При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Монстры Жигулевских гор

Еще в начале ХХ столетия тогда еще безвестный самарский инженер Глеб Максимилианович Кржижановский (рис. 1)

выдвинул проект сооружения ГЭС в самом узком месте Средней Волги - в Жигулевских воротах (рис. 2).

Проект вызвал в Самаре настоящий переполох. О накале страстей говорит хотя бы такой факт: 9 июня 1913 года в город Сорренто, что в Италии, где в то время жил владелец всех Жигулевских земель граф Владимир Петрович Орлов-Давыдов (рис. 3),

пришла телеграмма от архиерея Самарского и Ставропольского Симена. В депеше тот слезно умолял графа: «…призываю на Вас Божию благодать, прошу принять архипастырское извещение: на ваших потомственных исконных владениях прожектеры Самарского технического общества совместно с богоотступником инженером Кржижановским проектируют постройку плотины и большой электрической станции. Явите милость своим прибытием сохранить Божий мир в Жигулевских владениях и разрушить крамолу в зачатии».

 

Проект самарского инженера

Граф счел идею Кржижановского сумасбродной и даже не подумал вернуться в Россию по столь незначительному поводу. Он лишь поручил своему управляющему в Самаре дать категорический отказ на такое строительство. Однако в то время Орлову даже в кошмарном сне не могло присниться, что всего лишь через семь лет после обнародования проекта, в феврале 1920 года, решением Советского правительства была образована Государственная комиссия по электрификации России (ГОЭЛРО), а Г.М. Кржижановский назначен ее председателем. А 23 декабря 1920 года он выступил со своим знаменитым докладом о плане ГОЭЛРО на VIII Всероссийском съезде Советов, где проект получил безоговорочное одобрение делегатов (рис. 4).

Но только лишь в 1930 году ЦК ВКП (б) принял постановление, в котором Госплану СССР поручалось «повернуться лицом к Волгострою, составить проект, выявить все возможности его сооружения». Предполагалось, что уже 1 апреля 1932 года Совнаркомом СССР будет утвержден проект такого строительства, чтобы в 1937-1938 годах важнейший народнохозяйственный объект был принят в эксплуатацию.

В связи со сказанным выше уже в начале 1931 года в Жигулевские горы прибыли особые изыскательские партии института «Водно- и инженерно-геологические исследования для Волгостроя», которые работали здесь под общим руководством инженера Александра Сергеевича Баркова (рис. 5).

Отряды геологов изучали потоки подземных жигулевских вод, уточняли внутреннее строение горных массивов, наносили на карту разнообразные карстовые структуры, в первую очередь малоизученных пещерных систем, некоторые из которых, как тогда выяснилось, пронизывали всю горную толщу Жигулей чуть ли не насквозь. Вывод геологов был однозначным: из-за громадного числа подобных трещин, пустот и полостей почти сразу же после сооружения плотины начнется утечка воды из водохранилища в обход гидроузла (рис. 6, 7, 8).

А подобный катаклизм вызовет почти мгновенное затопление не только всей территории Самары, но и множества других городов, находящихся ниже ее по течению Волги.

Именно благодаря этим подробнейшим изысканиям геологов из группы А.С. Баркова правительство СССР уже после Великой Отечественной войны было вынуждено отказаться от проекта возведения ГЭС в Жигулевских воротах, и перенести ее строительство на 80 километров выше по течению Волги – в район города Ставрополя. Здесь, как известно, впоследствии и началось сооружение гидроузла, в то время крупнейшего в мире.

В течение 1931–1933 годов геологическая партия обследовала горные долины Жигулей в районе сел Гаврилова и Липовая Поляны, а также подножие южных отрогов Жигулей - Шелехметских гор, что выходят к Волге между селами Винновка и Шелехметь. Горные инженеры через пещеры смогли проникнуть в систему подземелий Самарской Луки, куда до них еще ни разу не ступала нога изыскателя.

Разведочные работы в подземных лабиринтах, которые вели геологи Баркова, должны были развенчать многие мифы и легенды Самарской Луки. Однако на деле все вышло с точностью до наоборот. Во время своих путешествий по жигулевским недрам изыскатели почти сразу же столкнулись с загадочными и необъяснимыми явлениями, о неразглашении сведений о которых они в свое время дали подписку компетентным органам. Лишь через многие десятилетия геологи рискнули кое-что рассказать об увиденном. Например, незадолго до своей кончины в 1989 году один из бывших сотрудников московского института «Водно- и инженерно-геологические исследования для Волгостроя» (уже давно не существующего) Николай Соколов передал представителю «Авесты» некоторые свои рукописи, в которых говорилось о тех незабываемых подземных путешествиях 30-х годов. Вниманию читателей предлагаются фрагменты данной записи в авторской обработке.

 

«Пещера была наполнена голубоватым сиянием…»

«В 1931 году лето выдалось исключительно жарким и сухим. Волга сильно обмелела. То тут, то там из воды поднялись песчаные острова. Чтобы подойти к пещере, которую мы собирались исследовать, нам пришлось долго лавировать между отмелями, прежде чем удалось подвести лодку к скале вблизи от расселины.

Нам повезло - благодаря крайне низкому уровню воды в реке удалось пройти в пещеру, почти не замочив мешков и даже не загасив фонарей. Сразу же за выступом пол пещеры резко обрывался вниз, а потолок уходил куда-то вверх, образуя большой зал, наполненный водяной пылью. Наш путеводный поток, преодолев узкое место, стремительно расширялся, и, срываясь с каменного выступа скалы, падал в подземное озеро, закручивая его воды небольшим водоворотом.

Слабый свет наших фонарей не позволил нам увидеть целиком весь зал, но все же было заметно, что потолок пещеры здесь очень неровен и неустойчив. Прямо над нашими головами, ежеминутно грозя упасть, нависали огромные каменные глыбы. Двигаясь по камням, мы легко поднялись к одному из самых широких отверстий. За ним начиналась сухая галерея, которая была метра четыре в высоту и метров шесть в ширину. Она закончилась узким отверстием неправильной формы, выведшим нас в большой зал. На этом участке пути мы остановились на отдых и пообедали.

Во время обеда в обвальном зале обнаружился весьма ощутимый сквозняк. Следовательно, воздух в этот зал не только входил, но и выходил через какое-то еще неизвестное нам отверстие. Поиск нового хода также занял немало времени, но в конце концов нам все-таки удалось обнаружить довольно узкую щель, уходящую куда-то вниз и в глубину горы.

При движении по узкому извилистому лазу каждый из нас где-то впереди все время слышал какой-то ровный непонятный шум. А когда все мы выбрались из лаза, то явственно различили тихий звон, похожий на колокольный. При этом источник звука не был виден - ведь свет наших фонарей проникал далеко не в каждый уголок зала. Казалось, этот звон рождается где-то в глубине горы и наполняет всю пещеру.

Странно, но по мере нашего продвижения по пещере колокольный звон постепенно пропадал. В зале было влажно - с высокого потолка падали большие водяные капли, которые неизменно ложились в давным-давно выдолбленные щели, вытесняя из них воздух. Возможно, именно такое падение капель и порождало тот волшебный колокольный звон, который нам слышался в передней части этого зала.

Здесь оказалось заметно холоднее, чем в ранее пройденных нами подземельях. Кое-где вдоль стен пещеры даже лежал лед. Встречный ветер заметно усилился, и в нашей легкой одежде его с трудом можно было перенести. И тут галерея повернула в сторону почти под прямым углом. Мы остановились, зачарованные открывшейся нам картиной. Впереди лежал огромный зал, заполненный странным голубоватым мерцанием. Оно было столь ярким, что легко проглядывалось все окружающее пространство. Оказалось, мы стояли перед обширным ледяным полем слабой фиолетовой окраски.

Ближе к стенам пещеры лед поднимался вверх, образуя систему правильных кубиков. Вскоре мы приблизились к одному из огромных ледяных блоков, освещенных все тем же голубоватым сиянием. И здесь все остолбенели: из глубины ледяного панциря на нас смотрел… громадный медведь. Встав на задние лапы, он словно бы тянулся вперед, как будто стремился достать до непрошеных пришельцев.

Когда первое потрясение от встречи с замороженным медведем прошло, мы все, словно зачарованные невероятным зрелищем, пошли дальше по залу - от глыбы к глыбе. Удивительно, но страха ни у кого из нас не было - может быть, от непомерной усталости. Чем дальше мы шли, тем больше замерзших экспонатов этого странного подземного музея нам встречалось. Вот перед нами в глыбе льда возник еще один медведь, вот какая-то огромная птица, вот лось, олень, еще один медведь, и еще какие-то вовсе уж непонятные звери… Настоящий подземный пантеон!

Как все эти животные попали сюда? Как они оказались вмороженными в эти почти правильные ледяные кубы? Сколько времени они простояли в этом загадочном подземелье? Ответов на все эти вопросы мы не находили.

Сколько мы еще шли по пещере после этого, сказать трудно. Может быть, час, а, может быть, несколько часов: ощущение времени почему-то исчезло. Но вдруг на полу пещеры появилась незамерзшая вода. Тут мы увидели маленький ручеек, из которого жадно напились.

Отдохнув несколько минут, мы пошли вдоль ручейка в одну из боковых галерей. Ход постепенно сужался, а на полу появились мелкие камешки, натеки глины, и, наконец, сухие листья деревьев. Стало быть, поверхность земли где-то совсем близко! И в самом деле - пройдя всего несколько поворотов, мы увидели выход из маленькой пещеры. Оказалось, что эта пещера выходила на дно какого-то малозаметного лесного оврага у подножия большой горы. Судя по длинным теням от деревьев, долгий летний день подходил к концу. Итак, наше подземное путешествие закончилось» (рис. 9, 10).

 

Ледяная кунсткамера в недрах Жигулей

Но еще более удивительным выглядит рассказ другого сотрудника особой партии Волгостроя Виктора Агеева, который при его жизни по вполне понятным причинам также не мог быть опубликованным. А в таинственные пещеры Жигулей этот человек попал следующим образом.

Как уже было сказано, в начале 30-х годов геологи из особой партии А.С. Баркова занимались изучением Ширяевских штолен в Жигулевских горах (рис. 11, 12, 13).

Но в дальнем малоизвестном штреке группа вдруг неожиданно попала под обвал. В конце концов наружу выбрались все, кроме Агеева. Двухдневные поиски его тела под завалами ничего не дали, и геолога совсем уже было собрались занести в список погибших, как вдруг через несколько суток Агеев объявился сам, спустившись в Ширяево с противоположного склона Жигулевских гор. Но когда начальник особой партии А.С. Барков услышал его повествование о подземном путешествии, он посоветовал больше никому об этом не рассказывать. Лишь незадолго до своей смерти, которая случилась в середине 80-х годов, Агеев разрешил записать свои воспоминания одному из куйбышевских краеведов, поставив, однако, условие, что записки будут опубликованы только после его смерти. Поэтому лишь сейчас отдельные фрагменты его рассказа предлагаются вниманию читателя.

«Когда неожиданно случился обвал, знакомый выход из штольни оказался заваленным. Я стал пробираться вперед по узкому лазу, где раньше никогда не ходил ни я сам, ни кто-либо из известных мне исследователей. Рано или поздно я все же надеялся выйти на поверхность, потому что с собой у меня был запас консервов и сухарей, а также спички и фонарь с комплектом резервных батарей.

После долгих блужданий под землей я в конце концов вышел в обширный зал, отдельные углы которого были заполнены льдом. В темноте этот лед светился слабым голубоватым сиянием. И тут произошло что-то странное - мое сознание словно отключилось, исчезли чувства страха и голода. Я вошел в узкий коридор, у стен которого стояли огромные ледяные блоки, тесно прижатые друг к другу. Это были именно отдельные блоки, а не сплошная ледяная стена.

Самое удивительное, что сердцевину каждой из этих громадных колонн занимало некое существо, словно вмороженное в лед. Таких ледяных кристаллов здесь, видимо, было много тысяч, и внутри каждого из них неподвижно висели невиданные, фантастические монстры.

Описать эти существа чрезвычайно трудно. Мне запомнилась большая голова, нависающая над телом, огромные фасеточные глаза навыкате, крупная надлобная шишка, маленькие, прижатые к животу руки с тремя пальцами. Туловище - что-то вроде мягкого кокона, свернутого в трубочку и также поджатого к животу (рис. 14).

Чем дальше я шел по коридору, тем больше размерами становились ледяные блоки. Заключенные в них монстры тоже были все крупнее и крупнее. Здесь я встретил несколько кристаллов, внутренность которых была затянута паутинкой тонких трещин. Около таких кристаллов я ощущал непонятную печаль.

Так я шел по этому мрачному паноптикуму час, другой, потом и третий. И тут вдруг я увидел, что ледяной коридор раздваивается. В левом, насколько хватал глаз, тянулись все те же однообразные кубы с глазастыми уродцами. А вот в правом стояли ледяные кристаллы с почти такими же монстрами, но на их головах почему-то уже не было надлобной шишки.

Тут мое тело, несколько помедлив, выбрало правый коридор. Дальше большой временной кусок просто выпал у меня из памяти, однако сохранилось смутное ощущение, что я все-таки шел куда-то вперед по тому же ответвлению. Следующим сохранившимся воспоминанием была картинка небольшого расширения коридора, в центре которого на полу словно бы лежали два солнечных зайчика, наложенных один на другой. Поскольку обойти их не было никакой возможности, я ступил в центр светящегося пятна. В тот же момент что-то чудовищное со всего размаха ударило меня по голове, и после этого снова наступил провал в памяти.

Очнулся я уже на вершине Поповой горы, что находится примерно километрах в десяти от Ширяева. Мое лицо обдувал свежий ветер, а в глаза бил солнечный свет. Еще в момент включения сознания мне показалось, что рядом со мной сидела большая собака, но вот за это я поручиться не могу. Уже потом я узнал, что мое путешествие под землей заняло пять суток» (рис. 15).

 

Что же это было?

За комментариями автор этих строк вновь обратился к президенту самарской неправительственной организации «Авеста» Игорю Львовичу Павловичу (рис. 16).

Вот какое у него мнение на этот счет:

- При анализе приведенных выше текстов сразу же возникает вопрос: насколько они достоверны? Несмотря на всю невероятность описанных явлений и событий, давайте тем не менее попробуем рассуждать строго научно.

Само существование значительных подземных пустот в карстовых породах Самарской Луки - факт бесспорный. Но существовали ли пещеры, описанные участниками походов по жигулевским подземельям, и существуют ли они по сей день - вот вопрос! Ведь известно, что строительство каскада волжских гидроэлектростанций во второй половине ХХ века в корне изменило весь гидрологический режим реки на территории Самарской области. В частности, уровень воды у плотины Волжской ГЭС имени В.И. Ленина (ныне Жигулевская ГЭС) поднялся на 29 метров, в Саратовском водохранилище у Самары - на 5 метров, а у Сызрани - на 11 метров. Без сомнения, поднявшаяся вода залила все подземные пустоты, а возросшее давление воды наверняка разрушило всю описанную выше пещерную систему вместе с ее содержимым.

Что касается фиолетового свечения в подземелье, то сам факт его обнаружения глубоко под землей может вызвать у непосвященного человека вполне понятное сомнение. А между тем именно фиолетовая окраска льда указывает на наличие в нем значительных включений радия. Именно распад этого радиоактивного химического элемента и должен вызвать устойчивую ионизацию воздуха, и, следовательно, свечение его и окружающих горных пород.

Наличие радия, урана и прочих радиоактивных химических элементов в недрах нашей области, в том числе и в окрестностях Самарской Луки, уже подтверждено новейшими геологическими исследованиями. Предполагается даже, что некоторые урановые и радиевые пласты, залегающие сравнительно недалеко от поверхности земли, могут быть основой для разработки этого нового для Самарской области полезного ископаемого.

Еще большее недоверие вызывают описания подземных путешествий по загадочным ледяным «кунсткамерам». Между тем нечто подобное нам уже продемонстрировали пещеры горной системы Кугитанг в Туркменистане, открытые спелеологами в 1984 году (рис. 17, 18, 19).

Тогда об этой находке подробно писали многие центральные газеты. В пещерах Кугитанга попавшие в них животные мумифицировались - так почему же в жигулевских пещерах здешние невольные узники не могли оказаться замороженными в ледяных глыбах? Ведь о наличии льда в жигулевских подземельях ученые и краеведы сообщали не раз. Впервые, кстати, упоминание о ледяных пещерах Жигулей встречается в монастырском географическом путеводителе издания 1689 года. А в начале ХХ века составители подробной гипсометрической карты Жигулевских гор описали в этих местах множество пещер, внутри которых даже в разгар лета нашлись целые ледяные залежи. В частности, топограф М. Ноинский в 1902 году отметил возникновение «подземного прохода в очень глубокую ледяную пещеру близ села Подгоры».

Что касается медведей, то раньше они действительно водились на территории Самарской Луки и Жигулевских гор. Однако последние упоминания о встрече с ними в этих местах относятся к девяностым годам XIXвека. Тем не менее уже в ХХ столетии в пещерах Жигулей не раз находили останки доисторических медведей - в частности, в 60-х годах в подземельях около села Ширяево (рис. 20).

Раскопки здесь вела экспедиция под руководством известного советского археолога Отто Николаевича Бадера (рис. 21).

Сложнее обстоит дело с описаниями ящероподобных монстров, вмороженных в глыбы льда. Однако и этому факту можно найти современное объяснение. В 70-е годы прошлого века канадский палеонтолог Дейл Рассел, изучая останки ископаемых ящеров из рода стехонихозавров, живших в юрское время (то есть около 150 миллионов лет назад), пришел к выводу, что у представителей этой группы размер головного мозга за очень короткий период увеличился в десять с лишним раз. Сейчас уже установлено, каков примерно должен быть облик этого гипотетического монстра. У него выделялась большая голова, разросшаяся за счет сильно увеличившегося мозга. Передвигаться он должен был на двух ногах, и при ходьбе его тело занимало вертикальное положение - так же, как и у современного человека. При этом его верхние конечности преобразовались в руки с тремя пальцами, один из которых сильно противопоставлялся двум остальным. Рост - от 1,3 до 1,5 метра. Одним словом, почти полное совпадение с описанием, сделанным заблудившимся в подземелье геологом. Таких гипотетических разумных динозавров называют серпентоидами (рис. 22).

Предполагается, что примерно 70 миллионов лет назад в результате космической катастрофы (скорее всего, падения на нашу планету крупного астероида) динозавры очень быстро исчезли с лица Земли, уступив свое место млекопитающим и птицам. Однако вполне возможно, что немногочисленные группы этих существ все же смогли сохраниться до более поздних времен в отдельных укромных уголках планеты - так называемых рефугиумах. Одним из таких убежищ вполне могла стать пещерная система, сложившаяся около 15 миллионов лет назад в глубине Жигулевских гор и их отрогов.

Как относиться к рассказам геологов 30-х годов – это личное дело каждого исследователя. Однако стоит отметить, что повторить все описанные выше путешествия по жигулевским подземельям ныне уже вряд ли удастся. Наверняка большинство из них уже разрушены после того, как поднялся уровень воды в Куйбышевском и Саратовском водохранилищах. Поэтому исследователям было бы весьма интересно получить новые подтверждения в отношении опубликованных выше сведений о пещерах Самарской Луки.

 

Огненные шары над рекой Усой

О загадочных обитателях жигулевских подземелий и связанных с ними видениями говорится почти во всех местных легендах и преданиях. В частности, в один ряд со «столбами света» следует поставить и призрачные явления, которые не только проходят «красной нитью» через все жигулевские сказания, но и до сих пор наблюдаются в ряде точек Самарской Луки. Наиболее известный из них - так называемый мираж «Мирного города», который упоминает в своей книге еще голштинский путешественник Адам Олеарий, посетивший Поволжье в семнадцатом веке. Другое название того же явления - «Крепость пяти лун», «Белая церковь», «Фата-моргана» и так далее.

На Самарской Луке и в Жигулевских горах по сей день стоят деревеньки, история которых насчитывает уже несколько сотен лет. Это, например, села Шелехметь, Ширяево, Подгоры, Валы, Торновое, Аскулы и многие другие (рис. 23, 24, 25).

Сведения об их самых первых жителях теряются где-то в глубине веков, и потому даже известный путешественник Петр Паллас, побывавший в здешних краях в 1768 году, уже тогда называл эти села «старинными». Неудивительно, что за сотни лет общения с дикой жигулевской природой здешние крестьяне довольно часто сталкивались с чем-то таинственным и непонятным, и это затем оставалось в памяти народа в виде легенд и быличек.

Например, местные предания гласят, что не только в нынешние, но и в прежние времена люди не раз видели над Самарской Лукой некие летающие огненные шары и другие непонятные объекты, природа которых для ученых до сих пор остается неясной. В связи с этим очень привлекательной для аномальщиков точкой самарского края по сей день остается урочище Гремячее - горный массив в Сызранском районе, который находится близ села того же названия.

Здесь, в Рачейских горах, на самом краю Жигулевской дислокации, находится исток реки Усы, которая довершает Самарскую Луку до почти полного водного кольца. Здешние горы по высоте уступают только самым высоким вершинам Жигулей, а на их склонах между причудливыми скалами-останцами еще в незапамятные времена образовалось множество пещер, карстовых воронок и провалов (рис. 26-30),

из которых бьют родники. Вот с этими-то местами и связано множество легенд и мифов, выводящих исследователей на еще одну таинственную подземную расу.

Согласно местным преданиям, в здешних пещерах вот уже много тысяч лет живет карликовый народ, который здешние чуваши называют «уйбеде-тюале». Это словосочетание можно перевести как «человек - мохнатая обезьяна», а также как «человек-филин» (рис. 31, 32, 33).

Говорят, что даже в наше время эти странные существа хоть и редко, но все же встречаются людям в здешних горах. Представьте себе карлика ростом не выше пупка среднего человека, но с огромными глазами и с лицом, покрытым не то шерстью, не то перьями. Понятно, что кто-то из числа встретивших такого «ужастика» называли его обезьяной, другие - филином. Вот так у чувашей и появилось имя этого загадочного подземного народа.

Еще одно не менее загадочное явление Жигулевских гор выглядит так. По словам местных жителей, над урочищем Гремячее по сей день иногда можно видеть странные огненные шары примерно двухметрового диаметра и с хвостиком. Говорят, что те из сельчан, которые прожили здесь два-три десятка лет, хотя бы раз в своей жизни видел это загадочное явление. По-чувашски их именуют «патавка-бусь», что как раз и означает «огненный шар».

Как рассказывал собирателям фольклора один из очевидцев этого явления, «патавка-бусь» обычно летает медленно и недалеко от поверхности земли. Но самая невероятная часть этой легенды гласит, что эти огненные шары могут… превращаться в человека! Якобы сельчанам известны конкретные случаи, когда такие воплощенные в людей мужского пола пришельцы приходили в деревню, где они… сожительствовали с местными женщинами! А дети, родившиеся от этого странного брака, либо умирали, либо быстро превращались в легендарных подземных человечков «уйбеде-тюале».

Другая группа жигулевских мифов и легенд касается подземного мира этих волжских гор, который для ученых и по сей день остается настоящей «терра инкогнита». В частности, очень интересны былины о неких призрачных человечках, внезапно появляющихся из-под земли и также внезапно исчезающих. О них говорится, что эти белые карлики «так прозрачны, что сквозь них видны деревья». В местных быличках они описываются так: «Человечек маленького роста, с костлявым телом, с кожей, покрытой чешуей, с огромными глазами, мертвящим взглядом и таинственным свойством к перемещению сознания из тела в тело». Последние слова, видимо, означали наличие у подземных жителей телепатических способностей.

 

Судьба «каменной лошади»

О некоторых выводах, которые следует из внимательного изучения приведенных выше мифов Самарской Луки, снова рассказывает президент неправительственной научно-исследовательской организации «Авеста» И.Л. Павлович (рис. 34).

- С нашим краем связано огромное количество легенд, быличек, преданий, сказаний и так далее. Серьезные исследователи их практически не изучают, хотя легенды - это целый пласт нашего прошлого, имеющий глубокие исторические корни. Именно поэтому вот уже более 15 лет мы занимаемся изучением вот этой неофициальной, как бы скрытой в легендах и мифах истории нашего края. Предания и былины хороши еще и тем, что они являются творчеством лишь исключительно простого народа, столетиями сохраняясь в его памяти.

Мы не без основания полагаем, что вот такая «скрытая история» касается в первую очередь малоизученных самарских подземелий. Ведь подземный мир Жигулей, Самарской Луки и всей Самарской области в целом до сих пор изучен крайне слабо. Между тем в легендах и преданиях прошедших времен по сей день сохраняется интереснейшая информация о многочисленных пещерах волжских берегов, где жили не только разбойники и бродяги, но также колдуны и даже целые подземные народы.

Пока нет сведений о том, что какие-либо серьезные исследователи изучали возможность существования в подземельях Самарской Луки особой человеческой расы. Но разве приведенные выше легенды, а также археологические находки, не могут быть поводом для интереса ученых?

Наша группа не раз организовывала экспедиции и в Жигулевские горы, и в Сызранский район – в урочище Гремячее, которое находится неподалеку от села Смолькино. Именно в его окрестностях находится исток реки Усы. Здесь, на склонах Рачейских гор имеется множество пещер, причудливых каменных глыб, родников, провалов. Все они в сочетании образуют необыкновенно красивую местность, с которой связано множество легенд и мифов, выводящих исследователей все на ту же таинственную подземную расу.

От местных жителей мы еще раз услышали легенды об «уйбеде-тюале» и «патавка-бусь». Еще мы увидели несколько углублений в скалах, оставшихся после визита огненных шаров. Выглядят они именно как яма, а не как карстовый провал - словно ее аккуратно копали экскаватором, а потом гладко заровняли края. Точно же объяснить происхождение таких ям, думается, смогут только специалисты.

А неподалеку от села Гремячее местные жители показали нам огромный камень, куда по ночам якобы приходят для поклонения пещерные человечки. Эта скала даже внешне напоминает голову то ли филина, то ли обезьяны - в общем, «уйбеде-тюале». Правда, следов каких-либо обрядов около этого камня нам обнаружить так и не удалось.

Зато мы самостоятельно произвели обряд с другим камнем, которые местные называют «каменная лошадь» (рис. 35).

И правда, он был очень похож на лежащую на земле огромную лошадиную голову. Услышав от поехавшего с нами сельчанина, что если этот камень щедро полить водой, то вскоре над ним даже в засуху пойдет дождь, мы так и сделали: вылили на «каменную лошадь» весь свой запас из двадцатилитровой бутыли.

В этот момент стояла тридцатипятиградусная жара, а на небе не было ни облачка. Можете представить наше изумление, когда минут через двадцать после указанной процедуры над лесом вдруг появилась тучка, которая на глазах стала расти, а еще через несколько минут на нас и в самом деле пролились крупные дождевые капли!

Больше всех перепугался телеоператор: он начал кричать на участников эксперимента, что под таким ливнем он не сможет работать. Слава Богу, что дождь кончился быстро и так же внезапно, как и начался. Уже через мгновение тучка куда-то исчезла, а над лесом вновь ярко засияло солнце.

Описанная выше поездка в Рачейские горы состоялась в 2004 году (рис. 36, 37, 38).

А вскоре после первых репортажей об этой экспедиции к нам пришла печальная весть. Оказывается, в один прекрасный день некие предприимчивые дельцы приехали в горы с грузовиком и подъемным краном, после чего упомянутый камень в форме лошадиной головы попросту… исчез. Видимо, сейчас он лежит на даче какого-нибудь местного коммерсанта, который с гордостью показывает его своим друзьям. Однако вызвать дождь с его помощью похититель уже не сможет: он ведь не учел, что «каменная лошадь» показывает свои чудеса только в горах, в родной стихии.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу