При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Героин из цыганского особняка

Хорошо известно, что еще в конце 80-х годов большинство наркокурьеров, перевозящих опий и марихуану из Средней Азии в Самару, были этническими цыганами. Однако с того времени прошло уже полтора десятилетия, и ныне представители этой национальности с перевозкой и непосредственной продажей наркотиков дела почти не имеют. Построив роскошные дворцы в Зубчаниновке, на Сухой Самарке и в Чапаевске, главари цыганских наркокартелей для рискованных операций теперь нанимают представителей русскоязычного большинства, многие из которых по причине своего пристрастия к наркотикам попадают в самое настоящее рабство к цыганам. Наглядное тому подтверждение – уголовные дела чапаевской сбытчицы Марины Карабаненко, которая в городской наркоманской среде была более известна как Малина.

Согласно сухому языку статистики, из 83 тысяч жителей Чапаевска на официальном учете в наркодиспансере ныне состоит примерно 5-6 процентов всего населения. Однако местные врачи считают, что на самом деле около 80 процентов здешних тинейджеров хотя бы раз в жизни пробовали наркотики. Такого ужасающего показателя нет ни в одном другом городе Самарской области, да и в России не очень много городов с аналогичным наркотическим «процентом». При этом значительная роль в отравлении населения дурманящим зельем принадлежит здешним цыганским кланам.

Упомянутая выше 32-летняя Марина Карабаненко непосредственно с наркотиками никогда не соприкасалась: это за нее делали специально нанятые люди, которые официально числились рабочими или грузчиками. Своих наемников Карабаненко обычно вербовала из числа местных наркозависимых парней, которые из-за своей страсти готовы были работать на нее буквально за гроши, лишь бы им ежедневно перепадала опийная доза. И если очередной рабочий, уличенный в сбыте наркотических веществ, рано или поздно попадал в правоохранительные органы, его место немедленно занимал другой даровый наемник клана Карабаненко.

В течение 2000-2002 годов чапаевскими цыганами регулярно занимался УБНОН УВД Самарской области, однако после милицейских рейдов в места не столь отдаленные отправлялась лишь «мелкая сошка», а клан Карабаненко все равно продолжал процветать. Положение дел коренным образом изменилось лишь после того, как в конце 2003 года за дело взялись работники Управления Госнаркоконтроля РФ по Самарской области. Изучив ситуацию вокруг Карабаненко, наркополицейские разработали операцию по ликвидации этого очага опийной торговли, причем ставка сразу же была сделана на задержание с поличным не только мелких «пешек», но и самой Марины-Малины. С этой целью были подготовлены специальные закупщики из числа постоянных «клиентов» клана Карабаненко, которым перед операцией в присутствии понятых вручили помеченные деньги.

После телефонного звонка по известному закупщику номеру из дома Карабаненко вышел ее рабочий – как потом выяснилось, им был местный наркоман Александр Першин, работавший у цыган фактически лишь за еду и за ежедневную опийную дозу. Продавец принес закупщику три «чека», за что получил 900 рублей. С вырученными деньгами Першин вернулся в дом, где передал купюры непосредственно самой Карабаненко. Вслед за этим во двор цыганского дома ворвалась группа бойцов специального отряда Управления Госнаркоконтроля РФ по Самарской области. В ходе обыска все меченые купюры у наркоторговки были изъяты, и они стали главной уликой против нее в ходе начавшегося сразу после этого следствия, а затем – и во время судебного процесса. Решением Чапаевского городского суда Самарской области Марина Карабаненко была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.228 УК РФ, и приговорена к 6 годам 8 месяцам лишения свободы. Правда, в связи с традиционной для цыган многодетностью подсудимой суд установил на этот приговор отсрочку на три года. Что же касается Александра Першина, то он за соучастие в наркоторговле получил 3 года 7 месяцев лишения свободы в колонии строгого режима.

Однако дальнейшие события показали, что упомянутая выше история с задержанием и осуждением Марины-Малины вовсе не стала серьезным уроком для этого цыганского клана. Уже примерно через месяц после вступления судебного приговора в силу в Управление Госнаркоконтроля РФ по Самарской области снова поступила оперативная информация о том, что семья Карабаненко по-прежнему ведет подпольные операции с «дурью». На этот раз речь шла о желании клана продать крупную партию наркотиков – около 300 граммов. За это сбытчики хотели получить с покупателя 120 тысяч рублей наличными. Цыгане, видимо, не желали больше рисковать и возиться с отдельными наркоманами, а предпочли избавиться сразу от всего наличного опия и на время «залечь на дно».

В роли покупателей выступили сотрудники Управления Госнаркоконтроля РФ по Самарской области, которые к тому времени сумели войти в доверие к цыганскому клану. Со стороны же Карабаненко продавцом выступил их новый нанятый рабочий – 34-летний житель Чапаевска - Александр Селягин. Он договорился с покупателями, что продажа наркотиков состоится на кольцевой развязке севернее Чапаевска, от которой в объезд города уходит дорога в южные районы области. Обе машины к указанному месту подъехали вовремя, однако от чапаевцев вместо Селягина навстречу покупателям вышел какой-то незнакомый парень. Оказалось, что наркоторговец решил дополнительно подстраховаться, и уговорил своего знакомого Михаила Морясина, чтобы он получил деньги с приезжих, а взамен передал им белый пакет. Как потом выяснилось, Морясин даже не догадывался о том, что лежит в этом пакете.

Вскоре со стороны Чапаевска на кольцевую развязку подкатила машина, из салона которой вышел Селягин. Тогда Морясин передал покупателям белый пакет и взамен получил деньги. Но не успели участники торга сделать и пяти шагов, как тут же были задержаны группой захвата Управления Госнаркоконтроля РФ по Самарской области. Впоследствии в переданном полицейским пакете было обнаружено 278 граммов наркоты и пол-литровая бутылка уксусной кислоты, которая, согласно документам, считается ядовитым веществом, а наркоманами используется для приготовления дурманящей смеси, вводимой через шприц в вену.

Но это еще не был финал событий того дня. Сразу же после задержания Селягина и Морясина на кольцевой развязке в пригороде Чапаевска группа захвата наркополиции ворвалась в фешенебельный коттедж Карабаненко, где в ходе обыска также были обнаружены полиэтиленовые пакеты, в которых находилось 788 граммов опия. Такие же пакеты, содержащие 17,3 грамма опия, затем были найдены в ходе обыска еще в одном доме № 69 на улице Расковой в Чапаевске, арендуемом Карабаненко специально для торговли наркотиками. Все материалы обысков, а также записи телефонных переговоров Карабаненко с покупателями и стали главными доказательствами ее вины во время следствия и в ходе судебного процесса по этому делу. Решением Чапаевского городского суда Марина Карабаненко была приговорена к 21 году лишения свободы в колонии общего режима.

Валерий ЕРОФЕЕВ.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу