При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Мошенники лихих девяностых

Мошенники лихих девяностых

Благодетельница под вывеской «Мариона»

В 1998 году в суде Центрального района Тольятти проходил громкий судебный процесс по делу владелицы риэлторской фирмы "Марион" Марины Кокуниной, обвиняемой в мошеннических операциях с квартирами. По сути дела это была фирма-пирамида с «квартирным» уклоном, а подобный процесс над ее хозяйкой, завершившийся судебным приговором, оказался первым в истории Тольятти и одним из первых в Самарской области (рис. 1).

Еще в марте 1993 года в Центральном районе Автограда простой бухгалтер одного из бывших советских учреждений Марина Кокунина зарегистрировала риэлторскую фирму, которая по созвучию с ее собственным именем получила название "Марион". Цель, которую ставила перед собой и перед тольяттинцами новоиспеченный риэлтор, на первый взгляд выглядела очень даже прогрессивно и благородно.

Кокунина, по ее словам, захотела ни много ни мало решить жилищную проблему в Тольятти, а для этого предложила горожанам, нуждавшимся в расширении собственной жилой площади, продать свою квартиру ее фирме, чтобы затем в течение года "прокрутить" вырученные деньги через коммерческие банки. По мысли хозяйки "Мариона", прибыли, полученной от этой операции, вполне хватило бы на приобретение для ее клиента жилья, которое по площади было больше того, что он имел на момент заключения сделки. А на тот год, в течение которого "квартирные" деньги "крутились" бы в банке, каждому тольяттинцу, заключившему договор, фирма за свой счет обязалась предоставить благоустроенную жилплощадь.

Копируя опыт печально известной московской фирмы "МММ", свою деятельность "Марион" сразу же начала широко рекламировать через средства массовой информации. Неудивительно, что в городе нашлось немало желающих улучшить свои жилищные условия. Правда, впоследствии точное число клиентов Кокуниной установить так и не удалось (далеко не все потерпевшие обратились с соответствующими заявлениями в правоохранительные органы), но даже число известных следствию семей, пострадавших от мошенников, превысило сотню.

Разумеется, самых первых тольяттинцев, обратившихся в "Марион", фирма не обманула. Установлено, что по отношению к 35 семьям, продавшим свои квартиры Кокуниной в первой половине 90-х годов, "Марион" условия договора выполнила, и сейчас жилищные условия этих людей лучше, чем до совершения сделки. Конечно же, все случаи получения новых квартир своими клиентами риэлторы широко разрекламировали, что способствовало еще большему притоку клиентов в офис "Мариона".

Однако уже в то время специалистов по недвижимости, которые сталкивались с деятельностью преуспевающей фирмы, насторожили условия, на которых оформлялись сделки. Анализ документов, уже подписанных сторонами, показал, что текст договора изначально был составлен с мошенническими намерениями, поскольку никакой юридической силы, как выяснилось, эти бумаги не имели.

Более того: если клиент требовал каких-либо гарантий того, что через год его не "кинут", Кокунина или ее главный бухгалтер Наталья Ковалева туманно ссылались на устную договоренность с каким-нибудь крупным банком - например, "Петровским", Инкомбанком или АвтоВАЗбанком. Если же клиент попадался шибко грамотный юридически и требовал не устных, а письменных гарантий, фирма и вовсе отказывалась иметь с ним какие-либо дела.

Гром грянул, когда "Марион" не выполнила условия договора по отношению к первым пяти клиентам. Эти люди целый год жили в снятых на условиях аренды квартирах, за которую заранее уплатила фирма Кокуниной. Однако рано или поздно условленный год истек, и хозяева жилплощади стали требовать от доверчивых семей или новой оплаты, или освобождения помещения. Клиенты метнулись в "Марион", где их заверили, что по причине зловредной инфляции нужных денег за год заработать так и не удалось, но вот месяца через два-три квартиры все-таки будут. Кто-то поверил и продлил договор аренды уже за свой счет, но зато самые нетерпеливые являлись в офис фирмы снова и снова.

И вот тут к самым настырным клиентам стали подъезжать бритоголовые братки, которые без обиняков заявляли: мол, хотите дождаться жилья - терпите. А у кого терпения больше нет, тот не только не получит ни квартиры, ни денег, но и рискует закончить свои дни где-нибудь за городом с дыркой от пули в черепе. Уже потом следствие установило, что эти угрозы выглядели небезосновательными: оказалось, что законным супругом главбуха "Мариона" Натальи Ковалевой был не кто иной, как… известный в Тольятти авторитет Владимир Агий, вскоре заключенный под стражу по обвинению в бандитизме, а затем странным образом оправданный. После оправдания Агия, конечно же, немедленно выпустили на свободу.  И хотя оправдательный приговор вскоре был отменен Верховным судом РФ, правоохранительные органы разыскивают скандально известного авторитета до сих пор…

Тем не менее "кинутых" клиентов становилось все больше и больше, и их визиты в офис "Мариона" становились все чаще. И тогда Кокунина и Ковалева предприняли ход, уже известный по сценариям с аналогичными фирмами: они вообще перестали являться в офис, поручив вести переговоры с людьми ничего не знающим о деле клеркам. В конце концов даже для правоохранителей стало очевидно, что руководители фирмы попросту скрываются.

После этого прокуратурой Тольятти по факту мошеннических действий работниками фирмы "Марион" было возбуждено уголовное дело. Однако следствие по нему происходило со многими странностями. Следователю с трудом удалось найти руководителей фирмы и допросить, но заключать их под стражу прокуратура почему-то не сочла нужным. Неудивительно, что почти сразу же после допроса Кокунина скрылась за пределы Самарской области. Арестована она была лишь через три года после того, как аферистка была объявлена во всероссийский розыск. Нашли же ее в Москве, где, оказывается, преспокойно жила на деньги своих клиентов, ни от кого особенно и не прячась.

Еще несколько неожиданностей следствию преподнесла прокуратура Самарской области. Когда тольяттинцы обратились сюда с ходатайством о продлении срока следствия, областной прокурор… отказался это сделать, и более того - потребовал прекращения уголовного дела в отношении "Мариона". Лишь после вмешательства Генеральной прокуратуры России этот срок был-таки продлен. Однако вскоре следствие по делу все-таки пришлось приостановить по причине нерозыска главных обвиняемых.

Дело "висело" безо всякого движения почти полтора года. Безысходность положения и откровенное нежелание правоохранительных органов помочь обманутым стали причиной нескольких тольяттинских трагедий. Один из пенсионеров, не смирившись с потерей квартиры, отравился уксусной кислотой. Другой клиент фирмы, молодой парень, считая себя виновным перед родственниками, оказавшимися на улице, застрелился из охотничьего ружья. А одна молодая женщина, имевшая на руках двоих малолетних детей, после бегства владельцев "Мариона" от отчаяния и вовсе сдала ребят в детский дом, а сама уехала из Тольятти в неизвестном направлении.

Только после ряда публикаций в центральной и местной прессе, прокурор Тольятти Кондалов отменил постановление о приостановке следствия по делу фирмы "Марион". Пока шел розыск Кокуниной, следственная бригада выявляла потерпевших от действий мошенников. К моменту ее ареста из более чем ста эпизодов дела следствие посчитало полностью доказанными лишь шестнадцать. В остальных случаях, как выяснилось, документы подписывала не Кокунина, а другие лица, что заставило следователя выделить дело еще по 77 эпизодам квартирного мошенничества в отдельное производство.

Суд Центрального района Тольятти рассматривал скандальное уголовное дело около месяца. Разумеется, и потерпевших, и прессу, и представителей общественности больше всего интересовало одно обстоятельство: когда же обманутым будут возвращены их квартиры, или, на худой конец, выплачены денежные компенсации за утраченное жилье? И тут все с удивлением узнали, что с самой Кокуниной эти деньги получить вряд ли удастся: личного имущества, подлежащего конфискации, как выяснилось, у нее… попросту нет. Даже ее последняя квартира в Тольятти, оказывается, записана на имя ее мужа, с которым она к тому же официально давно уже развелась…

На вопросы же о том, куда подевались миллионы (!) рублей (а с учетом еще и неденоминированных - то миллиарды), вырученных от продажи квартир доверчивых тольяттинцев, Кокунина отвечала примерно так. Половину сумм "съела" инфляция, еще треть поглотил дефолт 1998 года, а примерно 2,5 миллиона рублей фирма истратила на аренду жилья для своих клиентов. Немало было выплачено, как выяснилось, и бандитским "крышам", одной из которых оказалась бригада широко известного в Самарской области Димы Рузляева, ныне покойного. Однако следствие установило, что наибольшая часть средств из фирмы "Марион" была перекачана в ломбард, владельцем которого была... все та же Кокунина! Ломбард того же названия, что и фирма, работал в Тольятти еще в 90-х годах, после чего закрылся из-за отсутствия лицензии на свою деятельность. Ныне же вся документация по работе этого заведения уже уничтожена - словом, все концы надежно спрятаны в воду. Впрочем, следствие в отношении утечки денег через ломбард пока еще не закончено.

Судья Центрального района Тольятти Надежда Ульянова признала Марину Кокуниной виновной в мошенничестве и приговорила ее к семи годам лишения свободы в колонии общего режима. Однако следствие еще по 77 эпизодам формально не закрыто и по сей день. За этим делом стоят 77 квартир и столько же тольяттинских семей, в одночасье лишившихся крыши над головой. Многие из этих людей и поныне ютятся у знакомых, родственников или снимают квартиры за немалые суммы, проклиная тот день, когда они поверили в честность квартирных аферистов.

 

Похождения «санитарного инспектора»

- Когда я вошел в торговый зал, этот санитарный врач уже проверял чистоту прилавков, - рассказывал на суде директор продуктового магазина Алексей Мурзаков. – Увидев меня, работник СЭС заявил, что в нашей торговой точке много нарушений, и об этом он будет вынужден составить акт. Я отвел его в сторону и предложил 500 рублей, чтобы он нас простил. Однако этот врач сказал, что нарушения у нас такие серьезные, что меньше чем на 1000 рублей он не согласен. После этих слов я сразу заподозрил, что передо мной вовсе не работник облСЭС, а мошенник…

Как известно, «великий комбинатор» Остап Бендер знал четыреста сравнительно честных способов отъема денег у различного рода «лохов». В отличие от бессмертного героя «Двенадцати стульев», уроженец Самары Павел Степанищев для тех же целей всегда использовал один и тот же прием – он представлялся работником всевозможных санитарных служб. По этой причине к своим 39 годам он успел четыре раза попасть на скамью подсудимых, а общий срок пребывания Степанищева в местах не столь отдаленных к тому времени уже перевалил за 15 лет. Правда, в реальности он провел за решеткой вдвое меньше, потому что по причине своего хорошего поведения каждый раз выходил на свободу условно-досрочно.

Обычно для приобретения наличности аферист «брал на пушку» уличные торговые точки. Неудивительно, что «работать санврачом» он начал в начале 90-х годов, когда на наших улицах еще только-только появились небезызвестные «комки», благодаря которым для мошенника и наступило настоящее раздолье. Мы все прекрасно помним, что уж чего-чего, а грязи в этих «скворечниках», наспех сколоченных из древесно-стружечных плит, всегда хватало с избытком. Неудивительно, что при словах Степанищева: «Я из санитарной службы», продавцы сразу же впадали в транс и немедленно «отстегивали» жулику любую требуемую сумму.

Однако и на старуху бывает проруха: в 90-х годах аферист «прокололся» на проверке хлебного тонара, которые в то время для наших улиц были новинкой и отличались от самодельных «комков» сравнительной чистотой. Возможно, именно поэтому здешние продавцы при визите к ним Степанищева сразу же заподозрили в нем мошенника и сдали «куда следует». Тем не менее в 1995 году наш герой снова досрочно освободился - и решил на время сменить «амплуа». На этот раз он представлялся доверчивым гражданам сотрудником фирмы «Гигиена» и предлагал им купить некий белый порошок в качестве стопроцентного средства от тараканов. Стакан своего снадобья жулик продавал за 20 тысяч неденоминированных рублей, а в случае, если кто-либо из «лохов» выражал желание тоже поработать в его фирме, Степанищев в качестве вступительного взноса брал с таких доверчивых граждан по 50 тысяч рублей.

Его бизнес процветал довольно долго, и аферист, по самым скромным подсчетам, подобным образом сумел в общей сложности объегорить не меньше полусотни незадачливых сограждан. Но, несмотря на удачливость Степанищева, в один прекрасный момент жулика все-таки изобличили – и он снова оказался в следственном изоляторе. Тут-то и выяснилось, что к фирме «Гигиена» мнимый распространитель средства от тараканов никакого отношения не имеет, а в продаваемом им белом порошке эксперты опознали… обыкновенную известку.

Последний раз Степанищев вышел из зоны в августе прошлого года - и снова гораздо раньше предусмотренного приговором срока. Но, несмотря на время, проведенные в неволе, от своей преступной профессии он вовсе не собирался отказываться. Уже через месяц после освобождения Степанищев сумел купить на рынке корочки санитарного врача, вписал туда вымышленные данные на имя Юрия Петровича Самсонова, а в довершение всего вклеил в них свою фотографию, которую взял со… справки об освобождении. Вся эта «липа» была в итоге заверена поддельной, но с виду вполне добротной печатью областного центра санитарно-эпидемиологического надзора. Подготовив вот таким образом свою «юридическую базу», мошенник приступил к «инспектированию» магазинов.

Первый раз свое новенькое удостоверение лже-Самсонов «опробовал» в продовольственном мини-магазине на улице Воронежской. В ходе осмотра «санитарный врач», как и положено, нашел немало пыли и грязи на рабочих местах продавцов, но, самое главное – под прилавками и в витринах, где лежали выставленные на обозрение товары. А когда инспектор закончил свое дело и уже достал из папки чистый лист бумаги для составления акта, продавщица без всяких слов положила перед ним 500-рублевую купюру. Тут Степанищев показал себя настоящим актером. Забирая деньги, он прочитал нерадивому работнику прилавка целую лекцию о необходимости поддержания чистоты, а в довершение всего… сделал «хорошую» запись о проведенной проверке в «Журнале учета нарушений». Расписался он здесь, как и положено: «Санитарный инспектор Ю.П. Самсонов».

Потом в «деятельности» Степанищева были визиты в мелкие и крупные продовольственные точки. При этом очевидцы отмечают, что действия и поведение Степанищева в магазинах всегда были настолько профессиональными, что никто из облапошенных торговых работников обычно даже и не сомневался: перед ними – самый настоящий санитарный врач. Лже-Самсонов залезал именно в те места на витринах, куда всегда заглядывают опытные санинспекторы, уверенно проводил белоснежным платочком по полкам в поисках пыли, и даже ложился на пол, чтобы обнаружить грязь под прилавком. Кроме того, он почти всегда делал нужные записи в контрольных журналах магазинов. В итоге в некоторых из «проверенных» точек, куда Степанищев, по его словам, потом заходил за покупками, его сразу же узнавали продавцы, которые подобострастно с ним раскланивались. Сам же аферист делал вид, что они обознались, и спешил побыстрее удалиться из опасного торгового заведения.

В общей же сложности подобным образом мошеннику удалось «проработать» без серьезных проколов до февраля нынешнего года. Как всегда бывает в таких случаях, мошенника сгубила самая элементарная жадность. Дело в том, что в самарских торговых точках уже довольно давно установилась вполне определенная «такса» - 500 рублей, которой работники прилавка откупаются от различного рода проверяющих. А Степанищев, нуждавшийся в деньгах, по крайней мере в двух случаях он запрашивал с торговых работников по 1000 рублей. Это произошло и во время февральского визит в продовольственный магазин в Советском районе Самары…

- Я знал, что санврачу за проверку дают не больше пятисотки, - говорил на суде директор магазина Алексей Мурзаков. – Однако этот тип все равно несколько раз повторил, что я должен заплатить ему тысячу. Тогда я понял, что тут дело нечисто, и стал звонить в областную СЭС, чтобы спросить, на самом ли деле у них в штате есть санитарный инспектор Самсонов. Увидев, что я набираю номер, этот лже-проверяющий сразу забеспокоился, а потом неожиданно вскочил и кинулся на улицу. Я выбежал вслед за ним. Тут навстречу нам как раз шли трое парней, и я стал кричать: «Держите вора!» Вот эти-то парни и скрутили мошенника…

Пока ждали милицию, связанный Степанищев сидел в кабинете директора. Чувствуя, что дела плохи, аферист просил его отпустить, пытаясь выдавить слезу, говорил, что у него двое детей, которых нужно кормить, и даже… предлагал директору деньги за свое освобождение. Однако продавцы, на глазах которых происходила сцена задержания, в один голос твердили, что он все врет, и таких жуликов, как он, отпускать нельзя. В итоге уже через полчаса наш герой оказался в камере Советского РУВД, где и было установлено, что перед ними – неоднократно судимый мошенник.

На суде Степанищев вновь показал себя великолепным актером и стал, выражаясь блатным языком, «косить под дурика». При этом он заявил, что еще в детстве постоянно состоял на учете у психиатра, а потом даже лечился в психоневрологическом диспансере. В итоге судебный процесс был отложен на несколько месяцев, а Степанищева для проведения комплексной психиатрической экспертизы направили в институт имени Сербского. Вывод медиков был категоричен: никакими психическими заболеваниями обследуемый пациент не страдал и не страдает, и потому все, что он до этого говорил о своем нездоровье – всего лишь попытка уйти от ответственности.

Судья Советского районного суда Самары Любовь Кирпичникова признала Павла Степанищева виновным в неоднократном и крупном мошенничестве, и приговорила его к 6 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Впрочем, наш герой и в этот раз снова имеет право выйти на свободу раньше срока, и потому, возможно, мы уже довольно скоро узнаем о новых похождениях этого «санитарного инспектора».

 

Ненастоящий полковник

Аферисты могут обманывать «лохов» под какой угодно «вывеской»: госчиновника и бомжа, цыганского барона и потерпевшего от грабежа, продавца фальшивок и даже самого обычного прохожего. Но на фоне этой жульнической пестроты особо выделяется группа мошенников, которые действуют под прикрытием погон армейского офицера. Как правило, таким делягам охотно верит большинство «лохов», поскольку авторитет защитника Отечества в нашем народе пока еще достаточно высок…

Что ни говори, но офицерские погоны до сих пор на многих женщин действуют неотразимо, заставляя их забывать обо всем на свете. Этим обстоятельством много лет подряд с немалой выгодой для своего личного благосостояния пользовался 55-летний уроженец Саратовской области Олег Сутырин. Имея в своем распоряжении комплект армейской полковничьей формы, аферист разъезжал по городам и поселкам необъятной России-матушки и обирал доверчивых гражданок. При этом у Сутырина не было постоянной прописки ни в одном из российских городов, то есть, как говорят в таких случаях в милиции, он в социальном отношении имел статус бомжа.

Несколько лет назад аферист допустил «прокол» в Екатеринбурге, в результате чего местный суд приговорил его к пяти годам лишения свободы за мошенничество. Однако, не досидев на зоне год и семь месяцев, Сутырин за примерное поведение был условно-досрочно освобожден - и тут же с Урала отправился на берега Волги, чтобы вновь заняться своим рискованным «бизнесом».

Аферист обычно пользовался одним и тем же приемом, довольно простым, но почти всегда безотказным. Во всем блеске полковничьей формы он являлся, например, в детский сад, а иногда - в районную поликлинику. Местному начальству он представлялся завхозом какого-нибудь военного училища, а иногда - сотрудником службы тыла штаба ПриВО, каждый раз предъявляя при этом документы на имя полковника Виктора Александровича Сотникова. Разумеется, «ксива» эта была липовой.

В детсадах Сутырин обычно просил без волокиты устроить его внучку, а в поликлиниках - какую-нибудь пустяковую справку для его вымышленных родственников. За эту небольшую услугу «настоящий полковник» предлагал местным работникам приобрести через него продукты по бросовым ценам - якобы из военных складов. Цены, которые он при этом называл, были в два-три раза ниже магазинных. Разумеется, у не слишком богатых бюджетников загорались глаза, и они легко вручали аферисту немалые суммы за «военные» продукты. Пообещав пригнать машину с товаром через день-два, мошенник тут же исчезал из города с чужими деньгами…

В Самарской области подобным образом Сутырину удалось надуть двоих сотрудниц детского сада № 64 в Сызрани, от которых он получил 1650 рублей. После этого он направился в Самару. Однако здесь аферисту с самого начала не везло. В детском саду № 358 у него согласились приобрести продукты, но при этом деньги пообещали внести только после привоза товара. Такая же сцена повторилась и в самарской поликлинике № 9. Поняв, что от здешних недоверчивых сотрудников ничего не добьешься, Сутырин больше не ходил в эти учреждения.

А вот в детском саду № 354 ему вроде бы улыбнулась удача. Здесь делец договорился о поставке продуктов на 1550 рублей, и для гарантии сделки назначил встречу с «клиентами» у КПП одной из воинских частей на улице Революционной. Работницы детсада пришли к условленному часу и вручили ожидающему их Сутырину оговоренную сумму. Получив «гонорар», аферист вошел через КПП на территорию воинской части, рассчитывая тут же выйти отсюда через другой ход, разведанный им заранее. Однако, к его немалому изумлению, около запасного выхода мошенника в одну секунду скрутили дюжие ребята в штатском, которые защелкнули на нем наручники.

Оказалось, что работницы детсада, заподозрив неладное, перед поездкой к воинской части обратились в милицию. Остальное было делом техники. При личном обыске у Сутырина изъяли все 1550 рублей, которые он пытался похитить, причем купюры оказались заранее помечены люминесцентным составом.

Судья Октябрьского района Самары Гульнара Гурова признала Олега Сутырина виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 и ч.3 ст. 159 УК РФ (мошенничество) и приговорил его к четырем годам лишения свободы в колонии строгого режима. К этому наказанию суд частично присоединил неотбытый аферистом условный срок, назначенный в Екатеринбурге.

 

Капитан так и не стал майором

Но самое скандальное дело, в котором участвовал «ненастоящий полковник» (вернее - капитан), в Самарской области случилось в начале 90-х годов. В тот раз героем нескольких жульнических комбинаций стал капитан в отставке Александр Пересада, незадолго до того по дискредитирующим обстоятельствам уволенный из особого отдела ПриВО. Впрочем, изгнание из армейских рядов ничуть не расстроило капитана, а лишь подтолкнуло его к поискам новой сферы деятельности. И очень скоро Пересада ее нашел: он стал ходить по коммерческим фирмам и представляться… сотрудником органов госбезопасности. Перечень предлагаемых аферистом услуг был традиционен для столь авторитетной организации: чтение лекций о методах ведения контрразведывательных операций, а также место начальника службы безопасности фирмы или начальника аналитического отдела. При этом почти везде, куда он приходил, мошенник просил за свои услуги крупные авансы.

Несколько фирм отнеслись к предложениям Пересады очень доверчиво и согласились на его условия. Но вот директор «Самарского коммерческого товарищества» решил проверить слова капитана – и обратился в областное управление КГБ. В результате при получении очередного аванса Пересада был с поличным задержан настоящими кагэбэшниками и препровожден «куда следует». Вскоре за мошенничество он был приговорен к трем годам лишения свободы, совмещенным с работами на стройках народного хозяйства.

Однако и после приговора аферист не угомонился. Работая «на химии» на Самарском металлургическом заводе, он и здесь сумел выбрать момент – и представился одному из заводских специалистов опять же как сотрудник КГБ. Этому «клиенту» Пересада предложил провести проверку его служебного и домашнего телефонов на предмет обнаружения возможного прослушивания. Свою услугу по тем временам жулик оценил весьма скромно – всего лишь в 500 тысяч неденоминированных рублей.

Однако этот заводчанин оказался не столь доверчивым, как те «лохи» из фирм, с которыми Пересада имел дела раньше. Прежде чем дать свое согласие лжекагэбэшнику, он пришел за советом в первый отдел своего предприятия, откуда потенциальную жертву отправили прямиком в областное управление КГБ. После этого Пересада был второй раз за полгода арестован при получении незаконных денег. Конечно же, в этот раз капитан получил пять лет реального срока и отправлен в одну из специальных колоний страны, где все заключенные – это бывшие люди в погонах.

Валерий ЕРОФЕЕВ.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу