При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Ограбленная зона

В составе банды, посаженной в тот день на жесткую скамью подсудимых, находился очередной «оборотень в погонах», что в наше время уже никого не удивляет. Тем не менее этот предатель был не совсем обычный: им оказался оперуполномоченный Игорь Клюшин, сотрудник исправительной колонии № 3, что находится в городе Новокуйбышевске Самарской области. В вину ему вменялось ни много ни мало - участие в подготовке вооруженного нападения на ИК-3, которое в марте 2003 года совершили бывшие заключенные этого исправительного учреждения. При этом розыск членов банды продолжался более года (а одного из них – свыше двух лет), после чего еще около полутора лет по делу шло предварительное следствие и судебный процесс.

 

«Исправившиеся» зеки

Непосредственным организатором банды следствие и суд посчитали 28-летнего Дмитрия Мухтарова, который в третьей колонии отбывал восьмилетнее наказание за разбой и хулиганство. В ноябре 2002 года он, не досидев до конца срока около 2,5 лет, был отсюда освобожден условно-досрочно с формулировкой «за примерное поведение». Дальнейшие же события показали, что на самом деле о «перевоспитании» Мухтарова было говорить явно преждевременно. Во всяком случае, почти сразу же после выхода из зоны он стал сколачивать новую банду из своих дружков. Предпочтение отдавалось тем из них, с которыми этот «исправившийся» познакомился в третьей колонии. Вот так в банде оказались 28-летний Евгений Гордеев (имел 10-летний срок за разбой), 32-летний Олег Бурматнов (отсидел восьмилетний срок за убийство), 30-летний Алексей Марюков (имел две судимости за кражи), и некоторые другие бывшие зеки. Характерно, что из стен ИК-3 все они тоже вышли на 2-3 года раньше предусмотренного приговором срока.

Ограбление «родного» учреждения, с которыми у членов группировки было связано столько воспоминаний, для банды Мухтарова стало «пробным камнем». Зная, что в день выдачи зарплаты в кассу колонии привозят около миллиона рублей, главарь стал искать сообщника среди знакомых работников этого учреждения. Такого «оборотня» он и нашел в лице уже упоминавшегося опера Игоря Клюшина, который за определенную «долю» согласился сообщить бандитам сведения о времени поездки кассира его колонии в банк за деньгами, а также о составе группы охраны. После этого Мухтаров привлек к делу ранее не судимого 33-летнего Алексея Трухачева, который на своей машине должен был увезти исполнителей с места происшествия.

Но первая попытка ограбления сорвалась, поскольку в «момент икс» Клюшин сообщил Мухтарову, что вместе с кассиром в банк отправилось четверо вооруженных людей. А вот к следующей получке охранников оказалось всего двое, в связи с чем бандитам удалось-таки осуществить задуманное ими преступление. При этом Бурматнов был вооружен обрезом охотничьего ружья, Мухтаров – газовым пистолетом ИЖ-79, переделанным под боевой. Самой же интересной оказалась роль, которую исполнил Гордеев: он пришел к административному зданию колонии, замаскировавшись под женщину, то есть надев на себя парик, вязаную шапочку, длиннополое пальто и сапоги. Такой его облик, по замыслу организатора, должен был заставить охранников расслабиться и на какие-то секунды отвлечься от исполнения своих обязанностей. Как показали события, этого ему в определенной степени удалось добиться.

 

«Маски-шоу» по-бандитски

Нападение началось по сигналу члена банды 26-летнего Сергея Старкова, который на своей «девятке» следил за кассирской машиной от колонии до банка. Увидев Малышеву, вышедшую из дверей здания с инкассаторской сумкой, он по мобильнику тут же сообщил подельникам, что «клиент готов» и направляется к ним. И едва лишь сотрудники колонии вошли в административное здание, Бурматнов выстрелил в охранника Алексея Алмакаева, а Мухтаров – в кассира Валентину Малышеву. После этого Гордеев и Мухтаров вырвали у кассира сумку, где лежало почти 850 тысяч рублей, а затем все трое кинулись к машине Трухачева, который поджидал их неподалеку. Все произошло настолько молниеносно, что бандитам удалось беспрепятственно скрыться с места преступления. Уже через полчаса после описанных событий бандиты собрались в гараже у Старкова. Здесь деньги были разделены между шестью членами банды (в их число вошел и Клюшин), каждому из которых досталось около 143 тысяч рублей. Затем бандиты спрятали оружие и переоделись, а потом разъехались по разным местам. При этом Старков на своей машине отвез некоторых участников налета в Безенчук, где они отсиживались, пока не стих шум вокруг громкого преступления.

Что же касается сотрудников ИК-3, подвергшихся нападению, то оба они благодаря своевременной доставке в больницу остались живы. При этом Алмакаев, которому заряд из обреза угодил в грудь, неподалеку от сердца, даже смог четыре раза выстрелить вслед убегавшим, и лишь после этого потерял сознание. Его спасли толстый тулуп и плотная одежда – их так и не смог пробить заряд из самодельного оружия. А пуля из пистолета, выпущенная в Малышеву, угодила ей в руку, и поэтому женщина уже через несколько дней после происшествия смогла снова выйти на работу.

 

Дорожные грабители

После беспрецедентного ограбления исправительной колонии банда Мухтарова пополнилась новыми членами. Кроме уже упоминавшегося выше Марюкова, в ее ряды также влились 26-летний Василий Мельник (две судимости за хранение наркотиков), а также ранее не имевшие конфликтов с законом 26-летний Алексей Реунин, 29-летний Рушан Темендаров и 32-летний Вячеслав Черняев. Также в деятельности этой группировки участвовали и некоторые другие лица, которые по сей день находятся в федеральном розыске. В таком составе банда Мухтарова совершила несколько нападений на автомобилистов на дорогах Самарской, Саратовской и Ульяновской областей. Однако в июле 2003 года она была задержана с поличным милицейской спецгруппой у райцентра Шигоны. Почти сразу же на допросах арестованные сознались в совершении многих других разбойных нападений, в том числе и в налете на третью колонию в Новокуйбышевске.

И на следствии, и на суде оперуполномоченный Клюшин полностью отрицал свое участие в подготовке к ограблению ИК-3, заявив, что его оговаривают бывшие заключенные, с которыми в период их пребывания в колонии у него сложились неприязненные отношения. Однако он так и не смог вразумительно объяснить, почему же в таком случае он не раз общался с Гордеевым, Бурматновым и Мухтаровым после их освобождения из ИК-3, в том числе незадолго до налета активно переговаривался с ними по телефону, и это было зафиксировано телефонной компанией. Что же касается других участников банды, то на суде они признавались в основном в мелких проступках, полностью отрицая какую-либо свою роль в нападении на ИК-3. В совершении этого преступления признался один лишь Гордеев, сообщив, что он сделал это в компании с некими друзьями, которых он с тех пор больше не видел. Тогда же Гордеев отказался и от своих прежних показаний в отношении Клюшина, заявив, что оговорил его под давлением районных милиционеров во время допроса. Но при этом на вопрос, откуда же шигонским операм было знать о его новокуйбышевских «подвигах», как не с его собственных слов, Гордеев ответить так и не смог.

 

Бегал от милиции два года

Что касается Старкова, то он после ареста и осуждения своих подельников «залег на дно» и около двух лет довольно успешно прятался у родственников и знакомых в разных городах и селах Самарской области. Однако благодаря агентурной информации правоохранителям в конце концов удалось вычислить его местонахождение и арестовать. Во время визита к нему работников милиции Старков сопротивления не оказал. Выяснилось, что деньги, полученные преступным путем, он к тому моменту уже давно потратил и жил лишь случайными заработками.

В ходе следствия и судебного процесса Старков утверждал, что о существовании банды, созданной Мухтаровым, он даже и не подозревал. Да, каялся подсудимый, я принял определенное участие в вооруженном налете на третью колонию, но этим мое знакомство с Мухтаровым и ограничилось. И если этот бандит продолжал свою криминальную деятельность и после того памятного нападения, то я, мол, об этом ничего не знал и в его делишках не участвовал. В конце концов и государственный обвинитель был вынужден признать, что Старкова и в самом деле следует судить не за бандитизм, а «всего лишь» за соучастие в разбойном нападении, что, впрочем, должно сократить его будущий срок не очень существенно.

По итогам полугодового процесса судья Самарского областного суда Ольга Бурцева признала всех подсудимых виновными в бандитизме, разбое и ряде других преступлений. При этом Дмитрий Мухтаров и Евгений Гордеев были приговорены к 16 годам лишения свободы каждый, Игорь Клюшин – к 9 годам, Алексей Трухачев – к 14 годам, Алексей Марюков – к 15 годам, Олег Бурматнов – к 13 годам, Рушан Темендаров и Алексей Реунин – к 10 годам каждый, Василий Мельник – к 12 годам, Вячеслав Черняев – к 5,5 годам, все – в колонии строгого режима. А примерно через год, как уже было сказано, в сети правоохранительных органов попал и Старков, которого после проведения следствия федеральный судья Самарского областного суда Михаил Кондаков признал виновным по ст. 162 УК РФ (разбой) и приговорил за это к пяти годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара