При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Брали, берут, и… будут брать!

Брали, берут, и… будут брать!

 Взятки на Руси брали всегда – и при Ярославе Мудром, и при Иване Грозном, и при Петре Великом. Не оказалась исключением в этом смысле и советская эпоха: ведь чиновники-лихоимцы были и при Иосифе Виссарионовиче, и при Никите Сергеевиче, и при Леониде Ильиче. Хотя при Борисе Николаевиче и Владимире Владимировиче жулья в руководящих креслах не только не стало меньше, а скорее наоборот, мотивы их мздоимства за прошедшие годы нисколько не изменились (рис. 1).

Вся разница между взяточниками прошлого и настоящего заключается лишь в том, за какие именно услуги они требуют «подношения» сейчас и за какие требовали тогда.

 «Нашу страну погубит коррупция»

Помните реплику главаря бандитов из фильма "Человек с бульвара Капуцинов", роль которого исполняет Михаил Боярский? Зрители обычно усмехаются, когда он громогласно заявляет с экрана: "Запомните мои слова - нашу страну погубит коррупция". Все мы при этом понимаем, что автор сценария и режиссер устами Боярского в данном случае говорят не об Америке, а о нашей стране - России.

Наглядный пример тому – нескончаемая череда судебных процессов по обвинению во взяточничестве чиновников различного ранга, которые и по сей день регулярно идут в Самарском областном суде. Впрочем, эксперты считают, что все выявленные факты - это лишь верхушка огромного айсберга.

Вот только несколько примеров. В ноябре 1999 года в Тольятти отправилась высокая комиссия от управления ценовой политики администрации Самарской области. Целью работы комиссии была проверка правильности применения тарифов на услуги местной связи, предоставляемых частными телефонными компаниями. Возглавил же комиссию начальник отдела контроля цен этого управления Владимир Момогид.

Когда в поле зрения проверяющих оказалась тольяттинская телефонная компания под названием ООО "Атака Высоких Технологий" (сокращенно - ООО "АВТ"), то члены комиссии сразу же обнаружили формальное нарушение. Оказалось, что связисты в течение всего 1999 года брали со своих абонентов плату в размере 40 рублей с одного номера, хотя еще за несколько лет до этого губернатор Самарской области Константин Титов своим распоряжением запретил телефонистам взымать больше 30 рублей с каждого номера.

Председатель комиссии Момогид сразу же заявил директору (и одновременно учредителю) ООО "АВТ" Владимиру Агафонову, что за нарушение распоряжения губернатора его фирме уже в ближайшее время "выкатят" солидные штрафные санкции - несколько сотен тысяч рублей. Агафонов схватился за голову: такой денежный начет мог поставить "АВТ" если не на грань банкротства, то, во всяком случае, угрожал надолго выбить ее из конкурентной борьбы за телефонный рынок Тольятти.

Однако владелец телефонной компании в тот момент не знал, что Момогид, что называется, просто взял его "на пушку". Ведь начальник отдела контроля цен обладминистрации был прекрасно осведомлен, что ООО "АВТ" никак не попадает в сферу действия губернаторского распоряжения, потому что не входит в реестр естественных монополистов, утвержденных правительством. Следовательно, в отношении этой фирмы у государственных органов не было никаких полномочий по регулированию цен.

Всего этого Момогид Агафонову тогда, конечно же, не сказал, потому что сразу же смекнул: в этой ситуации с "фирмачей" можно поиметь личную выгоду. И действительно, Агафонов легко согласился на предложение председателя комиссии "закрыть глаза" на якобы выявленное нарушение, но только в случае, если глава ООО "АВТ" подарит ему персональный компьютер и телефонный аппарат.

Ударили по рукам. И уже через десять дней после отъезда из Тольятти высокой комиссии около дома Владимира Момогида на улице Советской Армии в Самаре остановилась машина Агафонова. Глава телефонной фирмы выгрузил из нее и вручил ответственному работнику областной администрации персональный компьютер стоимостью свыше 30 тысяч рублей, а также телефонный аппарат "Сименс" за 537 рублей. Взамен Агафонов получил "хороший" акт проверки его фирмы областным управлением ценовой политики.

Однако уже через несколько дней знакомые сказали Агафонову, что чиновники из обладминистрации его крепко надули - взяли с него компьютер за нарушение, которого на самом деле не было. Обидевшись на Момогида, Агафонов тут же накатал заявление в милицию. И уже вскоре на квартиру высокого чиновника пришли люди в форме и приступили к обыску. В итоге все факты, изложенные в заявлении Агафонова, полностью подтвердились, и ответственный работник оказался на жестких тюремных нарах.

Судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда под председательством Рената Ахмедшина признала Владимира Момогида виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст. 290 УК РФ (получение взятки), и приговорила его к семи годам лишения свободы в колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Казенный стул ему больше не понадобится

Почти сразу же после того, как в одном зале областного суда был вынесен приговор по делу Владимира Момогида, в другом зале начался еще один судебный процесс - и все по тому же поводу. На этот раз на скамье подсудимых оказался начальник отдела департамента экономики и финансов администрации города Самары Сергей Дементьев.

Ему инкриминировалось получение взятки от руководителя коммерческой фирмы. Размер "благодарности" - всего 1700 рублей. Что ни говори, но в свете нынешних цен городские чиновники слишком мелко плавают!

А дело было так. В отдел администрации города, который возглавлял Дементьев, обратился заместитель директора ООО "Берег ЛТД" Андрей Хохлов со стандартным заявлением: оформить разрешение на установку в парке имени Юрия Гагарина модульного мини-кафе. Просмотрев поданные документы, Дементьев сразу же обратил внимание "фирмача", что среди них не хватает некоторых бумаг, в том числе копии устава предприятия, справки из налоговой инспекции и так далее.

Начальник отдела сразу же дал понять Хохлову, что в этом случае он не гарантирует быстрого оформления документации. Однако вопрос можно ускорить: например, купить для его кабинета очень удобный вращающийся стул стоимостью 1700 рублей. Разумеется, пояснил чиновник, коммерсанты могут сами не ходить за стулом в магазин, а всего лишь выдать Дементьеву нужную для его приобретения сумму…

Хохлов поначалу пообещал сделать для начальника все, что нужно, но когда вернулся в свой офис, решил все-таки посоветоваться с директором фирмы Иваном Бываловым. Тот заявил, что оформление нужных справок встанет гораздо дешевле, и поэтому, мол, ничего платить чиновнику не нужно.

Между тем Дементьев даже в отсутствие необходимых документов быстренько оформил для ООО "Берег ЛТД" разрешение на установку мини-кафе, подписал их "на самом верху", а потом стал названивать Хохлову с недвусмысленными требованиями: мол, все бумаги готовы, приходите за ними и приносите обещанное. При этом, по словам "фирмачей", он им еще и недвусмысленно намекал: "Конечно же, вы можете отказаться, но учтите - нам еще вместе работать..."

Заместитель директора фирмы побывал в городском департаменте, убедился, что Дементьев его не обманывает, но предложил вместо денег вложить в папку недостающие справки. Однако начальник отдела все равно отказался коммерсанту уже оформленное официальное разрешение: ведь ему, оказывается, было очень неудобно сидеть в казенном кабинете на старом стуле...

Тогда Хохлов отправился в милицию, где написал заявление о вымогательстве у него взятки, в потом позвонил Дементьеву и сказал, что он согласен. Тот назначил бизнесмену встречу на другой день у Троицкого рынка. Нужно ли говорить, что сразу же после того, как помеченные спецсоставом купюры перекочевали в карман чиновничьей куртки, Дементьева немедленно взяли под локотки люди в штатском и отвезли "куда следует"?

Судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда под председательством Михаила Медведева признала Сергея Дементьева виновным по ч.1 ст. 290 УК РФ (получение взятки). Однако чиновника наказали довольно мягко: он был приговорен не к лишению свободы, а "всего лишь" к штрафу в размере 700 минимальных размеров оплаты труда (МРОТ). Стоит напомнить, что в то время величина МРОТ была равна 132 рублям.

У начальницы отдела оказались холодные руки

Известно, что проверяющие из районной администрации могут прийти в любой магазин, однако в тот день 2000 года они нагрянули в торговую точку ООО "Рубикон", что находится в Самаре на улице Советской Армии. Внезапная проверка сделала свое дело: контролеры внесли в протокол, что санитарная книжка одного из продавцов давно просрочена, что у магазина нет разрешения на работу из органов санэпиднадзора, а ряд товаров реализуется с истекшим сроком годности.

Проверка и составление необходимых бумаг в магазине затянулись до вечера, и потому на стол начальника отдела потребительского рынка товаров и услуг администрации Советского  района Натальи Дозиденко документы легли лишь утром следующего дня. Почти сразу же пред ее светлыми очами предстал и коммерческий директор ООО "Рубикон" Виктор Ярков.

Разговор ответственного работника администрации с представителем сферы торговли был суровым: вскрытые контролерами нарушения в его магазине настолько серьезны, что дело никак не может ограничиться одним лишь запретом на дальнейшую работу торговой точки. По словам Дозиденко, администрация намерена поставить вопрос о возбуждении уголовного дела против конкретных нарушителей, а также против руководства фирмы.

Ярков уже мысленно прикидывал, когда лучше начинать сушить сухари, как вдруг в словах начальницы отдела зазвучали совсем иные нотки. Она неожиданно сменила гнев на милость, предложив коммерческому директору по-быстренькому устранить все имеющиеся нарушения, а потом "для обоюдовыгодного разговора" снова выйти с ней на связь.

Разумеется, порядок в магазине был наведен в кратчайшие сроки, о чем Ярков и отрапортовал Дозиденко по телефону. Однако в ответ он услышал конкретное требование: в знак благодарности за сокрытие нарушений он должен будет сегодня же передать начальнице отдела 1000 рублей наличными, и впридачу - еще 10 бутылок водки.

Выслушав Дозиденко, Ярков возмутился: а за что же платить? Неужели за то, что теперь в торговой точке царит полный порядок? И тогда коммерческий директор, ничтоже сумняшеся, отправился в Советский РУВД, где и изложил работникам милиции всю гнусную суть требований представителя райадминистрации в его адрес.

Оперативники действовали быстро: они тут же пометили специальным составом принесенные фирмачом 50-рублевые купюры, а затем поручили ему позвонить Дозиденко и договориться о встрече. И уже через два часа после этого разговора к злополучному магазину подъехал автомобиль райадминистрации. Из его салона вышла лично начальница отдела, которая приняла из рук Яркова коробку с водочными бутылками и бумажный конвертик. Все полученное Дозиденко положила на заднее сиденье машины, но через уже через несколько секунд она была задержана опергруппой Советского РУВД.

При составлении протокола на полученные от торговца купюры посветили специальной лампой - и на них ярко засветилась надпись "Взятка". Такое же свечение было обнаружено и на руках самой Дозиденко, и этот факт наглядно подтвердил, что она тоже брала в руки злополучный пакет. Однако сама начальница отдела райадминистрации объяснила это свечение по-своему: мол, у нее больное сердце, из-за чего руки постоянно бывают холодными. Вот от этого они якобы и светятся синим светом.

Однако прокуратура почему-то сочла это объяснение ответственного работника несерьезным, и после соответствующего расследования передала дело в судебные инстанции. В результате суд Советского района под председательством Юрия Кирьянова признал Наталью Дозиденко виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 290 УК РФ (получение взятки), и приговорил ее к трем годам лишения свободы в колонии общего режима. Однако она тут же была освобождена от этого наказания в связи с постановлением Госдумы РФ об амнистии.

Высшая математика за 100 баксов

Примеров преподавательской коррупции в вузах можно привести очень много. Так, в феврале 2002 года в областном суде закончился процесс по уголовному делу кандидата технических наук, доцента кафедры высшей математики Самарского аэрокосмического университета 48-летнего Александра Осипова, которому прокуратурой предъявлено обвинение в получении взяток за «бесхлопотную» сдачу экзамена по его предмету.

В материалах его дела оказалось довольно много письменных показаний студентов, из которых было видно, что об Осипове в этом вузе уже довольно давно закрепилось мнение как о преподавателе, за деньги готовом поставить нужную оценку даже тому, кто вообще ни разу не бывал на его лекциях. Знал об этом и второкурсник СГАУ Дмитрий Алякин, за которым «хвост» по высшей математике тянулся еще с весны. Несколько раз летом и в начале нового учебного года он пытался сдать Осипову этот трудный предмет «по-честному», однако преподаватель при каждой попытке «заваливал» его раз за разом. В итоге в конце сентября ректор СГАУ издал приказ, из которого Алякин узнал, что его фамилия внесена в черный список первоочередных кандидатов на отчисление из вуза.

Через несколько дней после этого неуспевающий студент выбрал удобный момент, и, остановив Осипова в коридоре, попросил еще раз принять у него экзамен, намекнув, что в этот раз он в долгу не останется. В ответ преподаватель без обиняков заявил, что оценка «удовлетворительно» стоит $100, но он согласен взять мзду и в российской валюте по текущему курсу, то есть в размере 3 тысяч рублей. Договорились встретиться через неделю в корпусе СГАУ на Московском шоссе в одной из аудиторий, где Осипов должен был читать лекцию.

Однако назначенный день для доцента оказался роковым. После того, как он положил в карман принесенные Алякиным купюры и вписал в его зачетную книжку заветный «уд», к преподавателю подбежали парни в штатском и надели на него наручники. Оказалось, что студент накануне побывал в УБОПе и рассказал о вымогательстве с него денег. Остальное для правоохранителей было делом техники: на изъятых у Осипова банкнотах под ультрафиолетовыми лучами светилось слово «Взятка»…

В ходе проверки по этому делу оперативники УБОП и следователь опросили немало студентов аэрокосмического университета – и выявил еще троих учащихся второго курса, которые тоже признались в даче взяток преподавателю. Впрочем, точнее будет сказать, что такие показания против Осипова все они давали лишь на предварительном следствии. Тогда студенты говорили следователю, что преподаватель их всех долгое время «динамил» и не принимал у них контрольные работы, без которых к экзаменам не допускали. Это якобы продолжалось до тех пор, пока при встрече с парнями с глазу на глаз в вузовском туалете Осипов не потребовал по 2 тысячи рублей с каждого. После получения заветных 6 тысяч доцент тут же поставил в зачетки всем троим оценки «удовлетворительно».

Однако на первом же судебном заседании трое студентов отказались от своих первоначальных показаний. По их словам, во время предварительного следствия все они так сильно были напуганы сотрудниками УБОП, что с их слов безропотно написали все, что им диктовали. А в итоге, по их уверениям, получилось так, что под милицейским давлением они оговорили своего преподавателя, который на самом деле вовсе не взяточник, а честный и принципиальный специалист.

Что же касается денег, то Андрей Уваров в судебном заседании вовсе не отрицал, что перед разговором с преподавателем он действительно забрал у Токарева и Родионова 6 тысяч рублей. Однако затем, по словам студента, он не стал передавать эти купюры Осипову, а… взял их себе, чтобы потом истратить их на личные нужды. В содеянном грехе Уваров тут же повинился перед товарищами, и они его простили. Оценки же по высшей математике в зачетные книжки преподаватель поставил им просто так, по доброте душевной, а вовсе не за взятку. Именно такую версию студенты под пристальным взглядом своего декана и преподавателей кафедры высшей математики изложили на судебном заседании, после чего со спокойной душой отправились на занятия в свой вуз, где их рвение наверняка оценят по достоинству.

Тем не менее полностью оправдать нечистого на руку доцента им не удалось. Главный свидетель обвинения, студент 2-го курса Дмитрий Алякин, подтвердил в зале суда, что он был вынужден дать взятку Осипову в размере 3 тысяч рублей за то, чтобы преподаватель поставил ему удовлетворительную оценку по высшей математике. А затем показания Алякина подтвердили вызванные в суд понятые, которые видели, как работники милиции изымали у доцента СГАУ меченые деньги.

Против Осипова в зале суда свидетельствовал также и отец Дмитрия Алякина. По его словам, услышав из уст сына требование уплатить 3 тысячи рублей за сдачу экзамена, он был до такой степени возмущен этим фактом, что отправился подавать заявление в милицию вместе с сыном, а затем был и свидетелем поимки нечестного преподавателя с поличным.

А вот сам Осипов своей вины так и не признал ни в ходе предварительного следствия, ни в зале суда. В обоих случаях он заявил, что в вузе против него была организована провокация, так как ленивые студенты уже давно хотят убрать его из вуза за принципиальность и по этой причине оговаривают. Что же касается получения денег от Алякина, то это, оказывается, была всего лишь плата за репетиторство. А вот «уд» в зачетку неуспевающего студента он поставил из чистой жалости, поскольку накануне в личной беседе его об этом слезно просил отец Алякина.

Несмотря на все сложности, судебная коллегия Самарского областного суда под председательством Рината Ахмедшина все-таки признала Александра Осипова виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 290 УК РФ (получение взятки). Подсудимый был приговорен к денежному штрафу в размере 100 тысяч рублей, а также лишен права в течение 2 лет заниматься преподавательской деятельностью.

Российские рубли с вьетнамских торговцев

Оригинальными методами боролся с нелегальными эмигрантами из Вьетнама начальник отделения по вопросам выезда за границу, въезда в РФ и контролю за пребыванием иностранных граждан подполковник милиции Андрей Азарапин. По должности он одновременно являлся заместителем начальника отдела паспортно-визовой службы (ПВС) ГУВД Самарской области, и через него проходили все сведения и материалы об иностранцах, приехавших в Россию с какими угодно целями.

В июне 2000 года Азарапин по оперативным каналам получил информацию, что в течение ряда последних месяцев в Отрадном образовалась довольно крупная вьетнамская диаспора. Граждане южной страны чувствовали себя в этом российском городе как дома: они вовсю торговали продукцией китайского, тайваньского и южнокорейского производства. При этом на некоторые виды товаров эмигранты установили собственную, вьетнамскую монополию, что позволяло им держать высокие цены на свою продукцию.

Как это у нас обычно бывает, большинство вьетнамских торговцев, проживающих в Отрадном, не имели соответствующих российских документов на пребывание на территории РФ. Узнав об этом, Азарапин решил тут же принять меры по наведению порядка среди вьетнамской диаспоры. Однако при этом слово "порядок" он понимал довольно своеобразно.

В Отрадный от него тут же полетело указание сотрудникам местной ПВС: задержать несколько нелегальных эмигрантов из Вьетнама и доставить в областное ГУВД, под светлые очи Азарапина. Через пару дней распоряжение начальства было выполнено, и в кабинет Азарапина привели пятерых нарушителей паспортно-визового режима с простыми вьетнамскими фамилиями Нгуен Ван Тхань, Дао Фыонг Бак, Зыонг Куанг Тоан, Нгуен Ван Тхиен, Фам Минь Хонг и Нгуен Куок Тиен.

Начальник отделения поступил с пришельцами не очень хорошо: он отобрал у всех вьетнамские паспорта, а затем вызвал наряд милиции, который и препроводил нарушителей в… приемник-распределитель для лиц без определенного места жительства. При этом в сопровождающих бумагах Азарапин написал, что задержанные вьетнамцы попали в Россию безо всяких документов, и потому установить их личности не предоставляется возможным.

Через несколько дней жены и коллеги арестованных позвонили Азарапину по служебному телефону и предложили ему встретиться. А на этой встрече начальник отделения "выкатил" торговцам свои условия: для начала ему платят 12 тысяч рублей за "разовое" освобождение задержанных, а затем - по 10 тысяч рублей ежемесячно за то, чтобы отрадненскую вьетнамскую диаспору милиция больше никогда не трогала.

Посовещавшись, парламентеры эти предложения решили принять. Однако брать деньги у торговцев непосредственно в момент той встречи Азарапин не стал, а дал вьетнамцам телефон и адрес их соотечественника, заместителя директора одного из магазинов на проспекте Металлургов Нгуен Хыу Зиана. Мол, отныне у него вы всегда сможете оставить для меня необходимую сумму.

На другой день приезжие в помещении указанного магазина передали посреднику 12 тысяч рублей, которые здесь же вечером забрал себе Азарапин. Через сутки от Нгуен Хыу Зиана торговцы получили изъятые у их родственников паспорта, а через день и сами задержанные оказались на воле.

Еще через две недели отрадненские вьетнамцы передали посреднику для Азарапина и ежемесячную плату за июнь. Однако по каким-то причинам они не смогли собрать оговоренную "десятку", а уплатили только 8750 рублей. Узнав об этом, начальник возмутился их скаредностью и тут же "принял меры". Как и в прошлый раз, он дал указание отрадненским "пэвээсникам" доставить к нему нескольких наиболее несговорчивых торговцев. Стоит ли говорить, что в тот же день все задержанные оказались без паспортов на нарах приемника-распределителя!

Теперь в качестве "штрафа за непослушание" Азарапин потребовал от вьетнамцев из Отрадного $1000, а также "недоплаченные" по предыдущему "взносу" 2 тысячи рублей. Эти деньги через посредника он получил уже на другой день, а непонятливые вьетнамцы вновь обрели свои паспорта и свободу.

Неизвестно, сколько бы еще времени жуликоватый начальник отделения "делал крышу" нелегальным отрадненским эмигрантам, только вскоре он все же "прокололся", и виной тому в первую очередь стала его собственная жадность. Когда к нему для продления регистрации пребывания в России обратилась группа вьетнамцев, торгующих в Тольятти, он проделал с ними уже известную нам "комбинацию": у всех отобрал паспорта и поместил их "на кичу". Но дальше Азарапин явно переборщил: за освобождение коллег он потребовал от тольяттинской диаспоры денег на... новую модель "Жигулей". Узнав о возросших запросах Азарапина, тольяттинские вьетнамцы, как видно, решили, что его наглость уже перешла всякие границы. В результате в областной прокуратуре появилось их заявление о вымогательстве крупной взятки руководящим работником ГУВД.

Арест Азарапина проводила оперативная группа управления ФСБ по Самарской области. В тот момент, когда в автомашине посредника, остановившейся у проходной шоколадной фабрики "Россия", Азарапин получил заранее помеченные спецсоставом 150 тысяч рублей, его с поличным задержали люди в штатском.

На следствии и суде бывший начальник отделения много говорил о том, что на самом деле он чист, как стеклышко, а в этом деле его оговорили и подставили завистники. Однако судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда под председательством Рената Ахмедшина посчитала, что улик, собранных следствием, вполне достаточно для обвинительного приговора.

В результате Андрей Азарапин был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий), и ч.4 ст. 290 УК РФ (получение взятки). За это он был приговорен к 7 годам и двум месяцам лишения свободы в колонии строгого режима. Получил свое и его вьетнамский подельник Нгуен Хыу Зиан, который был признан виновным по ст. 33 и 290 УК РФ (посредничество при получении взятки) и осужден к 10 месяцам лишения свободы.

«Отмазывал» от армии

В феврале 2000 года прокуратурой Приволжского военного округа было возбуждено уголовное дело против военного комиссара Центрального района Тольятти полковника Василия Молочкова. Ему было предъявлено обвинение в неоднократном получении взяток.

Основанием для возбуждения этого дела стало заявление, поступившее в районный ОБЭП от одного из призывников. Заявитель написал, что он дал Молочкову взятку за признание его негодным к военной службе. После получения милицией этого заявления на квартире военкома был произведен обыск. В результате у подозреваемого изъяли $3350, 10 тысяч рублей наличными, сберкнижки на предъявителя с общей суммой вкладов около 150 тысяч рублей, а также золотые изделия 15-ти наименований. Нашли здесь также и 300 боевых патронов, подходящих как к охотничьему карабину, так и к автомату Калашникова. Плюс ко всему Молочков строил на своем дачном участке двухэтажный кирпичный особняк, который, по самым скромным предварительным оценкам, стоил не менее 100 тысяч рублей. Между тем официальная зарплата военкома - около 3 тысяч рублей в месяц.

В ходе расследования в деле всплыли и другие эпизоды, которые затем были квалифицированы как получение военкомом взятки. В частности, было установлено, что к Молочкову неоднократно обращались и состоятельные тольяттинцы, и высокопоставленные чиновники. Просьбы у всех были одни и те же - "отмазать" от армии собственного сына, племянника, внука (вариант - сына или внука хороших знакомых). Военком обычно выполнял эти просьбы за крупные денежные суммы, но с некоторых просителей он брал "натурой". Например, директор одного из строительных управлений за "отмазку" от армии племянника безвозмездно отгрузил Молочкову 150 кубометров щебня, который тот затем выгодно обменял на железобетонные блоки для своего особняка.

Кроме того, следствию удалось вскрыть и другие факты из жизни полковника, который, оказывается, не прочь был попользоваться и дармовой рабочей силой. В частности, документально установлено, что на строительстве злополучного дачного коттеджа Молочкова работали солдаты срочной службы, которым военком, конечно же, даже и не думал платить в соответствии с расценками, существующими в строительной индустрии.

Выездная коллегия военного суда Самарского гарнизона в течение нескольких дней рассматривала уголовное дело Василия Молочкова. В результате суд признал теперь уже бывшего военкома виновным в получении взяток и злоупотреблении служебным положением и приговорил его к пяти годам лишения свободы в колонии строгого режима с конфискацией имущества. Кроме того, решением суда Молочков был лишен воинского звания полковника и всех государственных наград.

Валерий ЕРОФЕЕВ.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу