При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Жаркая весна 1917 года

Жаркая весна 1917 года

Экономический кризис, охвативший Россию в результате ее участия в Первой мировой войне, тогда стал основной причиной революционных потрясений

 

В конце 1916 года экономическая ситуация в России достигла критического уровня, и главной причиной тому было участие нашей страны в Первой мировой войне. Из-за милитаризации промышленности заметно сократилось производство товаров народного потребления, в первую очередь продовольствия, что в итоге привело к быстрому росту цен и снижению уровня жизни населения, а завершилось все это отречением Николая II от престола и падением российской монархии (рис. 1).

 

Перед бурей

А ведь еще на рубеже столетий всем казалось, что для России складывается прекрасная перспектива на ее успешное развитие в течение всего ХХ века. В это время благодаря выгодной конъюнктуре мирового рынка наша страна переживала небывалый в своей истории экономический подъем. Одним из регионов, где стремительно развивалась промышленность, тогда была и Самарская губерния. Из-за высоких темпов экономического роста наш город тогда называли «русским Чикаго» (рис. 2).

Вот что в 1908 году писал о местных купцах журнал «Исторический вестник»: «В Самаре все купят, за всякий товар расплатятся наличными. Капиталисты в Самаре - не то, что в Симбирске и Казани, 100-тысячников здесь зовут «среднячками», вследствие наличности многих миллионеров…» При этом у самарских предпринимателей в почете было честное ведение сделок и забота о своих работниках. У нас в те годы поддерживался один из самых высоких в стране уровней средней заработной платы.

Однако это местное благоденствие быстро исчезло уже вскоре после начала Первой мировой войны, когда оказались разрушенными все надежды на гармоничное развитие хозяйства, науки и культуры губернии, на увеличение благосостояния ее населения. В то же время эта ситуация оказалась благоприятной для деятельности политических партий, строивших свою работу на критике действий правительства.

В советской литературе, касающейся событий в нашей стране в период экономического кризиса 1916 года, наибольшее внимание уделялось большевистскому крылу Российской социал-демократической рабочей партии, или РСДРП (б). Считалось, что именно ее подпольная деятельность стала одной из главных причин падения монархии в России в 1917 году. Однако даже сам лидер большевизма Владимир Ленин (рис. 3),

находившийся в то время в Швейцарии, впоследствии признавал, что события Февральской революции для него стали полной неожиданностью.

На самом деле наибольшей политической активностью в России в то время отличались вовсе не большевики, а партия кадетов (конституционные демократы, они же - партия народной воли), социалисты-революционеры (эсеры) и меньшевики (правое крыло РСДРП). Из других политических организаций, так или иначе проявлявших себя в 1916 году, можно назвать октябристов, анархистов, бундовцев и некоторых других. Отделения всех названных выше политических партий в 1916 году активно действовали и в Самаре. Их лидерами в это время были: у большевиков – Александр Бубнов (рис. 4),

у меньшевиков – Исидор Рамишвили (рис. 5),

у кадетов – Алихан Букейханов (рис. 6),

у эсеров – Константин Глядков (рис. 7),

у бундовцев – Лев Гинзбург.

Некоторых из этих людей можно увидеть на фотографии, обнаруженной автором этих строк в фондах Самарского областного историко-краеведческого музея имени Петра Алабина. Снимок сделан 6 марта 1916 года в здании городской управы после заседания Самарского областного комитета Всероссийского Союза городов. Поскольку многие активисты и лидеры местных отделений политических партий входили в этот комитет, они оказались запечатленными на этом уникальном фото (рис. 8).

 

Тайный визит в Самару

Лидером правого крыла партии эсеров России в 1916 году был Александр Керенский (рис. 9),

будущий глава Временного правительства. Для многих наверняка будут неожиданными его тесные связи с Самарой, однако факт остается фактом: в период с 1914 по 1916 годы Керенский более десятка раз побывал в нашем городе, и в основном с тайными визитами. Об одном из таких посещений оставил свои воспоминания известный в Самаре общественный деятель Александр Елшин, член кадетской партии. Вот некоторые выдержки из его мемуаров.

«В Самару приехали А.Ф. Керенский и Н.В. Некрасов (рис. 10)

(до 1916 года генеральный секретарь масонской ложи «Великий Восток народов России», член кадетской партии – В.Е.). Я был у них в номере - они остановились в гостинице «Националь» на углу Саратовской и Панской (теперь угол улиц Фрунзе и Ленинградской – В.Е.)… На другой день они были у меня и в разговоре пошли еще дальше - выяснилось, что речь идет о масонстве. Меня это чрезвычайно удивило, так как я полагал, что эта организация с ее ритуалами давно минувших времен уже давно не существует. Наш разговор кончился тем, что я дал согласие на вступление в масонство.

Принятие было назначено в квартире В.А. Кугушева (рис. 11)

(князь, гласный Самарской городской Думы, и в то же время - сочувствующий РСДРП – В.Е.) - Казанская улица (ныне улица Алексея Толстого – В.Е.), № 30, дом Субботина, где я неожиданно для себя встретил Алихана Букейханова. Не было никакого сомнения, что Букейханов также состоит в братстве, ибо он вначале играл роль посредника между мной и Керенским с Некрасовым… Он завязал мне глаза и предложил подождать в таком положении некоторое время и не снимать без него повязку.

Через некоторое время я услышал шаги вошедших людей, и затем голос Керенского заявил мне, что я нахожусь перед делегацией Верховного Совета братства масонов. Было задано мне несколько вопросов, и затем, стоя, я повторил за Керенским клятву… Прямо оттуда мы все пошли на пароход общества «Кавказ и Меркурий», на котором Керенский и Некрасов уехали в Саратов».

Здесь нужно отметить, что уже вскоре после приезда в наш город Керенский на тайном собрании был избран генеральным секретарем Верховного Совета масонской ложи «Великий Восток народов России», сменив на этом посту предыдущего ее руководителя Некрасова. Основное противоречие между ними заключалось в том, что масоны традиционно считали себя пацифистами, а Россия в ту пору, как известно, находилась в состоянии войны. Такое противоречие и породило в рядах русских масонов разброс и шатания. Однако Керенский смог убедить подавляющее большинство делегатов масонского конгресса, что войну следует продолжать.

После избрания на тайную должность Керенский в течение всего 1916 года стремительно усиливал свое влияние в кулуарах российской политики. Ведь в упомянутую масонскую ложу входили многие известные люди того времени, лидеры промышленники, члены Государственной Думы. Именно то значительное и незаметное для глаза постороннего обывателя воздействие на российскую верхушку, которое давало Керенскому лидерство в масонской организации, и обусловило тот необъяснимо быстрый взлет его политической карьеры.

 

Погром на Троицком рынке

Между тем экономическая и социальная напряженность в Самаре в конце 1916 года продолжала усугубляться. Острое недовольство населения продолжающейся войной и связанным с нею ростом цен 5 ноября того года вылилось в погром магазинов и прочих торговых точек, перешедшее затем в схватку с полицией и войсками, о чем рассказывают материалы Центрального Государственного архива Самарской области (ЦГАСО).

События начались утром на Троицком рынке (рис. 12).

При его открытии торговцы выставили на продажу только мясо низших сортов, а цену на него назначили как за высший сорт. Разумеется, многочисленные домохозяйки, пришедшие в это время на рынок за покупками, стали требовать хорошего товара по нормальным ценам. Торговцы отказывались, ссылаясь на то обстоятельство, что из-за роста военных и прочих налогов в стране сильно выросли затраты на производство и доставку мяса.

Уже вскоре около мясных прилавков собралась возмущенная толпа, из которой раздавались выкрики: «Для богатых любого мяса хватает, а нам дают одни объедки», «Богатым все можно, а нас считают за быдло», «Наши мужья умирают от пуль в окопах, а мы в тылу умираем с голоду». А когда раздались призывы: «Бей торгашей!», домохозяйки бросились ломать мясные лавки. К женщинам тут же присоединились мужчины и подростки.

Разгромив рынок, избив торговцев и разграбив их мясные запасы, толпа вышла на Троицкую улицу (ныне Галактионовская) и начала крошить витрины соседних магазинов. Не помогли утихомирить погромщиков и подоспевшие наряды конной полиции (рис. 13),

которые попытались было разогнать участников беспорядков с помощью плетей. Это еще больше озлобило бунтарей, и в полицейских полетели камни, палки и вообще все, что попадалось людям по руку.

В довершение всего кто-то из толпы несколько раз выстрелил из нагана в шеренгу стражей порядка, в результате чего один из городовых был ранен в руку. Эта стрельба формально развязала руки блюстителям закона, и тогда по команде полицмейстера они открыли по толпе огонь из ружей. Три человека из числа бунтовщиков были убиты на месте, и еще несколько десятков ранено. Буквально за пять минут толпа рассеялась на отдельные группы, которые продолжали кидать в полицейских камни с крыш и из подвортен. После этого начались погромы и поджоги магазинов и лавок на улице Панской (ныне Ленинградская), и тогда городская управа приняла решение ввести в Самару войска.

К полудню 5 ноября в район улиц Троицкой и Панской прибыли четыре роты солдат во главе с начальником Самарского гарнизона. Погромщиков вытесняли из торговых рядов и отлавливали по всему городу в течение нескольких часов, но лишь с наступлением темноты криминальная ситуация в Самаре немного стабилизировалась.

По данным полиции, всего в тот день, кроме Троицкого рынка, было разгромлено свыше 50 магазинов, аптек и мелких лавок. Задержано около 70 человек, но их могло быть гораздо больше, если бы не откровенная симпатия к бунтовщикам со стороны военнослужащих. Как сообщалось в полицейских отчетах, часто нижние чины одобряюще высказывались по отношению к восставшим, отказывались вытеснять толпу с рынка и даже заставили городовых отпустить немало задержанных под предлогом того, что они не виноваты, а до беспорядков их довела нищая и беспросветная жизнь.

Из уроков истории мы знаем: если в той или иной стране властная верхушка теряет доверие к себе армии и других силовых структур, то дни ее пребывания у руля государства оказываются сочтены. В ряде государств мира мы это наблюдали в последующие времена. Но никто, конечно же, не помнит, что в 1916-1917 годах то же самое происходило и в России.

 

Народного гнева никто не ждал

В конце зимы 1917 года в Петрограде начались забастовки на заводах, демонстрации (рис. 14)

и массовые беспорядки на улицах, которые, как потом оказалось, стали закатом всей огромной Российской империи. Сейчас эти события нам известны как Февральская буржуазная революция, хотя название «Февральская» в данном случае выглядит довольно условно. Ведь даже по старому летоисчислению все главные социально-политические потрясения произошли вовсе не в феврале, а в марте.

Уже было сказано, что в 1916 году в империи стала быстро нарастать общественная напряженность, обусловленная, с одной стороны, участием России в Первой мировой войне, а с другой - упорным нежеланием царского правительства реально оценить положение народа и принять кардинальные меры по улучшению его жизни. При этом положение усугублялось откровенной бесхарактерностью российского самодержца Николая II и огромным влиянием на его семью авантюриста Григория Распутина (рис. 15).

Были здесь и другие факторы, на первый взгляд, незначительные, но все они в итоге оказались той последней каплей, которая переполнила чашу терпения российского народа.

 «Точкой отсчета» для революционных событий конца зимы 1917 года ныне считается забастовка рабочих Путиловского завода, которая началась 18 февраля (по новому стилю 3 марта). Считается, что главной ее причиной были перебои в снабжении города продовольствием, в первую очередь хлебом. Бастующие повсеместно стали выдвигать политические требования, в том числе в ход пошел лозунг «Долой самодержавие!»

Уже через день к стачке путиловцев присоединилось большинство других крупных предприятий, а 23 февраля (здесь и далее все даты указаны по старому стилю) в Петрограде начались массовые выступления и грабежи на улицах. В течение нескольких дней бесчинствующие толпы громили и поджигали продовольственные и винно-водочные лавки и магазины, растаскивая из них все, что могли унести. Усилий полиции для подавления бунтов оказалось явно недостаточно, а вызвать воинские части с фронта правительство решилось с явным опозданием. К тому же в ряде районов Петрограда войска стали переходить на сторону народа, отказываясь разгонять бунтовщиков.

Происходящими в столице беспорядками первой воспользовалась самая весомая в то время российская политическая партия – кадеты (конституционные демократы, она же - партия народной воли). Ее активисты 27 февраля образовали Временный комитет Государственной Думы. Почти одновременно представители партий социалистов-революционеров (эсеров) и меньшевиков (правого крыла РСДРП) создали Петроградский совет рабочих депутатов, из-за чего в стране больше чем полугода существовало двоевластие. Из других политических организаций, заметно проявивших себя в 1917 году, можно также назвать октябристов, анархистов, бундовцев и некоторых других.

А вот со стороны партии большевиков (левое крыло РСДРП), вопреки утверждениям официальных идеологов советского времени, в период Февральской революции себя активности почти не наблюдалось. Даже для лидера партии Владимира Ульянова (Ленина) этот общественно-политический взрыв в Петрограде стал полной неожиданностью. Большевистский вождь в это время находился в швейцарской эмиграции, и обо всех бурных событиях, происходящих в России, он узнал только из газетных сообщений.

Но самым большим потрясением для монархистов стало сообщение, распространенное 2 (по новому стилю 15) марта 1917 года по телеграфу и немедленно подхваченное всеми ведущими информационными агентствами мира. В этот день император Николай II, находящийся в это время в своем поезде в районе Пскова, под давлением группы высших офицеров подписал отречение от российского престола в пользу своего младшего брата Михаила. Но и тот не стал обременять себя властью, также на другой день отказавшись от трона. Решать вопрос о форме правления и вообще дальнейшую судьбу страны Михаил представил будущему Учредительному собранию. Так завершилась эпоха царствования династии Романовых в России, продолжавшаяся немногим более трех столетий (с 1613 года).

В тот же день в Петрограде было образовано Временное правительство страны, которое возглавил депутат Государственной Думы, член фракции трудовиков Александр Керенский, которого многие аналитики уже тогда считали случайной фигурой, неожиданно для всех оказавшей на вершине российской власти. Этой точке зрения способствовала и сама недолгая карьера главы Временного правительства, который за девять с небольшим месяцев своего правления сумел наделать столько политических ошибок, что уже вскоре вполне закономерно оказался на свалке истории (рис. 16).

 

Герои подлинные и мифические

А в Самаре весной 1917 года тоже заметно активизировались отделения всех основных политических партий. В нашем городе о массовых забастовках и беспорядках в столице очень быстро узнали благодаря телеграфу. В поддержку питерских рабочих в нашем городе тоже начались стачки на ряде предприятий, а 22 февраля крупная забастовка вспыхнула на самом большом заводе – Трубочном (рис. 17).

Возникло несколько стихийных митингов на улицах, но их быстро подавила полиция.

Уличные волнения (рис. 18)

продолжались до тех пор, пока 2 марта в Самарскую городскую Думу не поступила телеграмма с потрясшим всех известием об отречении от престола Николая II. Уже 3 марта в Самаре был сформирован Самарский Комитет народной власти под председательством эсера Глядкова, который взял на себя все руководство городом. Образованный днем раньше Совет рабочих депутатов под руководством меньшевика Рамишвили сразу же признал этот комитет и делегировал в его состав нескольких своих представителей.

Названные выше люди у руля власти в Самаре оказались совсем не случайно. Все они были ставленниками главы Временного правительства России Александра Керенского, который познакомился с Рамишвили, Глядковым и с активистом партии кадетов Александром Елшиным (рис. 19)

еще в 1914 году. Тогда Керенский тайно приезжал в наш город, и с помощью этих людей создал здесь «первичную ячейку» ордена масонов.

Впоследствии Глядков о тех днях писал следующее: «За все время пребывания моего в Комитете в нем сохранялось полное, ничем не нарушаемое единство «революционного фронта»… Я долгое время даже и не знал о партийной принадлежности… таких политических деятелей, как тов. Куйбышев, Галактионов, Кабцан, Белов…»

Здесь стоит остановиться на участии в событиях Февральской революции Валериана Куйбышева (рис. 20),

имя которого наш город носил на протяжении 56 лет. Сейчас становится понятным, что роль этого большевистского деятеля в советской историографии всегда сильно преувеличивалась. Например, в книге «Великий Октябрь», вышедшей в «Политиздате» в 1987 году, о Куйбышеве написано следующее: «В марте 1917 года он вошел в состав Самарского Совета рабочих депутатов, был избран председателем президиума Совета».

На самом деле эти строки – лишь полуправда, о чем свидетельствуют ныне рассекреченные материалы Государственного архива Самарской области (ГАСО). Из них видно, что в Самару из туруханской ссылки Куйбышев вернулся 16 марта, а с 18 марта он действительно стал участвовать в заседаниях Совета рабочих депутатов. Однако в это время городом управлял отнюдь не этот орган, а Комитет народной власти. Советов же в Самаре в тот момент было несколько: кроме уже упомянутого Совета рабочих депутатов, тогда образовался еще и Совет солдатских (позже - военных) депутатов, а в конце марта - и Совет крестьянских депутатов. Все они делегировали в Комитет народной власти своих представителей, чтобы хоть в какой-то мере быть причастными к реальной власти.

При этом большевики никаких серьезных должностей в Комитете народной власти так и не получили. Например, губернским комиссаром, отвечающим за взаимоотношения с Временным правительством, был избран кадет Константин Иньков, а на должность начальника милиции был утвержден пехотный прапорщик, эсер Алексей Шиляев. Таким образом, хотя 21 марта Куйбышев и в самом деле был избран председателем президиума исполкома Совета рабочих депутатов, все равно широкие массы его почти не знали, поскольку он не имел никаких реальных полномочий. А к вершинам губернской власти этот большевистский деятель смог подняться только после Октябрьского переворота.

 

К чему приводят амбиции политиков

Решив вопрос о власти, самарская общественность весной 1917 года обратилась к другому важнейшему вопросу, который в послефевральские дни очень беспокоил большинство населения страны - к вопросу о земле. На втором губернском крестьянском съезде, проходившем в Самаре с 20 мая по 6 июня 1917 года, были приняты «Временные правила пользования землей», согласно которым все угодья передавались в распоряжение и под контроль Земельных комитетов на местах. Инициаторами разработки «Временных правил…» стали партии меньшевиков и эсеров. Таким образом, в Самарской губернии земля во владение крестьянам была передана вовсе не ленинским «Декретом о земле», как это утверждала советская пропаганда на протяжении десятилетий, а представителями эсеров и меньшевиков за полгода до названного декрета.

Однако земельные инициативы на местах в течение последующих месяцев ожидала поистине драматическая судьба. Хотя собственные правила пользования землей в течение лета-осени 1917 года приняли не только в Самарской, но и в большинстве других губерний России, они при этом не были подкреплены общероссийским земельным законом. Керенский, как мы знаем, предпочел не заниматься законотворчеством, а дожидаться Учредительного собрания. Лишь оно, по мнению главы Временного правительства, было правомочно пойти на кардинальную земельную реформу в масштабах всей страны.

Неудивительно, что в октябрьские дни 1917 года российское крестьянство поддержало большевиков, которые дали ему землю «сейчас и немедленно», не дожидаясь Учредительного собрания. К этому времени в большинстве городов России, в том числе и в Самаре, уже начались проблемы с продовольствием, и в первую очередь с хлебом, за которым выстраивались длинные очереди у магазинов (рис. 21).

Ошибки Керенского - это ошибки всей российской демократии того времени, не сумевшей удержать власть в своих руках, из-за чего страна на семьдесят с лишним лет была повергнута в пучину большевистской диктатуры.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара