При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Чья зона круче?

- Я не убивал Атласова, - заявил во время судебного процесса подсудимый Вячеслав Зыков. – Когда я пришел в дом, он уже лежал в луже крови. А я только лишь решил взять на себя вину за его убийство, и чтобы на мне остались следы, я испачкал кровью руки, а потом еще и обрызгал на себе одежду…

Эти слова подсудимого, казалось бы, несколько озадачили заместителя прокурора Самарской области Юрия Шевцова, представлявшего на процессе сторону государственного обвинения. Однако после нескольких вопросов, заданных Зыкову прокурором, все опять стало на свои прежние места. Подсудимый, явно не продумавший до конца свою версию произошедшего, начал элементарно путаться в собственных показаниях, и в конце концов понес откровенную околесицу. В ходе судебного заседания он то признавался в убийстве, но через несколько минут уже не признавался. А иногда признавался частично: по его словам, он все-таки бил ножом свою жертву, то он якобы лишь видел Атласова уже убитым, то его будто бы заставили оговорить себя при допросе в милиции, то он вдруг по какому-то невероятному наущению свыше вдруг якобы решил взять на себя чужую вину.

Одним словом, в течение часа с лишним никаких более-менее связных показаний от подсудимого не смогли добиться ни прокурор, ни судья. Резюме же под словами этого путаника в своей заключительной речи подвел государственный обвинитель. Он сказал, что Зыков, придумав очевидные нелепости и озвучив их в зале суда, тем самым решил попросту уйти от ответственности.

Впрочем, могло быть и другое: возможно, Зыков рассчитывал, что председательствующий на процессе, услышав в его речах явный бред, тут же усомнится в его психическом состоянии - и в итоге прямо из зала суда отправит подсудимого на медицинскую экспертизу. Однако суд не стал сомневаться в его вменяемости, поскольку в ходе предварительного следствия специалисты уже дали свое заключение на этот счет. Вряд ли при новом рассмотрении они стали бы выносить какое-либо другое решение…

В целом же сюжет этого уголовного дела, рассмотрение которого в 2003 году происходило в Самарском областном суде, оказался, на первый взгляд, довольно банальным. Жителя поселка Разбросной Сызранского района 48-летнего Вячеслава Зыкова судили за совершение 9 мая 2002 года умышленного убийства на бытовой почве, когда он в ходе пьяной ссоры нанес своему приятелю Геннадию Атласову десять смертельных ножевых ранений. Ознакомившись с делом, многие, наверное, скажут, что ничего особенного в нем нет: мол, произошла типично российская история, характерная отнюдь не только для нашего рыночно-криминального времени, но также и для Руси времен Ярослава Мудрого, России эпохи Петра Первого или Российской империи времен Николая Второго. И в нынешнем году, и сто, и пятьсот лет назад, к сожалению, не раз случалось, что русские мужики убивали друг друга в пьяном угаре. И потому, мол, тут нет особого повода для беспокойства: это ведь не громкое заказное убийство депутата или политического деятеля, о котором действительно можно много шуметь в прессе и по телевидению и глубокомысленно размышлять о причинах этого жуткого преступления…

Однако стоит посмотреть на эту типично русскую трагедию совсем с другой стороны. Оказывается, общероссийская криминальная статистика упрямо твердит, что именно при таких или похожих обстоятельствах в нашей стране ныне совершается до 85 процентов всех умышленных убийств. Всем нам стоит хорошенько вдуматься в эту страшную цифру: ведь ежегодно по причине неумеренного употребления алкоголя и всегда следующего за ним пьяного куража в сочетании с домашней поножовщиной преждевременно уходит из жизни до 10-15 тысяч российских мужиков. И если при этом учесть, что за десять без малого лет боевых действий в Афганистане наша армия потеряла лишь 17 тысяч своих бойцов, то придется признать горькую, но очевидную правду. Оказывается, в нашей стране уже многие годы и даже десятилетия идет тихая и вроде бы уже ставшая привычной для власти и обывателя война, которую наш народ по причине ежедневного пьяного безумия ведет… сам с собой. А самое страшное, что в этой сокрытой от широкого общественного взора войне ежеминутно и ежечасно проливается во много раз больше крови, нежели во всех тех военно-политических авантюрах, в которых по милости руководства страны мы не раз увязали и в советское, и в постсоветское время.

Конечно же, заказные убийства Владислава Листьева, Дмитрия Холодова или Галины Старовойтовой – события несравненно более громкие, нежели неслышимая для большинства из нас смерть какого-нибудь горького пьяницы Геннадия Атласова от ножа его дружка Вячеслава Зыкова. Однако, по данным социологов, именно такие незаметные, но каждодневные убийства и привели сейчас нашу страну к еще одной печальной цифре. Ведь многие знают, что нынешний возраст среднестатистического российского мужчины не превышает 59 лет, то есть он чаще всего даже не дотягивает до пенсионного возраста, официально утвержденного в нашем государстве. И происходит это главным образом потому, что неумеренное потребление алкоголя и связанные с ним криминальные проявления в основном выбивают из жизни мужчин в самые цветущие и работоспособные годы их жизни…

Показательно, что в 48-летней жизни Вячеслава Зыкова этот инцидент - уже третий уголовно наказуемый конфликт с законом, причем все три раза нашего героя судили именно за умышленные убийства. В 1984 году во время такой же, как и в последний раз, пьяной ссоры, он убил родственника, за что по статье 103 УК РСФСР в октябре того же года получил 10 лет лишения свободы. Однако в колонии нрав и темперамент Зыкова вовсе не изменились, потому что здесь в конце 1988 года он зарезал такого же заключенного, каким тогда был он сам. За это преступление его приговорили еще к 15 годам лишения свободы, присоединив этот срок к не отбытым к тому моменту годам наказания. Общее же время пребывания Зыкова в местах не столь отдаленных должно было закончиться лишь в 2003 году, но в ноябре 2001 года в связи с очередным указом об амнистии он был освобожден условно-досрочно, не досидев за колючей проволокой 1 год и 10 с небольшим месяцев.

«Исправившийся» таким образом зек Зыков (простите за каламбур!) приехал на жительство в тот самый поселок Разбросной Сызранского района, где он родился в 1954 году и где прошло его детство. Казалось бы, воспоминания тех давних лет, неспешная деревенская жизнь и простой быт сделают свое дело, и в самом деле превратив бывшего заключенного в работящего мужика, по чьи рукам истосковалась наша среднерусская земля. И действительно, первое время наш герой, за долгие годы отсидки научившись сапожному ремеслу, и вправду неплохо зарабатывал – он шил на продажу тапочки и другую обувь. А вот дальнейшая реальность оказалась вовсе не такой уж идиллической. Прошло всего полгода после освобождения Вячеслава Зыкова из колонии, как в поселке Разбросном по его вине снова пролилась кровь…

Все произошло ранним утром в День Победы. По словам самого подсудимого, в тот раз он встал не свет не заря, опохмелился «после вчерашнего», а затем решил порыбачить. Но перед походом на речку Зыков зашел в дом к своему знакомому, 66-летнему пенсионеру Владимиру Борминскому. Здесь в это время находился и 44-летний Геннадий Атласов, племянник хозяина дома, ранее неоднократно судимый за кражи и прочие мелкие преступления. Характерно, что тем утром и дядя, и племянник, как и их незваный гость, тоже были «с сильного бодуна», по причине чего, несмотря на раннюю пору, они уже успели как следует «принять на грудь». А вот о том, что было дальше, во время предварительного следствия и в ходе судебного заседания Зыков рассказывал совершенно по-разному.

Он признался в убийстве сразу же после задержания, однако утверждал, что он ударил Атласова не десять, а всего лишь четыре раза. Кроме того, подследственный в свое оправдание говорил, что племянник хозяина в момент разговора о зонах вдруг набросился на него с кулаками, стал хватать гостя за горло и выталкивать его на улицу, и в результате Зыков был вынужден от него отбиваться. При этом он случайно схватил свой нож и, обороняясь, куда-то там ткнул им своего обидчика. Лишать жизни Атласова он, конечно же, не хотел, но в пылу борьбы получилось так, что он его все-таки убил. А вышло все это нечаянно – с кем не бывает…

Пока шло следствие, Зыкову и Борминскому не раз устраивались очные ставки, в ходе которых хозяин дома показал, что в то утро неожиданно вошедший в комнату сосед вдруг завел разговор с Атласовым о том, кто из них в каких колониях сидел, и на каком положении он там находился - был ли «блатным», «красным» или всего лишь простым «мужиком», и чья зона была более «крутая» и авторитетная. На почве такого разговора между бывшими зеками уже через несколько минут возникла ссора. При этом Зыков неожиданно выхватил из кармана свой сапожный нож, который он всегда носил с собой, и несколько раз ударил им Атласова в спину и в живот.

При этом всю сцену ссоры Борминский, по его словам, видел в пьяном полусне. Видимо, лишь этим обстоятельством можно объяснить тот факт, что он не только не помог своему раненому племяннику, а, напротив, свалился на кровать и уснул. Проснулся же пенсионер ближе к обеду, когда солнце уже стояло высоко. У порога комнаты он обнаружил тело Атласова, который уже был холодный. Борминский отправился вызывать милицию и медиков, которые вскоре констатировали смерть его племянника. На теле несчастного эксперты обнаружили десять глубоких ножевых ранений.

А Зыков, как мы уже знаем, в зале суда вдруг стал полностью отрицать свою причастность к этому преступлению. По его показаниям, когда он пришел домой к Борминскому, там уже лежал окровавленный труп Атласова, а сам хозяин дома сидел рядом на табурете и ничего не мог ему сказать – он только плакал. По словам подсудимого, он в тот момент понял, что дядя по пьянке убил своего племянника. Но тут ему стало так жалко старика, совершенно не приспособленного к условиям тюрем и колоний, что он сразу решил взять его вину на себя. Для этого Зыков, как уже говорилось, якобы испачкал свою одежду в крови Атласова, чтобы в милиции сразу же поняли, кто же настоящий убийца…

Однако этой нелепой версии не поверили ни прокурор, ни суд. Если бы даже она и соответствовала действительности, то дальнейшие действия Зыкова в ее свете выглядят абсолютно нелогичными. Судите сами: как будет вести себя человек, решивший взять на себя чужую вину за преступление? Правильно - испачкав себя кровью, он, по идее, тут же должен пойти сдаваться в милицию: мол, вот он, я, убийца, и сажайте меня поскорее в тюрьму…

А вот Зыков поступил как раз наоборот: после преступления он почти сразу почему-то стал скрываться от правосудия. Сначала он пошел к брату, где переоделся в чистую одежду, а испачканную спрятал. Затем, изрядно отметив День Победы, он уехал к родственникам в Сызрань, где на другой день и был арестован. О дальнейшем читателю уже известно.

Судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда под председательством Евгения Калюжного, обстоятельно изучив все материалы дела, признала Вячеслава Зыкова виновным в совершении умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах, и приговорила его к 20 годам лишения свободы в колонии особого режима.

Валерий ЕРОФЕЕВ.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу