При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Однажды в Пестравке

- Я до сих пор не могу поверить в то, что мой двоюродный брат совершил это чудовищное преступление, - с дрожью в голосе говорил на суде потерпевший Валерий Тюрин. – Пестравка - это же село, и здесь друг о друге всем все известно, в том числе и о Каюрове. Нормальный мужик, непьющий, мать забрал домой из психбольницы, чтобы за ней ухаживать. А когда произошло это убийство, все прямо ахнули…

Это страшное известие потрясло райцентр Пестравку Самарской области в 2003 году, накануне Дня российской армии. Для сельской глубинки эта новость и впрямь оказалась ошеломляющей. Недавно вернувшийся в родное село 51-летний Геннадий Каюров из охотничьего ружья насмерть убил родную мать, 80-летнюю Александру Андреевну, которую за полтора месяца до этого сам же привез из города, где врачи пытались лечить пожилую женщину от старческого слабоумия и шизофрении. После этого Каюров из того же ружья попытался застрелиться сам, но неудачно – заряд дроби прошел мимо сердца и лишь раздробил ему плечо.

Родственники же Каюрова, прибежавшие в его дом сразу же после трагедии, узнать о причинах чрезвычайного происшествия по горячим следам ничего не смогли, потому что стрелявший в тот момент в бессознательном состоянии лежал в луже крови рядом с мертвой матерью. В себя он пришел только на операционном столе в районной больнице…

…Родные братья Юрий и Геннадий Каюровы родились и выросли в Пестравке. Их мать всю жизнь проработала врачом в здешней районной больнице, а отца они лишились довольно рано. Вскоре после окончания института братья разлетелись из родительского гнезда. Юрий обосновался в Подмосковье, а Геннадий уехал на Смоленщину, где сделал карьеру на административно-хозяйственной работе. В конце 2002 года он работал директором охотничье-оздоровительного центра «Орлан» под Смоленском, находящемся в ведении здешнего подразделения «АвтоВАЗинвест». Проще говоря, здесь Каюров командовал комплексом коттеджей и обширным охотничьим хозяйством, куда после трудов праведных приезжали отдыхать состоятельные бизнесмены, ворочающие крупной автомобильной торговлей.

Одним словом, к этому времени в жизни Геннадия Каюрова не было особых проблем. Он имел все, о чем только может мечтать нормальный работящий мужик к пятидесятилетнему возрасту: квартиру в областном центре, собственный шикарный дом на территории охотхозйства, машину и хорошую зарплату. Правда, несколько лет назад Каюров расстался с женой, однако найти новую подругу для него не составило особого труда. Уже вскоре после развода директор центра стал жить с молодой и привлекательной девушкой, которая, по его словам, в то же время оказалась весьма хозяйственной.

Казалось бы, что еще можно пожелать для счастья мужчине среднего возраста! И тут, как гром среди ясного неба, на Геннадия Григорьевича обрушилось тревожное известие. В конце 2002 года один из родственников, которых в Пестравке было довольно много, сообщил Каюрову, что его 80-летняя мать Александру Андреевну еще несколько месяцев назад увезли на лечение в психиатрическую клинику. Выяснилось, что пожилая женщина, на старости лет оставшись совсем одна, стала совершать неадекватные поступки: вела с соседями какие-то бредовые разговоры, бесцельно бродила по улицам села, распевая песни, и даже пыталась бить стекла как в своем доме, так и у соседей. В итоге руководство Пестравской районной больницы, где Каюрова проработала всю жизнь, добилось ее помещения в психиатрическую лечебницу, где женщине поставили диагноз «шизофрения».

Когда братьям Каюровым сообщили о болезни матери, москвич Юрий ехать в Пестравку отказался, сославшись на занятость. В итоге Геннадий поехал на родину один. И когда он после многолетней разлуки вошел в пустой родительский дом, уже несколько месяцев стоявший без хозяев, у мужчины поневоле защемило сердце, но вовсе не от нахлынувших воспоминаний, а от увиденной им безрадостной картины. Последние годы Александра Андреевна была уже не состоянии ухаживать за своим жильем, а уж в ее отсутствие в доме и вовсе воцарились холод и запустение. И Каюров, по его словам, тут же решил: он немедленно заберет мать из больницы, и пока будет жить с ней в Пестравке. В перспективе же сын, как только позволят врачи, собирался перевезти мать к себе под Смоленск, где он обеспечил бы ей надлежащий уход.

Переселение пожилой женщины из лечебницы обратно в райцентр произошло в январе 2003 года. А уже к началу февраля Геннадий, по его словам, начал понимать, какую непосильную ношу он взвалил на себя, решившись в одиночку ухаживать за больной беспомощной женщиной.

- Эти полтора месяца стали для меня ежедневным, ежечасным кошмаром, - жаловался потом Каюров в зале суда. – Хотя мама была в состоянии самостоятельно передвигаться, ухаживать за собой она не могла. Ее нужно было водить в туалет не только днем, но и ночью, если она захочет, и даже по несколько раз. Ежедневно нужно было ее купать, готовить ей еду, обстирывать. Полтора месяца я не мог не даже нормально поесть и поспать, не говоря уже о том, чтобы куда-то сходить, чтобы решить свои дела. Все мое время уходило на уход за мамой. В итоге к середине февраля я уже настолько вымотался, что с трудом соображал, что к чему. До этого я пил редко, и только по праздникам, а в феврале я стал пить каждый день, но не пьянел – водка меня не брала…

Где-то в середине февраля Геннадий позвонил в Подмосковье брату Юрию и попросил помочь ему в уходе за матерью. Однако тот снова отказался приехать – мол, извини, дела. Вдобавок ко всему в эти роковые дни в дом Каюровых почему-то не заходил никто из многочисленных пестравских родственников. Одним словом, в один прекрасный момент Геннадий вдруг почувствовал, что он остался один на один как со своими проблемами, так и с больной беспомощной матерью.

- Поговорив по телефону с братом, я понял, что ни я, ни моя мама никому на этой земле больше не нужны, - рассказывал Каюров в зале суда. – Всю ночь я не спал, а утром принял решение покончить с собой. Я выпил стакан водки и взял свое охотничье ружье…

Дальнейшие показания Каюрова на следствии и в зале суда несколько расходятся. В частности, в кабинете следователя прокуратуры он говорил, что в то злополучное утро он хотел застрелить только себя, но никак не маму. По словам Каюрова, когда он взял в руки ружье и приставил его стволы к груди, Александра Анатольевна вдруг неожиданно подскочила к нему, ухватилась за оружие и рванула его на себя. В результате заряд дроби угодил не в стрелка, а в грудь пожилой женщины, отчего та скончалась на месте.

Однако этот рассказ обвиняемого никак не увязывался с другим фактом, всплывшим почти сразу же после убийства. Жена его двоюродного брата, Лидия Тюрина, рассказала на следствии и на суде, что в тот роковой день ей внезапно позвонил Каюров, который срывающимся голосом сказал буквально следующее: «Приезжайте хоронить нас с матерью, сначала я застрелил мать, потом себя». После этого звонивший бросил трубку. Тюрина пришла в ужас, поймала на улице попутную машину и минут через двадцать уже была в квартире Каюровых. Что она здесь увидела, читателю известно…

На суде Каюров не отрицал того факта, что перед попыткой самоубийства он и в самом деле звонил Лидии Тюриной. А когда государственный обвинитель стал его расспрашивать, как же все-таки все случилось на самом деле, подсудимый уже больше не говорил, что он убил пожилую женщину по неосторожности. Объясняя свой поступок, Каюров сказал, что перед уходом на тот свет он решил «прихватить» с собой и мать, чтобы та тоже больше не мучалась…

На суде в качестве свидетелей выступили и некоторые из родственников Каюрова, которые в момент трагедии жили в райцентре Пестравка. На вопрос судьи о том, почему же никто из них в течение полутора месяцев ни разу не удосужился хотя бы в чем-то помочь Каюрову, свидетели в один голос заявили: Геннадий ни о чем таком их ни разу не просил, а навязываться в такой ситуации они посчитали неудобным. Наверняка такой же вопрос судьей был бы задан и жителю одного из городов Подмосковья Юрию Каюрову, которому также была отправлена повестка о явке в зал судебного заседания. Однако брат подсудимого в Самару в эти дни так и не приехал…

Судья Самарского областного суда Ринат Ахмедшин, рассмотрев материалы следствия, выслушав свидетелей, прокурора, адвокатов и подсудимого, за умышленное убийство приговорил Юрия Каюрова к десяти годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Валерий ЕРОФЕЕВ.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу