При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Золото Колчака

Золото Колчака

Со временем гражданской войны в России связана одна из наиболее загадочных страниц русской истории – судьба так называемого «золота Колчака», основная часть которого попала в Самару в августе 1918 года.

 

Царские миллионы в руках большевиков

С легкой руки кладоискателей и журналистов под этими двумя словами сейчас подразумевается та часть золотого запаса Российской империи, которая в 1918 году попала в руки одного из руководителей «белого движения» - адмирала А.В. Колчака (рис. 1),

а затем бесследно исчезла где-то на огромном пространстве между Самарой и Иркутском. Поиски этого золота начались еще во время гражданской войны, однако до сих пор никому из искателей удача так и не улыбнулась. Между тем размеры этой пропажи не могут не впечатлять: по разным оценкам, где-то в неведомых тайниках и поныне могут находиться десятки тонн (!) золота, серебра и платины в слитках и царских монетах (рис. 2, 3, 4, 5, 6).

   

   

К нынешнему дню с учетом инфляции стоимость этих сокровищ уже возросла не менее чем в 200 раз, а с учетом исторической ценности она и вовсе не поддается никакой оценке.

Но каким же образом в 1918 году в Самаре оказалась значительная часть золотого запаса нашего государства? Как известно, Российская империя прекратила свое существование в конце февраля 1917 года, после отречения от престола Николая II (рис. 7).

К тому моменту золотой запас России был самым крупным в мире и составлял 1 миллиард 300 миллионов рублей (около 300 миллиардов долларов по нынешнему курсу). При этом далеко не все знают, что в начале Первой мировой войны (август 1914 года) эти резервы были больше на 500 миллионов рублей, но в период до 1916 года значительная часть русского богатства оказалась в Англии в качестве гарантии военных кредитов. Но все равно после Октябрьского переворота и захвата банков большевикам достались огромные богатства в виде золота, серебра, платины и драгоценных камней.

С началом иностранной военной интервенции и гражданской войны перед советским правительством остро встал вопрос о сохранности этого государственного золотого запаса, находившегося в Петрограде. Поскольку в тот момент основная опасность для страны шла с запада, откуда наступали немецкие войска, было решено начать эвакуацию государственных сокровищ в Поволжье, которое в то время еще выглядело островком относительного благополучия. Основным местом размещения ценностей были выбраны Казань и Нижний Новгород. В частности, в Казани к весне 1918 года сосредоточилось более половины золотого запаса Российской Империи. Другая часть золота лежала в подвалах нижегородских банков, и правительство Ленина считало, что сокровища здесь пребывают в безопасности.

Однако уже в мае военная обстановка в Поволжье резко изменилась. Неожиданно для большевиков поднял антисоветский мятеж чехословацкий корпус (рис. 8),

который к началу июня захватил почти все территорию современной Самарской области, в том числе и губернский центр. В Самаре, начиная с 8 июня 1918 года, власть перешла в руки Комуча (Комитет учредительного собрания) (рис. 9),

который ликвидировал Советы и восстановил все прежние учреждения и властные органы, существовавшие здесь при Временном правительстве.

Что же касается частей Красной Армии, то на востоке страны они продолжали отступать в течение почти всего лета 1918 года. После взятия Самары белогвардейцы вместе с чехословаками 22 июля захватили Симбирск, после чего возникла непосредственная угроза падения Казани. Осознавая всю опасность перехода золотого запаса в руки противника, большевики начали вывоз ценностей из города. Однако сделать это им помешал стремительный 150-километровый марш-бросок «летучего отряда» полковника В.О. Каппеля (рис. 10),

совершенный им в ночь на 6 августа.

Красные части бежали из Казани так поспешно, что им удалось взять с собой всего 4,6 тонны золота (100 ящиков). Оставшиеся ценности они при отступлении бросили безо всякой охраны, и потому золото в течение нескольких часов беспрепятственно растаскивалось обывателями. После того, как Каппель вернул на улицы порядок и поставил у банковских хранилищ вооруженную охрану, он телеграфировал в Самару правительству Комуча, что стоимость его трофеев просто не поддается подсчету (рис. 11).

 

Подарок для Комуча

В конце августа захваченную в Казани часть золотовалютного запаса Российской Империи на нескольких пароходах (рис. 12, 13)

   

и под усиленной охраной отправили в Самару. По пути транспорты пытались перехватить войска М.Н. Тухачевского (рис. 14),

но неудачно. Так или иначе, но после трехдневного рейса по Волге «золотые» пароходы один за другим ошвартовались у самарской пристани, где с их грузом… повторилась казанская история. Около суток ящики и мешки с драгоценностями валялись буквально на берегу, охраняемые лишь несколькими (!) солдатами, которые просто физически не могли уследить за всеми, кто оказался охоч до брошенного золотишка. В итоге только на другой день ценности перевезли в подвалы Самарского отделения Волжско-Камского банка на улице Дворянской. В советское время в этом здании последовательно располагались Куйбышевский горсовет и Куйбышевский горком КПСС, а ныне находится Самарский областной художественный музей (рис. 15). 

В конце августа 1918 году через радиостанции и по телеграфу по всему миру было разослано следующее сообщение: «Всем! Всем! Всем! Комитету членов Учредительного Собрания и всем радиостанциям. Доношу, что в настоящий момент отправка золотого запаса, принадлежащего России, закончилась. Мною из Казани отправлено: 1) золотой запас в нарицательную счетность шестьсот пятьдесят семь миллионов золотых рублей, а по теперешней стоимости - шесть с половиной миллиардов рублей; 2) сто миллионов рублей кредитными билетами; 3) на огромную сумму всяких иных ценностей; 4) запасы платины и серебра. Счастлив донести, что теперь все это народное достояние из рук грабителей и предателей целиком перешло в руки Учредительного Собрания и Россия может быть спокойна за целостность ее богатства. Товарищ управляющего военного ведомства Владимир Лебедев (штаб Народной армии Комуча)».

«Казанский клад» правительства «учредиловцев» оказался весьма внушительным. Основную его часть составляло золото в слитках, кружках и полосах, золотые и серебряные царские монеты (рис. 16),

золотые драгоценные украшения и бриллианты, золотая церковная утварь, не считая огромного количества иностранной валюты и царских ценных бумаг. Позднее, при переезде в Сибирь, эти ценности составили целый эшелон из 40 с лишним вагонов (рис. 17).

Характерно, что белогвардейцы даже не сталивывозить из Казани в Самару оставшуюся «мелочевку»: 11 тысяч ящиков с медными царскими монетами, ценные бумаги на 2,2 миллиона рублей, и даже семь мешков с золотыми и серебряными нательными крестиками. Все это вновь досталось красным войскам, когда они вскоре отбили у белых Казань. При этом так называемые «ценные бумаги» к тому моменту уже превратились в обычную макулатуру, и ими в течение всей зимы просто топили две казанские бани.

 

«Золотые подвалы» Самары

В начале октября 1918 года белогвардейцы и чехословаки под натиском советских войск отступили в сторону Урала. Из Самары ценности на некоторое время попали в Уфу, а в конце ноября 1918 года золотой запас Российской Империи был перемещён в Омск и поступил в распоряжение правительства Колчака, к войскам которого к тому времени уже присоединилась значительная часть чехословацкого корпуса (рис. 18).

Здесь ценности поместили на хранение в тамошний филиал Госбанка, где после пересчета было установлено, что всего в Омск прибыло ценностей на сумму 651 миллион рублей вместо 657 миллионов, прибывших в конце августа 1918 года в Самару.

Как считают исследователи, золото и прочие сокровища на недостающую сумму 6 миллионов рублей в ценах 1918 года (около 4,5 тонн) в это время нелегально осели в Самаре, то есть были банально разворованы (рис. 19).

И даже если в голодном 1921 году большинство этих богатств самарцы обменяли на хлеб, это означает, что десятки пудов золота, серебра и бриллиантов, замурованных в фундаменты и подвальные стены старинных самарских особняков, по сей день все еще ждут кладоискателей.

Что касается остальной части золотого запаса Российской империи, перевезенной из Самары в Омск в конце 1918 года, то его судьба известна куда более определенно. В 1919 году под напором Красной Армии чехословаки и войска Колчака отступили из Омска в Иркутск, забрав с собой все сокровища. А в январе 1920 года чешское командование в результате тайных переговоров с большевиками выдало большевикам и адмирала Колчака, и все имеющиеся у них ценности, получив в обмен возможность всем чехословацким военнослужащим беспрепятственно выехать во Владивосток, а оттуда – в Европу.

 После тщательного подсчета «золота Колчака» Народный комиссариат финансов РСФСР в июне 1921 года сообщил, что при взятии Иркутска в здешних хранилищах обнаружились ценности на сумму 235,6 миллионов рублей (эквивалентно 182 тоннам золота). Однако при этом в некоторых ящиках, где некогда хранились золотые слитки, были обнаружены лишь кирпичи и камни. Стало быть, расхищение сокровищ продолжалось и после их перехода в руки Колчака.

Далее было установлено, что на закупку вооружения и обмундирования для своей армии Колчак потратил 68 миллионов рублей. Некоторая часть ценностей на 128 миллионов рублей была размещена в зарубежных банках - в основном в Японии. Хотя сейчас имеется полная информация о местонахождении этих средств, до сих пор неясно, как нынешние власти России их могут получить обратно. Ведь известно, что после гражданской войны правительство Ленина на Генуэзской конференции подписало с Западом соглашение об отказе от всех прежних долгов.

Таким образом, к нынешнему дню остается невыясненной судьба еще одной части «золота Колчака» на сумму 35 миллионов рублей (эквивалентно 27 тоннам чистого золота), которая таинственно пропало в период между подсчетом сокровищ в Омске (январь 1919 года) и перевозом этих ценностей из Иркутска в Казань (январь 1920 года). Скорее всего, к его расхищению приложили руки представители и белых, и красных властей. Так или иначе, но шансы найти хоть какую-то долю от этих несметных сокровищ ныне есть у кладоискателей на всем пространстве Западной и Центральной Сибири, Южного Урала, и, конечно же, Среднего Поволжья (рис. 20). 

 

Есть еще у нас горшки с монетами!

Многие факты говорят о том, что в нашем регионе до сих пор можно найти следы сокровищ, разворованных в 1918 году из «золотых пароходов». Вот один из примеров. В сентябре 1981 года жительница Зубчаниновки пенсионерка Осокина, копая картошку в своем огороде, неожиданно обнаружила в земле горшок, в котором лежало свыше 40 золотых монет царской чеканки достоинством 5 и 10 рублей (рис. 21).

Впоследствии этот клад по тогдашнему курсу был оценен почти в 11 тысяч советских рублей, то есть в стоимость автомобиля «Волга» по тогдашним ценам.

Однако Осокина в тот момент просто не поняла, какое же сокровище попало ей в руки. Около месяца ценности лежали в ее шкафу, пока старушка не показала находку своей соседке Макаровой. В отличие от хозяйки, гостья сразу же смекнула, что к чему, и предложила Осокиной «обмыть» эту редкую удачу. Пенсионерка быстро опьянела и уснула, а Макарова банально умыкнула монеты из ее шкафа, после чего почти все их продала цыганам за 15 тысяч рублей. Однако возникшее «ниоткуда» царское золото вскоре оказалось в поле зрения милиции, и в итоге уже через пару месяцев Макарову сумели «вычислить». За кражу и спекуляцию валютными ценностями она получила 8 лет лишения свободы.

Валерий ЕРОФЕЕВ.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу