При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Расценки за оценки

- Если вы по делу Покровской, то вы стоите здесь совершенно напрасно! – с такими словами в холле областного дворца Фемиды на журналистов набросилась какая-то всклокоченная женщина. – Я вам все равно не дам снимать, или иначе ее дочь покончит жизнь самоубийством! Поэтому процесс не начнется, пока вы все отсюда не выйдете!

Вот такие страсти кипели в коридорах Самарского областного суда летом 2003 года. И все это случилось лишь потому, что адвокат Ирина Кочергина в своем желании помешать фоторепортерам и телеоператорам запечатлеть свою подзащитную Покровскую распорядилась не только удалить журналистов из зала суда, но и вовсе пыталась выпроводить всю снимающую братию даже из коридоров здания областной Фемиды. А когда выгнать теле- и фотожурналистов на улицу ей все-таки не удалось, судебные приставы по требованию адвоката все же вытеснили журналистов в вестибюль, закрыв за ними все двери в коридор, чтобы зрители самарских телеканалов и читатели газет даже случайно не смогли увидеть лицо подсудимой на экране или на фотографиях.

Но что же это за страшный грех, из-за которого на скамье подсудимых областного суда оказался весьма уважаемый в своем вузе человек – 51-летняя Ирина Покровская, старший преподаватель Самарской государственной архитектурно-строительной академии (СГАСА)? Оказывается, еще минувшей зимой прокуратура Ленинского района Самары обвинила ее в получении взяток от студентов вуза за успешную сдачу ими задолженностей по английскому языку. Видимо, особых трудностей при расследовании этого случая не возникло, потому что до судебных слушаний это уголовное дело дошло довольно быстро – уже через три месяца.

СПРАВКА. Архивные данные говорят о том, что криминальная история СГАСА вовсе не ограничивается только нынешними «рыночными» временами, когда по сходной цене открыто и без проблем можно купить не только ботинки или бутылку водки, но плюс к тому еще и экзаменационную оценку, а также вузовский диплом. Оказывается, нечто подобное в этом вузе не раз замечалось еще в советские времена, когда нынешняя Самарская государственная архитектурно-строительная академия называлась гораздо проще - Куйбышевским инженерно-строительным институтом. В те годы все перечисленное выше, конечно же, тоже продавалось и покупалось, но случалось подобное гораздо реже и не так открыто. Это лишь сейчас жуликам и взяточникам закон, как говорится, «по барабану», а тогда они все-таки побаивались не только парткома, но даже прокурора.

В частности, в октябре 1975 года к восьми годам лишения свободы был приговорен ассистент кафедры высшей математики КуИСИ С.Н. Нудьга, который при посредничестве вахтера общежития Е.Н. Зарезако брал взятки в размере от 400 до 600 рублей от абитуриентов, желающих поступить на заочное отделение этого института. В мае 1976 года старший преподаватель кафедры теоретической и строительной механики того же вуза Р.Ф. Громова решением суда была отправлена на три года в колонию общего режима. Случился же сей казус после того, как преподавательница за 20-25 рублевые взятки несколько раз поставила положительные оценки студентам, до этого получившим «хвосты» во время сессии.

А в январе 1983 года на скамье подсудимых оказались заведующий кафедрой физвоспитания инженерно-строительного института С.И. Штейнмардер и председатель спортклуба КуИСИ В.С. Вайнер, которых обвинили в хищении казенных средств в размере 32 тысячи рублей. Оказалось, что эти «бизнесмены» в течение ряда лет заключали нелегальные договоры с различными организациями на сдачу в аренду вузовских спортзалов, но при этом деньги за аренду клали не в государственный, а в свой личный карман. В итоге Штейнмардер получил два года лишения свободы, но тут же был амнистирован, а вот Вайнеру все-таки пришлось поехать на семь лет в «места не столь отдаленные».

Но это все уже давно в прошлом. А вот постсоветские времена привели к тому, что во многих вузах (и не только в коммерческих, но и в тех, в названии которых по сей день фигурирует слово «государственный») существует чуть ли не официальная шкала расценок за тот или иной экзамен. Накануне сессий эти «таксы» даже публикуются в местной прессе (правда, под заголовком «Суммы взяток для преподавателей»). Согласно этим сведениям, в различных вузах Самары текущее экзаменационное испытание можно без проблем «сдать», если заранее вручить профессору или доценту от 600 до 1000 рублей. А вот государственные экзамены обойдутся соискателю диплома гораздо дороже – в некоторых академиях за них требуют уже до $1000.

Но поскольку СГАСА числится государственным вузом, получение взятки преподавателем от неуспевающего студента здесь все еще является уголовным преступлением. Об этом, конечно же, не могла не знать старший преподаватель кафедры лингвистики Ирина Покровская. Тем не менее, согласно обвинительному заключению по этому уголовному делу, в начале февраля нынешнего года Покровская не смогла устоять от соблазна, когда студентка второго курса архитектурного факультета Анастасия Васичкина, неделей раньше провалившаяся на экзамене по английскому языку, решила у нее узнать, каким образом она может ликвидировать свою задолженность.

Обе стороны договорились, что студентка за это должна была заплатить 600 рублей, после чего преподаватель обещала сразу же, без сдачи экзамена, поставить ей хорошую оценку в экзаменационную ведомость и в зачетку. Согласно обвинительному заключению, Васичкина сначала вручила оговоренную сумму Елене Мельниковой, другой преподавательнице кафедры лингвистики, с которой студентка вроде бы должна была заниматься репетиторством. Однако Мельникова перед первым же занятием узнала, что этот «гонорар» является незаконным, и потому отказалась от репетиторства, а согласилась лишь передать деньги от Васичкиной к Покровской. Согласно прокурорским документам, произошло это 12 февраля около 11 часов утра.

А уже в 15 часов того же дня Покровская, по оперативным данным, должна была получить еще одну 600-рублевую взятку от другой студентки того архитектурного факультета – Адели Иваевой. Вот при передаче этих-то денег Покровскую и задержали сотрудниками милиции. Тут же выяснилось, что банкноты были помечены специальным составом, светящимся в ультрафиолетовых лучах. Хотя поначалу старший преподаватель пыталась отрицать, что эти деньги получены от студентов, вскоре ей все-таки пришлось замолчать: такое же свечение работники милиции с помощью прибора зафиксировали и на ее руках.

На судебном процессе подсудимая и ее адвокат, как и раньше, утверждали, что полученные от студентов деньги были их платой за занятия репетиторством. А вот государственный обвинитель, в роли которого выступал прокурор Ленинского района Самары Виктор Казберов, с самого начала уверял суд в том, что старший преподаватель архитектурно-строительной академии получила от студентов самую обыкновенную взятку. Это вполне убедительно и было доказано в ходе судебного следствия.

Конечно же, в первую очередь изобличению порока способствовали сами пострадавшие студенты, от которых Покровская и получала деньги. Характерно, что все они во время допроса в зале суда не стали отказываться от своих первоначальных показаний, что уже не раз случалось раньше в ходе аналогичных судебных процессов. Например, два месяца назад здесь же, в областном суде, проходило слушание уголовного дела по обвинению преподавателя Самарского аэрокосмического университета Александра Осипова, но в тот раз двое из троих студентов, которые, как предполагалось первоначально, дали доценту взятку, в зале суда отказались от этого неблаговидного деяния. Что ж, видимо, в аэрокосмическом университете студенты сильнее болеют за честь «альма матер», нежели в архитектурно-строительной академии.

Кстати, во время перерывов в судебных заседаниях присутствовавшая в зале публика, в основном состоящая из родственников Покровской и представителей академии, больше всего сокрушалась... нет, не по поводу выявленного прокуратурой факта взятки, а совсем по другим причинам. Во-первых, разумеется, все возмущались «непорядочными» студентами, посмевшими вынести сор из избы. А вот во вторую очередь присутствующие высказывали сожаление по поводу… слишком уж мизерной суммы, полученной Покровской. Мол, как же это так – сажать в тюрьму из-за каких-то 600 рублей.

Конечно же, вузовских преподавателей можно понять. Одно дело – взятка такого размера в 70-х – 80-х годах, что тогда примерно равнялось профессорской зарплате. В то время 600 рублей были очень большими деньгами – на таком же уровне в СССР получали разве что шахтеры да полярники. А в начале нулевых преподаватели академий получали по 2-3 тысячи рублей в месяц, но нормально жить на эту зарплату было весьма проблематично. Вот и приходилось нашей профессуре искать другие пути для заработков, в том числи и чисто криминальные.

Так или иначе, но, исходя из собранных доказательств, судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда под председательством Евгения Калюжного признала Ирину Покровскую виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст. 290 УК РФ (получение взятки, связанное с вымогательством, наказание – от 7 до 12 лет лишения свободы). Это было сделано вопреки мнению адвоката Ирины Кочергиной, которая считала, что собранных следствием доказательств недостаточно даже для того, чтобы признать Покровскую виновной по первой части указанной статьи Уголовного кодекса РФ (наказание – штраф от 700 до 1000 минимальных окладов, или лишение свободы на срок до пяти лет).

Суд счел гораздо более аргументированными доводы государственного обвинителя, который, кстати, запросил для старшего преподавателя СГАСА наказания в виде 6 лет лишения свободы. Правда, судья Евгений Калюжный поступил с подсудимой не так жестоко, как того требовал прокурор: он приговорил Ирину Покровскую «всего лишь» к 1,5 годам лишения свободы в колонии общего режима, а также лишил ее права преподавания на два года.

А тот факт, что подсудимая оказалась приговорена к сроку, который, как выражаются юристы, лежит ниже низшего предела санкции, предусмотренной законом, можно расценить лишь как учет судом характеристик ее личности. И действительно, Ирина Покровская ранее ни в чем подобном уличена не была, и к тому же положительно отмечена как по месту жительства, так и по месту работы. Тем не менее адвокат осужденной сразу же после процесса заявила, что она уже в ближайшее время намерена обжаловать решение Самарского областного суда в кассационной инстанции.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара