При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Игра в подставки

- В тот июньский день 2006 года я на своей «девятке» ехал по Московскому шоссе в сторону центра Самары, - рассказывал в судебном заседании потерпевший Владимир Морозов. – В районе ипподрома меня неожиданно догнал автомобиль «Ауди» черного цвета, водитель которого замигал фарами, требуя остановиться. Я поначалу не обращал на него внимания, но когда у ближайшего перекрестка мне пришлось затормозить на красный сигнал светофора, трое парней из иномарки стали мне что-то кричать. Таких нахалов на дороге я видел немало, не стал с ними связываться, а свернул на улицу Аминева. Но на пересечении с Ново-Садовой эта «Ауди» догнала меня снова и прижала к обочине. Те же парни высочили из салона и заявили, что на Московском шоссе моя тачка задела их машину. И в самом деле, на моей «девятке» и на их иномарке были видны вмятины и царапины. При этом я так и не смог вспомнить самого момента контакта…

 

Несмотря на то, что Морозов поначалу все отрицал и говорил, что никакого столкновения не было, хозяин иномарки довольно быстро сумел убедить самарца, что такое происшествие действительно случилось минут десять назад. А заметил сей факт Морозов, или не заметил – это, мол, его личное дело, поскольку за ремонт «Ауди» он теперь должен будет заплатить ни много ни мало – 2600 евро. И поскольку нерадивый владелец «девятки» скрылся с места происшествия (вольно или невольно скрылся – в данном случае неважно), то он, по словам настырного предъявителя, тем самым автоматически лишился права на получение автостраховки. «Ах, ты мне не веришь? – удивился хозяин «Ауди» в ответ на вполне резонное возражение Морозова. - Давай тогда позвоним в страховую компанию».

Потерпевший тут же набрал на мобильнике номер, передал аппарат владельцу «девятки», и голос из трубки немедленно ему ответил, что, мол, ты, мужик, и в самом деле круто попал на бабки, а если будешь еще и вызывать сотрудников ГАИ, то платить за ремонт тебе придется еще больше. После этого невидимый автостраховщик посоветовал виновнику решить дело миром и в частном порядке, не привлекая к делу официальные органы – так будет и надежнее, и быстрее, и дешевле.

Хозяин иномарки, который назвался Михаилом, держался так вызывающе и говорил так убежденно, что Морозов, по его словам, уже через несколько минут совершенно уверился в собственной промашке, и в душе жестоко корил себя за невнимательность на дороге. А поскольку рядом с потерпевшим находились крепкие ребята весьма наглого вида, владелец «девятки» почти сразу же внутренне смирился с тем, что деньги за ремонт ему все же придется отдавать. Тут Миша в довершение всего заявил, что он очень торопится и потому «бабки» ему нужны немедленно. Морозов достал свой мобильник, позвонил матери и спросил, может ли она срочно найти 2600 евро. Мама ответила, что сейчас у нее в наличии есть только 2000 американских долларов. К облегчению виновника происшествия, потерпевший, посоветовавшись с кем-то по телефону, махнул рукой и сказал, что за такую сумму он согласен замять дело даже себе в убыток, да и то лишь потому, что сейчас ему крайне некогда. Уже через несколько минут участники инцидента подъехали к дому на улице Ново-Садовой, где проживала мать Морозова, а еще через некоторое время хозяин иномарки положил себе в карман те самые 2000 баксов. В качестве утешения Михаил вручил Морозову расписку, что он согласен с суммой, выплаченной ему в качестве возмещения нанесенного ему ущерба, и потому к виновнику происшествия претензий больше не имеет.

Прошло два месяца, в течение которых несчастный владелец «девятки» съездил в автосервис, где всего за 1500 рублей починили помятое крыло его тачки. Но однажды он включил телевизор, по которому как раз шла программа новостей, и опешил, увидев на экране два портрета - в фас и в профиль. Это был тот самый Михаил, машину которого Морозов вроде бы поцарапал на Московском шоссе. Диктор сообщил, что буквально на днях в Самаре работники милиции задержали преступную группу, члены которой на протяжении нескольких месяцев занимались «подставами» на дорогах, или, говоря официальным языком, имитировали дорожно-транспортные происшествия, после чего предъявляли материальные претензии к автовладельцам, которые якобы оказывались виновниками инцидента. Одним из наиболее активных действующих лиц этой группы как раз и был задержанный операми 32-летний Михаил Итяксов, портрет которого в тот момент демонстрировался по телевидению. От имени областного УВД в передаче предлагалось срочно обратиться в милицию всем гражданам, которые в последнее время пострадали от мошеннических действия указанного преступника и его подручных. Просмотрев сюжет, Морозов сразу же обратился по указанному адресу и подал заявление с подробным описанием всего произошедшего в тот злосчастный июньский день.

Как выяснилось, примерно в начале июня 2004 года в Самару «на промысел» прибыла довольно большая организованная группа профессиональных автоподставщиков, которую возглавлял житель Калининграда 33-летний Артур Джалодянц. В течение двух последующих месяцев мошенники успешно «молотили» ничего не подозревающих самарских автовладельцев, собирая на своих подставах немалые бабки, пока у них не случился «прокол». Очередной выбранной жертвой преступников на их беду оказался руководитель одной из коммерческих фирм, имевший огромный опыт в деле торговли автомобилями и их ремонта. При «наезде» на него подставщики потерпели откровенную неудачу и позорно ретировались с места происшествия, но поскольку коммерсант сразу же обратился в облУВД с заявлением об этом инциденте, то уже вскоре преступники были «вычислены», и несколько участников группы оказалось за решеткой, в том числе упоминавшиеся выше Джалодянц и Итяксов. Кроме них, к уголовной ответственности по этому делу были привлечены также нигде не работающие жители Москвы 42-летний Андрей Варшавец, 23-летний Антон Олейников и 26-летний Николай Кузьмин. Впрочем, еще около десятка их подручных после первых же арестов скрылись из нашего города и до сих пор разыскиваются милицией.

В ходе следствия удалось установить, что, кроме упомянутой выше черной «Ауди А8», эти автомошенники для своих подставок использовали еще по крайней мере несколько иномарок, в том числе «Ауди А6», джип «Гран Чероки», «Тойота Лексус» и некоторые другие. На каждой из этих машин промышляла отдельная группа, а общую координацию их действий осуществлял Джалодянц. Для «вымолачивания» денег мошенники использовали несколько хорошо отработанных приемов, один из которых как раз и был применен в отношении уже упоминавшегося выше Морозова. На иномарке преступников разные повреждения готовились заранее, а в удобный момент один из членов группы быстро и незаметно наносил царапины и вмятины на тачку заранее выбранной жертвы. После этого бандитам лишь оставалось догнать «чайника» и предъявить ему счет за якобы причиненный ущерб, причем они всегда называли ему цифры, во много раз превосходящие стоимость реального ремонта. Расчет здесь делался лишь исключительно на неожиданность и нахрапистость «предъявщика». А в случае, если автовладелец вдруг начинал говорить о страховке, то главарь группы сразу же набирал номер на своем мобильнике. При этом он, конечно же, звонил не в страховую фирму, а своему сообщнику, который от имени компании сообщал жертве, что данное происшествие не является страховым случаем, и советовал уладить дело в частном порядке. Как мы знаем, в инциденте с участием Морозова эта «комбинация» оказалась для мошенников очень удачной.

Не менее часто преступники использовали и другой прием, который на их жаргоне называется «сгон». При этом один из участников группы («сгонщик») на своей иномарке занимал место перед заранее выбранной жертвой и резко снижал скорость, вынуждая ее владельца идти на обгон. А в момент обгона под жертву подставлялся второй автомобиль преступников, которым всегда оказывалась дорогая иномарка. Благодаря виртуозности ее водителя повреждения обычно оказывались незначительными, однако преступники, пользуясь шоковым состоянием «чайника», тут же начинали вымогать с него кругленькую сумму за ремонт – обычно не менее 2-3 тысяч «зеленых». Как правило, в 60-70 процентах случаев такие «подставные» ДТП заканчивались выплатой этих денег вымогателям, поскольку их жертвы сами ощущали свою вину в происшествии и спешили уладить дело миром. При этом в ряде случаев лжевиновники аварий оказывались вынужденными даже продавать свои кровно заработанные тачки – иначе они попросту не могли собрать требуемую мошенниками сумму.

Только по данному уголовному делу проходило 24 самарских автовладельца, которые в течение лета попались на описанных выше дорожных подставках, устроенных членами группы Джалодянца, после чего по собственной воле выплатили преступникам от 30 до 70 тысяч рублей каждый. Потом в ходе следствия и суда почти все они искренне удивлялись тому, как ловко мошенники сумели их психологически обработать. Ведь человек просто считал за счастье, что ему удавалось так быстро и недорого уладить этот неприятный инцидент, и лишь через два-три месяца он начинал понимать, что на самом деле его крупно облапошили.

В ходе судебного заседания все участники преступной группы отказались от своих прежних показаний, данных ими в период следствия, в которых они подробно рассказывали о дорожных подставках и об используемых при этом методах. При этом Джалодянц и его подручные заявили, что дать такие показания под угрозой насилия их вынудили работники милиции, а на самом деле, мол, никаких преступлений они не совершали и потому виновными себя не считают. Однако никто из подсудимых так и не смог объяснить тот факт, почему в ходе следствия их уверенно опознали 24 потерпевших и не меньшее число свидетелей. Не сумел Джалодянц вразумительно истолковать и происхождение имевшегося у него автомобиля «Лексус», который был изъят в процессе дознания и затем решением суда обращен в возмещение ущерба потерпевшим. Материальные иски к подсудимым суд удовлетворил в полной мере, однако этих выплат незадачливым автовладельцам наверняка придется ждать очень долго.

Федеральный судья Самарского областного суда Галина Балыкина за совершение серии мошенничеств в особо крупном размере и в составе организованной группы приговорила Артура Джалодянца и Михаила Итяксова к 11 годам лишения свободы каждого, Андрея Варшавца и Антона Олейникова - к 8 годам каждого, а Николая Кузьмина – к 7,5 годам лишения свободы, всех – в колонии общего режима.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара