При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Кровавый след конокрадов

Та заволжская ночь была тихой и темной – почти как на Украине. Поэтому в дремотной тиши было далеко слышно ржание вороного жеребца, который чуял запах молодой кобылицы, запертой в соседнем загоне, но добраться до нее никак не мог из-за высокой ограды. Но вот в ровное течение полночных звуков вкрались новые, металлические. Сначала это был лязг замков, срываемых с ворот конюшни, а потом - бренчание уздечек. Это у загона неслышными тенями орудовали конокрады, которые после взлома запоров быстро вывели лошадей со двора, в одно мгновение надели им узду – и без седел вскочили на спину. Еще секунда – и об украденных цыганами лошадях напоминали только взбитая на дороге пыль да уносящийся в степь топот копыт.

 

…Руслан Емельянов и Ермаш Череповский, 25-летние жители Чапаевска, в ту ночь вспомнили свою исконно цыганскую уголовную «профессию» конокрада отнюдь не по доброй воле. Еще года за два до этого происшествия приятели вместе «присели на иглу». Сначала, как говорили сами парни, они просто «баловались», но к весне 2004 года тяга к наркотикам потребовала существенного увеличения ежедневной дозы. В итоге от их содержания отказались все цыганские родственники, причем даже далеко не бедные. Тогда-то парни и вспомнили о своем старинном родовом «бизнесе». И здесь поневоле вспоминается известная песня Яшки-цыгана из фильма «Неуловимые мстители»: «На пять замков запирай вороного – выкраду вместе с замками…»

Местом для совершения краж лошадей Руслан и Ермаш избрали село Вязовый Гай Красноармейского района, что примерно в 30 километрах к югу от Чапаевска. Здесь в советские времена располагался совхоз «Заречье», который ныне именуется закрытым акционерным обществом (ЗАО) и по сей день располагает одним из самых внушительных в Самарской области табуном лошадей, в том числе и племенных. Однако охраняются совхозные конюшни из рук вон плохо, и этот факт, без сомнения, был прекрасно известен чапаевским конокрадам. Во всяком случае, во время своих ночных визитов в Вязовый Гай сторожей они не встретили ни разу. В результате, как записано в следственных материалах, в мае 2004 года Емельянов и Череповский увели отсюда двух рабочих лошадей, а в октябре того же года – молодую кобылицу и племенного жеребца. Последняя утрата для ЗАО «Заречье» оказалась наиболее значительной, так как стоимость украденного цыганами доброго коня превысила 35 тысяч рублей, в то время как обычную рабочую лошадку здесь оценивали не более чем в 6-7 тысяч рублей.

И в первом, и во втором случаях конокрады, как потом выяснилось, сбывали свою добычу пожилой казахской чете Кинжибековых, проживающей в поселке Гражданский того же Красноармейского района, что находится примерно в часе езды от Вязового Гая. При этом 65-летний Жаксан Кинжибеков, во двор к которому цыганские парни лошадей приводили всегда по ночам, никогда не спрашивал, откуда у пришельцев такое добро. Он лишь интересовался ценой, и, узнав, что ночные пришельцы хотят получить за каждую голову по 5 тысяч рублей, молча уходил в дом - и уже через минуту возвращался с наличностью. При этом даже за упоминавшегося выше племенного жеребца старик выплатил конокрадам ту же самую сумму, что и за прочих лошадей, хотя прекрасно знал, что вороной красавец на самом деле стоит гораздо больше…

О том, что они сильно продешевили при продаже краденого жеребца, Емельянов и Череповский узнали лишь через полтора месяца после своего последнего визита на хутор пожилого казаха. Конечно же, их возмущению не было предела, и в начале декабря Череповский и Емельянов снова наведались в поселок Гражданский, чтобы получить с Кинжибекова недоплаченные деньги.

Старик Жаксан принял конокрадов, как дорогих гостей – пригласил в дом и усадил за низенький казахский столик, а его жена проворно подала угощение и бутыль самогона. Но едва лишь речь зашла об истинной стоимости коня, как хитрый старик словно бы перестал понимать, о чем идет речь. Он лишь нахваливал приготовленный хозяйкой бешбармак и предлагал гостям выпить еще и еще. Парни сразу же поняли, что пожилой казах добровольно деньги им не отдаст. Тут Ермаш и Руслан кивнули друг другу – и Емельянов попросил старуху Кинжибекову выйти на улицу и посмотреть, не пришла ли за ними машина. На самом деле никакой машины заговорщики, конечно же, не ждали – им нужно было лишь разъединить казахскую чету, чтобы осуществить свой заранее обдуманный план.

Емельянов выскочил во двор следом за старухой – и сразу же ударил ее по голове топором, который он приметил в сенях еще при входе в дом. Женщина без звука рухнула на землю, скончавшись на месте. А когда Руслан через несколько минут возвратился обратно к столу, Череповский уже повалил на пол не ожидавшего нападения старика Жаксана и бил его ногами по голове. Несколько взмахов того же топора прекратили мучения пожилого казаха, так неосторожно польстившегося на краденое…

В доме убитых цыганские парни нашли не слишком много ценностей – 16 тысяч рублей наличными и два золотых кольца. После этого разочарованные конокрады вывели из конюшни Кинжибекова одну из лошадей, вдвоем взгромоздились на нее – и так доехали до соседнего поселка Богусского, где им удалось наконец поймать машину и уже на ней уехать в Чапаевск. Однако после себя преступники оставили слишком много следов, в результате чего оба были арестованы уже через десять дней после убийства.

В ходе расследования этого дела выяснилось, что Череповский к тому моменту уже три года находился в федеральном розыске за участие в разбойном нападении на жителей четырех домов в поселке Советский Тамбовской области. Как оказалось, в феврале 2001 года Ермаш был здесь в гостях у цыганских родственников, которые в один прекрасный момент и предложили ему пойти «на дело». Вооружившись ножами, налетчики среди ночи приехали в поселок, где в течение часа ходили по домам и под угрозой расправы забирали отсюда деньги, ценности и продукты. При этом в доме пенсионеров Степановых преступники вообще не нашли ничего более-менее ценного для себя, и тогда, чтобы не уходить с пустыми руками, они забрали у стариков 30 рублей, отложенные на покупку хлеба, и… пять упаковок бритвенных лезвий по цене 10 рублей каждая…

На следствии и суде Череповский и Емельянов все время пытались переложить друг на друга вину за убийство. Каждый из них показывал, что стариков Кинжибековых бил топором его подельник, а сам он, мол, к тому моменту уже был настолько пьян, что физически не мог совершить это жуткое преступление. Тем не менее благодаря многочисленным следам, собранным экспертами на месте происшествия, а также материалами следственного эксперимента удалось доказать, что пожилую казахскую чету в ту ночь убивали оба подсудимых. Что же касается похождений Череповского в Тамбовской области, то к материалу дела была приобщена копия приговора из суда этого региона, где сказано, что все прочие участники разбойного беспредела в поселке Советский уже давно находятся в местах лишения свободы.

Федеральный судья Самарского областного суда Геннадий Минин признал обоих подсудимых виновными в умышленном убийстве при отягчающих обстоятельствах, а также в кражах и разбойных нападениях. При этом Руслан Емельянов был приговорен к 19 годам, а Ермаш Череповский – к 25 годам лишения свободы, оба – в колонии строгого режима.

Валерий ЕРОФЕЕВ.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу