При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Снежный человек под Самарой

Пушкинские строки «Там, на неведомых дорожках, следы невиданных зверей», нам всем знакомы с детства. И стоит лишь услышать или вспомнить стихи великого поэта, как перед глазами, словно живые, встают таинственные, сказочные леса, в чащах которых как раз и ходят те самые легендарные животные – «то ли буйвол, то ли бык, то ли тур»…

«Я увидел злобные, горящие красным огнем глаза…»

Между тем далеко не все знают, что существует целый раздел биологической науки, который как раз и занимается поиском «следов невиданных зверей». Наука эта ныне имеет вполне официальное название «криптобиология» (от греческих слов kryptos – тайный, скрытый, и bios – жизнь). В сферу деятельности криптобиологов входит сбор достоверных сведений о живых существах, вся информация о которых в настоящее время существует лишь в виде легенд, мифов, былин, баек, или, в лучшем случае, никем более не подтвержденных свидетельств очевидцев.

Кстати, многие из читателей наверняка слышали по крайней мере об одном, самом известном объекте исследования этой науки – о пресловутом «снежном человеке» (он же «йети», «алмасты», «каптар», «арсури», "сасквач", и так далее) (рис. 1, 2).

При упоминании о нем в сознании сразу же возникает образ некоего загадочного обезьяноподобного существа, которого люди иногда встречают в труднодоступных горных уголках Гималаев, Памира, Кавказа или Сибири.

Между тем выясняется, что для встречи с этим таинственным существом совсем не обязательно ехать куда-то на край света. Ученым известно, что немало сведений о реликтовых гоминоидах (это научное название пресловутого «йети») собрано не где-нибудь за тридевять земель, а в Среднем Поволжье, в том числе и на территории Самарской области.

Например, известный советский криптобиолог М.Г. Быкова в свое время записала сообщение москвича М.С. Лурье о происшествии, которое случилось с ним в 1930 году в окрестностях города Чапаевска Самарской области. Эта запись была опубликована в журнале «Техника-молодежи» № 9 за 1988 год.

«…в памяти со всей ясностью всплыло происшествие, под впечатлением которого я находился вплоть до Отечественной войны. Будучи студентом, я по мобилизации был направлен в коммуну «Пламя Революции», что в шестидесяти верстах от города Чапаевска. Считалось, что раз имеешь водительские права, то и трактором сумеешь управлять. Так, впрочем, оно и оказалось. В определенном месте нас ждали в городе на заезжем подворье. Добрались мы туда часа к двадцати трем. Дежурный по подворью, куда съезжались обозы с округи, подтвердил, что нас ждут из этого «Пламени». Обоз состоял из трех розвальней. Одним были с грузом, а двое других пустые – для нас. Были припасены и тулупы. Двое возчиков имели винтовки.

Стоял очень сильный мороз. Тем не менее в ночь ожидалось резкое потепление, при котором якобы буквально в считанные часы эти дорожки становились непроезжими. Поэтому следовало – елико возможно – отправляться скорее в путь. В первом часу ночи вместе с присоединившимся сотрудником ГПУ обоз двинулся в путь.

Местность была открытая, сильно пересеченная. Сани ползли то в гору, то скатывались вниз. Было полнолуние, совершенно безоблачно, но сильно ветрено. В некоторых ракурсах снег сверкал ослепительно. Затем стали попадаться довольно плотные купы деревьев, а затем и значительные массивы леса. Дорога ни разу не шла через лес, а все по краю. На одном участке лошади стали беспокоиться, и на вопрос о причине возница ответил, что «здесь волки шалят», а посему они имеют при себе винтовки. Дальше, однако, лошади понесли. Дорога шла как раз по обрезу совершенно непросматривавшегося лесного массива.

На повороте передние розвальни (с грузом) перевернулись. Лошадь захрапела и забилась, потом остановилась. Стали и остальные. Сложилась следующая ситуация. Шоферы со вторых розвальней пошли вперед помогать первому возчику. Второй и третий возчики остались при лошадях, держа их под уздцы. Мы с сотрудником сошли с последних в нашем обозе розвальней и стали на дороге за ними разминаться, так как оказалось, что ноги совершенно закоченели.

Мы находились друг против друга. Я лицом вперед по ходу движения, а он лицом ко мне. Мороз стоял звенящий, и мы молча притопывали, чтобы как-то вернуть ногам жизнь.

Внезапно мной овладел цепенящий ужас. Взглянув в обращенное ко мне лицо спутника, я увидел его искаженное лицо, смотревшее мимо меня за мою спину. Ноги мои стали словно ватными. Я оцепенел, и сил повернуться или хотя бы повернуть голову назад у меня не оказалось. Но все-таки, видимо, на какой-то минимальный угол моя голова все же повернулась, и боковым зрением шагах в двенадцати-пятнадцати я увидел существо: двуногое, как теперь говорят, баскетбольного роста. С широко расставленными ногами, руками, доходящими до колен. Широченными - наверное, в два человеческих размера - плечами. Без шеи. Голова массивная, сужающаяся кверху. Обросшее шерстью. Это все было хорошо видно, так как оно освещалось луной, причем, как говорят фотографы, в контражуре. Черт лица или морды я не разглядел, лишь увидел злобные, горящие красным огнем, два широко расставленных глаза. На все это видение ушла какая-то доля секунды. Стоящий лицом ко мне сотрудник ГПУ выхватил из-за пазухи наган и несколько раз навскидку через мое плечо выстрелил в направлении существа. Получилось, что наган находился прямо у моего уха.

Попал он в существо или нет, я не знаю. Опять-таки боковым зрением я увидел бегущее к лесу существо. Ссутуленное, оно бежало, не сгибая колен, совершая руками взмахи синхронно движениям ног - правая нога, правая рука, левая нога – левая рука. Затем оно скрылось в лесу. Один из возчиков стрелял ему вслед из винтовки.

Когда все несколько успокоились, возчики сказали, что это был «большак», что здесь он не живет, а приходит сюда зимой. Но далеко не каждый год. Задирает скотину. Но на памяти нет, чтобы трогал людей».

 

«Размер следов был около 40 сантиметров…»

Почти через 60 лет после описанной выше встречи один из самарских журналистов записал монолог очевидца на ту же тему – на этот раз жителя села Рождествено А.И. Сапожникова. Рассказ сельчанина в виде письма в редакцию вскоре после этого был опубликован на страницах областной газеты «Волжская коммуна».

«27 ноября 1989 года, выйдя утром на улицу, чтобы очистить выпавший ночью небольшой снег, я увидел какой-то необычный след. Кто, какой зверь шел? Непонятно даже, четвероногий или двуногий. Стежка прямая, но ступал он неравномерно. Расстояние между каждым следом от 450 миллиметров до 2 метров. Диаметр следа 180 миллиметров. Можно предположить, что во время ходьбы он поскользнулся несколько раз, оставив параллельные вмятины (царапины когтями?) шириной 17-18 миллиметров. Много людей смотрело, и никто не признал, чей это след».

Уже вскоре после той публикации кое-кто из скептиков попытался представить это свидетельство жителя Рождествено как очередную байку на тему «снежного человека». Однако всего через месяц на другом конце Самарской Луки – в Тольятти, специалистами был записан рассказ здешней пенсионерки, инженера-механика по образованию, которая просила в случае публикации не указывать ее фамилии. Автор записи – член неправительственной организации по изучению аномальных явлений «Авеста», преподаватель Самарского аэрокосмического университета, кандидат технических наук Сергей Маркелов.

«Это случилось в ночь на 31 декабря 1989 года, то есть накануне Нового года. Уже за полночь, услышав непонятный нарастающий гул, я подошла к окну первого этажа и увидела, что в направлении к парадному подъезду нашего здания направляется что-то, что при ближайшем рассмотрении оказалось «снежным человеком» в его классическом описании. Внешний вид существа во всем совпадал со сведениями из прочитанных мною книг и газетных статей: оно было покрыто шерстью, ростом около двух метров, характерная обезьянья морда, и так далее. Потоптавшись у лестницы, существо издало такой же протяжный звук, какой я слышала до встречи с ним, и пошло за угол здания. На свежевыпавшем снегу остались хорошо отпечатанные следы этого существа, размер их около 40 сантиметров в длину, с сильно отставленным в сторону большим пальцем. Эти следы утром видели все работники нашего учреждения, пришедшие в последний предновогодний день на работу. Вызвали милицию, но милиционер не смог сколько-нибудь толково охарактеризовать факт появления таких странных следов на довольно большом участке тротуара».

Между тем это была совсем не последняя публикация того года на тему «снежного человека». Всего за несколько месяцев до самарских событий почти все центральные газеты вышли с сенсационными заголовками. Оказывается, в июле 1989 года совсем недалеко от нашего края, в Саратовской области, два сторожа фруктового сада сумели поймать некое человекообразное существо, по всем признакам похожее на пресловутого «йети». Пришелец неосмотрительно забрался в совхозные угодья и лакомился здесь яблоками. Весь юмор события состоял в том, что охранники приняли «снежного человека» за обычного вора, набросились на него и даже смогли коллективно его связать.

Однако при ближайшем рассмотрении сторожа с удивлением убедились, что пойманный ими злоумышленник человеческого языка не понимает, вместо одежды покрыт шерстью и вообще весьма заметно отличается от человека как размерами и поведением, так и строением головы, рук и ног. Тогда охранники решили сообщить о происшедшем властям, а до их прибытия за неимением другого помещения заперли пойманное существо в багажник легкового автомобиля. Но тут им не повезло: «йети» сумел довольно быстро освободиться от веревок и открыть багажник машины, а затем, воспользовавшись отсутствием поблизости людей, попросту «сделал ноги». Так что взору приехавших вскоре работников исполкома, милиции и ученых предстали только несколько клочков рыжей шерсти да внушительных размеров следы ног со странным, отставленным в сторону большим пальцем…

 

Возможны ли у нас встречи с йети?

Ученые-криптозоологи считают весьма маловероятным, чтобы обжитое Среднее Поволжье и поныне оставалось местом постоянного обитания неизвестных науке крупных человекоподобных существ, обросших шерстью. Но в то же время никто не исключает регулярных заходов в наши края «снежных людей» из более отдаленных регионов, на территории которых встречи с ними считаются более обычными и даже традиционными. А поскольку все три приведенных выше сообщения относятся к 1989 году, то не исключено, что именно в тот сезон где-то в более характерном для «йети» районе в популяции этих существ возник «кризис перенаселения», в результате чего отдельные особи пустились странствовать по свету, подыскивая себе новое подходящее место жительства. Биологическая наука хорошо знакома с подобными «вспышками численности» у любого вида живых организмов, следствием которых являются неожиданные для постороннего наблюдателя да плюс к тому весьма массовые перемещения довольно незаметных в обычное время существ - например, мышей, белок, лягушек, насекомых и так далее.

Как мы видели, приведенные выше сообщения в основном касается событий не очень давних. Но если мы обратимся к архивным материалам и историческим свидетельствам, то с удивлением убедимся, что сообщения о необычных человекоподобных существах, покрытых шерстью, для районов Среднего Поволжья в прошлые времена не были чем-то сверхъестественным. Более того - изучив фольклор различных народов, испокон веков проживающих на Волге, мы в описаниях целого ряда сказочных существ, сняв с них фантастическую шелуху, сможем легко узнать нашего знакомца - все того же «снежного человека», который, оказывается, сотни лет мирно существовал рядом со средневолжским крестьянином-хлебопашцем и даже не слишком скрывался от людей…

Самое первое историческое упоминание о неких загадочных существах, обитающих в окрестностях Самарской Луки, принадлежит перу секретаря багдадского посольства Ахмеда Ибн-Фадлана, который проезжал по нашим местам в 922-923 годах. Он описал протекающие по территории современной Самарской области реки Иргиз, Кинель, Сок, Кондурчу, Мочу (Чапаевку) и некоторые другие, а также сообщил, что в поволжских лесах обитают огромные дикие люди, не имеющие материальной культуры и ведущие звериный образ жизни. С рассказом Ахмеда Ибн-Фадлана перекликаются и строки из известного древнерусского литературного памятника «Слово о полку Игореве» (1185 год), где упоминается некий «див» - дикое лесное существо, похожее на человека, но не умеющее говорить, не знающее огня и покрытое шерстью.

В книге Д. Баянова «Леший по прозвищу Обезьяна» обобщаются сведения о человекоподобных существах из легенд и сказаний разных народов России, в том числе и Среднего Поволжья. На их основании автор делает следующий вывод: все сообщения, собранные фольклористами на протяжении десятилетий, имеют под собой вполне материальную, а отнюдь не фантастическую основу. Судите сами: леший из русских сказаний покрыт шерстью, он громко кричит на весь лес, пугая прохожих, обладает неприятным «звериным» запахом, любит сидеть на деревьях, пеньках, колодах. То же самое делает и русалка (или «йети» женского пола?), которая даже у Пушкина описывается как «сидящая на ветвях», хотя, казалось бы, исконное место ее жительства – реки, озера и болота, а вовсе не лес.

Объяснение такому не совсем понятному поведению этих персонажей довольно простое: специалисты ныне считают, что на Руси с глубокой древности живущее в лесу человекоподобное существо мужского пола крестьяне называли лешим, а существо женского пола – русалкой. Но если реликтовый гоминоид, как предполагается – это действительно ближайший родственник обезьяны, то тогда неудивительно, почему он так любит взбираться на деревья и раскачиваться на ветвях. Впрочем, уже в далекие времена российские «йети» были настолько редкими существами, а видевших их воочию оказывалось так мало, что и лешие, и русалки уже во времена Пушкина воспринимались обывателем лишь как исключительно сказочные персонажи.

Однако в XIX столетии учеными было зафиксировано немало свидетельств о встречах жителей разных российских регионов с лесными «чудищами». Вот запись фольклориста, датированная 1848 годом, которую этот ученый сделал со слов крестьян, не раз видевших такое существо в окрестностях своей деревни: «В Енотаевском уезде Астраханской губернии русалку называют лобаста. Глядь, ан за ериком (протоком) девка - знать лобаста, нагишом, чешет голову, а волосы-то длинные-предлинные, а тело-то лохматое-прелохматое; да как захохочет, да в ладоши ударит, - они и пуще того испугались: как бы не защекотала».

Подобные описания есть у всех народов Среднего Поволжья. Чувашские «арсури» (получеловек) и «упате» (обезьяна) - это лесные женщины и мужчины, покрытые шерстью, любители щекотать попавших в их руки прохожих (помните у Высоцкого – «защекочут до икоты и на дно уволокут»). Мордовские «вирь-ара» (лесная богиня), «ведь-ава» (водяная мать) и «шутовка» представляются в виде женщин огромного роста, покрытых черной редкой шерстью, с растрепанными длинными волосами, сидящих на ветвях и иногда держащих за спиной ребенка. Татарская «сыу анасы» (водяная мать) и «шурале» неоднократно попадались в сети рыбакам, особенно при рыбалке в глухих пойменных озерах, но каждый раз они начинали плакать, и рыбаки отпускали их на волю, потому что, по поверьям, милосердие по отношению к «шурале» приносит удачу.

Башкирский «шайтан» (черт) смертен, как и остальные аналогичные существа в фольклоре других народов Поволжья, и человек при необходимости может его убить (в отличие от чертей из сказок, которые, как известно, не боятся ни пули, ни сабли), но делать этого не рекомендуется, чтобы не навлечь несчастья на свой дом. Известен даже рассказ о том, как некий крестьянин взял в жены лесную «шайтанку», и потом от такого сожительства у «шайтанки» появились дети. Словом, в народном повествовании все эти лешие и русалки представляются вполне материальными, земными существами, с вполне конкретными чувствами, характерным обликом и достаточно мирным поведением, причем такими же обычными обитателями лесов, как, например, лось, лисица или медведь.

Однако большинство подобных описаний относятся или к XIX веку, или к еще более ранним временам российской истории. Даже в начале ХХ столетия, не говоря уже о двадцатых-тридцатых годах, когда на Средней Волге развернулось крупномасштабное промышленное строительство, фольклористы практически перестали встречать людей, лично видевших в окрестных лесах нечто человекообразное и покрытое шерстью. Это и неудивительно – ведь, по всем данным, лесные поволжские «йети» не выносят беспокойства, никогда не селятся близко от более-менее крупных населенных пунктов и вообще любят нетронутую природу. Так что нет ничего удивительного в том, что уже сто с лишним лет жители Европейской России черпают сведения о леших и русалках в основном из сказок.

Тем не менее современные криптозоологи считают, что поиск свидетельств о встречах с реликтовым гоминоидом в Европейской части России вообще и в Среднем Поволжье в частности следует продолжить. Поэтому хочется обратиться к читателям: если вам известны такие факты, напишите о них в редакцию. Еще лучше будет, если найдутся материальные доказательства таких встреч (фотографии, кино- и видеопленки, слепки следов, шерсть и так далее). Конечно же, вероятность такой встречи крайне мала, но все же… Может быть, уже скоро мы найдем новые свидетельства того, что загадочный «йети» живет совсем рядом с нами? (рис. 3, 4)

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара