При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Бой-девка

- О том, как я ударила Бабаджанова чайником, помню хорошо, - сообщила суду Измайлова, - а вот как я его убивала – все словно бы из головы вылетело. Про 87 нанесенных ему ударов ножом я узнала только от следователя. Может быть, так оно и было, но убивать его я не хотела…

 

Жительница Сызрани 19-летняя Ирина Измайлова в 2004 году воспитывалась в специнтернате для трудных подростков с легкой степенью дебильности. Впрочем, это психическое расстройство не помешало ей окончить сельскохозяйственное профтехучилище при своем интернате, а после наступления совершеннолетия уехать в город Похвистнево. Здесь девушка поселилась в общежитии, а работу она нашла в соответствии со специальностью – овощеводом в частной теплице, где выращивались парниковые огурцы и помидоры.

Вскоре оказалось, что характер у новой работницы - не приведи господь: из-за любой мелочи она вполне могла трехэтажно послать по известному адресу и женщин-овощеводов, и даже пожилых мужиков, которые сами, бывало, выражались и покруче, однако решительно терялись, когда слышали отборный мат из уст совсем молоденькой девчонки. В общежитии же Измайлова почти сразу стала появляться под хмельком, и в этом состоянии она не раз распускала руки в отношении соседок по комнате. Поэтому неудивительно, что уже через несколько месяцев после приезда в Похвистнево Ирина стала часто ночевать за пределами общежития, главным образом у местной жительницы Гаршиной в ее в частном доме на улице Свирской, который на поверку оказался настоящим притоном.

Здесь, в компании с вечно пьяными соседями, жизнь неуправляемой девицы и вовсе покатилась вниз по наклонной плоскости. Она чуть ли не ежедневно стала ходить на попойки, которые устраивала либо она сама, либо хозяйка дома вместе с тремя-четырьмя бомжами, завсегдатаями этого алкогольного притона. Кроме того, в застольях частенько участвовал и Тофик Бабаджанов, сожитель хозяйки квартиры. Вот он-то через пару месяцев после переселения Измайловой в их дом и стал первой жертвой бой-девицы.

В тот майский вечер 2005 года поначалу все происходило, как обычно. На дворе еще не стемнело, как заявилась бомжеватая пара: испитая женщина по имени Люда и мужик неопределенного возраста, отзывавшийся на кличку Шумила. Они принесли с собой две бутылки самогона, а когда выпивка кончилась, свою долю выставил Тофик. Измайлова тоже не отставала: она нарезала тепличных огурцов, принесла на стол хлеба и бутылку водки. К полуночи гости уже спали в углу на топчане, а Бабаджанов ушел в свою комнату. Оставшись в одиночестве, Ирина загрустила, и, чтобы развлечься, на всю мощь включила радио. Из динамика вырвались столь мощные аккорды поп-музыки, что на столе от них зазвенела пустая посуда. Через минуту в комнату выскочил перепуганный Бабаджанов, которого музыка оглушила даже через стену. На правах хозяина квартиры и старшего по возрасту он подошел к радиоприемнику и убавил громкость звука, сказав Ирине примерно следующее: «Ты что, обалдела? Два часа ночи, а ты радио вовсю врубаешь! Иди-ка ты лучше спать…»

Это ограничение в правах квартирантке показалось до того обидным, что она схватила со стола металлический чайник и несколько раз опустила его обидчику на голову. Бабаджанов рухнул на диван, а Измайлова, как оказалось, в тот момент уже не владела собой, и тут еще под ее рукой некстати оказался кухонный нож, которым она незадолго до того резала огурцы и колбасу. Острым лезвием Ирина принялась с размаху бить мужчину, который поначалу еще пытался встать с дивана, но после первых двух десятков ударов затих и захрипел. Измайлова же, по ее словам, не только не представляла себе, сколько же всего ран она нанесла своей жертве, но и вообще с трудом вспомнила события той кошмарной ночи. Как уже говорилось, впоследствии на трупе Бабаджанова эксперты обнаружили 87 ножевых ранений, из которых не менее десятка (в сердце, печень и шею) оказались смертельными.

Примерно неделю после этого случая Измайлова пряталась от милиции у приятелей, пока случайно не оказалась дома у Елены Самойловой, с которой она чуть раньше познакомилась на какой-то пьянке. Вот эта подруга и предложила Ирине съездить к ее дружку Геше Имукову, который жил в селе Нижнее Аверкино, в нескольких километрах от Похвистнево. С собой девушки прихватили выпивку, а у Геши, как выяснилось по приезде, тоже нашлась бутылка. Поэтому встреча с ним началась достаточно весело, но вот закончилась она совершенно уже по-другому.

Через некоторое время, когда Ирину от выпитого уже изрядно развезло, она вдруг не обнаружила на столе того самого ножа, который она прихватила с собой во время бегства из дома убитого ею Бабаджанова. Решив, кто никто другой, кроме Имукова, взять этот нож не мог, она потребовала от Геши вернуть пропажу. Хозяин дома робко заявил, что он ничего со стола не брал, но Измайлова в ответ яростно вцепилась в него и завопила, что совсем недавно уже «замочила» одного мужика, и потому убить второго для нее теперь не составляет никакого труда. В доказательство серьезности своих намерений девица схватила со стола другой нож и замахнулась им на парня. Имуков же настолько перепугался ополоумевшей бестии, что, не раздумывая, выпрыгнул на улицу прямо через окно, выбив в нем все стекла…

А Измайлову, как вскоре выяснилось, его отчаянный прыжок только раззадорил. Она выскочила из дома следом за Гешей, однако нигде на обозримом пространстве беглеца не обнаружила. «Он спрятался где-то в соседних домах!» - мелькнула мысль в ее голове, уже изрядно замутненной алкоголем. Засунув нож в рукаве, бой-девица, не раздумывая, помчалась по окрестностям в поисках коварно скрывшегося Геши, а Самойлова, предчувствуя недоброе и видя агрессивные намерения подруги, решила ее повсюду сопровождать.

Поиски привели воинственную деву на соседнюю улицу Овражную, во двор дома № 29, в котором, как почему-то показалось Измайловой, и прятался сбежавший от нее парень. Впрочем, Имукова девушки здесь не обнаружили, как не искали, а увидели только неизвестного мужчину – как впоследствии выяснилось, местного жителя Геннадия Егорова. На вопрос Ирины о том, где Геша, Егоров, вытаращив от изумления глаза, ответил, что никакого Геши он не видел, и вообще такого никогда не знал, а сюда он пришел по делу к приятелю, которого не оказалось дома. После этого мужчина повернулся и направился домой, но, как выяснилось, сделал это совершенно напрасно, поскольку его ответ Измайлову совершенно не устроил. С воплем: «Нет, не уйдешь, я вас обоих с Гешкой убью!» она бросилась на Егорова и сильным толчком в спину свалила его на землю. Ошалевший от неожиданности мужик пытался подняться на ноги, однако пришедшая в ярость бой-девица не давала ему это сделать: она била его ногами по голове и спине, а потом, выхватив из рукава нож, два роза вонзила в него острое лезвие, пробив легкое и едва не достав до сердца.

Скорее всего, она сделала бы это и в третий, и в десятый и в пятидесятый раз, как оно уже было в случае с Бабаджановым, если бы рядом не оказалась Елена Самойлова. Более трезвая и до конца не потерявшая рассудок девушка силком оттащила свою свихнувшуюся подругу от окровавленного мужчины и отобрала у нее нож. Так и не найдя сбежавшего Имукова, приятельницы вернулись в его дом и продолжили пьянку. Здесь их и повязали люди в форме, вызванные соседями, которые, оказавшись свидетелями жуткой и бессмысленной поножовщины, тут же позвонили по номерам «02» и «03». Благодаря тому, что Егорова вовремя доставили в больницу, медикам удалось его спасти, хотя жизнь бедолаги буквально висела на волоске.

На следствии и суде Измайлова полностью признала свою вину в убийстве одного человека и в покушении на жизнь другого, однако уверяла, что не помнит, как и почему это случилось. Мол, в силу врожденного психического порока она в те критические моменты себя попросту не контролировала. Однако все точки над «i» расставила психолого-психиатрическая экспертиза. В акте обследования обвиняемой сказано, что Измайлова, несмотря на свой диагноз «дебильность», все-таки вполне осознает последствия своих поступков, и, следовательно, является вменяемой. Именно поэтому после окончания следствия она попала вовсе не в спецлечебницу, куда она всячески стремилась, а прямиком на гораздо более неприятную скамью подсудимых.

Судья Самарского областного суда Михаил Кондаков признал 19-летнюю Ирину Измайлову виновной в совершении умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах, а также в покушении на убийство, и приговорил ее к 14 годам лишения свободы в колонии общего режима.

Валерий ЕРОФЕЕВ.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу