При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Тайна кекуров Самарской Луки

© И.Л. Павлович, ведущий инженер, Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования Самарский государственный университет (СГАУ), г. Самара (Россия)

 

(Опубликовано в сборнике: Эколого-географические проблемы регионов России: материалы VII Всероссийской научно-практической конференции с международным участием – Самара: СГСПУ; Глагол, 2016, - 480 с., С. 285-292).

 

В самом начале ХХ века секретарь первого самарского археологического общества Ф.Т. Яковлев записал: «Суеверия и верования в губернии весьма обширны… Часто невежественные крестьяне жалуются на свой страх перед большими черными столбами. Зачастую последние оказываются сложенными из природных камней. Иногда их называют гурий, иногда кекуры, или маар/маары. Вместе с кумирами, или по простонародному выражению болванами (каменными бабами) они составляют неясное наследие прошедших времен».

Минули годы. Сменилась эпоха. И если о каменных болванах/бабах еще что-то можно услышать от археологов и даже увидеть их в музеях, а некоторые из них даже бесхозно сохранились на территории Самарской Луки) (рис. 1), то кажется что темные столбы, или гурии/кекуры выпали из современной реальности. Эти имена позабылись, ушли в толщу словарей. Вместе с тем это далеко не так [6].

«Темный маяк - сложенный из камней столб. Он иногда именуется маръ, гурий/гурей, иногда кекур/кикур», - так разъясняет данный образ «Толковый словарь живого Великорусского языка» Владимира Даля (том II, СПб, 1881). Гурий – знак, сложенный из камней. Особенно распространены гурии (иначе - мары) на Русском Севере. Именно так испокон веков зовется на Руси безрастворная столбовая кладка из камней высотой метра в два.

Иногда кекуром именуется природный цельный камень или скала, однако «Толковый словарь русского языка» Т.Ф. Ефремова разрешает использовать название кекур/кекуры и в наименовании сложенных из нескольких камней рукотворных, чаще всего взаимосвязанных столбов.

Итак, слово/имя есть, но вот как быть с материальными объектами?

Насколько можно понять из материалов Интернета, сегодня в обжитой части Евразии кекуров/гурий практически не осталось, слишком они хрупки.

Вместе с тем впервые о существовании на территории современной Самарской Луки целого «поля кекуров» автор узнал в начале двухтысячных годов от самарского парапланериста, фотографа-краеведа Виктора Пылявского.

Последний в ходе одного из своих прогулочных полетов заметил на одном из безымянных плоскогорий Самарской Луки несколько высоких каменных столбов, возведенных в некотором удалении друг от друга (рис. 2-4). Своим взаиморасположением эти столбы задавали слабо выраженную дугу [5].

В 2007 году, находясь на этой равнине, автор действительно видел группу каменных столбов, расположенных шагах в двадцати друг от друга и находящихся в различной степени сохранности. От большинства каменных столбов в этом месте, сохранились лишь отдельные кучки больших камней, предположительно некогда находившиеся в их основании. Число этих куч варьировалось от восьми до десяти (смотря как считать).

Кем, когда и зачем были возведена эта цепь кекуров? Однозначного ответа у автора сегодня нет. Впрочем, также как нет ответа и на такой вопрос: а на чем, собственно, основывалась система, образованная/составленная из каменных столбов, и как ее правильно называть?

Также автор не берется точно оценить трудоемкость возведения даже одиночного столба кекура, но ему представляется, что она весьма велика. И если даже не оценивать время и труд, затрачиваемые на сбор в ближайшей округе достаточного большого количества камней (или их транспортировку откуда-то еще), то само возведение подобной конструкции крайне сложно.

В 2007 году автор и еще трое его добровольных помощников в течение почти двух часов пытались восстановить хотя бы один частично разрушенный кекур. Двое держали всё сооружение, а двое укладывали камни в слои-уровни. Для этой цели использовались уже имеющиеся камни, и при этом даже они тщательно отбирались. Но получилось возвести только три уровня. Уже на следующем уровне вся конструкция начинала «играть». Нижние и средние камни выскальзывали из своих мест, и, соответственно, все выше сложенные уровни начинали разваливаться, а мелкие камни сыпались во все стороны.

После вышеописанного эксперимента автору стало вполне очевидно, что воздвигать подобные сооружения, причем без скрепляющего раствора, могли лишь люди, обладающие повышенной чувствительностью к форме и месту размещения камня, с фантастической ловкостью и невероятным терпением. Причем большим числом людей эту задачу никак нельзя было упростить в её решении - им просто негде было бы тут развернуться. И все это только при возведении одного каменного столба, а их в данном месте изначально имелось не менее десятка, а, возможно, по некоторым оценкам, и значительно больше.

С точки зрения автора, все вышеизложенное, скорее всего, свидетельствует, что для «строителя или строителей» данной системы (образованной каменными столбами кекурами) – она была в чём-то крайне важна, и он/они имели соответствующую возможность для ее возведения. (Свои соображения по этому поводу автор изложил в докладе представленным на VI Всероссийской научно-практической конференции «Эколого-географические проблемы регионов России» Самара 2015 [7]).

Рассказ об этом месте был бы неполным, если не указать, что как на самом «поле кекуров», так и в его окрестностях, не было обнаружено каких либо других следов человеческой деятельности. Исключение составляет безымянный колодец неопределенной глубины. Кто его выкопал, когда и с какой целью (например, просто для сбора воды или например, для обеспечения прохода в легендарные подземелья Жигулевских гор), сказать невозможно.

Стенки этого сооружения очень профессионально выложены хорошо подобранным крупноразмерным бутовым камнем (рис. 5).

Виктор Пылявский и его товарищи пытались исследовать этот колодец, используя для этой цели все имеющиеся подручные средства и инструменты. Но достигли уровня воды и при этом мало что смогли узнать.

Вместе с тем на определенные размышления наводит именно каменная кладка колодца. Поскольку, с точки зрения автора, если предполагать только его утилитарную роль, просто как место сбора и хранения воды, то проще и дешевле было бы использовать деревянный или стандартный кольцевой железобетонный сруб. А здесь имеется высококачественная каменная кладка. Опять же сильно смущает отсутствие следов проводившихся работ и загрязнения местности, столь характерных для любых работ реализуемых в современную эпоху.

Интуитивно складывается ощущение, что цепь кекуров и этот колодец, как-то взаимосвязаны между собой, и не только территориально, но и неким единым замыслом. Но все это лишь смутные личностные ощущения.

Обсуждая тему кекуров, возведенных на Самарской Луке, автор в личной беседе с краеведом-этнографом и одним из создателей национального парка «Самарская Лука» кандидатом биологических наук Ю.К. Рощевским, выдвинул предположение о связи последних с местными быличками о «столбах до неба» [4]. Идея не была отвергнута. Более того, профессор Ю.К. Рощевский указал даже на возможную связь местных быличек с планетарными представлениями о мировом столбе/оси, а также веретене богини Ананки [1, С. 125-126].

Темный столб, поднимающийся у горизонта и уходящий в небеса – такой образ устойчиво закреплен в жигулёвских быличках. Вместе с тем что-то очень похожее довелось непосредственно наблюдать автору еще в далеком 1990 году. Тогда с крыши одного из домов в исторической части Самары (дом, находящийся по адресу улица Степана Разина, 106) в направлении на Самарскую Луку, после сильной грозы открылся весьма необычный вид (возможно в этот день наблюдался один из волжских миражей [5, С. 116-118]).

Тогда за рекой хорошо просматривалась группа холмов, обычно невидимых в этом направлении. (Автор не знает, существуют ли эти холмы в действительности, или же они также являлись частью наблюдавшегося миража).

На вершине одного их этих холмов было четко различимо какое-то довольно высокое «сооружение». Внешне это строение напоминало гигантский круглый черный карандаш (или столб), своим острием воткнутый в землю, а вершиной, уходящее в небо, куда-то за облака.

Там меж холмов петляла широкая дорога, словно бы отлитая из какого-то блестящего материала (некоторые участники этого наблюдения восприняли его как светлый асфальт из стекла). Эта дорога начиналась вне границ просматриваемой области, а затем, пронзив пространство огромной латинской буквой S, исчезала в недоступной взгляду дали. Хорошо было видно, что к загадочному черному «карандашу/столбу» дорога даже не подходила. Освещенность в этой практически «фантомной реальности» менялась очень быстро. Четко различимые тени контрастно бежали по холмам, почти со скоростью минутной часовой стрелки… Потом над рекой Волгой сгустились тучи, пошел дождь и наблюдение, к сожалению, пришлось прекратить.

Панораму пытались снимать на черно-белую «свемовскую пленку», но она не обеспечила должного качества фиксации, и, следовательно, и ее последующего воспроизведения. Через четверть века сгорели и эти негативы.

Позже, автор и его друзья не раз вновь поднимались на крышу этого дома. Наблюдали окрестности, один раз даже с применением морского бинокля, но чего-либо похожего на тот весьма памятный ландшафт увидеть им так и не довелось… (В конце 2007 года это здание сильно пострадало при пожаре, и скорее всего уже в ближайшее время будет либо основательно отреставрировано, либо вовсе снесено).

Вместе с тем известно и другое наблюдение из этого района.

На протяжении ряда лет самарский историк-краевед О.В. Ратник из окна своего дома, выходящего на Жигулёвские горы, неоднократно проводил наблюдения за доступной его обзору частью Самарской Луки. С помощью различных оптических приборов (бинокль, монокуляр, подзорная труба) за четверть века, он довольно хорошо изучил доступный ему сектор.

И вот примерно с зимы 2002 года краевед О.В. Ратник стал периодически наблюдать вертикальное сооружение, своим контуром напоминающее темный столб или башню. Этот объект был особенно хорошо виден на закате, особенно в ясные солнечные дни. Данное сооружение совершенно не было похоже ни на силосную или водонапорную башню, ни на трубу котельной или радиовышку.

Последний раз данный объект особенно хорошо наблюдался в течение нескольких дней в начале ноября 2007 года [5, С. 117].

Следует отметить, что иногда апериодически в том же направлении видна радиотрансляционная вышка с большим количеством радиорелейных антенн. Данное сооружение по неясным причинам то наблюдается очень четко, то его не видно совсем… Но с темной башней/столбом она не имело ничего общего.

Какую природу имеют вышеописанные наблюдения? Необычная игра света и тени, оконтуренные облаками или нечто иное… гораздо большее?

Хорошо сфотографировать этот «темный столб/башню» в 1990 году не удалось. Вместе с тем в 1991 году он был запечатлен на картине уральского художника И.В. Черкашина как один из весьма важных элементов современного мифовыражения Самарской Луки. (Картина представлена на цветной вкладке в авторской книге «Легенды Самарского Заречья. Там, где упала звезда». [5]).

В 2003 году уже выше упоминавшийся краевед-фотограф Виктор Пылявский во время одного из своих полетов в туманах Жигулевских гор не только увидел огромный «черный карандаш/башню», но и сумел даже зафиксировать его фотоаппаратом (рис. 6).

На его снимке, в утреннем густом тумане виден фрагмент горной гряды. И почти по центру кадра, из тумана поднимается тонкая черная черта. К сожалению, дальний фон расплывчат. Он не имеет глубины и четких цветовых характеристик, что затрудняет анализ данной фотографии. Вследствие чего в данной статье приводится лишь фрагмент «с башней/столбом».

Вероятно, это было заснято какое-то большое сооружение, возможно, башня. Хотя основание зафиксированного объекта и теряется в дымке, закрывающей поверхность земли, в целом он хорошо просматривается. Данное строение, если, конечно, это строение, имеет правильную цилиндрическую форму и очень большие размеры.

Даже сегодня сложно сказать, что это было – реальный неопознанный объект, мираж, преломивший и исказивший изображение вполне реального объекта (например, заводской трубы) или причудливая игра фантомной реальности, наложившаяся на современное фольклорное сознание.

В 2010 году исследователь, работавший в Интернете под ником Шкипер (и лично видевший «черный карандаш») случайно обнаружил картину (левая нижняя вставка на фото 5), запечатлевшую ритуальный эрзянский хоровод змейкой, следующий вокруг ритуальной свечи Штатол (рис. 7). Штатол - это трехсоткилограммовая свеча из натурального воска, украшенная эрзянским орнаментом, символизирует веру и надежду на национальное возрождение. И на картине его поразила сходство ритуальной свечи и фантомного «черного карандаша», много лет назад наблюдавшегося им в пространстве за Волгой.

Следует отметить, что особую роль в культуре народа Эрзя действительно играют особые хороводы, специальным образом водившиеся вокруг большой восковой свечи во время празднования ими «Раскень Озкс» [3].

Самарский краевед-блогер Олег Ракшин обнаружил следующую информацию: «Еще в 1629 году царским указом праздник «Раскень Озкс» запретили на сотни лет. Но есть свидетельства, по которым этот ритуал был однажды проведен в Поволжье, несмотря на старательное желание стереть его из народной памяти. В 1891 году в Самарской губернии во время знаменитого голода этнографы зафиксировали проведение ритуала у огромной восковой свечи весом в 650 килограммов. К сожалению, точная информация о месте его проведения и связанных с ним подробностях утрачены. После этого только в 1999 году древний ритуал возродили активисты эрзянской культуры».

В 2013 году обстоятельства (и неоценимая помощь краеведа О. Ракшина) позволили автору лично присутствовать на церемонии проведении древнего и почти позабытого эрзянского ритуала [2].

В тот год «Раскень Озкс» проводился 13 июля 2013 года под местечком Чукалы Больше-Игнатовского района Мордовии. Там стоит древний эрзянский «курган мертвых» – Маар. Считается, что этот невысокий холмик насыпан из тысяч и тысяч горстей земли, веками приносимой эрзянами с могил своих предков. Это средоточие эрзянской веры в помощь предков-покровителей, зримое воплощение связи с прошлым, без которого, нет будущего.

На место проведения ритуала автор попал уже на закате, и был потрясен открывшемся зрелищем. Заходящее солнце зависло над большим темным цилиндром (правая нижняя вставка на рис. 5). И это очень напоминало фантомный «черный карандаш» некогда наблюдавшийся автором за Волгой.

И еще раз «холодок узнавания» опахнул автора, когда загорелась свеча, а потом начался хоровод змейкой. По мере того, как двигалась цепь людей, на небе стали собираться, сгущаться и закручиваться облака. Они явно находились в какой-то жесткой связи с движением человеческого хоровода.

Наблюдаемая картина, живо напомнила автору, что нечто подобное он уже видел. Память услужливо напряглась и выдала.

Жаркий июльский день 2007 года. Высоко в небе над «полем кекуров», да и над всей Самарской Лукой плывут легкие облачка. Но вот что-то происходит, и они сбиваются со своего пути и начинают закручиваться в огромную облачную спираль. И подобно тому, как центром облачного хоровода 2013 года над Чукалами была восковая свеча Штатол, над «полем кекуров» таким центром был единственный целый на тот момент каменный столб кекур (рис. 8).

В настоящее время автор не берется утверждать наличие прямой жесткой связи между миражами – фантомными столбами/башнями, кекурами – каменными столбами и Штатолами – большими ритуальными свечами. Но интуитивно представляется, что нечто общее в них есть. По крайней мере, все они одинаково сильно будоражат любопытство и задают вполне определенное направление научного поиска.

Примечание. Автор не указывает точного места расположения кекуров из-за опасения их последующего разрушения или кражи (см. статью «Украденные реликвии»).

 

Литература

1. Евсюков В.В. Мифы о вселенной. Новосибирск: Наука, 1988, - 176 с.

2. Ракшин О.А. Отчет о поездке самарской группы на Раськень Озкс 2013 на сайте Краееведофф http://kraevedoff63.livejournal.com/60835.html (дата обращения 08.12.2015 г.)

3. Раськень Озкс Эрзяньки // Культурно-образовательный сайт http://www.erzan.ru/news/rasken-ozks (дата обращения 08.12.2015 г.)

4. Рощевский Ю.К. Народная проза Самарской Луки // Тольятти, 2002, - 340 с. или сайт Лука Онлайн / Былички / Рощевский Ю.К. Нехорошее место 2 и нехорошее место 3 http://lukaonline.ru/publications/bylichki/104/ (дата обращения 23.10.2015 г.)

5. Павлович И.Л., Ратник О.В. Легенды Самарского заречья. Там где упала звезда. ООО «Книга», Самара, 2010, - 180 с.

6. Павлович И.Л., Ратник О.В. Легенды Самарского заречья. Маяки времен. ООО «Книга», Самара, 2011, - 184 с.

7. Павлович И.Л. Фольклорный материал как источник информации о местных достопримечательностях Эколого-географические проблемы регионов России: материалы VI Всероссийской научно-практической конференции – Самара: ПГСГА, 2015, - 304 с., С. 203-213.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу