При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Отзвук чеченской войны

- Да, я была любовницей Эльмира, и скрывать это не собираюсь, - заявила в судебном заседании 18-летняя Светлана Баркова (фамилия изменена – В.Е.). – Вообще же и его самого, и его отца я знаю лет десять – с того времени, как Гусейновы после чеченской войны 2005 года приехали в Чапаевск и купили дом на одной с нами улице. Когда я была еще маленькая, мы с Эльмиром просто дружили, а потом я подросла - и вскоре стала его любовницей. Он мне постоянно помогал деньгами, давал рублей по 500 в неделю…

Потом на суде выступали и другие девушки с той же чапаевской окраины, которые тоже признавались, что и они были любовницами подсудимого. При этом каждая из них прекрасно была осведомлена о том, что у Гусейнова-младшего на содержании находились и другие подружки, кроме нее, однако даже при таких условиях все девушки между собой прекрасно ладили и даже не пытались друг друга ревновать.

Впрочем, иногда здесь бывали и исключения. В частности, уже упоминавшаяся Света Баркова в ходе судебного заседания сообщила, что у нее однажды случилась драка с некоей Катей – другой подружкой Эльмира Гусейнова. Схватка, как оказалось, вышла нешуточная, потому что Катя при этом сломала Свете палец на руке. Однако причиной потасовки и в этом случае была вовсе не ревность, а деньги: кто-то из девушек сказал Свете, что этот 25-летний любвеобильный азербайджанец Кате платит больше, чем ей…

Видимо, некоторые девушки и в самом деле по-своему любили Гусейнова, потому что при случае готовы были выполнить все, что он попросит. Вот Эльмир однажды и попросил Свету забрать у него небольшой сверток, найти для него надежное место в своем доме и хранить до тех пор, пока он не попросит. Девушка не утерпела и упросила своего друга показать, что же находится в пакете. Оказалось, что в свертке лежал… пистолет Макарова. Правда, Гусейнов уверил свою пассию, что это оружие не боевое, и к тому же неисправное, и потому, мол, никаких неприятностей оно тебе не принесет.

В итоге успокоенная Света положила пакет в свой диван и забыла о нем на несколько недель. Вспоминала же она о пистолете только после того, как его просил принести Эльмир. На другой день он обычно опять возвращал оружие девушке, которая опять прятала вороненый предмет на прежнее место. Так длилось до тех пор, пока однажды во двор Гусейновых не нагрянула милиция и не увезла Эльмира в желтой машине с зарешеченными окнами. А еще через несколько дней домой к Барковым явились люди в штатском и попросили по-хорошему, без обыска выдать им злополучный пистолет…

Вот тогда-то жители той тихой улицы на окраине Чапаевска, маленького городка в Самарской области, и узнали, кто на самом деле скрывался под личиной добропорядочного азербайджанского бизнесмена Эльмира Гусейнова. Точнее будет сказать, что подлинной коммерческой деятельностью (торговлей зерном) занимался его отец - Гусейнов-старший, а вот 25-летний Эльмир, формально числясь участником папиного бизнеса, на самом деле свой основной доход имел от ночных разбоев и даже заказных убийств. При этом основным объектом нападений Гусейнова-младшего были, как выяснилось, фермеры из соседних с Чапаевском сел. Разумеется, разбойничал он не один, а в составе банды, в которую, согласно его показаниям, входили еще трое молодых цыган. Однако, как не странно, их личности и адреса установить так и не удалось, и поэтому за бандитские налеты на фермеров Гусейнов впоследствии был вынужден отвечать в одиночку.

Кроме уже упоминавшегося пистолета Макарова, на вооружении преступной группы были также три пистолета ТТ, обрез охотничьего ружья, гранаты РГД-5 и автомат АК-47. Весь этот арсенал, кроме автомата, милиция обнаружила в доме Гусейновых во время ареста младшего сына. Впрочем, оперативники смогли найти магазин к упомянутому АК-47 с 30-ю патронами, так что отрицать отсутствие у себя этого оружия бандиты даже и не пытались.

В ходе расследования дела в 2005 году прокуратура предъявила Гусейнову обвинение в организации и участии в вооруженных налетах на фермеров Майеров из села Макарьевка Безенчукского района, а также на фермеров Арефьевых из поселка Куйбышевский Красноармейского района. В этих случаях сценарии преступлений были очень сходными. Около полуночи бандиты в масках врывалась в дом ничего не подозревавших аграриев, избивали мужчин, а женщинам и детям приставляли к вискам стволы. В такой ситуации, конечно же, жертвы нападений готовы были отдать разбойникам все, что угодно, только бы их оставили в живых. Хорошенько попугав потерпевших, преступники забирали из их дома деньги, золотые украшения и прочие ценные вещи, после чего скрывались в ночи. Уже потом, при подсчете, было установлено, что Майеров налетчики лишили имущества почти на 33 тысячи рублей, а Арефьевых – на 23 с лишним тысячи.

После серии вооруженных налетов о Гусейнове в криминальном мире, видимо, заговорили как о крутом гангстере. Так или иначе, но вскоре к нему стали обращаться местные чапаевские бизнесмены с целью «убрать» неугодного конкурента. Молодой азербайджанец согласился на эту «мокрую» работу, однако про себя решил, что сам он пачкаться кровью не будет. К тому времени Эльмир уже присмотрел кандидата на роль киллера: им оказался 23-летний Муса Каимов, житель села Шали Чеченской Республики, незадолго до того с целью заработать приехавший со своей исторической родины на берега Волги. Однако никакой гражданской профессией Муса к своим годам так и не овладел: за годы вооруженного конфликта в Чечне он научился только хорошо владеть любым оружием и хладнокровно убивать. Поэтому молодой чеченец охотно согласился на предложение Гусейнова о выполнении для него специфических «заказов».

Первой жертвой этого наемного убийцы оказался частный предприниматель Бахриев из села Владимировка Безенчукского района. Некий конкурент «заказал» его Гусейнову за 100 тысяч рублей. Получив свой «гонорар», Эльмир половину отдал Каимову, а для выполнения «задания» снабдил его пистолетом ТТ. Дальше наемники действовали уже по привычной схеме. К дому Бахриева они подъехали около полуночи, и Гусейнов постучал в дверь. Хозяин дома вышел на крыльцо – и тут же получил от притаившегося в темноте Каимова пулю в висок. Бахриев умер на пороге собственного дома уже через несколько минут, не приходя в сознание.

Затем подельники по тому же сценарию совершили заказное убийство частного предпринимателя Магерромова, проживавшего в Чапаевске. За эту «работу» заказчик заплатил Гусейнову $1500, и половина этой суммы, как и в прошлый раз, досталась Каимову. Правда, в отличие от предыдущего случая, чеченцу пришлось стрелять в Магерромова сквозь оконное стекло, потому что осторожный бизнесмен при стуке в дверь не стал выходить на крыльцо, а попытался рассмотреть ночных визитеров из окна. Однако это не спасло предпринимателя: пуля из пистолета Каимова пробила ему голову, от чего последовала мгновенная смерть.

Как известно, заказные убийства всегда раскрываются очень трудно, поэтому тот факт, что киллер в конце концов оказался на скамье подсудимых, следует считать большой удачей наших правоохранителей. Но самое удивительное здесь вовсе не то, что над Каимовым в конце концов состоялся суд, а совсем другое. Оказывается, в ходе следствия по факту этих убийств розыскникам удалось найти только исполнителя, но никак не заказчиков преступлений. Гусейнов, получавший от них деньги, на допросах ничего вразумительного не смог сказать не то что о фамилиях и адресах, но даже об их именах и о портретах. Так или иначе, но установить личности коммерсантов, пожелавших с помощью наемников убрать со своей дороги конкурента, в ходе следствия не удалось.

А Гусейнов после удачно исполненных «заказов», как видно, решил расширить свой преступный бизнес, и даже пытался привести его «в соответствие со временем». Во всяком случае, у бывшего военнослужащего Пискунова молодой азербайджанец по случаю приобрел партию тротиловых шашек. Но потом главаря банды, как видно, «задавила жаба» - и он решил, что платить продавцу за этот товар слишком уж накладно. С того момента участь Пискунова была решена.

На этот раз на «мокрое дело» Гусейнов пошел сам, без посредников. Азербайджанец заявил продавцу тротила, что расплатиться с ним он сможет только после того, как получит соответствующую сумму денег от некоего лесника, проживавшего где-то в речной глухомани за Чапаевском. Пискунов согласился поехать с Гусейновым, чтобы побыстрее получить плату за товар. А дальнейшее, как уже вы догадываетесь, произошло по классической схеме. В безлюдном месте Эльмир под благовидным предлогом остановил машину, а затем, улучив момент, сбил с ног незадачливого продавца, после чего прикончил его выстрелом в голову…

В ходе следствия прокуратура приняла решение не привлекать к уголовной ответственности Светлану Баркову за хранение в своем доме пистолета Макарова, поскольку девушка совершенно не разбиралась в оружии и была введена в заблуждение своим приятелем относительно убойности и исправности ПМ. В итоге из всех фигурантов данного уголовного дела на скамье подсудимых оказались лишь Эльмир Гусейнов и Муса Каимов. При этом азербайджанец с самого начала частично признавался в совершенных им преступлениях, не соглашаясь лишь, что он принимал хоть какое-то участие в убийстве Бахриева и Магерромова. А вот Каимов так и не признал ни одного пункта обвинения. Более того: чеченец заявил ходатайство, чтобы для него на судебный процесс пригласили переводчика. Однако суд отклонил его просьбу, мотивируя это тем, что Каимов – гражданин России, окончил русскую школу, и, следовательно, должен в достаточной степени владеть главным языком своего государства. Тогда обидевшийся подсудимый вообще отказался что-либо говорить в суде, и в итоге он так и промолчал до самого конца судебного процесса.

Судья Самарского областного суда Михаил Медведев, всесторонне рассмотрев уголовное дело, признал Эльмира Гусейнова и Мусу Каимова виновными в совершении ряда тяжких преступлений, в том числе в умышленных убийствах при отягчающих обстоятельствах, в разбойных нападениях, в незаконном хранении оружия, и некоторых других. В итоге Гусейнов был приговорен к 23 годам, а Каимов – к 20 годам лишения свободы, оба – в колонии строгого режима.

Валерий ЕРОФЕЕВ.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу