При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Деревенская вендетта

Поистине голливудские страсти, достойные фильма-вестерна из жизни Дикого Запада, разыгрались весной прошлого года в старинном селе Рождествено, что находится на правом берегу Волги напротив Самары. Группа местных бездельников-наркоманов, регулярно обиравших жителей села, настолько «достала» двоих местных жителей, отца и сына, что те не выдержали. Однажды апрельской ночью мстители встали «на тропу войны», и с оружием в руках отправились разбираться со своими обидчиками.

…Житель села Рождествено Виктор Вечканов в 90-х годах уже был приговорен к пяти годам лишения свободы за злостное хулиганство. Однако, освободившись из мест не столь отдаленных, он вовсе не стремился утруждать себя общественно полезным трудом. Вместо этого, пристрастившись к наркотикам, бывший зек решил жить разгульно и свободно – в своем, естественно, понимании. В 2003 году он в основном обретался в Самаре, а в Рождествено наезжал лишь изредка. Однако каждый такой приезд земляка односельчане потом помнили очень долго.

Дело в том, что в Рождествено вокруг Вечканова уже довольно давно образовалась «теплая» компания таких же, как и он сам, вольных «прожигателей жизни». По рассказам сельчан, Виктор, приезжая в гости к матери из областного центра, запросто расхаживал по деревенским улицам с огнестрельным оружием, при этом нисколько не боясь здешней милиции. Во всяком случае, выходя на центральную площадь села, Вечканов любил устраивать здесь нечто вроде тира, расстреливая голубей и кошек. Кроме того, он не раз был инициатором кровавых разборок, во время которых его дружки избивали и калечили ни в чем не повинных односельчан или дачников.

При этом наш «джентльмен удачи» чаще всего общался с нигде не работающим Игорем Захаровым, а также с супругами Вячеславом и Натальей Акиниными. Все приятели Вечканова, как и он сам, тоже были довольно колоритными личностями, регулярно употреблявшими наркотическое зелье. В частности, супруги Акинины в последнее время настолько часто пребывали «под кайфом», что порой на многие недели забывали о своем сыне, которому совсем недавно исполнилось 10 лет. В результате в 2000 году решением районного суда они были лишены родительских прав.

Могут спросить: а откуда же эта наркотическая братия добывала деньги на свои бесчисленные «чеки»? По оперативным милицейским данным, а также по свидетельствам жителей села, одним из немаловажных источников дохода этой четверки был элементарный рэкет. Придравшись из-за какой-нибудь ерунды к кому-то из своих соседей, Вечканов затем начинал требовать с него деньги, угрожая расправой. При этом многие, зная о прежней судимости Вечканова, предпочитали откупаться от вымогателя, поскольку на помощь милиции в этом случае они не надеялись.

Вполне возможно, что эта «веселая компания» еще много лет отдыхала бы подобным образом в старинном волжском селе Рождествено. Однако со временем аппетиты наркоманов стали расти, поскольку денег им стало требоваться все больше и больше. Следом выросли и суммы, которые вымогатели стали требовать со своих «клиентов». В результате напряженность между сторонами достигла критической точки, после чего в ночной сельской тиши и прозвучали выстрелы, сразившие всех четверых. О такой ситуации в уголовной среде говорят, что «жадность фраера сгубила».

Как же все это получилось? Незадолго до этого трагического события Вечканов снова приехал из Самары в Рождествено. В этот раз объектом для «выбивания» очередной денежной суммы он выбрал 25-летнего Сергея Блохина, командира отделения местной пожарной части. Вооружившись карабином, Вечканов в сопровождении своих дружков пришел к Сергею и заявил, что тот должен ему 10 тысяч рублей. За что? А за то, что из его машины, оставленной неподалеку от пожарной части, в которой служит Блохин, оказались украденными набор инструментов, домкрат и аптечка. Для него, Вечканова, совершенно ясно, кто это сделал: конечно же, один из пожарных. А поскольку Сергей Блохин – командир пожарного отделения, то он и должен будет сполна расплатиться с пострадавшим…

Блохин, конечно же, не собирался платить вымогателю такие деньги, тем более непонятно за что. Однако налетчик пригрозил, что если пожарный прямо сейчас не отдаст ему хотя бы «штуку», то уже завтра он, Вечканов, вырежет всю его семью. И учти, мол, за мной не заржавеет – ты ведь знаешь мое хулиганское прошлое. Слышавшая весь разговор Валентина Михайловна Блохина, мать Сергея, настолько перепугалась, что тут же вынесла из дома тысячу рублей и отдала их вымогателю.

Однако Вечканов не оставил Блохиных в покое: через четыре дня он со своей компанией явился домой к сестре Сергея, которой тоже стал угрожать расправой. При этом свидетелем разборки с молодой женщиной оказался ее и Сергея отец - Николай Блохин, у которого под впечатлением увиденного сразу же созрело решение, как отомстить обидчикам. При этом к рождественской милиции мужчины даже и думали обращаться, поскольку ей местные жители никогда не доверяли…

В намеченной разборке с Вечкановым особую надежду Блохин-старший возлагал на два охотничьих ружья 16-го калибра, которые он незадолго до того купил по дешевке. Приобретение это было незаконным, поскольку никаких документов при сделке не оформлялось, и на учет в милицию свою покупку отец никогда не ставил. Более того: вскоре одно из этих ружей Блохин-старший переделал в обрез, чтобы при случае его можно было незаметно носить под одеждой.

Было уже около четырех утра, когда Блохины с оружием в руках подошли к дому Акининых на улице Родниковой, где, как они знали, постоянно собиралась компания Вечканова. Дверь была открыта, и отец с сыном беспрепятственно вошли внутрь. Их глазам предстала типичная картина наркоманского притона: погруженные в кайф, на обшарпанном подобии мебели сидели и лежали их недруги – Вечканов, Захаров и супруги Акинины.

Отец выстрелил первым. Заряд из его ружья размозжил голову Виктору Вечканову, лежащему на диване, и тот сразу же скончался на месте. Следом за отцом спустил курок обреза и Сергей, целившийся в голову сидящего в кресле Вячеслава Акинина. Однако парень промахнулся, и в результате заряд угодил в стену всего в нескольких сантиметрах от цели. Кстати, ни этот наркоман, ни его дружки от выстрелов даже не проснулись - настолько глубоко все они были погружены в свои видения.

Чертыхаясь, Блохин-старший отобрал обрез у сына и сам выстрелил в Акинина из второго ствола. Его рука не дрогнула и в этот раз: через долю секунды голова хозяина притона тоже превратилась в кровавое месиво…

Тут от грохота выстрелов наконец-то пришла в себя Наталья Акинина. Мигом сообразив, что происходит, она с криком: «Помогите! Убивают!» выскочила из дома на улицу. Блохин-старший бросился за ней. А пока его отец преследовал беглянку, Сергей решил, что он все-таки тоже не лыком шит. Перезарядив обрез, он почти в упор выстрелил в голову Игорю Захарову, убив его наповал.

Тем временем Блохин-старший втащил внутрь притона слабо упиравшуюся Наталью Акинину, которая, будучи обремененной грузом принятого наркотика, не смогла убежать даже от пожилого человека. Удерживая женщину, отец крикнул сыну, чтобы тот подал ему нож. Через несколько секунд Николай Блохин покончил с наркоманкой, словно с овцой: острым ножом он насквозь проткнул ей шею. Из перерезанных вен фонтаном хлынула кровь, и жизнь любительницы «белого зелья» оборвалась. Правда, в дальнейшем следствие установило, что столь жестоко мстить Наталье Акининой у Блохиных не было никаких оснований: ведь она никогда не участвовала ни в каких поборах и разборках…

Когда за отцом и сыном пришли из милиции, они уже успели подготовиться к своему аресту, собрав узелки с бельем и нехитрой снедью. А односельчане, узнав о смерти Вечканова и его компании, тут же разделились на два непримиримых лагеря. Если родственники погибших сразу же стали требовать (и до сих пор требуют) высшей меры наказания для самозваных мстителей, то все прочие жители села, и особенно пострадавшие от вечкановского беспредела, горой стояли и стоят за их оправдание. Сторонники Блохиных даже собрали 123 подписи под обращением на имя председателя Верховного суда России, в котором они требуют отпустить их на свободу.

Это беспрецедентное уголовное дело было рассмотрено судьей Самарского областного суда Евгением Калюжным. В итоге Николай и Сергей Блохины были признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 105 УК РФ (умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах). Блохин-отец был приговорен к 14 годам, а его сын – к 12 годам лишения свободы, оба – в колонии строгого режима.

Специалисты считают, что для данной статьи УК РФ такое наказание является очень мягким: ведь за лишение жизни четырех человек любого подсудимого вполне можно было бы приговорить если не к пожизненному заключению, то, по крайней мере, к 25-летнему сроку. И если Блохины в данном случае получили вдвое меньше, то, следовательно, суд учел смягчающие их вину обстоятельства.

Валерий Ерофеев.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара