При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Богохуление

Богохуление (по материалам Самарского окружного суда)

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных Российской империи выпуска 1885 года

Раздел второй. О преступлениях против веры и о нарушении ограждающих оную постановлений

Глава первая. О богохулении и порицании веры

 

Ст. 176. Кто дерзнет публично в церкви с умыслом возложить хулу на славимого в Единосущной Троице Бога, или на Пречистую Владычицу нашу Богородицу и присно-Деву Марию, или на честный Крест Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, или на бесплотные Силы Небесные, или на Святых Угодников Божиих и их изображения, тот подвергается:

лишению всех прав состояния и ссылке в каторжную работу на время от двенадцати до пятнадцати лет.

Когда сие преступление учинено не в церкви, но в публичном месте, или при собрании более или менее многолюдном, то виновные приговаривается:

к лишению всех прав состояния и к ссылке в каторжную работу на время от шести до восьми лет.

 

Ст. 177. Учинивший означенное в предшедшей (176) статье преступление, хотя и не публично и не в многолюдном собрании, но однако ж при свидетелях, с намерением поколебать их веру или произвести соблазн, приговаривается:

к лишению всех прав состояния и к ссылке на поселение.

 

Ст. 178. Кто в публичном месте, при собрании более или менее многолюдном, дерзнет с умыслом порицать христианскую веру или православную церковь, или ругаться над Священным Писанием, или Святыми Таинствами, тот подвергается:

лишению всех прав состояния и ссылке в каторжную работу на время от шести до восьми лет.

Когда сие преступление учинено не в публичном собрании, но однако ж при свидетелях и с намерением поколебать их веру или произвести соблазн, то виновный приговаривается:

к лишению всех прав состояния и ссылке на поселение.

 

Ст. 179. Кто, будучи свидетелем произносимого в публичном месте с умыслом богохуления или поношения Святых Угодников, или же дерзкого, с намерением поколебать в коим либо веру, порицания христианского закона вообще, или в особенности церкви православной, или же ругательства над Священным Писанием и Святыми Таинствами, не дает о том знать надлежащему начальству для прекращения соблазна, тот за сие подвергается:

Заключению в тюрьме на время от четырех до восьми месяцев, или аресту на время от трех недель до трех месяцев.

 

Ст. 180. Если будет доказано, что дозволивший себе в публичном месте произнести слова, имеющие вид богохуления, или же поношения Святых Господних, или же порицания веры и церкви православной, учинил сие без умысла оскорбить святыню, а единственно по неразумению, невежеству или пьянству, то он подвергается:

заключению в тюрьме на время от восьми месяцев до одного годы и четырех месяцев, с лишением некоторых, на основании статьи 50 сего Уложения, особенных прав и имуществ;

или заключению в тюрьме на время от четырех месяцев до одного года и четырех месяцев.

 

Ст. 181. Кто в печатных или хотя и в письменных, но каким-либо образом распространенных им сочинениях, дозволит себе богохуление, поношение Святых Господних, или порицание христианской веры, или церкви православной, или ругательства над Священным Писанием и Святыми Таинствами, тот подвергается:

лишению всех прав состояния и ссылке на поселение.

 

Историческая справка.

Согласно «Уложениям о наказаниях», уголовному преследованию в Российской империи подлежали только лица, допускавшие порицание или кощунство лишь в отношении православной или вообще христианской веры. Те же действия в отношении других вероисповеданий (ислам, иудаизм, буддизм и т.д.) по российскому законодательству того времени никак не наказывались и преследованию со стороны государства не подлежали. Таким образом, православие в это время было единственной государственной религией, монопольному положению которого государство обеспечивало полную юридическую защиту. Поэтому можно констатировать, что свободы совести в современном понимании этого слова в Российской империи не существовало (рис. 1).

Кризисная социально-политическая ситуация в России начала XX века вынудила правительство вносить коррективы в религиозную политику. Во времена Первой русской революции 1905-1907 годов, одной из причин которой как раз и стало отсутствие свободы совести в Российской империи, были отменены наиболее одиозные статьи «Уложений…».

В тексте высочайше подписанного «Указа о веротерпимости» от 17 апреля 1905 года говорилось, в частности, следующее:

«Признать, что отпадение от Православной веры в другое христианское исповедание или вероучение не подлежит преследованию и не должно влечь за собою каких-либо невыгодных в отношении личных или гражданских прав последствий, причем отпавшее по достижении совершеннолетия от Православия лицо признается принадлежащим к тому вероисповеданию или вероучению, которое оно для себя избрало».

Другим высочайшим указом от 25 июня 1905 года по многим статьям «Уложений…» были значительно сокращены сроки наказания. Например, за богохуление и кощунство вместо нескольких лет или месяцев в тюрьме или на каторге осужденные теперь проводили в камере «всего лишь» несколько суток.

Окончательно же действие всех подобных статей царского законодательства, которые в начале века демократическая общественность справедливо называла «осколками средневековья», было отменено лишь в соответствии с указом Временного правительства России от 6 марта 1917 года.

 

Ниже приводятся материалы уголовных дел по указанным выше статьям «Уложений о наказаниях Российской империи», которые ныне хранятся в Центральном Государственном архиве Самарской области (ЦГАСО).

 

ЦГАСО, Ф-8, оп. 2, д. 53.

Дело Самарского окружного суда по 1-му Уголовному Отделению о предании суду мещанина города Николаевска Николая Егорова Каверзина, 40 лет, обвиняемого в богохулении. Начато 5 сентября 1879 года.

 

Л.д. 5.

Обвинительный акт о предании суду мещанина города Николаевска Николая Егорова Каверзина, 40 лет, обвиняемого в богохулении.

Обвиняемый обязан подпиской о неотлучке с места жительства.

10 мая 1879 года в питейном доме с. Бартеневка Николаевского уезда были крестьяне Тихон Болмосов, Иван Белов, Андрей Болмосов, отставной бомбардир Семен Трифонов Бартенев, николаевский мещанин Николай Егоров Каверзин, и товарищи последнего – плотники. Один из товарищей последнего попросил у Бартенева трубку. Бартенев в просьбе отказал, и за это Каверзин стал бранить его. Бартенев на брань Каверзина возразил: «Как не грех тебе, старик, браниться, Бога ты не боишься». На эти слова Каверзин ответил: «У меня твой Бог под пяткой, ёб твою мать, да и с Богом!» Об этом дали знать сотскому Лариону Чаплыгину, но Каверзин продолжал повторять вышеприведенные слова, пока не был арестован. Свидетели Чаплыгин, Тихон Болмосов и Бартенев, удостоверив при следствии изложенные обстоятельства, объяснили, что Каверзин, произнося хулу на Бога, был пьян.

Спрошенный в качестве обвиняемого Николай Егоров Каверзин, не признавая себя виновным, показал, что он по случаю именин своих действительно был в кабаке и пьянствовал там, но не помнит, произносил ли он приписываемые ему слова.

На следствии и суде Каверзину было предъявлено обвинение на основании 180 ст. «Уложений о наказаниях». Приговор суда от 10 декабря 1879 года: Каверзина заключить в тюрьму на 4 месяца.

 

ГАСО, Ф-8, оп. 2, д. 2244.

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения о крестьянине Трофиме Андрееве Ткаченкове, обвиняемом в богохулении. Начато 25 ноября 1892 года.

 

Л.д. 3.

Обвинительный акт о предании суду Самарского окружного суда без участия присяжных заседателей крестьянина Трофиме Андрееве Ткаченкове, 44 лет.

20 сентября 1892 года в селе Лопатино Самарского уезда в трактирное заведение, содержимое отставным фельдфебелем Семеном Глубоковым, вошел местный крестьянин Трофим Ткаченков, он был сильно выпивши. Подошедши к стойке, где стоял Глубоков, Ткаченков стал придираться к Глубокову, затем попросил у него спичку; Глубоков на его просьбу отвечал: «Подожди немного, ради Бога, мне некогда». В ответ на эти слова Ткаченков произнес ругательные матерные слова по отношению к Глубокову и к Богу, имя которого упомянул Глубоков (показания свидетелей Глубокова, Кийкова, Гусакова).

Привлеченный к следствию в качестве обвиняемого Трофим Ткаченков виновным себя не признал, объяснив, что в сказанное время он ругательных слов по отношению к Богу не произносил.

На следствии и суде подсудимому было предъявлено обвинение по 2 ч. 180 ст. «Уложений о наказаниях». Приговор от 17 декабря 1893 года: заключение в тюрьму сроком на 1 год и 6 месяцев.

 

ЦГАСО, Ф-8, оп. 2, д. 2228.

Дело Самарского окружного суда по 1-му столу Уголовного Отделения о крестьянине Василии Дмитриеве Россейкине и мещанине Василии Кузьмине Мазанове, обвиняемых в богохулении. Начато 4 декабря 1892 года.

 

Л.д. 3.

Обвинительный акт о предании суду Самарского окружного суда без участия присяжных заседателей крестьянина села Котякова Горинской волости Корсунского уезда Василия Дмитриева Россейкина, 25 лет, и Симбирского мещанина Василия Кузьмина Мазанова, 27 лет, за богохуление.

Вечером 1 ноября 1892 года в дом терпимости, содержимый в г. Самаре мещанокою Авдотьей Кириловой, явились несколько мужчин, в числе коих между прочим были симбирский мещанин Василий Кузьмин Мазанов и крестьянин села Котяково Корсунского уезда Василий Дмитриев Россейкин. Пришедшая компания стала пить пиво; когда же горничная публичного дома потребовала расчет за выпитое пиво, то между Мазановым и одним из присутствовавших мужчин возникли пререкания по поводу этого расчета. При этом говоривший с Мазановым мужчина между прочим упомянул в разговоре имя Бога, заметив Мазанову: «Разве вы Бога не боитесь!» Мазанов же в ответ на это произнес матерное ругательство по отношению к Богу, а затем, как он, Мазанов, так и товарищ его Василий Россейкин, оба начали богохульствовать, говоря, что они в Бога не верят, что Св. иконы суть простые картины, что Иисус Христос давно повешен, и произносили разные матерные ругательства относительно Иисуса Христа и Божьей Матери.

Вследствие такого поведения Россейкина и Мазанова содержательница публичного дома послала за полициею, но Мазанов и Россейкин до прибытия полицейского чиновника успели уйти.

Однако спустя неделю они оба снова появились в публичном доме Кириловой, причем на этот раз и были задержаны.

Будучи привлечены к следствию в качестве обвиняемых, Мазанов и Россейкин не признали себя виновными, но, не отрицая того, что они действительно были 1 ноября в публичном доме Кириловой, заявили лишь, что были в это время так пьяны, что и не помнят, что делали и говорили.

На следствии и суде Мазанову и Российкину было предъявлено обвинение по 180 ст. «Уложений о наказаниях». Приговор от 7 мая 1893 года: заключить каждого тз них в тюрьму на 4 месяца.

 

ЦГАСО, Ф-8, оп. 2, д. 2031.

Дело Самарского окружного суда по 2-му столу Уголовного Отделения о сыне личного дворянина Сергее Григорьеве Григорьеве, обвиняемого в богохулении. Начато 22 февраля 1893 года.

 

Л.д. 3.

Обвинительный акт о предании суду Самарского окружного суда без участия присяжных заседателей сына личного дворянина Сергея Григорьева Григорьева, 23 лет.

25 июля 1892 года проживающий в селе Шентала Бугульминского уезда сын чиновника Сергей Григорьев, зайдя в лавку торговца Николая Иванова Меркулова, вступил с ним и бывшим там же торговцем Григорием Гавриловым в разговор. Меркулов и Гаврилов, видевшие, как перед этим Григорьев неуважительно говорил с местным сельским учителем, стали ему за это выговаривать, на что он возразил, что он никого не признает, даже Бога, а про Сына Божьего отозвался, что считает его лишь ученым человеком, а затем по отношению к Нему и Святым дозволил себе непечатную брань. Удостоверяя все это на предварительном следствии, Меркулов и Гаврилов добавили, что в то время Сергей Григорьев был пьян и что они вообще знают его как занудного болтуна, так что не подозревают с его стороны злого умысла такими словами поколебать в них веру или произвести соблазн.

Допрошенный судебным следователем в качестве обвиняемого Сергей Григорьев виновным себя не признал и объяснил, что в разговоре с Меркуловыи и Гавриловым он не произносил хулы против Бога, Сына Его и Святынь, а рассказывал им о буддийской вере, смеялся над учением буддистов и доказывал, что буддийское верховное существо нет оснований признавать Богом, но его не поняли, и передают его слова превратно.

На следствии и суде Григорьеву было предъявлено обвинение по 180 ст. «Уложений о наказаниях». Приговор вынесен по совокупности с другим делом, в котором был Григорьев обвинен в оскорблении суда, а в общей сложности - один год заключения в тюрьме.

 

ЦГАСО, Ф-8, оп. 2, д. 2148.

Дело Самарского окружного суда по 2-му столу Уголовного Отделения о крестьянине Иване Матвееве Вострове, обвиняемого в богохульстве. Начато 19 июня 1893 года.

 

Л.д. 3.

Обвинительный акт о предании суду Самарского окружного суда без участия присяжных заседателей крестьянина села Елховки той же волости Самарского уезда Ивана Матвеева Вострова, 55 лет, за богохульство.

11 мая 1893 года в селе Елховка Самарского уезда местные крестьяне Логин Головачев, Пахом Редькин, Яков Казорин и Антон Голованов сидели на улице своего села близ трактира. Между ними зашел разговор об одной крестьянке, которая, бывши ранее замужем за раскольником, впоследствии повенчалась с православным. В это время по улице проходил крестьянин села Елховки Иван Матвеев Востров, по религии принадлежавший к раскольникам. Востров был несколько пьян. Проходя мимо Головачева, Редькина и других, он обратился к ним и сказал: «В вашу церковь привели «пёхану», стало быть, и церковь ваша «пёхана», и к этому добавил матерные слова, относя их к православной церкви.

Привлеченный в качестве обвиняемого в богохульстве Иван Матвеев Востров, не признавая себя виновным, в оправдание свое объяснил лишь, что 11 мая он был пьян и говорил ли что-либо по поводу православной церкви, не помнит.

Вострову на следствии и суде было предъявлено обвинение по 180 ст. «Уложений о наказаниях». Приговор от 14 декабря 1893 года: четыре месяца заключения в тюрьме.

 

ЦГАСО, Ф-8, оп. 2, д. 2434.

Дело Самарского окружного суда по 4-му столу Уголовного Отделения об освидетельствовании умственных способностей крестьянина Андрея Тимофеева Якимкина, 43 лет, обвиняемого по 176 ст. «Уложений о наказаниях». Заседание началось 11 августа 1900 года.

 

Л.д. 2.

Заключение об освидетельствовании крестьянина Верхнего Санчелеева Нижне-Санчелеевской волости Ставропольского уезда Самарской губернии Андрея Тимофеева Якимкина, обвиняемого по ст. 176 «Уложений о наказаниях» в состоянии умственных способностей от 5 августа 1900 года.

26 февраля 1900 года в с. Верхнее Санчалеево Нижне-Санчалеевской волости Ставропольского уезда крестьянин этого села Андрей Тимофеев Якимкин вошел во время литургии в местную церковь, не снимая шапки, подошел к крестьянину Кузьме Гришину и перед причастием ни с того ни с сего сказал ему: «Вот сейчас священник будет вас ссаками поить». Затем, уже после того, как бывшие в церкви крестьяне причастились, Якимкин обратился к женщинам и сказал: «Ну вот, женщины, вы теперь причастились, не ложитесь с мужьями спать, они на грех вас соблазнят, и тогда вам опять нужна каяться, и священник тогда будет дьявол», а обратившись к девушкам, сказал: «И вы, девицы, причастились, не ходите играть с парнями, они вас обманут, вы думаете, они так песни поют, все это для обмана вас».

Привлеченный в качестве обвиняемого по настоящему делу Андрей Якимкин виновным себя не признал и заявил, что он служит в г. Ставрополе в пожарном сарае, но на него все время тоска нападает быть подначальным.

Из расспросов односельцев Андрея Якимкина выяснилось, что он «не в своем уме», был в сумасшедшем доме и уже давно нигде не работает и не ведет хозяйства.

Сын и жена Андрея Якимкина показали, что он был три года тому назад в сумасшедшем доме и с тех пор в себя не приходит, все зря болтает и больше насчет греха с бабами; хозяйством не занимается, а только ходит по селу и надзирает за всеми.

Действительно, по справке оказалось, что Андрей Якимкин, по надлежащему испытанию в больнице, был признан 11 июля 1897 года в особом заседании Самарского окружного суда страдающим первичным сумасшествием.

Ввиду таких данных Андрей Якимкин был на предварительном следствии по настоящему делу освидетельствован в отношении состояния его умственных способностей, и врач-эксперт высказался, что Андрей Якимкин должен быть признан психически ненормальным, причем подлежит клиническому наблюдению в специальном заведении.

На основании изложенного и принимая во внимание, что все данные предварительного следствия по настоящему делу дают полное основание предполагать ненормальное состояние умственных способностей Андрея Якимкина, я полагал бы: подвернуть обвиняемого по настоящему делу крестьянина Андрея Тимофеева Якимкина освидетельствованию в состоянии умственных способностей в порядке, указанном в 354 и след. ст. «Уст. Уг. Судопр-ва».

Настоящее заключение на основании 354 «Уст. Уг. Судопр-ва» подлежит рассмотрению Самарского Окружного суда.

Согласно протоколу заседания Самарского окружного суда под председательством М.М. Васильева от 4 декабря 1900 года об освидетельствовании крестьянина Верхнего Санчелеева Нижне-Санчелеевской волости Ставропольского уезда Самарской губернии Андрея Тимофеева Якимкина, обвиняемого по ст. 176 Улож. о нак. в состоянии умственных способностей, подсудимый был признан невменяемым и направлен для клинического наблюдения в больницу для душевнобольных.

 

ЦГАСО, Ф-8, оп. 2, д. 2457.

Дело Самарского окружного суда по 5-му столу Уголовного Отделения о крестьянине Алексее Федорове Рузанове, обвиняемого в богохулении по 180 ст. «Уложений о наказаниях». Заседание началось 20 августа 1904 года.

 

Л.д. 3.

Обвинительный акт о крестьянине Алексее Федорове Рузанове (22 лет).

28 октября 1902 года в с. Старый Буян Самарского уезда крестьяне Константин, Иван и Петр Судовы, Алексей Рузанов и Василий Соколов отправились пить чай в чайную общества трезвости, здесь между упомянутыми лицами зашла речь о Боге, причем находившийся в стоянии опьянения Алексей Рузанов произнес: «Что Бог – мать его ети».

Допрошенный на предварительном следствии в качестве обвиняемого Рузанов объяснил, что он не помнит, поизносил ли в указанное выше время слова, имеющие вид богохуления, так как был тогда сильно пьян.

Во время производства судебного следствия обвиняемый скрылся и не был разыскан, несмотря на поручение, данное судом полиции. Определением Самарского окружного суда от 31 мая 1917 года на основании Указа Временного Правительства от 6 марта 1917 года дело в отношении Алексея Федорова Рузанова дальнейшим производством прекращено.

 

ЦГАСО, Ф-8, оп. 2, д. 2904.

Дело Самарского окружного суда по 5-му столу Уголовного Отделения о крестьянине Федоре Дмитриеве Добрынине, обвиняемом в богохульстве по 179 ст. «Уложений о наказаниях». Заседание начато 12 октября 1905 года.

Л.д. 2.

Обвинительный акт о крестьянине Федоре Дмитриеве Добрынине (33 лет).

В первой половине февраля 1905 г. в с. Тримихайловке Покровской волости Бузулукского уезда крестьяне Иван Кривоперстов и Федор Добрынин поссорились и стали на улице ругать друг друга площадною бранью в присутствии крестьян Федора Кривоперстова и Николае и Сергее Щульгиных. Во время этой перебранки Иван Кривоперстов сказал Добрынину: «Будет тебе, тебя ведь не переспоришь; ты Бога не боишься, людей не стыдишься». На это Добрынин закричал ему: «Мать твою ети и с вашим Богом-то!»

Изложенные обстоятельства, удостоверенные на следствии показаниями свидетелей Ивана и Федора Кривоперстовых и Николая и Сергея Шульгиных послужили основанием для привлечения Добрынина в качестве обвиняемого в богохульстве.

Добрынин, однако, не признал себя виновным и объяснил, что, когда Иван Кривоперстов стал говорить, что он, Добрынин, обобрал крестьянина Подколзина, и добавил: «Ну, не простили мы тебя», то он, Добрынин, на это ответил ему: «Что ты, Бог, что ли, ебёна мать, мне прощать!»

На следствии и суде Добрынину было предъявлено обвинение в непредумышленном богохульстве (ст. 179 «Уложений о наказаниях»). Приговор по делу вынесен 5 мая 1907 года. Суд признал Добрынина виновным по ст. 179 «Уложений…» и приговорил его к двум неделям ареста при полиции, и взысканию с него судебных издержек.

  

ЦГАСО, Ф-8, оп. 2, д. 7092.

Дело Самарского окружного суда по 4-му столу Уголовного Отделения о крестьянах Афанасии Никонове Шмелеве, Матвее Епифанове Шилине и Владимире Ефремове Шилине, обвиняемых по 179 ст. «Уложений о наказаниях». Начато 7 марта 1911 года.

 

Л.д. 2.

Обвинительный акт о крестьянах Афанасии Никонове Шмелеве, 22 лет, Матвее Епифанове Шилине, 37 лет, и Владимире Ефремове Шилине, 23 лет.

31 мая 1910 года жители хутора Теребиловского Липовской волости Николаевского уезда, в числе которых находились Егор Андреев Стекольников, Анна Иванова Субботина, Андрей Прокофьев Антипов и Любовь Иванова Малахова, несли из Липовки на свой хутор иконы и хоругви.

Дорогой пелись молитвы и священные песни. В это время к ним подъехали конюхи пасшегося на дороге табуна Афанасий Шмелев, Матвей и Владимир Шилины, которые стали просить несших иконы девушек петь им вместо молитв веселые песни, а на отказ в том ответили: «Ни хуя-то ничего, да родила–то отчего».

Привлеченные к следствию в качестве обвиняемых Афанасий Никонов Шмелев, Матвей Епифанов и Владимир Ефремов Шилины виновными в произнесении приведенных выше слов себя не признали.

На следствии и суде Шмелеву и Шилиным было предъявлено обвинение по 179 ст. «Уложений о наказаниях». Приговор от 1 июня 1911 года: следствием не было доказано, произносили ли вообще подсудимые бранные слова, а если и произносили, то не доказано, что они богохульствовали именно в отношении святых икон. В связи с этим всех троих считать по суду оправданными.

 

 

ЦГАСО, Ф-8, оп. 5, д. 258.

Дело Самарского окружного суда по 5-му столу Уголовного Отделения о крестьянине Демьяне Петрове Гаврилине, обвиняемом по 180 ст. Улож. о наказ. Начато 3 февраля 1916 года.

 

Л.д. 1.

Обвинительный акт о крестьянине Демьяне Петрове Гаврилине, 17 лет.

В селе Сорочинском Бузулукского уезда у местного фотографа Осипа Легезы служил весною 1915 года помощником крестьянин Демьян Гаврилин, который неоднократно позволял себе в разговоре с Легезой хулить Господа Бога и поносить святые иконы. Так, однажды в мае месяце того же 1915 года Гаврилин на предложение Легезы не хулить Бога, сказал: «Ебу я вашего Бога, ебу я вашу Божию матерь, Иисус Христос выблядок».

Подобное же хуление Господа Бога Гаврилин позволил себе в половине того же мая месяца в разговоре с крестьянином Максимом Ахманаевым, сказав: «Ёб я Бога и на кресте, ёб и всех святых».

Кроме того, играя на последний день праздника Троицы в селе Грачевка Бузулукского уезда, с крестьянином Александром Смирновым «в орлянку», произнес следующую фразу: «Мать его ети с Богом».

Привлеченный к следствия в качестве обвиняемого Демьян Гаврилин не признал себя виновным и объяснил, что Легеза и свидетели Ахманаев и Смирнов говорят о нем неправду по злобе, за то, что он не пожелал служить у Легезы.

На момент начала судебных слушаний Гаврилин из села Сорочинского выбыл, и место его пребывания суду было неизвестно. В связи с этим дело приостановлено за нерозыском обвиняемого. После Указа Временного правительства России от 6 марта 1917 года дело дальнейшим производством прекращено.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу