При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Люди гибнут за металл

- Я не могу объяснить, почему именно у меня нашли зубы Яваева, - заявил в судебном заседании Андрей Коломенский. – Может быть, я увидел их в мусоре, когда на даче подметали пол – и случайно положил в карман. А может быть, их мне менты подбросили.

 

Подобных циничных заявлений присутствующие на этом судебном процессе за минувшие полгода услышали немало. Главари преступной группы, организовавшие беспрецедентную по своей изощренности и жестокости расправу над сотрудником детективной службы одного из крупнейших предприятий Самары, изворачивались и выкручивались как могли. Впрочем, в конце концов эти увертки им не очень-то и помогли: ведь в распоряжении суда было вполне достаточно доказательств их преступной деятельности.

В первый день этого судебного процесса в 2002 году даже большой зал Самарского областного суда не смог вместить всех желающих попасть на слушания. Впрочем, тесно было и на скамье подсудимых. Первоначально в общей сложности к уголовной ответственности по этому делу было привлечено 16 человек, однако впоследствии единственная женщина из числа обвиняемых, крановщица Надежда Габитова, была амнистирована в соответствии с постановлением Государственной Думы РФ, и далее она проходила по делу лишь как свидетель. И хотя главным пунктом обвинения для всех подсудимых стало участие в организованном хищении металла из цехов Самарского металлургического завода, отнюдь не эти факты больше всего взбудоражили здешнюю общественность.

За более чем 40-летнюю историю Куйбышевского-Самарского металлургического завода с его территории регулярно воровали крупные партии металлического проката. Оно и понятно: развитие дачного строительства в 60-70-е годы породило широкий спрос на выпускаемый предприятием листовой алюминий, который считался лучшим материалом для крыши загородного домика. Но особенно расцвел воровской бизнес на «Металлурге» в период перестройки, когда только областным судом ежегодно рассматривалось не менее 10 уголовных дел о хищении с предприятия металла в особо крупных размерах.

С приходом на завод группы «Сибирский алюминий» хищения металла резко пошли на убыль. Новые хозяева «закручивали гайки», безжалостно выгоняя за ворота любого, кто был уличен даже не в воровстве, а хотя бы в пособничестве ворам. Тогда же на предприятии была создана специальная детективно-охранная служба, для сотрудников которой заводское руководство ввело систему премий за каждое раскрытое хищение или другое преступление. Кроме того, премии положены и всем прочим сотрудникам предприятия, если они сообщат детективам о криминальном поведении своих коллег по цеху.

Но из материалов уголовного дела видно, что, несмотря на столь жесткую систему контроля, во второй половине 2000 года на металлургическом заводе все же образовалась и несколько месяцев успешно действовала преступная группа, занимавшаяся тайным вывозом с предприятия и последующей продажей листового алюминия. Согласно материалам уголовного дела, ее возглавляли нигде не работающий 38-летний Сергей Вахненко и 35-летний работник частного предприятия Сергей Аверьянов.

При этом схема действия жуликов была довольно простой. Главари оформляли документы на въезд большегрузного КамАЗа на территорию завод, после чего вовлеченная в группу крановщица цеха № 1 Надежда Габитова загружала металл в кузов автомобиля. Затем трое-четверо рабочих поверх алюминия насыпали битый кирпич и прочий строительный мусор. Правда, на проходной завода грузовики всегда проверяются, однако воры обычно выезжали с предприятия только через те ворота, где в тот момент дежурили «свои» охранники.

В течение осени 2000 года жуликам удалось без помех провернуть подобную операцию несколько раз. Однако в октябре одну из машин с краденым металлом неожиданно остановили заводские детективы. Вахненко и Аверьянов собрали информацию о «стукачах» в первом цехе и решили, что их «заложила» шихтовщица Нина Никульшина. У главарей тут же созрел план, как отомстить слишком уж принципиальной работнице цеха.

У Вахненко для таких случаев всегда были наготове свои «боевики». Для «операции» он выбрал нигде не работающих 22-летнего Сергея Плешакова и 21-летнего Алексея Денисюка, способных ради денег пойти на любое преступление. К тому же, по показаниям этих обвиняемых, в тот момент они были должны Вахненко по несколько тысяч рублей каждый, а «хозяин» за выполненную «работу» пообещал им этот долг простить.

«Операция» началась вечером, после окончания рабочей смены. Вахненко на своей «девятке» подъехал к заводской проходной. В салоне машины в этот момент сидели его «боевики». Аверьянов, который знал Никульшину в лицо, дежурил у выхода. Когда шихтовщица вышла из ворот и направилась к троллейбусной остановке, Аверьянов подал сообщникам условный сигнал. Никульшина села в троллейбус, и заговорщики поехали следом за ней. Так они проследили неугодную им работницу до самой ее квартиры в доме на улице Физкультурной. Преступный же план налетчики осуществили на следующее утро. Когда шихтовщица вышла из подъезда, Плешаков и Денисюк напали на нее и избили металлическими прутьями. В результате Никульшина с разбитыми головой и лицом на месяц попала в больницу, а непосредственным исполнителям акции Вахненко не только простил долг, но еще и выплатил по 500 рублей.

В декабре у воровской группы случился новый «прокол»: охранная служба завода вновь задержала с поличным машину, вывозившую металл под видом мусора. Теперь главари заподозрили в «стукачестве» диспетчера первого цеха Николая Рассказова. В этот раз для его избиения, кроме Плешакова и Денисюка, Вахненко взял на «дело» еще и ранее судимого 21-летнего Андрея Коломенского. Рассказову отомстили утром 3 января, когда он выходил из лифта своего дома на улице Владимирской. Преступники напали на него на лестничной площадке и избили металлическими прутьями, после чего диспетчер оказался в больнице с оскольчатыми переломами носа и руки. В этот раз за «работу» Вахненко заплатил своим «отморозкам» по 3 тысячи рублей.

Но еще осенью 2000 года лидеры преступной группы поняли, что одними лишь избиениями честных заводчан многого не добьешься. Это и дураку ясно: не успеешь вывести из строя одних не в меру принципиальных, как тут же найдутся другие. И тогда они решили ударить по заводским профессиональным детективам, которые как раз и были инициаторами массовой рабочей слежки за жуликоватыми грузчиками и крановщиками. Наиболее активным организатором такой агентурной сети преступники посчитали Камиля Яваева, одного из наиболее опытных сотрудников охранного предприятия.

Вначале Вахненко и Аверьянов решили вывести детектива из игры, что называется, малой кровью. Однажды в салон «шестерки» Яваева они подложили «чеки» опия и героина, а также 5 фальшивых 100-долларовых купюр, после чего сообщили в милицию, что сотрудник заводской охраны является сбытчиком наркотиков и поддельной валюты. Когда при обыске все перечисленное было найдено, против Яваева возбудили уголовное дело, которое, впрочем, вскоре было прекращено: ведь ни на одной из этих находок не нашлось отпечатков пальцев владельца машины. Тогда злоумышленники повторно «провернули» ту же «операцию», снова подбросив в злополучную машину опий и героин – и опять уголовное дело против заводского детектива развалилось.

А тем временем на заводской проходной при непосредственном участии Яваева детективная служба продолжала одного за другим отлавливать вороватых водителей и грузчиков, пытавшихся вывезти за ворота краденый алюминиевый прокат. К концу февраля стало ясно, что на предприятии действует четко организованная преступная группа, на счету которой к этому времени числилась похищенная продукция на общую сумму более чем 426 тысяч рублей. И тогда главари воровской шайки пошли на крайнюю меру: они решили физически устранить настырного детектива, главного виновника их провалов.

Однако им было мало просто убить Яваева – они решили его похитить, чтобы жестоко отомстить за все. Ворам позарез нужно было поглумиться над человеком, показать, что сила все-таки остается за ними. «Операцию» по его похищению они провели ранним утром 23 февраля, когда детектив вышел из своего подъезда дома на улице Республиканской и направился на работу.

В то утро Вахненко, Аверьянов, Коломенский, а также их подручные 28-летний Вячеслав Савинов и 38-летний Сергей Абраменко, одетые в форму работников милиции, ждали свою жертву в салонах двух автомобилей. Когда мимо них проходил Яваев, лжемилиционеры схватили его и запихнули в одну из автомашин. Заводскому детективу сразу же надели наручники, заклеили рот липкой лентой, на глаза натянули черную шапочку, а затем вкололи лошадиную дозу наркотика. Впавшего в беспамятство Яваева отвезли сначала на одну из дач в районе Поляны имени Фрунзе, а потом - в заброшенную деревню Булькуновка Елховского района, где у Вахненко был собственный дом.

Здесь сотрудника заводской охраны держали несколько дней. Над ним постоянно издевались – например, раздевали догола и подолгу оставляли на морозе, вводили ему в вену мощные дозы наркотиков, и так далее. А уже потом, когда Вахненко, Аверьянова, Коломенского и других нелюдей в человеческом обличье на суде спрашивали, действительно ли они вкалывали Яваеву наркотическое зелье, они… это подтверждали. Правда, уже потом, на суде, садисты цинично заявляли: «А мы это делали потому, что Камиль нас сам об этом просил. Вы разве не знаете, что он был наркоманом? Потому-то ему и кололи дозу за дозой, чтобы избавить его от ломки…»

Но в конце концов изуверам все-таки надоело это развлечение, и они решили избавиться от своей жертвы. Как следует из материалов уголовного дела, Вахненко и Коломенский задушили Яваева с помощью веревки, а тело расчленили и сожгли в деревенской печи. А перед его уничтожением эти двое плоскогубцами вырвали изо рта убитого золотые зубы – те самые, которые оперативники затем нашли в кармане Коломенского. Продать их убийца так и не смог: зубы оказались не из чистого драгметалла, а лишь имели золотое напыление с поверхности. Тем не менее по своей патологической жадности преступник до последнего момента так и не нашел в себе сил избавиться от столь значительной улики.

Зубы с золотым напылением – это то немногое, что смогли получить для захоронения родственники героически погибшего детектива. Когда все участники преступной группы наконец-то оказались за решеткой, эксперты-криминалисты долго пытались найти в печной золе хоть какие-то другие его останки. Однако им удалось найти буквально крохи: всего лишь несколько фрагментов обгоревших костей, которые после длительных исследований все же были признаны человеческими.

Судебные слушания по этому громкому уголовному делу проходили под председательством федерального судьи Самарского областного суда Геннадия Минина. Упоминавшиеся выше организаторы преступной группы и их боевики обвинялись по целому «букету» тяжких статей УК РФ – в частности, в убийстве с особой жестокостью, в нанесении телесных повреждений, в похищении человека, в хранении оружия и наркотиков, в заведомо ложном доносе, в незаконном использовании формы и документов работника милиции, и так далее. А вот остальным рабочим металлургического завода были предъявлены обвинения «всего лишь» в кражах металла. В их числе - Вячеслав Козлов, Леонид Андриенко, Сергей Вдовин, Юрий Корцев, Олег Сидоров, Александр Иванцов, Андрей Свиридов и Фарид Улкаев.

Решением суда все перечисленные выше подсудимые были признаны виновными по большинству предъявленных им статей УК РФ. В итоге Сергей Вахненко был приговорен к 19 годам лишения свободы, Сергей Аверьянов – к 18 годам, Андрей Коломенский – к 17 годам, Сергей Абраменко – к 10 годам, Вячеслав Савинов – к 8,5 годам лишения свободы, все – в колонии строгого режима. Остальные подсудимые, виновные лишь в кражах и прочих не столь значительных преступлениях, получили от 3 до 6 лет лишения свободы условно.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара