При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Химик-подпольщик

Нелегальные нарколаборатории мы до недавнего времени видели только в голливудских фильмах. Вспомните эту картину: полутемная комнатушка на последнем этаже обшарпанного здания, химические склянки, колбы и реторты, в которых булькают разноцветные жидкости, и посреди всего этого – невзрачный очкарик в замызганном белом халате, деловито просматривающий на свет пробирку с очередной дозой только что приготовленного зелья.

Увы, теперь это, оказывается, вовсе не забугорные кинофантазии, а наша жестокая реальность. В Самаре уже не раз были осуждены предприимчивые дельцы-химики, устроившие у себя на дому подпольную лабораторию и производившие на продажу крупные партии наркотических веществ.

Еще с начала 2006 года в управление Госнаркоконтроля по Самарской области пошла оперативная информация о том, что самарские потребители наркотиков вовсю стали использовать некую весьма убойную смесь, которая в этой среде известна под названием «винт». Впрочем, совершенно новым видом наркотического зелья ее назвать нельзя. Оперативным работникам «винт» был известен уже давно, а специалисты-химики могут добавить, что в эту смесь обычно входят различные производные эфедрина – лекарственного средства, применяемого при насморке и других простудных заболеваниях. Кое-кто еще помнит, что примерно до середины 90-х годов купить это лекарство в аптеке можно было, в общем-то, без особых проблем. Однако позже эфедрин оказался в списке сильнодействующих лекарственных веществ, утвержденном Минздравом РФ, куда вносят препараты, по сути своей не являющиеся наркотическими, но из которых при определенных знаниях и сноровке можно изготовить одурманивающее зелье.

Именно такими знаниями и навыками, как выяснилось, в полной мере обладал житель Приволжского микрорайона Самары 38-летний Сергей Шестаков. В 90-х годах он уже имел тесное знакомство с местной криминальной средой, и тогда же в составе группы даже отсидел срок за грабеж. Освободившись из зоны, Шестаков решил познакомиться с действием наркотического зелья, но опять неудачно. При очередном приводе в милицию у него нашли дозу героина, которая «потянула» на полгода тюремного заключения. Впрочем, как раз в это время нашими законодателями были утверждены юридические послабления для мелких хранителей наркотиков, так что Шестаков не досидел в за решеткой даже этого минимального срока наказания.

Именно в местах не столь отдаленных он, по всей видимости, долго размышлял над своей судьбой - и в итоге пришел к выводу, что колоться самому ему больше не стоит. Лучше уж, подумал Шестаков, сколотить себе капитал на чужой наркотической страсти, обеспечивая «дурью» разных подсевших на нее малолеток. При этом он решил не связываться с героином, а химическим путем из эфедрина производить метамфетамин (он же первитин), который, выражаясь официально, уже является наркотиком и входит в список № 1 Перечня наркотических средств и психотропных веществ, утвержденный Минздравом РФ. В наркоманской же среде первитин как раз и известен под названием «винт». Правда, все знают, что ныне законопослушный гражданин может приобрести эфедрин в аптеке только по рецепту. Однако в то же время не менее хорошо известно, что при сегодняшней громадной распространенности частных фармацевтических точек и при наличии необходимой денежной суммы любой человек в состоянии подпольно купить не только промышленную партию эфедрина, но и любого другого, куда более убойного лекарства. Так и поступил наш делец. А поскольку производство своего зелья Шестаков быстро поставил на поток, его себестоимость оказалась не слишком высокой. Впоследствии эксперты подсчитали, что Шестаков, даже покупая у нечистоплотных фармацевтов исходное сырье по явно завышенной цене («за риск»), все равно имел от своего производства «навар» не менее 200-250 процентов.

Один шприц, заправленный «винтом», в котором находилось два «кубика» этого зелья, Шестаков продал «на пробу» знакомому наркоману всего за 300 рублей. Но в столь специфической среде сведения о новых точках сбыта распространяются молниеносно, и потому уже через пару дней после продажи пробной партии «продукции» у нашего «химика» не было отбоя от клиентов. Торговец вскоре поднял цену своего товара вдвое, увеличив ее до 600 рублей за два «кубика», что для Самары все равно лежит чуть выше среднего ценового уровня на «наркоту». Но Шестаков тогда еще не знал, что информация о барыге из Приволжского микрорайона, который мог отпустить страждущим не очень дорогую «дурь» в любое время суток и в любом количестве, к тому времени уже появилась и в управлении Госнаркоконтроля РФ по Самарской области.

Оперативная разработка «лаборатории» Шестакова, а также каналов приобретения им сырья и порядка сбыта готовой продукции заняла свыше трех месяцев. А потом в один прекрасный день в дверь его квартиры постучался очередной наркоман, который за наполненный «винтом» шприц заплатил свои обычные 600 рублей. Уже через несколько минут после его ухода в подпольную лабораторию ворвалась группа захвата, и тут «химик» с ужасом узнал, что у него только что была произведена контрольная закупка дозы наркотика. Купюры, которыми последний покупатель заплатил за товар, оказались мечеными: на них в ультрафиолетовом свете ярко светилась надпись «Закуп»…

При обыске в квартире Шестакова было найдено много интересного. Не говоря уже о химической посуде и прочем оборудовании для производства метамфетамина, оперативники обнаружили здесь целый склад химических веществ, в том числе бутыли с соляной кислотой и раствором аммиака, а также коробки с красным фосфором и эфедрином – исходным сырьем для изготовления пресловутого «винта». Но больше всего следователя поразила другая находка: в своей квартире Шестаков, как выяснилось, хранил еще и… два мешка с марихуаной. Еще четыре мешка с таким же зельем опергруппа впоследствии обнаружила на даче наркодельца. Шестаков на допросе пояснил, что попутно с «винтом» он торговал и курительными «косяками», которые, конечно же, не приносили ему такого солидного дохода, как «винт», но все же служили неплохим подспорьем для обеспечения деньгами его дачного хозяйства…

Судья Промышленного района Самары Н.В. Сотникова, которая слушала уголовное дело Сергея Шестакова, за изготовление и сбыт наркотических веществ в особо крупном размере приговорила его к 6 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара