А 25 января 1991 года, как известно, Президент Российской Федерации Борис Ельцин подписал Указ о переименовании города Куйбышева в Самару (рис. 14).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара