При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

«Облом» для лжемилиционера

Эта довольно-таки запутанная история произошла у дома «литер А» на Московском шоссе в Самаре. Около девяти часов утра 4 апреля 2003 года на глазах немногочисленных прохожих здесь неожиданно вспыхнула самая настоящая рукопашная схватка, в которой приняло участие несколько молодых людей и мужчина в форме работника милиции. Разборка завершилась беспорядочной стрельбой, после которой на асфальте осталось окровавленное тело, а еще двоих участников разборки отправили в больницу с огнестрельными ранениями.

Хотя участников той кровавой трагедии правоохранителям удалось выявить в течение всего лишь двух ближайших дней, все равно следствие по данному уголовному делу длилось более года. Судебный процесс по делу тоже оказался рекордным по длительности: он с перерывами продолжался более 15 (!) месяцев, так как в его ходе по делу для выяснения обстоятельств происшествия назначались различные экспертизы. Причиной тому стали разноречивые позиции сторон, участвовавшая в событиях 4 апреля 2003 года, каждая из которых выдвигала свою версию происшедшего, и в дальнейшем с незначительными вариациями придерживалась ее до самого суда. Тем не менее подготовленное прокуратурой официальное обвинительное заключение гласило, что в то роковое утро у дома «литер А» на Московском шоссе имела место банальная попытка вооруженного ограбления.

В ходе расследования выяснилось, что инициатором нападения и его главным действующим лицом оказался 42-летний Сергей Роман (ударение в фамилии на первый слог – В.Е.), бывший сотрудник налоговой полиции, а ныне пенсионер. В качестве его помощников в деле фигурировали двое мелких бизнесменов - 30-летний Игорь Юлкин и 48-летний Андрей Артемов. По версии следствия, упомянутая выше троица довольно долго вынашивала план ограбления 35-летнего предпринимателя Владимира Самохина, который возглавлял полулегальную группу молодых людей, делавших свой бизнес на скупке и продаже иностранной валюты на улице Ленинградской.

А чуть раньше Роману удалось узнать, что намеченная им жертва почти ежедневно по утрам приезжает к своим родителям в одну из квартир дома «литер А» на Московском шоссе, после чего выходит отсюда с сумкой, полной толстых пачек купюр. Это подтвердил и Самохин, который показал на суде, что по утрам при нем нередко находилось от 120 до 200 тысяч рублей наличными. Разумеется, без охраны такие крупные суммы денег возить с собой было бы рискованно, и по этой причине рядом с предпринимателем в такие моменты всегда находились трое-четверо его коллег.

Утром 4 апреля Самохин подъехал к дому «литер А» в сопровождении Владимира Саландина, Николая Тригубенкова и Алексея Злобина. Пока он ходил в квартиру отца, парни курили на улице около подъезда. А о дальнейших событиях потерпевший в зале суда рассказывал так:

- Когда с сумкой в руках я стал спускаться по лестнице на первый этаж, то внизу неожиданно для себя я увидел мужчину в форме работника милиции. В руке он держал лист бумаги. Милиционер сказал, что он проверяет список жильцов этого дома, и спросил меня, указывая на лист: «Такие-то здесь проживают?» Я склонился к списку, чтобы посмотреть, и в этот момент милиционер неожиданно ударил меня кулаком в лицо…

Самохин оказался крепким парнем, и от первого удара он лишь слегка опешил, но тут же пришел в себя и кинулся на обидчика. Однако в этот момент в дело, по словам потерпевшего, вмешался еще кто-то, подскочивший к нему сзади. Этот второй участник нападения нанес Самохину удар чем-то тяжелым, после чего принялся его душить удавкой. Тут-то парень и «отключился» примерно на одну-две минуты, и этого времени налетчикам хватило на то, чтобы приковать свою жертву наручниками к лестничным перилам, а потом схватить его сумку и «сделать ноги». Однако впопыхах нападавшие допустили грубую промашку: они не заметили, что металлический прут перил оказался оторванным от основания лестницы. Именно поэтому быстро пришедший в себя Самохин тут же сбросил наручники с прута, после чего с криком: «Ограбили! Держи их!» выбежал на улицу.

Второй ошибкой налетчиков стало то обстоятельство, что перед нападением они не обратили внимания на стоявших у машины Саландина, Тригубенкова и Злобина. И когда Самохин неожиданно для приятелей вдруг с воплем выскочил из подъезда, все трое, не сговариваясь, тут же бросились вдогонку за двумя злоумышленниками, бежавшими в тот момент вдоль дома по направлению к продовольственному магазину.

Как потом показывали свидетели и потерпевшие на суде, Юлкин мчался с сумкой в руках, а следом за ним – Роман в форме работника милиции. Но последнего уже через несколько секунд сумел догнать Злобин, который с ходу вцепился Роману в одежду. В ответ лжемилиционер выхватил из-за пазухи пистолет «Байкал», переделанный для стрельбы боевыми патронами, и направил его парню в лицо. Однако выстрелить Роман не успел: Злобин сумел схватить его за руку, дернул ее вниз – и в результате пистолетная пуля пробила охраннику бедро.

Пока Злобин боролся с Романом, его приятели сумели догнать Юлкина и повалить его на землю. Неподалеку от входа в продовольственный магазин образовалась настоящая «куча мала». И если Тригубенков, Саландин и Самохин пытались вырвать сумку из рук поверженного Юлкина, то раненый Злобин продолжал держать руку Романа, а лжемилиционер в этот момент прилагал все усилия, чтобы все-таки направить ствол пистолет в голову соперника и выстрелить еще раз.

Неизвестно, чем бы закончилась эта драматическая сцена, если бы в нее неожиданно для всех не вмешался седьмой участник. Им оказался уже упоминавшийся Андрей Артемов, который до поры до времени тихо сидел «на стреме» в своей машине. Однако в самый ответственный момент, увидев, что его друзьям приходится плохо, Артемов выхватил свой пистолет ТТ и открыл беспорядочную пальбу в сторону дерущихся. Уже потом эксперты установили, что из этого оружия стрелок выпустил не менее шести пуль. При этом одна из них зацепила Тригубенкова, причинив ему легкое ранение, а еще три навылет пробили голову, шею и ногу Юлкина. В результате участник налета был тяжело ранен и скончался по пути в больницу.

Но вдобавок ко всему и сам Артемов получил тяжелое пулевое ранение: пуля вошла ему в правую часть живота и вышла через бедро. Самое примечательное, что впоследствии эксперты-баллистики так и не смогли достоверно установить, из чьего же пистолета вылетела эта пуля. Вывод же следователя был таков: Артемов в пылу драки подстрелил сам себя, и произошло это потому, что кто-то из его противников вывернул ему руку с пистолетом. Так или иначе, но сообщник грабителей сумел не только отбиться от нападавших, но и на одной ноге допрыгал до своей машины, завел ее двигатель и быстро уехал с места происшествия.

Зажимая одной рукой рану, Артемов даже смог добраться до дома своего приятеля, проживающего на проспекте Карла Маркса, поднялся в его квартиру – и здесь потерял сознание от потери крови. На «скорой» неудачливого грабителя доставили в гарнизонный военный госпиталь, где врачи сделали пострадавшему операцию и тем самым спасли его жизнь. Примерно в то же самое время в больнице Пирогова оказались и раненые в этой нелепой перестрелке Злобин и Тригубенков. Однако их довольно быстро выписали, в отличие от Артемова, которому пришлось долечиваться уже в тюремной медсанчасти.

Но самым потрясающим итогом всей этой истории, как не странно, оказалось содержимое сумки Самохина, из-за которой, как мы знаем, в то утро разгорелся весь сыр-бор и даже пролилась человеческая кровь. При осмотре места происшествия выяснилось, что в момент ограбления в этой сумке… не было ни единой денежной купюры! В ней обнаружились лишь некоторые личные вещи ее владельца, стоимость которых в общей сложности экспертами была оценена в 6830 рублей. Причинение ущерба именно на эту сумму и было поставлено в вину подследственным. Самохин же на следствии объяснил, что в то утро денег с собой он даже и не собирался брать, поскольку в его планах на день было посещение нескольких учреждений, но никак не расчет с клиентами…

На следствии и суде Роман и Артемов выдвинули собственную версию происшедшего. Согласно их показаниям, в то утро они вместе с Юлкиным собирались посетить одно из учреждений на углу улицы Коммунистической и Московского шоссе, чтобы здесь договориться о сдаче помещения в аренду для ведения совместного бизнеса. Разумеется, никакого оружия с собой у них тогда не было. При этом Артемов выступал в качестве частного водителя, с которым его приятели всего лишь договорились о совместной поездке. Но когда Роман и Юлкин вышли из машины и стали ходить по двору в поисках нужного адреса, они неожиданно для себя стали жертвами нападения грабителей – уже известных нам Самохина, Саландина, Тригубенкова и Злобина. Именно у кого-то из них, по версии подсудимых, были пистолеты, и именно эти люди открыли стрельбу, убив Юлкина и ранив Артемова, а рикошетом – и своих дружков. А поскольку при появлении милиции нападавшие выбросили оружие на асфальт, то его по ошибке и приписали Роману и Артемову…

Что же касается вполне логичного вопроса о том, почему же, согласно показаниям свидетелей, Роман во время этого инцидента был одет в форму работника милиции, последний заявил, что эта форма… ему вовсе не принадлежит. Мол, милицейские бушлат и шапку на него перед арестом насильно напялили его противники, чтобы сбить следствие со следа. По поводу же показаний свидетелей и потерпевших Роман заявил, что все эти лица его попросту оговаривают.

Чтобы прояснить эту и другие неясности в уголовном деле и окончательно разрешить вопрос о виновности подсудимых, уже в ходе судебного разбирательства была назначена комплексная судебно-медицинская и баллистическая экспертиза. Вывод экспертов был однозначен: расположение участников схватки и траектории полета пуль полностью соответствует версии потерпевшего Самохина и его коллег, и в то же время в корне противоречит показаниям подсудимых Романа и Артемова…

Исходя из этих и других материалов дела, судья Самарского областного суда Евгений Романов на последнем заседании в июне 2006 года признал Андрея Артемова виновным в умышленном убийстве при отягчающих обстоятельствах, а Сергея Романа – в покушении на убийство. Кроме того, оба подсудимых признаны виновными в совершении разбойного нападения на Владимира Самохина, а также в незаконном хранении оружия. В итоге Роман был приговорен к 19 годам лишения свободы, а Артемов – к 20 годам, оба – в колонии строгого режима. На днях стало известно, что Верховный суд РФ оставил приговор по данному уголовному делу в силе.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара