При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Самарские меценаты

Самарские меценаты

Благотворительность всегда была в почете у самарского купечества

Вот что писал о местных купцах в 1908 году журнал «Исторический вестник»: «В Самаре все купят, за всякий товар расплатятся наличными. Капиталисты в Самаре - не то, что в Симбирске и Казани, 100-тысячников здесь зовут «среднячками», вследствие наличности многих миллионеров…» Однако при всем этом самарские купцы качественно отличались от постсоветских «новых русских» - в их среде в почете была благотворительность.

«Слово твердое, купеческое…»

Согласно Манифесту Екатерины II (рис. 1) от 13 марта 1775 года в России официально был выделено купеческое сословие. До этого купцом мог именовать себя каждый, кто занимался торговлей или даже транспортировкой товаров, мелким и средним производством, одалживанием денег под проценты (ссудой) и так далее. Лишь после вступления в силу высочайшего манифеста императрицы в стране был положен конец этим разногласиям. Отныне купцами стали считаться лишь те предприниматели, которые официально состояли членами соответствующих гильдий и имели жалованную грамоту на право заниматься такой деятельностью. Все остальные торговцы и прочие дельцы, которым купеческие гильдии по тем или иным причинам отказали в приеме в свою среду, с того времени стали именоваться мещанами.

   

К двадцатым годам XIX века годам Самара оказалась в самом центре огромного региона, специализирующегося на торговом земледелии (рис. 2, 3). На этом бизнесе самарское купечество быстро богатело. Если в 1851 году в нашем городе не было ни одного купца первой гильдии, и только 18 относились ко второй, то уже в 1886 году у нас было 30 первогильдийных купцов и 464 купца второй гильдии.

Одна из основных черт русского предпринимательства XIX столетия – строгое следование этическим нормам, писаным и неписаным законам купеческого сообщества. В то время такое поведение было попросту экономически выгодным: ведь все знали, что с нарушителем внутригильдийских правил никто из коллег в дальнейшем не будет иметь никаких дел, и в итоге виновный быстро разорится. Помните, как в фильме «Жестокий романс» купец Вожеватов говорит главной героине в ответ на просьбу увезти ее в Париж: «Я не могу… Я слово дал, твердое, купеческое, понимаешь?» Это одно из главных отличий предпринимателей того времени от лихих бизнесменов постсоветского пространства 90-х годов ХХ века, когда «кинуть» партнера по сделке считалось не только не зазорным, но даже чем-то вроде купеческой доблести…

И было еще одно неписаное правило русского купечество того времени – занятие благотворительной деятельностью. Считалось, что чем более крупным капиталом владеет член гильдии, тем большую сумму он может выложить на поддержку неимущих, на строительство и ремонт школ, больниц и богоугодных заведений, на поддержку социальных проектов и тому подобное. И неспроста в историю России вошли имена наиболее крупных меценатов из купеческой среды, которые внесли громадный вклад в развитие культуры, искусства, образования и науки нашей страны – например, П.М. Третьяков, С.Т. Морозов, С.И. Мамонтов, И.Д. Сытин, С.И. Щукин и многие другие.

Для процветания Самары

Практически все храмы в нашем городе в XIX – начале ХХ века были построены при финансовом участии состоятельных купцов (рис. 4). До сих пор в Самаре стоят корпуса больниц, построенных для нужд города И.М. Плешановым (рис. 5),

А.Н. Шихобаловым (рис. 6)

и Л.С. Аржановым (рис. 7),

жилые здания М.Д. Челышева (рис. 8),

богадельни И.В. Константинова (рис. 9),

Я.Г. и И.Я. Соколовых (рис. 10),

бесплатный ночлежный приют Д.В. Кирилова (рис. 11).

Также широко известен тот факт, что купец Е.Н. Шихобалов (рис. 12)

внес огромный вклад в возведение знаменитого кафедрального собора в Самаре, на месте которого ныне раскинулась площадь имени В.В. Куйбышева. Строительство началось в 1869 году, а следующей весной на Шихобалова «была возложена должность казначея и распорядителя постройки, как опытного в строительной части и пользующегося доверием граждан». В августе 1871 года место сооружения собора посетил прибывший в Самару с многочисленной свитой император Александр II (рис. 13).

Государь остался доволен ходом строительства, удостоил Шихобалова небольшой беседой и даже лично положил в стену будущего храма специально приготовленный по этому случаю камень. После этого Шихобалов на правах личного знакомого императора смог добиться значительных финансовых поступлений из казны на возведение «объекта века». Однако до конца всех запланированных работ меценату дожить было не суждено: 7 октября 1888 года он скоропостижно скончался. Строительство кафедрального собора завершил его брат – А.Н. Шихобалов (рис. 14).

В общей сложности его возведение продолжалось 25 лет, и освящение грандиозного храма состоялось лишь в 1894 году. Общая сметная стоимость работ в ценах того времени превысила 1 миллион рублей. Как считают эксперты, около четверти этих средств сюда вложили братья Шихобаловы.

Не менее известными меценатами в нашем городе были и представители многочисленного купеческого рода Курлиных (рис. 15), потомственных почетных граждан Самары. Так, братья Константин Иванович и Георгий Иванович Курлины совместно построили кумысолечебницу на реке Самаре неподалеку от станицы Сорочинской, а также открыли в городе салотопенное и хлебное производство. Кроме того, Константин неоднократно избирался казначеем Самарского отделения попечительства императрицы Марии Александровны о слепых. Жена Георгия Курлина, Мария Захаровна, была товарищем (заместителем) председателя Самарского общества Красного Креста, и еще попечительницей Николаевского сиротского дома и училища для слепых детей. А сын Георгия, Александр Курлин (рис. 16),

был гласным Самарской городской Думы, где отвечал за социальные учреждения. Совместно со своей женой Александрой Павловной (рис. 17)

он в начале ХХ века занялся строительством одного из первых в Самаре здания в стиле модерн. Ныне это здание на углу улиц Фрунзе и Красноармейской, известное как «особняк Курлиной», занимает один из отделов Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.И. Алабина.

Отцы водопровода и канализации

Самарское купечество, так же, как московское и санкт-петербургское, в конце XIX – начале ХХ веков по-настоящему заботилось об улучшении качества жизни в родном городе. В частности, наши предприниматели внесли огромный финансовый вклад в строительство городского водопровода и водозаборных сооружений. Один из крупнейших предпринимателей города М.И. Назаров (рис. 18)

в марте 1881 года был в четвертый раз избран на должность городского головы, а в декабре он объявил конкурс на лучший технический проект водоснабжения Самары. Первое место получил проект инженера Н.П. Зимина, а подряд на эту работу выиграла фирма «Торговый дом братьев Бромлей и К». Основные средства в реализацию проекта вложил сам Назаров, но ему, конечно же, помогали деньгами и многие другие самарские купцы.

Подписание акта о сдаче самарского водопровода в эксплуатацию состоялась 1 января 1887 года. Тогда подобное сооружение было лишь третьим в стране, после Москвы и Санкт-Петербурга. Специалисты считают, что построенный водопровод принес купцам громадную прибыль, целиком окупившись уже через несколько лет (рис. 19). 

Но для города его значение оказалось еще больше – хотя бы потому, что в Самаре после завершения строительства прекратились катастрофические пожары, из-за которых раньше выгорали даже не кварталы, а целые районы города.

Похожая ситуация складывалась в Самаре в 1911-1916 годах, когда шло строительство первой очереди городской канализации. Это выглядит удивительно, но в течение 20 лет после ввода в эксплуатацию водопровода в нашем городе отсутствовала система сброса сточных вод. Лишь в 1906 году городская Дума наконец-то соизволила вынести на обсуждение вопрос о строительстве в Самаре современной системы канализации. Подготовка проекта была поручена инженеру В.Г. Линдлею, который в начале лета 1907 года представил Думе необходимые документы.

Однако бюрократические проволочки продолжались еще около двух лет, но даже после того, как в 1909 году проект был утвержден, городская исполнительная власть еще долго никак не могла найти средств на его реализацию. Лишь в 1911 года при городской Думе была создана Канализационная комиссия, которую возглавил купец В.П. Ушаков. Он вплотную занялся сбором денег на будущее строительство, и в первую очередь сам вложил в него немало личных средств. Благодаря его усилиям в мае 1912 года наконец-то началась реализация проекта Линдлея. Тогда же Ушаков был избран очередным городским головой и занимал эту должность вплоть до 1914 года. За это время в Самаре было построено свыше 35 километров основных коллекторов и трубных линий городской системы канализации.

Электричество от фон Вакано

Самарскими деловыми людьми немало было сделано и для развития промышленности города. До сих пор в Самаре мы можем видеть здания мельниц П.С. Субботина и С.Е. Ромашова, макаронной фабрики О.К. Кеницера, Жигулевского пивоваренного завода А.Ф. фон Вакано и других.

В частности, с последними из названных предпринимателей напрямую оказалось связана настоящая коммунальная революция в Самаре. Как известно, Жигулевский пивоваренный завод (рис. 20)

выдал свою первую продукцию 10 февраля 1881 года, но этой датой развитие заводских служб и территорий отнюдь не ограничилось. В течение нескольких лет владельцем предприятия А.Ф. фон Вакано (рис. 21)

был создан целый комплекс объектов коммунального хозяйства, оснащенных по последнему для того времени слову техники: паровая установка, котельная, работавшая на мазуте, и при ней - хранилище нефтепродуктов. А в конце 80-х годов при заводе построили целый жилой корпус, в котором располагались квартиры для технических специалистов и общежитие для квалифицированных рабочих (рис. 22).

Именно здесь впервые в Самаре была устроена система парового отопления, питавшаяся горячей водой от заводской котельной. С ее помощью в холодное время года отапливались и жилой корпус, и многочисленные цеха предприятия. Но высшим инженерным достижением Альфреда фон Вакано стало возведение в 1898 году заводской электростанции с первоначальной мощностью 150 киловатт (рис. 23),

которая (опять же впервые в Самаре) стала питать систему электрического освещения не только в производственных цехах, но и в квартирах заводского персонала. С указанной даты электричество от фон Вакано пришло не только на пивоваренный завод, но также в находящиеся по соседству драматический театр и Струковский сад. Здесь на аллеях были установлены невиданные в Самаре доселе электрические лампы, поглазеть на работу которых по вечерам приходили сотни зевак.

При советской власти меценатство оказалась не в почете, поскольку, как гласила официальная идеология, «благотворительные подачки унижают личность». Впрочем, в это время, в условиях «всеобщей бедности», заниматься благотворительностью могли лишь государственные организации или всемогущая коммунистическая партия.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара