При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Он сказал: «Мертвые молчат!»

Как известно, в первой половине января 2005, то есть на Рождество и в идущие за ним Святки, на нашу землю приходят светлые дни, при которых земля очищается от всякой мерзости и грязи. Однако многие верят, что по ночам во время так называемых «страшных» Святок по деревням и весям бродит всякая чертовщина, которая бывает не прочь устроить кровавый пир и собрать очередные грешные души…

Когда в рождественскую и последующие ночи в райцентре Богатое Самарской области кто-то учинил жуткую резню, некоторые местные жители посчитали, что здесь явно не обошлось без ужасных монстров, восставших из ада. Впрочем, уже вскоре милиция выяснила, что земным орудием потусторонних черных сил в те ночи стал местный житель, нигде не работающий 21-летний Виктор Свистков.

В своем селе Свистков был известен главным образом пьяными загулами и регулярными дебошами, которые он устраивал в домах своих собутыльников. И в новогодние дни, как это бывает у определенной части нашего населения, Свистков, как говорится, не просыхал. Веселье продолжилось с удвоенной силой, когда новогодние торжества плавно перешли в рождественские. Главный религиозный праздник, у нас ставший государственным, Свистков встретил в доме своего давнего знакомого Владимира Семенова. Здесь же были и его обычные дружки – Валентин и Виктор Кенихи, а также его бывшая школьная подруга Наталья Потапова.

Когда вся компания уже была в «отличном» состоянии, Семенов вдруг вспомнил, какой сегодня праздник и за что, собственно, все они сейчас пили. По этому поводу, сказал хозяин, Витек, как самый молодой, должен сходить за водкой. Свистков, к которому и относилось это замечание, в ответ заявил, что он вовсе не самый «молодой», но сильнее всего он обиделся на то, что его хотят куда-то послать. Со словами: «Ты сам давно никуда не ходил!» он съездил Семенова по физиономии. Началась драка, в которой верх одержал Свистков – кухонным ножом он несколько раз ударил хозяина дома в грудь и в живот. Испугавшись кровавого побоища, вся компания быстро ретировалась с места происшествия, а Семенов и братья Кенихи в тот же вечер на попутной машине уехали в Самару.

Обратно в Богатое они вернулись через два дня - и тут узнали от приятелей, что от нанесенных ран Семенов умер в больнице, и теперь милиция ищет преступника. Опасаясь ареста, Свистков домой не пошел, а вместе с братьями отправился еще к одному своему знакомому – Николая Якубовскому. Сам хозяин уже был пьяным в драбадан и спал на кровати, а за столом гуляла пьяная компания. И вот здесь среди прочих гостей Свистков вдруг увидел уже известную нам Потапову. От друзей он уже знал, что его школьную подругу завтра должны вызвать в милицию по поводу убийства Семенова.

- Она меня обязательно заложит! - вполголоса сказал Виктору Кениху разыскиваемый преступник. – Лучше ее сейчас же кончить, чем потом бегать от ментов! Мертвые молчат…

- Да ты что! – испугался его дружок. – Не надо убивать, мы ее уговорим, и она будет молчать!

- Вряд ли, - проговорил в ответ Свистков, - баба есть баба, у них язык – как метла…

Впрочем, последнее замечание он оставил при себе – как потом выяснилось, только до поры до времени. Он уселся рядом со спящим Якубовским и присоединился к пьющим, лишь изредка поглядывая на Потапову, которая пьянела все больше и больше. А еще через полчаса женщину так развезло, что она, как и хозяин, без чувств свалилась на диван.

Когда Виктор Кених отправился в магазин за очередной порцией спиртного, в комнате не осталось ни одного бодрствующего, кроме Свисткова. Тут убийца решил, что пора действовать. Найденной в доме отверткой он несколько раз ударил спящую Потапову в грудь, живот и голову. Когда из магазина вернулся Кених с бутылками водки и пива, женщина уже перестала хрипеть и дергаться. Увидев окровавленное тело, парень пришел в ужас и хотел было сбежать, но Свистков поймал его за руку.

- Помоги мне вынести труп, иначе я скажу ментам, что ты тоже бил ее отверткой, - заявил преступник своему дружку.

Растерявшийся от неожиданности Виктор безропотно помог убийце дотащить отяжелевшее тело Потаповой до сарая. Приятели привязали к ногам женщины веревку и опустили труп в погреб, а сами вернулись в дом Якубовского. Здесь Свистков налил себе и сообщнику по стакану водки и сказал:

- Да не дрожи ты! Насчет ментов я пошутил. Выпей, тебе легче будет, а я выпью за ее упокой…

Ближе к полуночи наконец-то проснулся хозяин дома и пожаловался дружкам, что у него «буквально раскалывается голова». Однако вскоре, опохмелившись пивом, Якубовский с удивлением обнаружил на диване и на полу комнаты пятна крови. На его недоуменный вопрос Свистков без тени смущения сообщил, что он недавно «замочил Наташку», потому что «она себя плохо вела». А потом, глядя на вытянувшееся лицо Якубовского, убийца заявил:

- Не веришь? Да вон она – в погребе лежит. Можешь посмотреть…

Через несколько минут хозяин дома с содроганием убедился, что гость и в самом деле не шутит.

- Что же мне с ней теперь делать? - спросил Якубовский, держась за голову.

- Да ничего особенного, - бодро ответил Свистков. – Отвезем на реку и сбросим в прорубь. Никто ее не найдет, да и искать эту ханыгу особенно не будут…

Уже через несколько минут убийца в компании Кениха и трезвеющего на глазах Якубовского вез заледеневший труп на санках к берегу реки Самары. По причине глубокой ночной поры троице здорово повезло: никто из сельчан так и не увидел, как они топорами прорубили лед и опустили в воду свою страшную ношу. Туда же заговорщики бросили топоры, веревки и окровавленный мешок, в который они заворачивали труп. Затем все вернулись к Якубовскому, где Свистков проспал до утра, после чего направился домой. Однако здесь его уже дожидалась милицейская засада…

При первом расследовании прокуратура предъявила Свисткову обвинение лишь по поводу убийства им Семенова. Что же касается Потаповой, то о её судьбе ничего не было известно до самой весны, поскольку никто из ее родственников толком даже и не знал, где она провела новогодние и рождественские праздники. Лишь в конце марта, когда на Самаре сошел лед, к берегу прибился неплохо сохранившийся за зиму труп женщины с множественными колотыми ранениями. Прокуратуре понадобилось совсем немного времени, чтобы установить, чьих это рук дело, однако Свистков за убийство Семенова к тому моменту уже был приговорен Богатовским районным судом к 9 годам лишения свободы. Понадобился второй судебный процесс над «рождественским монстром», который по причине особой тяжести содеянного прошел уже в Самаре, в областном суде. Однако на этот раз Свистков на скамье подсудимых сидел не в одиночестве - рядом с ним оказались Виктор Кених и Николай Якубовский. За то, что они помогали убийце прятать труп, мужчинам было предъявлено обвинение в укрывательстве преступления.

В судебном заседании Свистков сразу же заявил, что никаких убийств он не совершал, и вообще он по причине сильного опьянения ничего не помнит из событий тех рождественских ночей. Признаться в совершенных преступлениях его не заставили даже многочисленные улики, в том числе кровавые отпечатки его собственных пальцев, оставленные на месте этой драмы. Впрочем, доказательств убийства хватало с избытком, тем более, что Якубовский и Кених подробно рассказали суду обо всех деталях этого кошмарного преступления. Слушая их, Свистков, наверное, не раз пожалел, что в ту ночь он «замочил» одну лишь Потапову, но пожалел своих болтливых дружков…

Судья Самарского областного суда Галина Балыкина признала Виктора Свисткова виновным в совершении умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах. К уже имевшимся у него годам заключения преступнику был добавлен еще один срок, и теперь по новому решению суда Свистков будет вынужден провести 15 лет в колонии строгого режима. Что же касается его непутевых собутыльников, то они отделались сравнительно легко: Кених получил два года условного лишения свободы, а Якубовский – один год, оба – с испытательным сроком на два года.

Валерий ЕРОФЕЕВ.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу