При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Открытие Волги

Открытие Волги

Эпиграф:

«Нельзя два раза войти в одну и ту же реку».

Гераклит.

Россия и Волга. Что означают эти слова друг для друга?

Можно ли представить себе величайшую мировую державу, лежащую сразу в двух частях света и у трех океанов, но без этой крупнейшей реки Европы?

А можно ли вообразить себе Волгу, протекающую где-нибудь в Америке или в Австралии?

Представить себе такое, конечно же, можно, но разве останутся в таком случае Россия Россией, а Волга Волгой? Ведь для каждого из нас, да и для всего мира эта великая река уже много веков подряд является символом Руси, России, да и символом самого Российского государства. Именно такая связь исторически сложилась между двумя этими словами.

Что значит «географическое открытие»?

Было в истории время, когда русские впервые открывали для себя Волгу. По историческим меркам, не так уж давно это и было - всего-то несколько сотен лет назад. А до того Волгу открывали не один раз - так сможет ли кто-нибудь подсчитать, на каком множестве языков говорили на ее берегах за все тысячелетия существования в этих местах людей? Ведь каждый народ когда-то приходил на берега реки впервые, каждый называл ее своим именем, на своем языке, и каждый из них жил здесь в свое историческое время. Словом, следы первого человека, однажды неожиданно для себя увидевшего эту реку, опустившего руки в волжские струи и узнавшего вкус речной воды, теряются за чередой веков…

Тем всегда и была загадочна и непонятна для чужеземца Россия, что ее никак нельзя было вставить в какие-то одни рамки, положить на какую-то одну строго определенную полочку - настолько все русское оказывается многосторонним и разноплановым. Взять хотя бы вот такой извечный вопрос: Россия - это Европа или Азия? Да, безусловно, это Европа, но одновременно она же и Азия. Недаром орел на российском гербе оказывается двуглавым: одна его голова смотрит на Европу, а другая в то же время - на Азию. Здесь, в России, в первую очередь в Поволжье, мы найдем такое вавилонское смешение культур и языков, какое мало еще где обнаруживается на Земле.Именно на Волге встречаются Европа и Азия - об этом вам скажут и этнограф, и натуралист, и потому неспроста многие географы прошлого проводили именно по Волге границу между этими двумя частями света.

Тысячу веков назад Волга стала известной человеку. Но значит ли это, что тогда же она были открыта и для человечества? Ведь и в Америке люди жили до 1492 года, однако именно с плавания Колумба мы ведем счет истории Нового Света…

И здесь мы сталкиваемся с очень интересным вопросом: что же нужно подразумевать под словами «географическое открытие»? Очевидно, это должно быть открытие того или иного географического объекта не для одного человека и не для одного племени, а именно для всего человечества. Оставить же факт такого открытия в памяти мировой культуры, как, впрочем, и любое другое научное новшество, можно, очевидно, лишь зафиксировав его с помощью знаков письма. Именно поэтому в современной науке под термином «географическое открытие» понимается первое исторически доказанное посещение, безразлично - намеренное или случайное, представителями народа, знающего письменность (но не рисунчатое письмо), каких-нибудь географических областей, неизвестных этому народу ранее или известное ему по слухам. Такими областями могут быть целые океаны, моря, проливы, материки или их части, острова, внутренние воды, любые другие участки суши, морей, океанов. При этом безразлично, будут ли новые земли необитаемы или же на них имеется бесписьменное население - все равно в таком случае мы вправе говорить о факте географического открытия.

А потому, согласно определению, мы можем установить, когда же были открыты Волга, Поволжье, Каспийское море, прочие прилегающие к нашему краю земли. Видимо, сделать это можно только на основании изучения письменных источников различных времен и народов. Так кто же именно, когда и где впервые оставил в памяти человечества сведения о нашем крае?

Отец истории

Первобытные племена, как правило, прекрасно знали окружающую их местность, имели несравненно более худшее представление о соседних с ними землях и ничего достоверного, конечно же, не могли знать о тех местах, где они никогда не бывали. Их мир был словно пятном на поверхности Земли - за пределами этого пятна оказывалась неизвестность, таившая в себе явную или воображаемую опасность, и потому за границу привычного для них мира первобытные люди отваживались выходить крайне редко.

Люди каменного века занимались охотой, которая давала им пищу, и магией, призванной обеспечить им успех на охоте. Люди видели Солнце и Луну, звезды и планеты. Они могли связать движение небесных светил со сменой времен года. Задумывались они, конечно же, и над тем, как появилось на свете все их окружающее, а также куда уходит на ночь Солнце, а на день - Луна. Но на все свои вопросы они, понятно, не могли найти ответа, и вот тогда на почве незнания пышно расцветали мифы и сказки.

Лишь на более высоком уровне развития человечества, когда на планете появились первые государства, возникли и первые теории об устройстве мира. Нам, живущим тысячелетия спустя, они во многом кажутся наивными. В те времена Земля обычно представлялась людям плоским образованием, иногда слегка вогнутым или выпуклым. При этом видимость горизонта говорила древним людям, что Земля - это что-то вроде круглой тарелки, хотя были и варианты: египтяне, например, представляли ее продолговатым цилиндром, вытянутым с севера на юг. При этом почти все философы в те времена как само собой разумеющееся принимали тот факт, что Земля должна быть окружена водой, из которой она когда-то и поднялась.

Как правило, древние народы не имели географических карт, и самое большее, на что хватило, например, тех же египтян - это создать примитивные планы некоторых известных им мест. Самой же древней картой ныне считается карта на клинописной табличке из Вавилонии. Возраст ее не очень велик (создан этот глиняный документ был в VI веке до нашей эры), однако специалисты считают ее копией с какой-то более старой карты. На той табличке древний географ изобразил часть Месопотамии с Тигром и Евфратом, а также отразил некоторые смутные представления о ряде близлежащих земель.

В целом же научный подход к природе не был свойственен древним народам. В своих размышлениях они почти никогда не могли освободиться от мифологических представлений, которые всемерно поддерживались жреческими группировками. И по праву первым народом, понявшим, что писателями мифов были историки и философы древности, включая их собственных, стал народ великой земли Эллады. В этом и состоит заслуга греческой культуры перед всей мировой историей.

Ученые всего мира ныне считают, что именно древние греки первыми начали искать причины окружающих явлений и создавать научные теории, далекие от мифов, часто очень смелые, хотя порой и ошибочные.Эллада середины I-го тысячелетия до нашей эры была фактически лишь сообществом городов-государств, разбросанных по побережьям Средиземного и Черного морей. Объясняется это в первую очередь природными условиями: ведь вся Древняя Греция, по существу, была раздроблена на отдельные части горами и водой. В Эгейском же море сотни островов вообще выглядят рассыпанным в блюде горохом. И одновременно эта же раздробленность сделала греков народом мореплавателей. Их суда ходили далеко за границы мира, известного греческим ученым.

И опять же природные условия способствовали тому, что на малоазийском побережье Эгейского моря города эллинов росли быстрее, чем на исконной территории Греции. Дело в том, что почвы Эллады по сравнению с почвами полуострова Малая Азия гораздо менее плодородны. Поэтому на последнем в середине I-го тысячелетия до нашей эры довольно быстро росло население (в основном, конечно же, за счет приезжих), и также быстро возникали крупные по тому времени города - Галикарнас, Милет и другие. Вот они-то впоследствии и дали миру первых географов.

Анаксимандр Милетский в середине VI века до нашей эры дерзнул начертить первую карту населенного мира, причем, по сообщениям древних хроник, сделал это так, что она вызвала «всеобщее удивление». Около пятисотого года до нашей эры Гекатей Милетский сочинил трактат «Землеописание», который также сопровождала карта. Земля представлялась философу круглым диском, окруженным широкой  и бурной рекой под названием Океан; на Земле Гекатея было всего три материка - Европа, Азия и Африка (ее тогда называли Ливия). Именно Гекатей оказался тем ученым, который впервые нанес на карту Каспийское море. Греки в то время называли это море либо так же, как и мы сейчас - Каспием, либо по-своему - Гирканским морем.

А за несколько лет до смерти Гекатея, в 484 году до нашей эры, неподалеку от Милета, в городе Галикарнасе, родился мальчик, которого через пять столетий великий римлянин Цицерон назовет «отцом истории». Мальчику было имя Геродот.

К сожалению, мы сейчас мало что знаем о биографии ученого. Известно, что Геродот получил образование в Афинах и много путешествовал по освоенным в то время греками побережьям морей. В конце жизни он поселился в городе Фурии, в Италии, где и написал главный труд своей жизни - девятитомную «Историю».

Никто раньше Геродота не писал так много о территории нынешней Восточной Европы, в том числе и России. Геродот сам бывал на побережье Черного и Азовского морей, продвигался, хотя и не очень далеко, вглубь Скифии, которую в своем капитальном труде поместил в Северном Причерноморье. Кроме Скифии, Геродот описывает и более удаленные от этих мест земли, о которых он смог узнать от побывавших там путников. В частности, в его «Истории» мы читаем, что «за рекой Танаисом (Дон - В.Е.) - уже не скифские края, но первые земельные владения там принадлежат савроматам…»


Савроматы под Самарой

Археологами ныне установлено, что курганы Среднего и Нижнего Поволжья и Южного Приуралья, которые еще в 20-х годах нашего века считались скифскими, имеют целый ряд черт, отличных от скифской культуры. К ним относятся и различия в погребальном обряде, и особенности в изображении зверей на оружии и украшениях, но самое главное - наличие в курганах захоронений женщин, рядом с которыми, точно так же, как и рядом с мужчинами, лежало боевое оружие. Женщины-воины!

Сейчас нет никакого сомнения, что эти курганы действительно принадлежат савроматам, ираноязычному народу, кочевникам-скотоводам, жившим здесь в VI-IV веках до нашей эры.  Объяснение же этим находкам археологов мы как раз и находим в «Истории» Геродота. Оказывается, еще тогда он считал савроматов народом, произошедшим от браков скифов и амазонок - воинственного племени, состоявшего из прекрасных женщин. Мифы об амазонках были широко распространены не только у древних греков, но и у других народов Европы и Азии. Однако в этих мифах всегда находили столько сказочного, а порой и вовсе необъяснимого, что исследователи долгое время считали такие сообщения не более чем красивым вымыслом. Но, как уже сказано выше, данные Геродота о савроматах и о женщинах-воинах в результате раскопок курганов оказались верными даже в некоторых деталях. Кстати, это далеко не единственный случай, когда сообщения «отца истории», в течение многих веков считавшиеся легендами, при проверке оказывались весьма точными.

Но, конечно же, савроматы (а также будины, фиссагеты, гипербореи и некоторые другие) - далеко не все народы, поселенные Геродотом к востоку от Танаиса-Дона, в том числе и на территории современной Самарской области. Вот одно из таких описаний: «После долгого перехода от этой каменистой области (принадлежавшей другим скифским племенам - В.Е.) придешь в страну, где у подножия высоких гор обитают люди. Как передают, все они, как мужчины, так и женщины, лысые от рождения, плосконосые и с широкими подбородками. Говорят они на особом языке, одеваются по-скифски, а питаются древесными плодами. Имя дерева, плоды которого они употребляют в пищу, понтик».

Большинство исследователей сходятся во мнении, что эти люди, живущие у подножия гор (скорее всего, Уральских) - не кто иные, как предки современных башкир. Дерево понтик, плоды которого употребляются ими в пищу - обыкновенная черемуха.
Геродот описывает приготовление из сока этих плодов напитка под названием «асхи», который нынешние ученые сравнивают с кушаньем «ахша» у современных башкир.

Итак, Геродот, по его собственным словам, смог рассказать о землях, лежащих восточнее Танаиса-Дона, лишь по сообщениям других людей. К сожалению, в его труде нет описания Волги, хотя для рек Скифии, то есть Северного Причерноморья, он привел сведения весьма подробные. Отсюда вполне закономерен вывод: о величайшей реке Европы Геродот ничего не знал. И все же целый ряд ученых указывает, что в его «Истории» как бы ощущается некое смутное представление о Волге, которую Геродот по заблуждению направляет в Азовское море. Приведем строки этого труда, из которых можно сделать подобный вывод. Так, описывая погоню персов за скифами, ученый рассказал, что преследователи через некоторое время достигли фиссагетов. В этом месте Геродот замечает: «Из их (фиссагетов - В.Е.) земли текут четыре большие реки… Названия этих рек: Лик, Оар, Танаис и Сиргис».

Как мы уже знаем, Танаис - это Дон. Сиргис - это, скорее всего, приток Дона речка Донец. Остальные же две реки из его описания исследователи отождествляют с Уралом (Лик) и с Волгой (Оар). Далее Геродот пишет, что «Дарий с войском остановился на реке Оаре. Затем царь приказал построить восемь больших укреплений на равном расстоянии - около 60 стадий друг от друга». Поскольку древнегреческий стадий был равен примерно 200 метрам, можно подсчитать, укрепления Дария находились в 12 километрах друг от друга, тем самым заняв берег реки на протяжении почти 100 километров. И все же на данном этапе исследований трудов Геродота большинство историков считает, что гипотеза «река Оар - это река Волга», может считаться только гипотезой. Ведь кроме приведенных выше отрывков, у Геродота нет никаких других указаний на более точное месторасположение реки, на ее размеры, на полноводность, и так далее.

Что же касается Каспия, то о нем Геродот в своем труде оставил сведения довольно подробные. Здесь прежде всего необходимо отметить как заслугу ученого его категорическое указание на замкнутость Каспийского моря. Этот факт Геродот подчеркивает в тексте «Истории» дважды. Но подобная мысль для философов того времени, видимо, была слишком революционной. Современниками она так и не была принята.

Море Гирканское

В течение 600 лет после Геродота другие географы античного мира, не считаясь с мнением «отца истории», упорно соединяли Каспий с окружающим все материки Океаном. При этом все они плюс к тому еще и обвиняли Геродота в неточностях и в плохой проверке собранных им сведений.

Великий Аристотель, например, объявил всему ученому миру, что Каспийское море соединяется с Черным посредством подземного протока, который якобы находится под Кавказом. Эратосфен, сумевший уже в то время измерить длину земного меридиана, на своих картах изображал Каспий длинным и узким заливом холодного северного моря. А известнейший географ древности Страбон в своей книге «География» прямо заявлял, что в основе геродотовского труда лежат не факты, а мифы. В частности, мы у него можем прочитать следующее: «Легче, пожалуй, поверить Гесиоду и Гомеру с их описаниями о героях или трагическим поэтам, чем Ктесию, Геродоту, Гелланику и другим подобным писателям». Впрочем, критиков Геродота за прошедшие две с половиной тысячи лет было немало. Однако, как это часто бывает, произведение античного ученого пережило своих оппонентов. Стало быть, история, то есть наука, основанная Геродотом, точнее всего рассудила, кто же в данном случае все-таки оказался прав.

Так или иначе, но в течение шести столетий после выхода в свет «Истории» в описаниях земель севернее Каспийского моря не появилось ничего принципиально нового. Это продолжалось до тех пор, пока не увидело свет сочинение Клавдия Птолемея, называвшееся просто и буднично – «Руководство по географии».

Этот ученый жил во II веке нашей эры, проведя большую часть жизни в городе Александрии, что на северном побережье Африки. Клавдий Птолемей известен нам в первую очередь как один из крупнейших астрономов древности, однако не все знают, что он проявил себя и как выдающийся географ, причем многие исследователи считают его «Руководство по географии» вершиной античной мысли в науке о Земле. Карты, созданные ученым, несли на себе невиданный до того по обилию груз географических названий, и при этом для каждого пункта было указано его местоположение на градусной сетке. Птолемей при составлении своих карт пользовался новейшими по тому времени описаниями путешествий (греки их называли иттенирариями), в том числе и сделанные людьми, проезжавшими через Северный Прикаспий. Поэтому неудивительно, что именно он оказался первым ученым, который описал и даже нанес на карту под названием Ра величайшую реку Европы - Волгу.

Птолемей сообщает координаты некоторых точек, через которые проходит Ра-Волга. В книге пятой, главе восьмой своего «Руководства по географии» он записал следующее: «C востока Азиатская Сарматия ограничивается начинающейся отсюда частью Гирканского (Каспийского - В.Е.) моря, в которой находится… устье реки Ра - 87 градусов 30 минут (долготы - В.Е.) - 48 градусов 50 минут (широты - В.Е.)… Есть еще другой поворот реки Ра, приближающийся к повороту реки Танаис, положение которого таково: 74 градуса (долготы - В.Е.) - 56 градусов (широты - В.Е.)…»


Кроме указания на этот изгиб Ра-Волги (он находится у современного Волгограда), Птолемей сообщил нам следующее: «Выше этого поворота сливаются две реки, текущие от Гиперборейских (Уральских - В.Е.) гор, слияние их имеет такое положение: 79 градусов (долготы - В.Е.) - 58 градусов 30 минут (широты - В.Е.)…» Волга у Птолемея потому и начинается на Урале, что более северные земли, ему, очевидно, были неизвестны. Кстати, Гиперборейские горы на его картах тянутся не с севера на юг, как Уральские, а с запада на восток, располагаясь при этом в северной части материка.

Каспий у Птолемея показан замкнутым водоемом. Об этом в его «Руководстве по географии» сказано так: «А Гирканское, или Каспийское море отовсюду окружено сушей подобно острову по обратному сравнению». Птолемей окончательно закрыл вопрос о связи Каспия с Океаном. Как мы знаем, тот же вывод делал и Геродот еще за 600 лет до него, но делал это чисто теоретически. И только Птолемей впервые нанес Каспийское море на карту, зная о его замкнутости совершенно точно, на основании данных путешественников. Так или иначе, но именно великий ученый Древнего Рима Клавдий Птолемей полторы тысячи лет назад установил известную теперь каждому школьнику истину, которая ныне частенько приводится в качестве аксиомы, то есть положения, не требующего доказательств: «Волга впадает в Каспийское море».

Валерий ЕРОФЕЕВ.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу