При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Папа не стерпел сына-транса

Из сводки происшествий по городу Самаре:

«13 июля 2002 года примерно в 01 час ночи Симаков Д.А., 1981 года рождения, в своей квартире №… дома №… на улице Советской Армии на почве личных неприязненных отношений в ходе драки со своим отцом Симаковым А.И., 1958 года рождения, нанес последнему не менее 4 ударов топором по жизненно важным частям тела, в том числе в шею и в голову, от чего Симаков А.И. скончался на месте».

Убийство отца собственным сыном – это случай, конечно же, далеко не рядовой даже для нашего сверх всякой меры ожесточенного времени. Тем не менее милицейская статистика гласит, что на подобные бытовые, или «семейные» преступления в нашей стране сейчас приходится до 85 процентов случаев всех насильственных смертей. Поэтому приходится с горечью констатировать: уровень нашей повседневной, бытовой культуры с каждым годом падает все ниже и ниже, раз уж даже самые близкие родственники предпочитают решать семейные конфликты не мирным путем, а по-первобытному - с помощью ножа и топора.

 

Семья

Как это не печально звучит, но скандалы и драки в семье Симаковых на протяжении многих лет были явлением довольно обычным, а иногда – даже повседневным. Первопричина же их лежала на поверхности: она заключалась в неодолимой тяге Симакова-старшего к пресловутой «злодейке с наклейкой». Все соседи знали: если Александр Иванович приходил домой пьяным, то вслед за этим почти неизбежно в их квартире начинались ругань, крики и оскорбления, которые зачастую переходили в жестокое рукоприкладство.

- Первый раз Саша меня побил еще до нашей свадьбы – приревновал к другу, - с горечью вспоминает Людмила Симакова, которая после прошлогоднего происшествия лишилась сразу двух мужчин в доме. – А я тогда подумала: ревнует – значит любит. Поэтому в 1979 году мы с ним расписались, и вскоре у нас родился Дима. Но драки и побои все продолжались. И если в тот первый раз у него хотя бы причина была, то потом муж бил меня уже безо всяких причин…

Все соседи и знакомые Симаковых отмечали, что в трезвом виде глава семьи был вполне нормальным мужиком – работящим, хозяйственным и общительным. В первые годы своей семейной жизни Александр работал механиком в пункте химчистки – он умел быстро и качественно отремонтировать любой сложный агрегат. Коллеги говорили, что у него золотые руки, и ремонт техники – это его призвание на всю жизнь. Однако, как это у нас часто бывает, Симаков обошелся со своим талантом далеко не по-хозяйски – он чуть ли не ежедневно топил его в водке. В конце концов дело дошло до известной всем алкоголикам болезни: Александру стали повсюду видеться «зеленые чертики». Людмила Симакова об этом рассказывает так:

- Когда у нас уже родилась Ирина, Саша после очередной пьянки однажды вышел в подъезд - и здесь поджег самого себя. Вроде бы ему что-то там померещилось, и он огнем пытался от этого видения отбиться. Сашу увезли в психушку и здесь больше месяца лечили от белой горячки. После этого он довольно долго не пил, но в конце концов опять сорвался. С того времени, как напьется, он хватал топор и начинал рубить мебель, а один раз в щепки изрубил входную дверь…

 

Дебошир

Конечно же, после таких случаев домашние стали регулярно вызывать милицию. Приезжавший на место происшествия милицейский наряд увозил дебошира в отделение, но уже наутро Симаков обычно снова оказывался дома. Проходил день-два – и пьяный скандал повторялся снова…

Все чаще объектом агрессии папы, впавшего в алкогольный психоз, становились его подраставшие дети – Дима и Ирина. Сначала они лишь видели, как их пьяный отец гонял по квартире и избивал мать. Но через некоторое время им самим тоже стало доставаться от его руки, особенно сыну. А затем озверевший от водки отец стал не только избивать детей, но и подвергать их публичным унижениям. Сейчас все соседи Симаковых с содроганием вспоминают кошмарный случай десятилетней давности, когда глава семьи, напившись в очередной раз, в отсутствие жены раздел Диму и Ирину догола, и в таком виде выставил их на лестничную площадку. Дети в тот раз были вынуждены ночевать у сердобольной соседки, которая выглянула на шум скандала - и не смогла вынести открывшегося ей варварского зрелища…

После того случая жена подала заявление на развод. Официальное расторжение брака между Людмилой и Александром Симаковыми состоялось еще в 1990 (!) году. Однако даже после того, как их семья официально распалась, разведенные супруги все равно продолжали жить под одной крышей, время от времени все-таки делая попытки разменять свою трехкомнатную квартиру. Собственно говоря, разменом занималась только Людмила, а ее «отделившийся» муж тем временем продолжал пьянствовать и гонять по комнатам свою бывшую семью, отнюдь не утруждая себя решением жилищного вопроса. Конечно же, все это не могло не сказаться на здоровье его детей.

 

Ориентация

Впервые признаки серьезного нервного расстройства у Дмитрия обнаружились во время медицинского освидетельствования по линии райвоенкомата. Оказалось, что уже много лет он разговаривает во сне, и в итоге к зрелому возрасту это явление перешло в лунатизм, или, по-научному – в снохождение. Этот диагноз у юноши подтвердился во время стационарного обследования, и в результате он был признан негодным к службе в армии.

Но одновременно в ходе того же обследования было выявлено и нечто другое: здесь Дима впервые официально заявил врачам, что он уже много лет подряд страстно желает стать женщиной, поскольку существование в мужском теле – это трагедия всей его жизни. Позже в акте психиатрического обследования об этом будет записано следующее:

«Испытуемый Симаков Д.А. сообщает, что он еще с детства внутренне чувствует себя девушкой, в связи с чем давно хочет изменить пол и отрубить себе половой член. В детстве он играл не с мальчиками, а в куклы с девочками. По его словам, впервые он влюбился в мужчину в подростковом возрасте – в своего учителя физкультуры. Тогда он регулярно представлял, что занимается с ним сексом в положении женщины. Впоследствии испытуемый имел половые контакты только с мужчинами, в том числе и оральные, а своих партнеров чаще всего находил на дискотеках. Сообщает, что он регулярно переодевается в женскую одежду и в ней ходит дома и на улице. Однако, по его словам, просто переодеваться женщиной ему теперь мало, потому что он хочет иметь женское тело, а в мужском испытывает постоянный психологический дискомфорт. Хотел бы сделать операцию по смене пола, однако у него нет необходимых для этого денежных средств. Поэтому, чтобы стать больше похожим на женщину, он в течение двух последних лет самостоятельно принимал женские гормоны. Психически больным себя не считает».

 

Переодевание

Свою нетрадиционную сексуальную ориентацию Дмитрий до поры до времени скрывал и от знакомых, и от домашних, причем довольно успешно. Мама пару раз заставала сына в женском платье, но Дима все это обращал в шутку: мол, я готовлюсь выступить в комедийном школьном спектакле. Однако уже после медицинского обследования в райвоенкомате мать вдруг однажды обнаружила в комнате Димы не только несколько женских юбок и блузок, но еще и туфли, комплекты женского белья, а также губную помаду и прочую косметику. Тогда-то Людмила Анатольевна и вознамерилась узнать у сына всю горькую правду.

- Да, мама, я мечтаю стать женщиной, - не стал отпираться Дима. – Я хочу когда-нибудь сменить пол, выйти замуж за мужчину и родить от него ребенка…

- В кого же ты такой уродился? – ахнула Людмила Анатольевна. – Это же позор – иметь такого сына!

- Никакой это не позор, - попытался успокоить ее Дмитрий. – На самом деле геев вокруг очень много, только нас никто не понимает, и потому мы вынуждены скрывать свою ориентацию. Но от родителей я не хочу больше скрываться, и потому прошу хотя бы разрешить мне ходить в женской одежде.

После этого разговора мать некоторое время погоревала, посокрушалась, но в конце концов смирилась со странностями сына, здраво рассудив, что жизнь есть жизнь, и коли уж такое случилось, то теперь никуда от этого не денешься. И с того времени Дима уже мог, не прячась, предаваться любимому увлечению. Он не только ходил дома в длинноволосом парике и соблазнительном женском белье, но и не раз отправлялся гулять по городским улицам в женской одежде, причем нередко это было в компании знакомых ему девушек. Нужно, кстати, сказать, что все они вполне нормально относились к своей новой «подружке», никогда не «подначивая» Диму по поводу его нетрадиционной ориентации.

 

Пропойца

А вот Александр Иванович Симаков так и не смирился с «голубизной» своего сына. С того момента, когда на отца обрушилось это малоприятное известие, его отношение к Диме, и без того довольно напряженное, превратилось в откровенно неприязненное. При этом глумление над сыном стало явно доставлять отцу удовольствие. В частности, из чувства мести Симаков-старший не только не скрывал от окружающих сексуальную ориентацию юноши, но, наоборот, напропалую рассказывал и соседям, и всем встречным, что его сын – «ненормальный» и «пидарас».

Особенно часто конфликты между ними происходили, когда папа приходил домой «подшофе» и принимался по-всякому обзывать нелюбимого сына. А еще он регулярно угрожал Диме своими знакомыми татарами: мол, в случае чего я их позову – и они тебя изнасилуют, как бабу. Был даже случай, когда Симаков-старший в пьяном угаре не ограничился словесными оскорблениями, а свалил сына на пол и принялся его избивать. Вот тогда-то Дима, подобрав лежавший в углу молоток, впервые заехал им родителю по темечку. Папа «отключился» на некоторое время, и тут на место происшествия как раз подоспел вызванный наряд милиции. В итоге разбушевавшегося отца в очередной раз отвезли в райотдел и поместили в вытрезвитель. А поскольку наутро выяснилось, что особого ущерба папиному черепу молоток не причинил, то дело о семейной драке в милиции предпочли тихо спустить «на тормозах»…

Конечно же, долго такое в доме Симаковых продолжаться не могло. И родственники, и соседи понимали, что застарелый конфликт между отцом и сыном рано или поздно должен будет вылиться во что-то очень нехорошее. Как мы знаем, так оно в конце концов и случилось. Но последней каплей, переполнившей чашу семейного терпения, стал новый алкогольный «заскок» Симакова-старшего: он стал таскать из дома вещи, чтобы затем их продать, а деньги – пропить…

- Он почти все ценное уже успел вынести, - Людмила Симакова при этих словах морщится, словно от зубной боли. – Всю хорошую одежду пропил, посуду, много книг… А незадолго до последнего происшествия он с дружками забрал на пропой стиральную машину. Меня в тот момент дома не было, так дочь мне рассказала: папа и его знакомые мужики втроем зашли в квартиру, и вынесли машину в один момент. Дочь даже сказать им ничего не успела…

 

Топор

А в тот роковой июльский вечер Александр Симаков пришел домой около полуночи – как всегда, выпивши. Дома в этот момент были только брат с сестрой. Выглянув из своей комнаты, Дима увидел, что отец собирает с полки немногие из оставшихся книг с явным намерением их унести и пропить.

- Не бери книги, это ведь не твои! – заявил парень, выйдя в зал. – И так уже почти все в доме пропил.

- Да как смеешь ты, пидер, отцу указывать! – заорал Симаков-старший. – Я тебя за такие слова…

Отец выскочил в кухню и через несколько секунд вернулся обратно с топором в руках. С этим оружием он пошел на Дмитрия, но юноша благоразумно закрылся в своей комнате. Пьяный папа еще несколько минут стучал в дверь обухом топора, изрыгая ругательства, но вскоре все стихло. Сын снова выглянул из комнаты – и увидел, что отец лежит на полу около дивана, а рядом с ним валяется топор. Стараясь не шуметь, Дмитрий попытался было пройти в кухню, но тут Александр Иванович открыл глаза, увидел сына - и снова схватился за рукоятку…

- Все дальнейшее происходило, словно в тумане, - рассказывал затем Дмитрий Симаков на суде. – Помню только, что отец вроде бы замахнулся на меня топором, а дальше – провал в памяти. Очнулся я лишь после того, как папа рухнул на палас с прорубленной головой, а топор в тот момент был у меня в руках…

Орудие убийства Дмитрий забросил куда-то в кустарник, а сам помчался к своему другу Юре, с которым его к тому времени соединяла двухлетняя любовь. Там до самого утра он изливал свое горе, и лишь с рассветом вернулся обратно в свое окровавленное жилище. Здесь юношу уже поджидал милицейский наряд…

 

Приговор

Суд Советского района Самары месяц назад рассмотрел уголовное дело по обвинению Дмитрия Симакова в умышленном убийстве своего отца Александра Симакова. По итогам слушаний, даже с учетом всех смягчающих обстоятельств, судья Лидия Ерофеева признала подсудимого виновным и приговорила его к девяти годам лишения свободы в колонии строгого режима. А на минувшей неделе Самарский областной суд, рассмотрев кассационную жалобу адвоката Дмитрия Симакова, оставил приговор районного суда без изменений.

- После подтверждения приговора я ходила к Диме на свидание, - вздохнула его мама в заключение нашего разговора. – Он просил передать Юре, чтобы тот его дождался из тюрьмы. Говорит, когда выйдет, то обязательно сделает себе операцию по перемене пола, несмотря ни на что…

Валерий ЕРОФЕЕВ.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу