При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Чёрные маклеры

- Поначалу я не знал, что меня втянули в мошенническую сделку, - каялся в судебном заседании 49-летний Виктор Овсянников, агент по снабжению ООО «Магист». – Просто Влад Фирсов, мой сосед, попросил помочь в оформлении продажи квартиры его знакомого по фамилии Речнов, который вроде бы был должен ему 100 тысяч рублей. Сосед объяснил мне, что сам Речнов вечно ходит пьяный, и поэтому его в таком виде никуда не пускают. Влад предложил, чтобы мою фотографию вклеили в паспорт Речнова, а потом я вместе с его людьми съездил в несколько учреждений, выдавая себя за этого алкоголика. Я поначалу отказывался, но Фирсов меня уверил, что беспокойство для меня будет минимальным, а я после завершения сделки получу от него 500 баксов. А кто же откажется от такой суммы?

 

Овсянников тогда еще не знал, что в момент его разговора с Фирсовым упомянутого выше Владимира Речнова, владельца одной из квартир в доме № 166 на улице Ташкентской, уже больше недели не было в живых. Впоследствии труп несчастного со следами удушения был обнаружен в лесу у дороги Красный Яр - Отрадный, неподалеку от села Алакаевка. Экспертиза установила, что перед убийством Речнов пил водку с примесью сильнодействующего транквилизатора, от чего он быстро «отключился». В итоге преступники смогли беспрепятственно вывезти мужчину далеко за город, где и совершили свое черное дело…

Как потом выяснило следствие, Речнов поплатился жизнью за несговорчивость и пристрастие к спиртному. В своей квартире на улице Ташкентской он жил один, и при этом частенько пьянствовал в обществе случайных людей. Кончилось это тем, что в один прекрасный момент на мужчину «наехали» некие крутые братки, которые потребовали, чтобы он немедленно продал им свою «хату» за чисто символическую цену.

Речнов послал наглых ребят подальше, но через некоторое время, как уже говорилось, в очередном выпитом им стакане водки оказался транквилизатор. После этого живым Речнова уже никто не видел, зато по официальным госучреждениям и нотариальным конторам стал ходить лже-Речнов, которым, как мы уже знаем, был Виктор Овсянников. С его помощью группа мошенников и убийц рассчитывала по фальшивым документам продать квартиру зверски убитого хозяина, выручив за нее не менее $8700.

Однако преступников подвела элементарная небрежность. Когда 6 ноября 2001 года Овсянников для оформления фиктивного договора обмена квартиры Речнова пришел к нотариусу Леонтию Вагнеру, тот сразу же заявил, что предъявленный ему паспорт – откровенная и плохо изготовленная подделка, после чего вызвал наряд милиции. Вот так в руки правоохранителей попали не только Овсянников вместе с фальшивыми документами, но и организовавшие всю эту сделку «частные риэлторы» 30-летняя Светлана Иерусалимова и 29-летний Сергей Рыжков. А когда началось расследование по данному эпизоду, то быстро выяснилось, что эта сделка на счету преступной группы - далеко не первая…

Месяцем раньше подобную же «операцию» дельцы провели с Евгением Цыганковым, владельцем одной из квартир дома № 158 на улице Черемшанской. Как было установлено, в середине октября 2001 года Рыжков обманным путем выманил хозяина на улицу, после чего преступники отвезли свою жертву на улицу Хворостянскую в поселок Кряж. Здесь Цыганкова несколько дней держали в погребе дома, принадлежащего нигде не работающему 28-летнему Олегу Аксенову. Все это время заложника охраняли хозяин дома, а также один из подручных Рыжкова – 27-летний рабочий Кряжского ПЖРТ Александр Щукин. За эту «работу» оба впоследствии получили по $500.

Заточение Цыганкова продолжалось до тех пор, пока преступники не нашли все документы, необходимые для продажи его квартиры. После этого несчастного вывезли в лесопосадку неподалеку от села Дубовый Умет, где, по данным следствия, его из собственного карабина «Сайга» застрелил Сергей Щукин, брат упомянутого выше «охранника». Именно здесь труп Цыганкова с огнестрельными ранениями головы и груди через некоторое время был обнаружен и опознан.

А пока шли поиски пропавшего, преступники с помощью изготовленных ими фальшивых документов сумели организовать продажу его квартиры. На этот раз от имени владельца жилища выступал уже упоминавшийся выше Владлен Фирсов, фотографию которого вклеили в паспорт Цыганкова. Видимо, в данном случае подделка была выполнена более тщательно, потому что в областной регистрационной плате предъявленные лже-Цыганковым документы не вызвали никаких подозрений. В результате краденую квартиру за $17700 купил житель Самары С.М. Гриднев, который хотел таким образом улучшить свои жилищные условия. Как затем установило следствие, из уплаченной Гридневым суммы $500 «за услугу» заплатили Фирсову, в $700 была оценена работа Рыжкова, а остальные деньги он передал своим сообщникам и главарям преступной группы.

Здесь следует отметить, что об организаторах всех описанных преступлений отнюдь неспроста приходится говорить одними лишь общими словами. Дело в том, что в ходе расследования этого дела правоохранительные органы пришли к выводу, что преступную группу убийц и мошенников возглавляли Светлана Иерусалимова и ее коллега по риеэлторскому бизнесу 34-летний Олег Гунько. Именно эти лица, по первоначальной версии следствия, организовали похищения и убийства Речнова и Цыганкова, а также последующую продажу их квартир. Кроме того, прокуратура обвинила Иерусалимову еще и в непосредственном участии в убийстве Речнова. По мнению государственного обвинителя, именно эта женщина вместе со своим сообщником Владимиром Боциевым в ту ночь удушила несчастного в лесу поясным ремнем.

Кроме того, в момент окончания расследования правоохранители поставили в вину этим двоим риэлторам организацию еще как минимум двух подобных сделок: незаконную продажу жилья престарелого Н.Ф. Богданова, страдавшего старческим слабоумием, а также квартиры жителя поселка Мехзавод И.Г. Беликова. При этом Богданов после всех приключений буквально чудом остался жив, поскольку из-за невменяемости преступники посчитали старика не опасным для себя. В итоге его сначала поселили в маленьком домике в Чапаевске, совершенно непригодном для нормального проживания, а потом долго держали в рабочем общежитии, где Богданова лишь случайно обнаружили его родственники. Беликову же повезло гораздо меньше: он по сей день числится пропавшим без вести, поскольку найти его труп до сих пор так и не удалось.

Однако уже далеко не в первый раз за последние годы большинство предъявленных подсудимым пунктов обвинения из-за низкого профессионализма работников милиции и прокуратуры развалились непосредственно в ходе судебного процесса. В частности, в отношении Иерусалимовой государственному обвинителю удалось доказать лишь один эпизод преступной деятельности: ее участие в мошеннической операции по продаже квартиры покойного Речнова по поддельным документам. А вот причастность 30-летней риэлторши к сделкам с квартирами Цыганкова, Богданова и Беликова, а также ее участие в убийстве Речнова в суде доказать так и не удалось, поскольку все эти обвинения были построены на показаниях участников процесса друг против друга. Разумеется, в зале суда все подсудимые дружно отказались от своих прежних показаний, заявив, что оговаривали подельников под физическим воздействием со стороны работников милиции…

Здесь приходится в очередной раз констатировать: многие сотрудники наших правоохранительных органов по сей день живут словно бы в законодательной атмосфере полувековой давности, напрочь забывая при этом, что сейчас за окном вовсе не сталинские годы, а времена новых российских законов. И это отнюдь не пустые слова: ведь в ходе упомянутого судебного процесса неоднократно оглашались факты вопиющего насилия правоохранителей над подследственными.

В частности, один из подсудимых, 25-летний житель Самары Александр Иванов, показал в ходе судебного процесса, что его неоднократно избивали резиновыми дубинками в кабинете заместителя начальника Кировского РУВД Андрея Веселкова. Этот факт подтвердили и документы медицинского освидетельствования Иванова, хранящиеся в материалах дела. Правда, при проверке, проведенной по требованию адвоката подследственного, так и не удалось доказать причастность самого Веселкова к избиению, однако факт остается фактом: незаконные методы дознания при расследовании данного дела действительно имели место. В итоге суд признал недопустимыми доказательствами все показания Иванова, которые он давал в помещении Кировского РУВД.

И это – далеко не единственный случай, когда судом были отклонены те или иные улики, собранные следствием, и все по одной и той же причине: они оказались собраны с нарушением существующих российских законов. В результате из-за отсутствия других доказательств суд в конце 2002 года вынес оправдательные приговоры троим подсудимым из девяти, проходящим по данному делу: Олегу Гунько, Игорю Хлопушину и Александру Иванову. Правда, последний в этот раз так и не вышел на свободу: по другому приговору суда Иванов отсиживал семь лет за разбой, совершенный им в 2001 году. Что же касается Алексея Лосева, Сергея Щукина и Владимира Боциева, подозреваемых в убийстве Цыганкова и Речнова, то они в тот раз были объявлены в федеральный розыск.

Остальных шестерых подсудимых судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда под председательством Рината Ахмедшина признала виновными: одних – в мошенничестве, других – в незаконном лишении человека свободы. В итоге Светлана Иерусалимова, Владлен Фирсов и Сергей Рыжков были приговорены к 6 годам лишения свободы каждый, а Александр Щукин и Олег Аксенов – к 3 годам лишения свободы каждый, все – в колонии общего режима. Чуть больше повезло Виктору Овсянникову: он получил 5 лет лишения свободы условно с испытательным сроком в три года.

Областная прокуратура обжаловала этот на удивление мягкий приговор в верховный суд РФ, после чего он был отменен. Новое слушание этого же уголовного дела поручили федеральному судье Михаилу Медведеву, которому после этого пришлось выдавать милиции поручение о розыске некоторых фигурантов дела, ранее освобожденных в зале суда. Правда, Хлопушина усадить повторно на скамью подсудимых правоохранителям так и не удалось, потому что через месяц после своего оправдания он был застрелен неизвестными около собственного подъезда. Александра Иванова нашли легко: он к тому моменту уже отбывал наказание за другое преступление. А вот Олег Гунько обнаружился далеко от родины - на одном из средиземноморских курортов, откуда он и был экстрадирован по запросу российской стороны. Рассмотрев повторно это дело, судья Михаил Медведев приговорил Светлану Иерусалимову к 18 годам лишения свободы в колонии общего режима, Олега Гунько – к 7 годам, Александра Иванова – к 20 годам, Сергея Рыжкова – к 16 годам лишения свободы, всех – колонии строгого режима. От 6 до 2 лет заключения получили и прочие члены группы, некоторых из которых, так же, как и Гунько, правоохранители были вынуждены долго разыскивать по всему миру. А Владимир Боциев, который также скрывался от следствия, но в итоге всё же был обнаружен милицией, в этом судебном заседании получил 20 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

Кроме того, незадолго до вынесения этого приговора правоохранителями был задержан Алексей Лосев, дело которого рассматривал федеральный судья Самарского областного суда Валерий Курылев. Лосев был признан виновным в пособничестве при совершении мошенничества и при совершении двух убийств, из-за чего он вынужден был провести 12 лет в колонии строгого режима.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара